Игумения Сергия (Конкова)
monasterium 2019 03 22 01
 

Выступление игумении Сергии (Конковой), настоятельницы Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря на ХХVII Международных Рождественских образовательных чтениях. Направление «Древние монашеские традиции в условиях современности» (Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь Москвы, 28–29 января 2019 года)

Тема о трудностях современных послушников и путях преодоления этих трудностей, обсуждаемая сегодня за круглым столом, не представляется полной без слова об уставной жизни монастыря и ее значении в формировании у послушника устойчивых навыков добродетели и, в конечном итоге, в глубоком осознании им принципов монашеского бытия.

Мы неоднократно говорили о послушании, о молитве, но каким образом возможно сформировать у новоначального правильные понятия о монашеской жизни (в том числе о послушании и молитве), особенно в первые годы, чтобы это послужило фундаментом в последующем иноческом делании?

Школой послушания является монастырский устав. Сердечное принятие устава как принципа монашеской жизни, познание смысла уставных норм и правил, присутствие за богослужением и внутренняя молитва помогают монаху стяжать добродетель послушания, выводят его из мира страстей и вводят в жизнь монашескую. Исключительно от потребности инока в богообщении, а не от реализации себя в лоне Церкви зависит его спасение.

Верное сочетание труда (послушания) и молитвы, по мнению святых отцов, служит двумя крылами, которыми подвизающиеся воспаряют в обители вечной жизни.

К сожалению, приходится констатировать тот факт, что глубоко осознанного восприятия принципов монашеского бытия у новоначальных нет, либо цель и содержание иноческого пути представляются им несколько иными. Зачастую молодая, да и не совсем молодая по возрасту послушница под впечатлением доступной душеполезной литературы, получив минимальный опыт богослужебной жизни и участия в Таинствах Церкви, решается поступить в монастырь, не осознав с достаточной ясностью свою цель и свою ответственность.

Вот здесь на помощь новоначальному и должны прийти монастырский уклад, его устав и дисциплина.

В нашей обители это – утреннее правило: полунощница, чтение 12-ти избранных псалмов с поклонами, акафист преподобному Серафиму Саровскому. Божественная литургия.

В 16.00 – повечерие с чтением трех канонов (Спасителю, Божией Матери, Ангелу Хранителю).

В 17.00 – уставное вечернее богослужение.

20.00 – ужин и сразу крестный ход по Канавке с чтением 150 раз «Богородице Дево, радуйся…» Далее – вечернее молитвенное правило: вечерние молитвы, чтение одной главы Евангелия и Апостола. В 22.00 – отбой, расходимся по кельям.

Присутствие за богослужением, на правиле и за общей трапезой, которая, как известно, является продолжением богослужения, для всех сестер обязательны. Во всяком случае, отсутствовать за ежедневными полунощницей и Литургией можно лишь по причине телесного нездоровья или особого послушания. И первый, кто должен подавать в этом пример, – настоятельница.

Преподобный Серафим Саровский вменяет исполнение устава в первую добродетель, которая привлекает благословение на целую обитель и избавляет ее от бед и напастей. Он говорил, что первая добродетель для обители – служба по уставу. И далее: «Вторая добродетель – странноприимство. И всякое воскресение совершать перед обедней молебен Божией Матери, параклисис, нараспев. И чтение неумолкаемое Псалтири. […] Тогда за церковную службу и страннолюбие Господь благословит обитель всем нужным. И за совершение молебна Божией Матери избавит Господь ту обитель от всех бед и напастей» [1].

Преподобный Серафим особое место уделяет церковной службе, говоря: «Для спасения душ их – церковная служба, и всякое воскресение петь молебен Божией Матери, параклисис, и читать непрестанно Псалтирь» [2].

Важно наблюдать за тем, как послушник относится к богослужению. Участие в богослужении – важнейший момент монастырской жизни и должно быть первейшею заботою и стремлением. Уклонение или нерадивое отношение к храмовой молитве, к этому священнейшему делу должно считать важным нарушением распорядка духовной жизни монастыря.

