Митрополит Запорожский и Мелитопольский Лука

Митрополит Запорожский и Мелитопольский Лука в эксклюзивном интервью Аналитическому центру святителя Василия Великого рассказал о служении УПЦ в нынешних условиях, взаимоотношениях с Московской Патриархией. Высокопреосвященнейший владыка поделился своим мнением о том, какие уроки должны извлечь люди Церкви из коронавирусного испытания, а также ответил на другие актуальные вопросы.

Ваше Высокопреосвященство, позвольте поблагодарить Вас за то, что согласились ответить на вопросы. Одним из них является вопрос о современном положении Украинской Православной Церкви. Как известно, в связи с продолжающимися гонениями на каноническую Церковь Вы благословили совершать особую молитву. Возникает ощущение, будто ситуация возвращается ко временам Порошенко, а ожидания, связанные с приходом нового президента, пока не оправдались. Есть ли выход из сложившейся ситуации и какой?

По поводу того, что ситуация в стране возвращается во времена Порошенко могу сказать следующее: на самом деле она и не выходила из этих времен. Поясню. После выборов на должность Президента Украины Владимира Зеленского прекратились захваты храмов. Однако эта пауза произошла только из-за растерянности региональных властей относительно будущего, в частности собственного. Но со временем, увидев, что ситуация по большому счету не изменилась, всё продолжилось, хоть и не в том масштабе, что перед выборами. Говоря медицинским языком: опухоль удалили, а метастазы продолжают развиваться, нанося вред государству. На постоянной основе на церковных ресурсах, в частности на сайте Юридического отдела УПЦ, обновляется информация о храмах, захваченных и находящихся под угрозой захвата, информация о клириках уже пострадавших и тех, кому угрожают – тех, кто терпит гонения и страдания за веру. Поэтому я призвал свою паству к молитве, поскольку уповая на Господа мы можем преодолеть всё.

Как вы можете охарактеризовать политику Зеленского в отношении УПЦ и в отношении других конфессий?

Политика Президента – это равноудаленная политика, о чем он свидетельствует своими действиями. Но, как говорится, страшны «не так пани, як підпанки». В то время как Президент провозглашает одно, на местах во многих случаях происходит совсем другое. Например, если г-н Юраш (директор Департамента по делам религий и национальностей) до сих пор задает тон религиозной политики государства, то о каком равноправии, равноудаленности и проч. может идти речь?

Какие основные изменения произошли в церковно-религиозной жизни Украины со времен пресловутого «томоса»?

Изменения со времени принятия «томоса» есть. Люди начали лучше разбираться в Церковном устройстве, начали понимать, что Церковь – это не просто храмовые постройки, а религиозная община. Ситуация с «томосом» помогла нам определиться внутри себя, показать, кто является верующим членом общины, кто колеблется, кому просто все равно, в какой храм идти. Мы увидели, что среди нас есть и «перевертыши», готовые сменить флаг в любой момент, лишь бы показать свою «преданность» новым веяниям. Слава Богу, что таковых в наших рядах оказалось все же ничтожно мало.

При этом стоит помнить, что можно выдать сколько угодно таких бумажек, по сути являющихся прахом, не имеющим канонического основания. Моя тетя любила говорить, что как бы ни украшали и ни обрабатывали козла благовониями и духами, от него все равно будет нести зловонием. Точно так же турецкий верноподданный надел на раскольников красивое платье, дал бумагу под названием «томос», но зловонный дух никуда от этого не делся. Самое главное то, что мы увидели – основная масса народа Божьего это прекрасно понимает. Прихожане, в большинстве своем, видя, как реакционные силы озлобляются против нашей Матери-Церкви, еще сильнее укрепились в вере и сплотились. «Томос» дал лишь новый толчок к захватам храмов УПЦ и усугубил раскол.

Как бы Вы оценили нынешний уровень взаимодействия УПЦ и РПЦ? Есть ли, на Ваш взгляд, какие-то проблемы или вопросы, требующие совершенствования?

Отношения УПЦ и РПЦ остались прежними. Мы как жили, так и живем – возносим свои молитвы к Богу и боремся с грехами. Украинская Православная Церковь независима в своих решениях и действиях, никакого давления на нее со стороны РПЦ не оказывается. При этом все мы – единое каноническое пространство Православной Церкви, надтерриториальное, объединенное верой во Христа. Наше взаимодействие основывается на самом важном и незыблемом фундаменте – Евхаристическом, молитвенном общении. Ни о каком разъединении или разрушении вопросов нет. Есть только одно – укрепление веры. Мы едины во Христе, и, как говорит Сам Христос: да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, – да уверует мир, что Ты послал Меня (Ин. 17:21).

