HODV4512

4 февраля 2020 года в Московском Иоанно-Предтеченском ставропигиальном женском монастыре была проведена научно-практическая конференция «Старица Московского Ивановского монастыря Досифея». Конференция посвящена 210-летию со дня преставления известной подвижницы рубежа XVІІІ – начала XІX в. инокине Досифее.

Перед началом конференции в монастырском соборе отслужили панихиду по старице Досифее.

Открывая конференцию, к участникам и гостям мероприятия обратилась с приветственным словом настоятельница Иоанно-Предтеченской обители игумения Елисавета (Никишкина).

Затем казначея монастыря монахиня Анувия (Виноградова) рассказала об истории изучения жития и наследия старицы Досифеи. По словам м. Анувии, в 2010 г., когда была проведена первая подобная конференция, насельницы обители и другие почитатели памяти инокини Досифеи располагали лишь немногими свидетельствами о ее жизни и наставлениях, и все они были почерпнуты из дореволюционных публикаций. Не в последнюю очередь именно благодаря скудости сведений о житии подвижницы подаваемые в Комиссию по канонизации святых материалы не получали положительного заключения: напротив, следовал отказ, сопровождаемый соответствующими замечаниями, в частности, относительно того, что до сих пор не было проведено научное исследование. Наконец, в 2018 г. в монастыре была создана рабочая группа, призванная провести таковое исследование и подготовить все необходимые для канонизации документы. Группу возглавила монахиня Тавифа (Исаева). В результате работы, особенно плодотворно проходившей начиная с лета 2019 г., были найдены многочисленные документы, подтвердившие, что старица Досифея — несомненно, историческое лицо, к тому же высоко почитаемое современниками. Все это позволило создать новую редакцию Жития старицы и подготовить совершенно новый, уникальный комплект документов для последующей подачи в Комиссию по канонизации. Именно находкам 2018–2019 гг. по большей части были посвящены последующие доклады конференции.

Первым был заслушан доклад монахини Феониллы (Харченко) «Житие монахини Досифеи по публикациям XІX–XX вв.» М. Феонилла представила подробный обзор дореволюционных публикаций, а также изданных на протяжении XX в. книг, в той или иной мере затрагивающих историю старицы Досифеи. Было подчеркнуто, что в дальнейшем нашли подтверждение указания исследователей XІX в. на то, что в монастырь монахиня Досифея поступила в 1785 г., а скончалась в 1810 г. Особое внимание м. Феонилла уделила жизнеописаниям старицы, составленным знаменитыми агиографами конца XІX–XX в.: Е. Поселянином (Е.Н. Погожевым) и монахиней Таисией (Карцовой). Кроме того, была рассмотрена и современная редакция жизнеописания, созданная иеромонахом (ныне архимандритом) Иовом (Гумеровым), насельником Сретенской обители. М. Феонилла также поделилась важными сведениями о своих беседах с архиепископом Алексием (Фроловым), в которых речь шла о почитании и прославлении старицы Досифеи. Вл. Алексий тогда отметил, что на случай грядущего прославления гробницы инокини Досифеи и Великого Князя Сергея Александровича не были зацементированы. М. Феонилла упомянула также о почитании старицы такими современными подвижниками, как о. Николай Гурьянов, о. Иероним из Алатыря и о. Илий (Ноздрин).

Второе сообщение, прозвучавшее в рамках конференции, представил кандидат исторических наук Дмитрий Григорьевич Давиденко: «Подготовка новой редакции жития старицы Досифеи по архивным источникам». Д.Г. Давиденко подробно рассказал о находках, большая часть которых пришлась на вторую половину 2019 г. Участники рабочей группы под руководством м. Тавифы (Исаевой) искали материалы, так или иначе упоминающие инокиню Досифею, в самых разных архивах России. В результате были обнаружены как важнейшие и наиболее полные списки единственного известного на сегодня письма старицы Досифеи Ионе и Тимофею Путиловым (будущим игумену Саровской пустыни Исаии и игумену Оптиной пустыни прп. Моисею), так и письма братьев Путиловых и других лиц, содержащие упоминания Ивановской инокини. Документы позволили восстановить картину последних месяцев жизни старицы, событий, связанных с ее погребением. Любопытно, что монахиня Досифея скончалась 4 февраля, а 5 февраля уже вся православная Москва знала о случившемся: столь велико было почитание покойной подвижницы! Документы позволили уточнить дату кончины старицы, установить ее отчество (Матвеевна). В результате участники рабочей группы смогли составить историческую справку — своего рода документальное повествование о старице Досифее, а также новую литературную редакцию ее жития.

