Игумен Тихон (Борисов)

Пойди, умойся в купальне Силоам, что значит:
посланный. Он пошел и умылся, и пришел зрячим (Ин. 9:7).

Сегодня каждого из нас Господь посылает на Силоамский источник, чтобы мы получили прозрение. Евфимий Зигабен подчеркивает веру и послушание слепого человека: «Он пошел, не колеблясь, но беспрекословно повинуясь, хотя он мог бы сказать: "Что это значит? Не насмехается ли Он надо мною и не напрасно ли послал? Часто я там мылся, и мне это не помогало!"» Пойдем и мы, не сомневаясь, на дивные «источники водныя», чтобы нам избавиться от слепоты.

В сегодняшнем евангельском повествовании много интересных граней... В отличие от многих других чудес это чудо совершалось без просьбы об исцелении. Преподобный Исидор Пелусиот говорит, что апостолы, ученики премудрости и любители истины, увидев взгляд Спасителя, брошенный на несчастного, спрашивают: Равви! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым? (Ин. 9:2) И в этом вопросе ученики как бы сами предлагают Христу два общеизвестных учения.

Эллины утверждали, что согрешила душа и в наказание за это послана в тело. А иудеи признавали, что грехи предков переходят на потомков (см.: Исх. 20:5; Втор. 5:9). И Христос, Сама Истина, дает не уклончивый, не загадочный, но прямой ответ, превосходящий всякую ясность: Не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии (Ин. 9:3).

«Природа допустила недостаток, – прекрасно говорит преподобный Исидор, – чтобы проповедан был Художник!» Художник, Который Сам о Себе говорит: Я свет миру (Ин. 9:5). И этот вопрос учеников: «кто согрешил?» – вопрос вопросов всех времен!

Когда мы видим страдание, несчастье, болезнь, которые неизбежно присутствуют в мире, нам хочется найти виновных, найти причину случившегося. Но в мире всегда есть тайна! Не все детерминировано. Не все фатально подчинено причинно-следственной связи. Не все мы можем объяснить, понять, исследовать человеческим умом. Но мы должны верить, что на всем происходящем в мире лежит отпечаток дел Божиих! «Свет Христов просвещает всех!» Наш слепой, посланный Господом в Силоам, становится зрячим. Мир красок, контуров, цветов, полутонов врывается в душу исцеленного.

Но взгляд на Христа, совершившего чудо, таков: Не от Бога Этот Человек, потому что не хранит субботы (Ин. 9:16). Это мнение мира. Это приговор посвященных. Вердикт знатоков закона. А дальше все напоминает следствие и протокол допроса: «как открылись у тебя глаза?», «где Он?», «это ли сын ваш, о котором вы говорите, что он родился слепым?», «как же он теперь видит?», «что Он сделал с тобой?», «как отверз твои очи?».

И даже родители, как мы видим, боясь преследования иудеев, уклоняются от ответа: Мы знаем, что это сын наш и что он родился слепым, а как теперь видит, не знаем, или кто отверз ему очи, мы не знаем. Сам в совершенных летах; самого спросите; пусть сам о себе скажет (Ин.9:20−21).

Но, что удивительно и прекрасно – проходя через все перипетии и преграды, вера исцеленного все более и более укрепляется. «Заметь же мудрость нищего, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – он отвечает разумнее всех их. Не испугавшись суда развращенных иудеев, говорит: яко пророк есть». Сначала бывший слепорожденный признает Христа за пророка. Затем утверждает, что Этот Человек – от Бога. И кульминацией является тот момент, когда он приносит поклонение Спасителю мира!

Иисус, услышав, что выгнали его вон, и, найдя его, сказал ему: ты веруешь ли в Сына Божия? Он отвечал и сказал: а кто Он, Господи, чтобы мне веровать в Него? Иисус сказал ему: и видел ты Его, и Он говорит с тобой. Он же сказал: верую, Господи! И поклонился Ему (Ин. 9:35−38).

