К 20-летию обретения мощей святителя Николая (Могилевского)

Для каждого из нас познакомиться со священноисповедником Николаем (Могилевским) – точно получить сокровище. Сегодня, в день 20-летия обретения его святых мощей, об этом архипастыре Божием рассказывает секретарь Комиссии по канонизации святых Казахстанского митрополичьего округа, клирик Вознесенского кафедрального собора Алма-Аты иеромонах Иаков (Воронцов).

Господь слышит тех, кто других слышит, или евангельская наука в действии

345881.bВладыка Николай (Могилевский)С детства я помню, как среди многих других алмаатинцев мы приходили на центральное городское кладбище, под сень над двумя могилами, молились нашим казахстанским святителям – митрополиту Николаю (Могилевскому) и митрополиту Иосифу (Чернову), – и всегда была такая радость – пасхальная, чудесная. Особенно когда так соборно служилась панихида, и весь народ, как то и любил владыка Николай, пел.

– Пойте, други мои, пойте! Пойте всегда, умеете или не умеете. Прислушивайтесь, у каждого человека есть слух, только он не разработан. Ведь не глухие же вы, разговор же слышите, так и пение будете слышать, если станете постоянно петь и прислушиваться к пению. Если сначала плохо получается, пойте тихо, но пойте, – наставлял владыка и объяснял: – Пока вы поете – вы и молитесь внимательнее. Вот, обратите внимание, как трудно поначалу удержать в уме молитву. А когда молитву поете, она всегда с вами. Перестали петь – сразу мысли заполнили ум, и он пошел гулять по белу свету. Да и как можно не петь, когда душа поет во время богослужения![1]

Священноисповедник Николай ныне уже прославлен – Церковью засвидетельствовано, что Господь являл в этот мир Себя через служителя Своего. Оттого-то и радость такая еще до прославления была во время панихид, даже на кладбище, точно в храме…

Сам владыка Николай хотел, чтобы его похоронили на территории Никольского кафедрального собора в Алма-Ате. Безбожники в свое время надругались над этой святыней, там при советской власти чего только не было: и музей атеистический, и заведения всякие, а потом даже коней загоняли в храм, – уж не знали, как поглумиться. Росписи, внутреннее убранство – всё это было уничтожено. Владыка Николай восстанавливал храм в честь своего небесного покровителя, чье имя он носил в монашестве, с большой любовью, многие годы служил в нем. А когда был уже тяжко болен, подал прошение на погребение его здесь, но уполномоченный по делам религии в Казахстане отказал.

345879.aАрхиепископ Николай в Джамбуле. Крайний справа — сидит отец Савва Котляров (папа будущего Санкт-Петербургского архиерея), в центре стоит мать владыки Гликерия Ефимовна, а справа подросток — это Володя Котляров, будущий митрополит

Власти выделили место на обычном кладбище и обещали владыке, что потом, после, дадут-де разрешение на постройку часовни над захоронением (свое обещание они не сдержали). Только уже много лет спустя была установлена сень. А ровно 20 лет назад, в этот же день – 8 сентября, желание владыки Николая было исполнено – Сам Господь благоволил, чтобы его честные мощи были обретены и перенесены в Никольский собор, где сегодня в украшенной раке он и почивает.

Алмаатинцы, гости города – а поклониться нашему святому архипастырю приезжает множество паломников, в том числе и издалека, – посещают прежде всего два места, связанные с памятью священноисповедника: Никольский собор, где он служил и почивает сейчас мощами, и могилку на кладбище.

Святитель и сейчас – как при жизни: всех слышит. Святость владыки Николая не только в его исповедничестве, это еще и великий молитвенник наших дней. Удивительный дар молитвы дан ему от Бога за всё, что он так кротко, во образ Господа, претерпел, за то, как он твердо следовал узким путем заповедей евангельских и вел за собой духовенство и паству.

Многие и сейчас рассказывают, какое утешение в скорбях получают у раки его мощей, как быстро приходит ответ.