Мы всегда можем придумать себе уйму работы, лишь бы не молиться. Но если не пойти на богослужение, то это означает, что мы сами, только лишь своими силами, думаем устроить дело, а ведь устрояется оно только в том случае, если мы все свои силы, все свое время отдаем Богу. Труд и молитва – как два весла у лодки. Оставь одно весло – и будешь кружиться на одном месте.

Однако, как и в любом деле, необходимо соблюдать умеренность, соизмерять продолжительность церковных служб с келейным правилом и трудом возложенных послушаний, важно не перегружать насельников и насельниц. Известно, что по повелению Матери Божией преподобный Серафим Саровский отделил сестер прежней обители в Мельничную по причине строгости бывшего ранее устава. Бывшая в то время начальницей Ксения Михайловна Кочеулова не желала переменить суровый Саровский устав на более мягкий. «Хотя у вас Ксения-то Михайловна и строга, а мало кого спасла» [3]. Царица Небесная «Сама дала […] для сей обители устав новый, нигде до того времени ни в какой обители еще не существовавший» [4].

В зависимости от исполнения устава монастыря, заветов Матери Божией, а также от состояния внутреннего делания, преподобный Серафим разделял всех насельниц обители на сочетанных, избранных и званых: «Сочетанные, которые чистотою своею, непрестанною молитвой и делами своими, через то и всем существом своим, сочетованы Господу; вся жизнь и дыхание их в Боге, и вечно они с Ним будут! Избранные, которые мои дела будут делать […] и со мной же и будут в обители моей. И званые, которые лишь временно будут наш хлеб только кушать, которым темное место. Дастся им только коечка, в одних рубашечках будут да всегда тосковать станут! Это нерадивые и ленивые, матушка, а которые общее-то дело да послушание не берегут и заняты только своими делами» [5].

Конечно, не всегда осуществимым является стремление ввести и исполнить сразу всю полноту устава, которым жила обитель в прежние времена. Со стороны монастырского начальства необходимы рассудительность, чуткое внимание и стремление во всем соблюдать умеренность. Но поддерживать постоянный ритм внутримонастырской, прежде всего, молитвенной жизни, который распространяется на всех сестер, необходимо.

Два крыла – послушание и молитва – одинаковы важны, по словам преподобного. «Послушание, матушка, послушание превыше поста и молитвы, и не только не отказываться, но бегом бежать на него!» [6].

Довольно часто поднимается вопрос об уровне духовной просвещенности и элементарной образованности среди насельников, не только среди новоначальных. Не каждый послушник на сегодняшний день способен дать хотя бы краткий ответ по вопросам православного вероучения. А ведь для мирского человека слово о вере и Церкви, услышанное от одетого в подрясник, авторитетно. Отсутствие таковых знаний, помноженное на самомнение, способствует формированию у послушника далеких от церковных традиций взглядов и настроений. В этой связи в Дивеевском монастыре уже двенадцатый год действуют богословские образовательные курсы. Занятия на курсах в монастыре ведут преподаватели Нижегородской духовной семинарии. Для более глубокого понимания смысла церковных богослужений существует практика, при которой назначенные монахини обучают новоначальных сестер уставу церковной службы, а также уставу монастыря, Священному Писанию, катехизису, истории Церкви. Новичкам помогают разобраться в смысле совершаемых Таинств Причащения, Покаяния, Елеосвящения, в духовном значении того или иного двунадесятого праздника и т.д. По череде обучающиеся богослужебному уставу сестры несут послушание уставщиц во время службы или на молитвенном правиле.

Обязательным является изучение «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря». «Летопись» регулярно читается за общей монастырской трапезой.

