Преподобномученик Павел родился 24 июня 1879 года в деревне Зуево Зубцовского уезда Тверской губернии в семье крестьян Федора и Марии Козловых и в крещении был наречен Петром. Петр с детства мечтал стать монахом, и 15 января 1906 года поступил послушником в Валаамский монастырь. 14 декабря 1908 года он был перемещен в Кременецкий Вознесенский монастырь в качестве келейника игумена Аполлинария и 18 августа 1910 года был зачислен в число послушников этого монастыря. 28 февраля 1911 года послушник Петр был пострижен в монашество с именем Павел и 30 октября того же года был рукоположен во иеродиакона. 24 октября 1913 года иеродиакон Павел перешел в Валаамский монастырь, а 31 декабря 1916 года он был зачислен в число братии Нило-Столобенской пустыни Тверской губернии. 9 мая 1917 года иеродиакон Павел был рукоположен во иеромонаха[1].

В середине двадцатых годов власти закрыли Нило-Столобенскую пустынь, и иеромонах Павел стал служить в приходском храме. В 1930 году, воспользовавшись тем, что он не смог вовремя уплатить налоги, власти приговорили его к пяти годам ссылки, которую отец Павел был отправлен отбывать в город Енисейск. Наученный в монастыре всякому делу, он зарабатывал на жизнь починкой сапог, пилкой и колкой дров. Чувствуя, что слабеет здоровьем, он подал властям заявление о сокращении срока ссылки по состоянию здоровья и по прошествии четырех лет получил разрешение вернуться на родину.

В 1935 году архиепископ Тверской Фаддей (Успенский) направил его служить в храм села Борки Зубцовского района; здесь отец Павел прослужил до 19 февраля 1938 года, когда был арестован и заключен в тюрьму города Зубцова.

В день ареста следователь допросил иеромонаха Павла и секретаря сельсовета.

Последний показал, что священник рассказывал ему, каковы были условия заключения, что в лагере процветает воровство и что кормят заключенных очистками от картофеля. В 1937 году при уплате налогов за церковь священник будто бы говорил, что большевики берут налоги и с колхозников, и с церкви, хотя говорят, что Церковь отделена от государства. Говорят одно, а делают другое. Говорил, что раньше крестьяне работали на барина, а сейчас хуже чем барщина: колхознику не дают отдохнуть, он работает целый день, а получать ничего не получает. На допросе следователь спросил иеромонаха Павла:

– Следствию известно, что вы систематически занимались контрреволюционной антисоветской агитацией среди населения, направленной на подрыв экономической мощи колхозов и советской власти. Говорили, что жить теперь тяжело, все большевики забрали, налогами задавили и так далее. Признаете себя в этом виновным?

– Я виновным себя в этом не признаю, так как антисоветской агитацией не занимался и данных слов никому не говорил.

– Следствию известно, что летом 1937 года вы говорили, что вот, при советской власти ничего не стало. Что вы можете на это сказать?

– Я данных слов не говорил и виновным себя в этом не признаю.

– Следствию известно, что в декабре 1937 года, во время выборов в Верховный Совет СССР, вы говорили: «А что нам выбирать, мы их не знаем...»

– Действительно, я был на предвыборном собрании и говорил, что не знаю, за кого голосовать, так как газет я не читал, а больше ничего я не говорил.

– Следствию известно, что во время подписки на заем укрепления обороны страны вы говорили, что, сколько ни подписывайся, у большевиков ничего не будет.

– Я таких слов не говорил.

На этом допрос был закончен, закончено и само следствие. 26 февраля тройка НКВД приговорила иеромонаха Павла к расстрелу. Он был расстрелян через день – 28 февраля 1938 года и погребен в безвестной общей могиле. Дата памяти 15.02 (28.02).

Игумен Дамаскин (Орловский)
«Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Февраль». Тверь. 2005. С. 310-312
Примечания
[1] ГАТО. Ф. 876, оп. 1, д. 1169, л. 16 об-17.

Источник: http://www.fond.ru/