Пришел на место расстрелянного предшественника

При том, что владыка Николай имел очень кроткий характер, он понес огромные апостольские труды на казахстанской земле. Его имя – в ряду с именем архиепископа Софонии (Сокольского), первого здешнего архиерея, который прибыл сюда во второй половине XIX века, когда епархии здесь еще и не существовало: было, конечно, немного приходов, но все-таки владыка практически с нуля, как миссионер, поднимал епархию.

Так же как в свое время святитель Софония учил здесь пению поставляемых им священнослужителей, певчих – выбирая и тех и других из собираемых прихожан, – так и владыка Николай, выросший в священнической семье, где особо чтились традиции церковного пения, а потом как учитель приходской школы, еще у себя, на родной ему Украине, занимался пением с детьми, молодежью, тем самым отвлекая их от пагубных увлечений и распутства, и здесь, в Казахстане, тоже разучивал с народом тогда мало кому известные кондаки, тропари праздников, другие церковные песнопения, объяснял их литургический смысл, много беседовал с людьми, как-то ненавязчиво тем самым катехизируя.

Время-то тогда было оголтелое, безбожники ставили себе целью нравственно разложить народ. Непосредственного предшественника владыки Николая по кафедре – священномученика Тихона (Шарапова), не дав ему прослужить и полгода, расстреляли на расстрельном полигоне Жаналык в 1937-м году. Вот на какое место был назначен владыка Николай.

Как таковой Казахстанской епархии тогда уже вновь не существовало, храмы не действовали. Наверняка, конечно, и верующие молились, и духовенство тайно по домам совершало литургии, Крещения, Венчания, отпевания… Но всё это было катакомбно. И как это всё при тех временах легализовать?..

Как Бог, действуя через Своих подлинных учеников, спасает многих

Здоровье владыки Николая было подорвано тюрьмами, ссылками, голодом-холодом, жизнью без крова, на подаяние. Как-то он уже даже в обморок от истощения упал. Так бы и умер, если бы его не подобрал татарин. Это происходило в Челкаре – казахстанском городке, куда владыку отправили после очередного ареста, – просто вытолкнули ночью из поезда в нижнем белье и рваном ватнике. Местные старушки сжалились, кто что принес: латаные валенки, шапку, старые штаны. Одна – в сарае с коровой и свиньей приютила. О том, что он епископ, владыка никому ни слова не сказал... Помните, ведь и будущий вселенский святитель Николай Чудотворец тоже одно время жил буквально на улице, никому не открывая, кто он.

Да вот и тут Господь Сам уже вмешался, в данном случае повелев иноверцу-мусульманину выходить этого лежащего посреди улицы без чувств человека.

В замечательной книге-жизнеописании владыки Николая, на которую мы уже ссылались, приводится такой диалог, когда этот татарин приехал в больницу, куда он ранее без сознания отвез архиерея, а теперь вернулся, чтобы забрать его:

– Почему вы решили принять участие в моей жизни и так милостиво отнеслись ко мне? Ведь вы меня совсем не знаете, – спросил владыка.

– Надо помогать друг другу, Бог сказал, что мне надо помогать тебе, надо спасать твою жизнь.

– Как сказал вам Бог?

– Не знаю как, когда я ехал по своим делам, Бог сказал мне: «Возьми этого старика, его нужно спасти»…

Так татарин и забрал его к себе. Выхлопотал, чтобы к нему его духовную дочь Веру Афанасьевну Фомушкину перевели, отбывавшую тоже, правда, в другом месте, срок в ссылке за то, что она, кстати, и ранее заключенному владыке Николаю даже кагор и просфоры в заточение для совершения литургий передавала. Она уж и не стала скрывать от челкарцев, кто у них побирался всё это время.

Кстати, владыку Николая вытолкнули на заснеженный полустанок городишки Челкар буквально через несколько дней после того, как там в 1942-м году в татарской семье, у женщины в крайней степени истощения из-за голода, поскольку всё тогда отдавали на фронт, у Нагимы Хасановны, родился мальчик, которого при рождении назовут Шамиль. Потом, в Крещении, он получит имя Афанасий, станет православным священником. А после и примет монашество в московском Сретенском монастыре с именем Иов. Ныне это архимандрит Иов (Гумеров). Двое его сыновей тоже стали священниками, дочь выбрала служение милосердия.