Однако хотел бы обратить внимание на то, что некоторые из верных чад Украинской Православной Церкви задаются вопросом: почему в Москве есть подворья Белорусской и Молдавской Православных Церквей, но нет подворья УПЦ, хотя до революции там было подворье Киево-Печерской Лавры. Поэтому считаю, что создание в Москве подворья Украинской Православной Церкви способствовало бы процессам народной дипломатии, паломничества, академического обмена и литургического общения между священнослужителями и т. п.

Владыка, не секрет, что в нашей Церкви есть сторонники идеи «канонической автокефалии» УПЦ. Мол, Московская Патриархия сама должна предоставить автокефалию УПЦ, поскольку украинская ситуация приносит слишком много «головной боли» для Москвы. Что Вы думаете по этому поводу?

Среди духовенства Русской, Элладской Православных Церквей я слышал разговоры о предоставлении канонической автокефалии Украинской Православной Церкви. Но это говорят люди, видящие процессы, происходящие в Украине, только со стороны. Я знаю одно – Михаил Антонович Денисенко (так называемый «патриарх Филарет») сделал все, чтобы, какая бы ни была автокефалия в Украине, она не воспринималась народом Божиим. Даже получение сейчас канонической автокефалии для УПЦ будет расцениваться как очередной раскол. Вспомним слова Блаженнейшего митрополита Владимира (Сабодана) о том, что тот статус, который есть сейчас у нашей Церкви полностью нас устраивает и дает возможность приводить людей к Богу. В личной беседе со мной он также сказал, что если и будет когда-то предоставлена УПЦ автокефалия, то это не при нашей жизни, поскольку для этого должно сложиться много разных условий. Вопрос этот постоянно теребят в сознании народа Божьего, теребят рану Церкви, но это делают люди, не разбирающиеся в данном вопросе.

Некоторое время Вы были временным членом Священного Синода Русской Православной Церкви. Что Вам дал этот опыт? Как бы Вы его охарактеризовали?

Будучи Членом Священного Синода, я приобрел полезный опыт: это работа в серьёзном коллективе, узнал методы его работы, ощутил сплоченность. Несмотря на распространенное мнение о том, что “как Патриарх сказал – так и будет”, оно далеко от истины. Каждый член Синода имеет право на мнение, которое обсуждается, поддерживается остальными. Это – слаженная работа команды единомышленников, но, при этом, не имеющая авторитарного управления в плане принятия решений. Каждый высказывает свое мнение, которое в процессе работы обрабатывается, обсуждается и приводится к общему знаменателю. Это для меня опыт командной работы, когда решения принимаются не под давлением авторитета, а через общее делание.

monasterium 2020 06 01 23Митрополит Запорожский и Мелитопольский Лука (справа)

В связи с распространением коронавируса УПЦ претерпела очередную мощную информационную атаку. Какие силы стоят за подобными действиями? Кто в них заинтересован?

За действиями, направленными в сторону УПЦ, стоят те, кому она является «костью в горле», т. е. те, кому противна даже мысль о том, что наша Церковь есть столп и утверждение Истины. Они не в состоянии воспринять свет Истины, который их жжет, поэтому, разумеется, они выступают против. Украинская Православная Церковь, наш Предстоятель – Блаженнейший Онуфрий, митрополит Киевский и всея Украины, епископат, духовенство, миряне четко стоят на той позиции, что Церковь не ведет к какой-либо политической силе, а только ко Христу.

На Ваш взгляд, какие существуют сейчас в Церкви наиболее актуальные богословские проблемы? И какие вызовы, требующие богословского осмысления, стоят или встанут перед Церковью в ближайшее время?

Богословских вызовов и проблем у нас достаточно. В первую очередь мы сталкиваемся с процессами, которые требуют осмысления происходящего в нашем обществе: одни говорят, что нужно быть более консервативными, другие – более либеральными. Это происходит оттого, что у нас нет полного понимания этих процессов. Появились силы, которые под лозунгом об «открытости Церкви» пытаются требовать реорганизации как структуры Церкви, так и ее учения, по типу протестантизма.

Межсоборное Присутствие пытается постепенно выработать общие схемы решения возникающих вопросов, которых предостаточно. Мы все должны осознать то, что главным является сохранение неповрежденности Святоотеческого учения нашей Матери-Церкви, ее целостности. В настоящий момент также пытаются оторвать людей от нее, отвернуть от Бога. Во все времена мир пытался приспособить Церковь под себя. Наша важная задача – помочь человеку прийти к Богу через изменения его в Таинствах Церкви, что даст возможность изменить современное общество потребления.

Серьезной проблемой является современный кризис, связанный с коронавирусом, я бы назвал его кризисом твердости веры. На его фоне возникло множество дискуссий о том, как совершать службы, участвовать в Таинствах и т. п.