Блаженный Феофилакт Болгарский восклицает: «Сего слепца, то есть вообще всякого человека, Иисус "увидел". Как слепец не мог видеть Творца, то Он, по благоутробию милости, Сам посетил нас, Восток с Высоты». Господь видит нашу слепоту, нашу ужасающую незрячесть и Сам приходит, чтобы совершить чудо исцеления слепорожденной души.

Духовная слепота – это самая страшная болезнь человеческой цивилизации. Христос отдален от нас не веками, не пространством. Он отдален от нас нами самими, нашим маловерием, нашими страстями, нашей слепотой. У каждого человека в сердце есть свой святой угол, своя маленькая лампадка, то есть образ Божий, но часто лампадка эта не горит, а святой угол затянула греховная паутина и слепота.

Преподобный Иустин Сербский вдохновенно говорит: «Почему жизнь человеческая тяжела человеку? Потому, что человек нашел смерть и поселил ее в себе… Земная жизнь человека не что иное, как непрестанная борьба со смертью, с ее разведкой и предтечами, с ее свитой и войсками. Здесь никогда не бывает перемирия, а тем более мира. Смерть постоянно нападает на человека и снаружи, и изнутри. Как? Каким образом? Извне – через искушения, изнутри – через грехи, а изнутри и снаружи – через видимые и невидимые болезни. А все это: и искушения, и грехи, и болезни не что иное, как зубы смерти! И они постоянно грызут человека и снаружи, и изнутри. И что самое страшное, они разъедают не только его тело, но и душу, и сознание, и совесть. Из этого есть только один выход, только одно спасение – Воскресение Христово, и в нем победа над смертью во всех мирах».

Мы все помним, как в Светоносный день Пасхи мы пели: «Воскресение Твое, Христе Спасе, Ангели поют на небесах, и нас на земли сподоби чистым сердцем Тебе славити!» Вся наша борьба, все наши духовные труды направлены на стяжание чистоты сердца. Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят (Мф. 5:8). Грязное сердце слепо! Оно не увидит Божественный свет.

Мы часто как бы обманываем самих себя, убаюкиваем, говоря: «Вот завтра начну молиться, смиряться, воздерживаться от грехов. Завтра начну духовную жизнь». Но в этой мысли заключена страшная и разрушительная ошибка. Один мудрец сказал, что «жизнь – это то, что проходит, пока ты строишь другие планы». Мы живем здесь и сейчас. Сейчас наше сердце – это кровавая арена битвы между жизнью и смертью, адом и раем, Богом и диаволом!

Жизнь пронизана чудом! Оно – в каждой встрече. В каждом, даже маленьком, повседневном событии. В дружеской улыбке. В букете сирени, стоящем на окне. Чудо – в молитве, в зажженной свече. Как преподобный Нектарий Оптинский восхищался, говоря: «Наше главное чудо – это Божественная Евхаристия!» Главное – не потерять способность удивляться, сопереживать, сочувствовать, видеть во всем Промысл Божий, проживать свою жизнь трепетно, как тайну! «Мы в руке Бога, исполненного любви, – говорит старец Ефрем Катунактский. – Пусть делает с нами все, что пожелает!»

«Кому предстоит пройти по узкой тропинке над пропастью, – пишет святитель Иоанн Златоуст, – тому не придет в голову разразиться громким смехом или пуститься в путь в опьяненном состоянии. Нет! На такую тропу он вступит во всетрезвости, с ясным рассудком. И ничего лишнего он с собой не возьмет: чем меньше тяжестей в котомке, тем лучше!»

Кому предстоит пройти по узкой тропинке, которая называется жизнь – никогда не придет в голову отправиться в путешествие слепым. «Господь умудряет слепцы», поэтому мудрый человек притекает к чудному источнику жизни, Церкви, этому таинственному Силоаму. Чтобы умыться в благодати и идти по пути спасения зрячим.

Монастырский вестник — синодальный отдел по монастырям и монашеству РПЦ