«Может быть, и моя сердобольная мама подавала ему милостыню, – пишет отец Иов о Высокопреосвященнейшем земляке[2], – а он молитвенно желал ей и ее семье спасения. …убежден: присутствие в городке святого угодника Божия, регулярное совершение им Божественной литургии, совместное моление других благочестивых православных людей благодатно действовало не только на молившихся, но и на всех, кто жил в этом маленьком городке. Известно, что праведники хранят град. Потому, размышляя с благодарностью к Богу о своем пути в Православие, считаю святителя Николая (Могилевского) одним из своих благодетелей. Возможно, уже тогда Божественная благодать коснулась моего младенческого сердца».

Владыка Николай сразу же, оказавшись под кровом, стал действительно служить, крестить, исповедовать, причащать на дому. Тогда как раз война шла, люди о родных не знали, вернутся ли они живыми, похоронки получали, – скольких тогда владыка утешал. Без конца к нему народ шел со своим горем.

А он всегда и везде был в служении, – даже, когда еще скрывал свой сан, даже в больнице, когда чуть-чуть окреп, стал уже подниматься: кому судно принесет, другому воды подаст, третьему постель поправит, – и так вокруг него всегда тихо, радостно, тепло было. Так его и там еще все «добрый дедушка» прозвали, не понимая толком, кто перед ними… В чем-то в житии и образе священноисповедника Николая (Могилевского) много пересечений со святителем Николой, которому наш архипастырь тезоименит.

Опыт святителей, что Мирликийского чудотворца Николая, что нашего Алма-Атинского священноисповедника Николая, свидетельствует, что если человек принимает от Бога свой крест и достойно несет его, то и Господь его не оставляет. Может быть, кому-то этот на все времена универсальный урок пригодится и в наш многомятежный век.

И владыка в «Бессмертном полку»

А потом владыку Николая архиереем именно на нашу 8 лет пустовавшую или, как говорят, вдовствующую Казахстанскую кафедру назначили. Это было уже в 1945-м году. А до этого он со всем народом крест тягот и скорби пронес. Он еще до своего архиерейства в доме у женщины, потерявшей на войне всех своих родных, молельную комнату устроил, там и исповедовал, беседовал, утешал.

Так что, когда в этом юбилейном 75-м году Победы мы готовили фотовыставку портретов, кто из священнослужителей и верующих в войну особо постарался, мы, конечно, включили и нашего владыку-священноисповедника Николая. Он, кстати, проскомидию совершал, когда пришло известие:

– Война началась.

345880.aВ центре – архиепископ Николай

Так он вышел и сразу народу так и сказал:

– Не в силе Бог, а в правде, – повторил слова святого благоверного князя Александра Невского, 800-летие со дня рождения которого мы также отмечаем в этом году.

Так с самого начала веру в победу архипастырь своей пастве и внушал. Владыка Николай всю свою жизнь так и возился с людьми. Был доступен для всех. Так что, когда его на большую Казахстанскую кафедру уже официально назначили, он даже заробел. Сохранилась такая запись в его дневнике:

«Указом Патриарха я назначен в Алма-Ату с титулом ‟Алма-Атинский и Казахстанский” – в город зелени, фруктов, красивый город – столицу всего Казахстана.

Слово ‟столица” смущало мой немощный дух, я просился в маленький городок родной матушки-России, но Господу, видится, угодно увеличить тяжесть архиерейского омофора. Буди тако, яко изволися!»

У него даже аксакалы за сыновей-наркоманов помолиться сейчас просят

И вот этот старец, который столько уже всего пережил, неутомимо ездил по огромной Казахстанской епархии, в самые отдаленные ее районы, уголки, всюду безотказно общался со всеми, сам, лично каждого из всей своей паствы постоянно благословлял. А на его службы со временем уже тысячами народ стекаться стал, – в храмах, разумеется, все не помещались, люди молились на улице. Потом и провожать владыку в последний путь около 40 тысяч съедется.