С третьим докладом конференции — «Архивные материалы из фондов Оптиной пустыни о монахине Досифее» — выступила доктор филологических наук, профессор Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова Варвара Викторовна Каширина — лучший знаток архивов Оптиной пустыни. Именно оптинские материалы составили основу комплекса документов, собранных рабочей группой в 2018–2019 гг. В.В. Каширина рассказала о ранних (1882 г.) публикациях свидетельств о знакомстве прп. Моисея (Путилова) со старицей Досифеей. Исследование фондов Оптиной пустыни на предмет обретения сведений об инокине Досифее началось летом 2019 г. Личный фонд прп. Моисея Оптинского в этом отношении оказался наиболее интересен, поскольку имеет важную особенность: прп. Моисей хранил практически все письма за весь период своей жизни, начиная с юных лет, продолжая 10-летним периодом подвижничества в разных местах — Свенском монастыре, Рославльских лесах, Белобережской пустыни, — и заканчивая пребыванием в Оптиной пустыни (с 1821 г. и вплоть до блаженной кончины старца, последовавшей в 1862 г.). Помимо списков письма старицы Досифеи, было обнаружено немало писем как самого прп. Моисея, так и его братьев и других лиц, в каковых письмах содержались важные упоминания старицы Досифеи, в частности, свидетельство о том, что инокиня уже фактически на смертном одре ожидала к себе Тимофея Путилова (будущего игумена Моисея) и посылала ему предупреждение держаться подальше от Москвы, которая есть «Содом и Гоморра», а лучше оставаться «в обетованной земле». 

Другим важным источником, исследованным В.В. Кашириной, стали Синодики Оптиной пустыни. В письме М.А. Мазуриной, строительнице Ивановской обители и благотворительнице Оптиной пустни, прп. Моисей упоминал об «общебратственном поминании» старицы Досифеи. Действительно, в Синодиках обители в самой начальной части, наряду с игуменом и родственниками о. Моисея поминается «монахиня Досифея». В.В. Каширина упомянула также о материалах, связанных с М.А. Мазуриной, которые в дальнейшем могут оказаться весьма ценными для восстановления истории Ивановской обители в XІX в. Речь идет не только о черновиках писем прп. Моисея, но и о комплексе писем М.А. Мазуриной прп. Антонию (Путилову). Возможно, изучение этих писем позволит проследить духовную традицию, воспринятую упомянутыми лицами от старицы Досифеи.

В.В. Каширина обратила внимание собравшихся на то, что необходимо исследовать и круг чтения тех лиц, что были связаны с монахиней Досифеей. Немаловажно, что прп. Антоний отправил Мазуриной новоизданное Житие прп. Паисия Величковского. Иными словами, невидимые нити связывают подвижников конца XVІІІ – начала XІX в. На этом пути возможны многочисленные новые находки.