Хочу добавить еще одну проблему. Многие слышали термин «атомизация общества», означающий распад связей, социальное разобщение, социальную изоляцию индивидов друг от друга в масштабах целого, снижение доверия между людьми. Как тело человека состоит из клеток, молекул, атомов, так и Церковь можно представить в виде единого организма, также состоящего из епархий, религиозных общин, членов этих общин. Нас пытаются разорвать на атомы, и, более того, если Церковь «вращается» вокруг Христа, то вот эти оторванные друг от друга атомы заставляют вращаться не вокруг Него, но вокруг устанавливаемых идей, не связанных со Спасителем.

Также одной из серьезных проблем является поднимаемая как светскими учеными, так и богословами проблема контроля за человеком, трансгуманизма, создания «сверхчеловека». Эта проблема поднимается не первый год, но обострилась в связи с коронавирусом.

Ваше Высокопреосвященство, хочется спросить Вас как архипастыря и одновременно медика: как Вы оцениваете реакцию поместных Церквей на распространение коронавируса и дискуссию вокруг изменения способа преподания Святых Даров? Что нужно ставить во главу угла в такой ситуации: здоровье людей или неизменность литургической жизни?

Я не имею морального права кого-то оценивать. Каждый принимал решения сообразно своим реалиям. Когда я писал рекомендации для вверенного мне духовенства, то использовал опыт всех Поместных Церквей, который был доступен в средствах массовой информации. Думаю, что вопрос нужно задать так: что Вы ставите во главу угла – Христоцентричность, или антропоцентричность? Конечно же первое! Он пришел и пострадал ради нас, поэтому Его и нужно ставить во главу угла, а Он сделает всё ради нашего спасения. Говорить о том, что Церковь (как Богочеловеческий организм) должна приспосабливаться к кому-то или чему-то нельзя. Мы, люди, должны слышать голос Христа и делать всё, чтобы не утратить этот дар, а Церковь (в лице священнослужителей) – чтобы каждый мог участвовать в спасительных Таинствах Церкви, ради того, чтобы Христос был целью, к которой мы идем.

Относительно непрерывности литургической жизни приведу цитату: «Не нам, не для нас, грешных, покрытых язвами, дает земля плод свой, не стóим мы его, земля дает его для Бескровной жертвы и будет давать, доколе на земле будет совершаться Божественная Литургия. Не будет Литургии – солнце померкнет, и земля перестанет производить свой плод» – говорит святой праведный Иоанн Кронштадтский. Поэтому рассуждать о том, нужно или нет совершать Литургию, абсурдно. Прекращается Литургическая жизнь – прекращается жизнь вообще.

В этом Таинстве нельзя отделить Христа от Его Церкви: Евхаристия соединяет причастников со Христом и друг с другом. Церковь – это не только собрание верующих. Когда христиане собираются вместе, Христос присутствует посреди них до такой степени, что можно сказать, что Церковь есть Христос.

Матерь-Церковь никогда не навредит своему чаду и создаст все необходимые условия, чтобы не лишить его Святых Таин, соединяющих со Христом.

Какие уроки из данной эпидемии может вынести Церковь?

Коронавирусная инфекция показала нам, насколько мы слабы. Ведь даже только звук о возможной опасности повергает нас в панику. «Голос моря» (микробаромы – инфразвуковые волны) считается признаком приближающегося шторма, и начинается волнение задолго до начала катаклизма. Но это не общий принцип, а конкретное физическое явление. Мы же, люди, превратили его в догмат, распространяющийся на все сущее. Коронавирус показал, что у нас, в Украине, более 30 % населения не готовы прийти на помощь друг другу. Из этого нужно делать выводы. Мы расслабились, а вирус сделал нам встряску, заставил испытать нас на человечность.

Опыт сегодняшних дней показал нам: кто является прихожанином, а кто – захожанином. Кроме того, коронавирусная эпидемия показала, что многие из нас ощутили одиночество, понимание того, что человек остался «у разбитого корыта». Человек, посещающий храм много лет, сегодня почувствовал себя одиноким. Власть разрешает работу супермаркетов, ломбардов, магазинов и проч., но при этом запрещает посещение храмов. Многие это восприняли как норму, что показывает, насколько расслаблено, больно современное общество. Подобные действия власти, которая разрешает посещение банков, музеев, рынков, но ограничивает доступ верующего человека к храму, внушают, что для человека важны только хлеб и зрелища, но не душа.

Владыка, напоследок просим Вас дать духовный совет нашим читателям, которые ознакомятся с Вашим интервью.

Главной нитью моих ответов был совет оставаться со Христом. Может быть, это для кого-то и прозвучит банально, но меня очень трогают слова Христа о единстве перед Его крестными страданиями, записанные в Евангелии от Иоанна. Смысл этих слов: братья, как Христос един со Своим Отцом, так мы должны быть вкупе, и благо нам будет. Как бы хотелось, чтобы мы дорожили единством между собой, а самое главное – единством со Христом!

Источник: Центр святителя Василия Великого

Монастырский вестник — синодальный отдел по монастырям и монашеству РПЦ