К владыке Николаю и иноверцы шли за благословением, за советом, с просьбой о молитве. И он, разумеется, всех с любовью принимал. У него и сейчас у раки постоянно мусульман видишь. В Казахстане много с наркотой всякого рода соблазнов – в горах мак, конопля растут, – так вот, аксакалы и приходят, как к последней надежде, за сыновей своих просить пред Богом ходатайства.

345883.bМитрополит Николай с архимандритом Исаакием (Виноградовым)При владыке Николае епархия точно из ничего воскресла. Я помню слова архимандрита Исаакия (Виноградова), это сподвижник митрополита Николая, его ближайший духовный сын, преемник, – в надгробной речи он сказал:

– По чистоте души своей он был подобен прекрасной жемчужине.

Владыка Николай действительно для всех, кто так или иначе узнает о нем, даже через публикации, – драгоценность.

При жизни к нему уже относились как к живому святому. Это воплощенная кротость и любовь. Нам иногда сложно напрямую воспринять и применить в своей жизни Евангелие, – а через опыт святых нам эта наука и открывается.

Владыка был и остается миротворцем (Мф. 5, 9). Время тогда было такое, – хотя когда оно простым бывает? – народ настрадался столько, многие ожесточены были. Кто-то, конечно, тюрьмы да ссылки, как владыка Николай, проходя, только укреплялся духом, но не у всех есть столько внутренних сил, люди ломались. Много было озлобленности, подозрения. Надо было как-то всё улаживать, ко всем подход находить, врачевать души.

Казахстанская епархия в свое время полностью уклонилась в обновленчество, – многие священники, кто и возвращался в Церковь, были из раскольников. Даже секретарь у владыки – протоиерей Анатолий Синицын – ранее в обновленчестве женатым архиепископом значился, потом его приняли обратно в Православие просто как мирянина, после уже рукоположили, – но до конца жизни он так и оставался чрезвычайно сложным человеком. Сколько с ним владыка Николай намучился. Терпел. Не отталкивал.

Владыка вообще всегда радовался, когда ему человека примирить с Богом или людей между собою удавалось. Пока все находились под молитвенным покровом святого архипастыря, в его присутствии всё как-то сглаживалось, а после его смерти опять, по немощи человеческой, многое обострилось...

345882.aВладыка Николай с духовенством и паствой в Алма-Ате весной 1955 года, предположительно, на праздник Пятидесятницы

Отводящие угрозу, или дело не в высших образованиях и знаниях новомодных научных теорий

345884.bПамять о владыке Николае жива, его народ очень любит, почитает. Практически в каждом храме на земле Казахстана есть его икона, и часто с частицей мощей, хотя люди и в Алма-Ату поклониться специально его мощам выбираются. На дни памяти владыки все, как и при его жизни, в храм не вмещаются, – до 15 тысяч молящихся бывает. О владыке Николае и книги изданы, и фильм снят, и медаль, и орден его имени есть.

Приведем стихотворение архимандрита Исаакия (Виноградова), литературно, может быть, оно и не выверено, но выражает ту любовь, – да простую, неискусную, но какую-то по-детски доверительную, что казахстанцы испытывают к двум своим святителям – к митрополиту Николаю (Могилевскому) и митрополиту Иосифу (Чернову), последний еще не прославлен. Именно своей любовью, такой же принимающей и не надмевающейся, и архипастыри к своей пастве относились. Дело ведь вовсе не в высокоумии и высших образованиях… Не в знании новомодных научных теорий. Что наука?..

У нас даже считается, что по их молитвенному заступничеству в нашем сейсмически опасном регионе с тех пор, как эти два святителя прибыли на эту землю, освятили ее своими молитвенными подвигами, христианскими трудами, верой в Господа Распятого, ни одного разрушительного землетрясения или селя не стряслось, хотя ранее это была реальная угроза.