Четвертый доклад конференции был вновь представлен Д.Г. Давиденко: «Почитание старицы Досифеи в XІX – начале XX в. и церковно-археологические памятники Московского Новоспасского монастыря». В своем докладе Д.Г. Давиденко подробно рассмотрел все доступные на сегодня свидетельства о погребении и гробнице старицы Досифеи. Как известно, старица, глубоко почитавшая подвижников Новоспасской обители старцев Александра и Филарета (в схиме Феодора, Пуляшкина), пожелала быть погребенной именно в этом монастыре. Книга погребенных с 1807 по 1812 г. содержит упоминание о погребении инокини Досифеи 6 февраля 1810 г., что является важнейшим свидетельством, поскольку запись осуществлена непосредственно 6 февраля 1810 г. и не носит следов последующего почитания и т.п., будучи свидетельством совершенно беспристрастным. В записи сообщается, что погребена старица Досифея была близ колокольни в простой могиле. Стоимость захоронения составила 66 рублей. А в 1908 г. над захоронением инокини Досифеи была возведена часовня (в то же время появился и крест, посвященный убиенному Великому Князю Сергею Александровичу). Впрочем, документов об этом строительстве пока не найдено: лишь упоминание в книге, сопровождаемое фотографией часовни, позволяет нам говорить о годе создания памятника. Любопытно утверждение составителя этого издания, что в часовне была икона святой покровительницы старицы — мученицы Досифеи. В святцах такой святой не обнаружено, да и сама инокиня скорее всего была названа в честь прп. Досифея, что совершенно нормально для монашеской традиции. Д.Г. Давиденко также проанализировал воспоминания конца XX в. о будто бы произошедшем в 20-е – 30-е гг. перемещении часовни и пришел к выводу, в том числе на основе сличения фотографии начала XX в. и снимков конца того же столетия, что подобного перемещения, скорее всего, не было.

Пятый доклад конференции был прочитан кандидатом исторических наук, старшим научным сотрудником Института всеобщей истории РАН Олегом Алексеевичем Родионовым. Тема доклада: «Круг общения монахини Досифеи и духовная традиция прп. Паисия (Величковского)». В своем сообщении О.А. Родионов рассмотрел связи состоявших в общении со старицей Досифеей лиц с учениками св. Паисия Нямецкого, а затем обратился к проблеме определения «традиции прп. Паисия», предприняв попытку показать отличие того типа старческого окормления, который культивировался в монастырях, находившихся под руководством Молдавского старца (Драгомирна, Секу, Нямц), от «старческих наставлений» монахини Досифеи, каковая, очевидно, не имела возможности пребывать в постоянном контакте с теми, кто время от времени прибегал к ней в поисках совета, наставления, утешения. Была проведена параллель между духовным наставничеством старицы Досифеи и руководством, осуществлявшимся, например, преподобными Варсануфием Великим и Иоанном Пророком в Газе в конце V – начале VІ в. О.А. Родионов также указал на величайшее значение для «традиции прп. Паисия» его переводческой деятельности: традиция св. Паисия — это прежде всего святоотеческие книги, которые в списках распространились по самым отдаленным монастырям России XІX в. и вплоть до начала XX в. составляли излюбленную духовную пищу русского иночества.

Наконец, шестой доклад первого заседания конференции был прочитан кандидатом филологических наук, старшим научным сотрудником Института мировой литературы РАН Мариной Анатольевной Можаровой: «Старец Московского Новоспасского монастыря Филарет (Пуляшкин) и супруги Киреевские». В докладе были представлены краткие сведения о старце Филарете, как известно, высоко почитавшемся старицей Досифеей, а затем рассмотрены взаимоотношения супругов И.В. и Н.П. Киреевских с этим замечательным подвижником. Смиренный старец Филарет, прилежавший книжному труду, был знаком с Натальей Петровной Арбеневой, будущей супругой Ивана Васильевича Киреевского, еще с младенчества, поскольку окормлял ее мать. Иван Васильевич лишь в последние годы жизни старца, после своего окончательного обращения, тесно общался с ним, провел много часов у его смертного одра, когда старец уже мог произносить лишь отдельные слова. М.А. Можанова рассказала об уникальных документах — письмах, свидетельствующих о теснейшей связи супругов Киреевских со старцем Филаретом. Знакомство со святоотеческими книгами, изданию которых впоследствии ревностно послужит И.В. Киреевский уже в союзе с прп. Макарием Оптинским, также состоялось не без посредства старца Филарета: Наталья Петровна переписывала книги, которые ей давал старец, а затем и сам Иван Васильевич смог прикоснуться к драгоценным манускриптам из библиотеки духовного наставника. М.А. Можарова рассказала и о П.В. Киреевском, брате Ивана Васильевича, и о традиции «мирских оптинцев», как бы «параллельной» традиции Оптинских старцев и питающейся от последней, но приносящей подчас богатые духовные плоды. 

Монашество в истории