Немаловажным является вопрос внутримонастырской дисциплины. В монастыре каждый без исключения во внебогослужебное время должен нести послушание сообразно своим силам и способностям. Это дисциплинирует, создает порядок, от которого зависит монастырское благоустройство в целом. Любое послушание – это не просто работа, а духовное делание, ведущее к духовному преуспеянию.

Преподобный Феодор Студит писал: «Кто прилежен в телесных работах, тот таков же в духовных». Преподобный Серафим также поучал своих сестер: «Послушание […] паче поста и молитвы, […] и я всегда говорю и благословляю им, как от сна встают – тут же за работу, читая про себя, хотя бы и на ходу, мое правильце; если так сотворят – спасутся!» [7]. Однако, если ограничиться только внешне-принудительным аспектом дисциплины, то будет утрачен первоначальный смысл послушания. Имея только внешнее послушание, послушник исполняет его напряженно, часто с ропотом и недовольством, в результате не получает ни радости, ни благодати. Неверное понимание сущности послушания порождает множество ошибок в жизни послушника, которые становятся камнем преткновения на пути духовного возрастания и требуют большого труда и времени для их исправления. Царица Небесная в видении преподобному Серафиму указывает: «Возложи на них послушание, если исправят, то будут с тобою и близ Меня, и если потеряют мудрость […] ни места, ни венца такого не будет» [8]. «Потеряют мудрость», то есть, если не поймут смысла послушания, то не только пост и молитву не поймут, но и вообще, лишась благодати Божией, не поймут духовной жизни, тем более монашеской. Основанием послушания может быть только одно – сознание постоянного присутствия Божия, боязнь огорчить Господа своим нерадением, своей безответственностью. Послушание без любви становится наемничеством или, того хуже, каторгой. Не должно такому быть в монашеской среде.

Православная традиция целью христианской жизни ставит стяжание Духа Святого, об этом неустанно напоминал преподобный Серафим Саровский. И если инок добровольно, ненасильственно следует этому пути, то он, по слову преподобного Серафима, обретает «дух мирен», становится «солью земли» и «светом миру», способным на спасение тысяч вокруг себя.

Содействию такой жизни и такому воспитанию иночествующих и призван служить монастырский организм с его уставом и дисциплиной. Если внутренняя жизнь обители не подчинена этому стремлению, если монастырь не являет собой подобную школу духа, то назвать его монастырем в истинном понимании слова невозможно.

Монашеская жизнь – жизнь трудная, и она находит себе оправдание только в том случае, если наполнена мудростью, свободой, радостью, осознанием присутствия Божия: Без Меня не можете творити ничесоже (Ин. 15:5). И преподобный Серафим Саровский часто наставлял своих сестер во всяком деле призывать имя и помощь Божию и помощь Царицы Небесной: «Усугубьте просить и молить вашу Владычицу, верою и любовию предоставив себя, все и всех… и Она даст все полезное, нужное и благое» [9]. Вот и просят, и молят сиротки Дивеевские, а вместе с ними и все многочисленные паломники и гости монастыря с верою и любовию вопиют с Канавки Царицы Небесной к Ней, и Она Сама изливает на нас все милости Свои и благословения со всех трех жребиев Своих на земле: Иверии, Афона и Киева [10].

_______________________________________________________________________________

[1] Рассказы об основателе Дивеевской Свято-Троицкой обители старце священноиеромонахе Серафиме: воспоминания серафимовских стариц и других современников. – Дивеево: Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь, 2015. С. 367.
[2] Там же. С. 303.
[3] Рассказы об отце основателе нашем старце священноиеромонахе Серафиме: рассказы стариц и монахинь. – Дивеево: Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь. 2009. С. 599.
[4] Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря / сост. сщмч. Серафим (Чичагов). – Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь. 2015. C.155.
[5] Там же. С. 260.
[6] Там же. С. 354.
[7] Там же. С. 360.
[8] Там же. С. 263.
[9] Там же. С. 356.
[10] См. Там же. С. 20–21.

Монастырский вестник — синодальный отдел по монастырям и монашеству РПЦ