О княжении не от мира сего

Для меня самого митрополит Николай с детства был большим духовным авторитетом, хотя тогда он еще и не был канонизирован. Мое первое церковное послушание было связано с его памятью – мне поручили следить за подсвечником у Козельщанской иконы Божией Матери. А мой друг Роман ухаживал за свечами перед иконой святителя Николая Мирликийского. Это два больших образа слева и справа от царских врат в Никольском кафедральном соборе Алма-Аты. Оба в итоге мы стали иеромонахами. А Роман в монашестве еще и имя Николай носит – его постригли в честь как раз священноисповедника Николая (Могилевского).

Недавно мне рассказала одна из старейших прихожанок Никольского собора – Татьяна Александровна Клочкова, как Козельщанская икона Пресвятой Богородицы попала в наш собор. История такова: одна семья переехала в Алма-Ату из Пензенской области, и привезла с собой этот образ. Это огромная икона, – она явно была из храма, которые тогда всюду по стране закрывались, люди что-то из убранства церковного разносили по домам, многие, конечно, так старались сберечь святыни. Но когда к этой семье зашла как-то старенькая старушка-соседка и увидела у них этот образ, она им так и сказала, что икона храмовая, а к нам владыку назначили, храм открылся, а икон в церкви нет…

– Отдайте икону в храм!

А те деньги большущие сразу же запросили. Она пришла к владыке, как назвала сумму…

– Да откуда же у меня такие деньги? – ответил он.

Всю оставшуюся жизнь он так и прожил, привыкший к скитаниям, более чем скромно. И ел всего понемногу и самую простую еду. Подрясники сам себе шил из холстины, – преподобным Сергию Радонежскому, Серафиму Саровскому, Нилу Столобенскому, в чьей обители он принял монашество, подражал. «Неудобно как-то, – говорил, – нашим преподобным службу самому разодетому в парчу править. Они-то в простых облачениях служили, а какой святости достигли!» Да и паства-то у владыки Николая – все люди простые, работяги были, кто какую копеечку в храм принесет, и то слава Богу.

Кстати, владыка Николай часто вспоминал своего дедушку, тоже священника, как тот, прослужив на одном месте 60 лет, никогда ни на какое более хлебное место не стремился. Наставлял ради Иисуса, а не хлеба куса служить и отца владыки:

– Сын мой, никогда не гонись за деньгами! Если спросят тебя, сколько нужно за требу, ты скажи: «Копеечку». И никогда ты не будешь знать нужды, народ сам оценит твое бескорыстие и поддержит тебя.

Так и дед владыки поступал, и отец, и сам архипастырь. Как Господь наш – Царь не от мира сего (Ин. 18, 36), и Царство Его Небесное да внутрь нас есть (ср. Лк. 17, 20–21), так и владыка княжил – известно же, что архиереев «князьями Церкви» называют, но княжество это тоже не от мира сего, внутрь есть.

Так этой бабульке-прихожанке, назвавшей ему астрономическую сумму, озвученную соседями, владыка Николай тогда и сказал:

– Давай я буду Богу молиться, а ты каждый день ходи и проси...

В итоге эти люди икону сами, без всяких денег взамен, в храм принесли.

А дело в том, что история Козельщанской иконы связана с Украиной, откуда родом владыка Николай, где он в свое время служил, был инспектором в Полтавской семинарии. Это святыня для него, конечно, была большим утешением на далекой от родины Казахстанской земле.

Как укротить потенциальных революционеров?

Сам владыка происходил из очень благочестивой семьи, у него и дед и отец, как мы уже отметили выше, были священниками, мама глубочайшей веры, бабушка, хотя была даже не особо грамотной, наизусть знала огромное множество житий и рассказывала их по памяти внукам так, что те потрясающе живо представляли себе подвиги святых, их внутреннюю борьбу. То есть это была не просто начетническая эрудиция… Так вот будущему архипастырю с самого малого детства евангельскую чистоту да простоту и привили.

Представляете, вот он в Полтаве в семинарии инспектором был. Это же административная должность, – молодежь таких не любит. А тем более время предреволюционное, все на взводе. Украина вообще всегда была сложный эпицентр. Страсти накалены. Бунты, угрозы, расправы. Однажды, в силу обостренной обстановки, ректорат решил семинаристов на Рождество домой не отпускать. Так будущему владыке Николаю те, разгневанные, записочку подсунули: «Умоешься кровью, если не отпустишь на Рождество!» Он не растерялся, просто пошел в класс с этой запиской и стал вызывать одного за другим:

– Читай вслух…

Один покраснел: не могу, мол, прочесть, неразборчиво написано… Другого вызвал, – то же самое. Третьего… Так и обратил их к покаянию.

А то еще в карты пошла мода «резаться». А у владыки какая-то такая смекалка была, что он мог раскусить хитрости – те на шухере кого-то выставляют: мол, на тему книги, которую якобы читаешь, с проходящим сразу заводи разговор, мы и поймем… А владыка возьми да и зайди к ним через черный ход. Хлопцы в азарте там орут: «у меня пики!!», «а у меня трефы!!!»

– А у меня бубны, – владыка доверительно сообщил.

Те оборачиваются: немая сцена, потом паника явно нарастает… Сейчас взорвется… «Исключат же теперь из семинарии!» Он их не выдавал. Умел как-то при этом к раскаянию расположить. В итоге его полюбили. Но он был все-таки в их же интересах строг.

Владыка, по чистоте своей, обладал с самой молодости этим навыком души преображать, – тянулся к такому священнослужителю-пастырю народ. Так что и к нему эта известная присказка относится: «Если бы все попы были такие, то и революцию не надо было бы устраивать».

Что для пастыря да архипастыря важнее «научных целей»?

А все его архипастырство пришлось уже на годы просто закипания всех тех противоречий, что время от времени прорываются наружу общественного бытия, – и на Украине уже тогда раскол был и движение за автокефалию, и потом, на Тульской кафедре, ему с обновленцами пришлось столкнуться, и на Орловщине, и далее – в Казахстане.

Но он всю жизнь, как воин, на страже Православия стоял! За единство Церкви Христовой, как и все подлинно святые той же Украины. За жизнь в святоотеческом предании!

Характерен отзыв на квалификационную выпускную его работу «Учение аскетов о страстях», написанный епископом Феодором (Поздеевским), тогдашним ректором Московской духовной академии, которую по настоянию всей братии Нило-Столобенской пустыни, постригшей владыку Николая в монашество, он и заканчивал. Владыка ректор там цитирует мнение автора о задаче исследования:

«Мы не задаёмся научными целями <…> задача наша проще и конкретнее, – поучиться в целях назидания у св. отцов-аскетов столь жизненному вопросу».

И далее преосвященный рецензент продолжает:

«Автор остался вполне верен своему заявлению и дал в сочинении действительно назидательное чтение для всякого, кто хотел бы научиться у святых отцев делу борьбы со страстями и содеванию своего спасения».

Владыка Николай так и жил потом всю жизнь – по-евангельски да в духе святых отцов. Не высокомудрствовал да других вразумлял:

«Вне Церкви нет спасения. Вне Церкви нет и истины, только в Церкви Господь Своей благодатью кающихся спасает».

 

Иеромонах Иаков (Воронцов)
Подготовила Ольга Орлова

8 сентября 2020 г.

Фотографии из архива Комиссии по канонизации святых Казахстанского Митрополичьего округа и личного архива иеромонаха Иакова (Воронцова)

[1] Здесь и далее: слова владыки Николая, как и его дедушки-священника, приводятся по книге: Королева Вера. Святитель Алма-Атинский Николай (Могилевский). М., Паломник, 2000 // https://azbyka.ru/otechnik/Nikolaj_Mogilevskij/zhizneopisanie-mitropolita-alma-atinskogo-i-kazahstanskogo-nikolaja-mogilevskogo-ispovednika/

[2] Иов (Гумеров), архим. «Тихие воды последней пристани».

Православие.Ru