Епископ Ейский и Тимашевский Павел

monasterium 2019 02 26 01

Доклад епископа Ейского и Тимашевского Павла на ХХVII Международных Рождественских образовательных чтениях. Направление «Древние монашеские традиции в условиях современности» (Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь Москвы, 28–29 января 2019 года)

Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства, Ваши Высокопреподобия, дорогие отцы игумены и матушки игумении, братья и сестры!

О важности доброго начала говорит нам, в первую очередь, народная мудрость. Поэтому хочу привести несколько пословиц, отражающих то, как воспитывалось в народе понимание, что даже при обучении чему-то мирскому очень важно с самого начала проявить радение к приобретению правильных навыков: что посеешь, то и пожнешь; береги честь смолоду; каково начало, таков и конец; что заварил, то и расхлебываешь; без начала нет конца; зачин дело красит; плохое начало – и дело стало; хорошее начало – половина дела; плохое началишко не к доброму концу; смелое начало – та же победа, и так далее.

Из азбуки монашеской жизни, которой являются Поучения аввы Дорофея, мы узнаем о том, как преподобный авва Дорофей все время понуждал себя к стяжанию благих навыков, вспоминая свой еще мирской опыт, когда он много трудился, чтобы приучиться к чтению. Он говорил, что сначала относился к книгам, как к лютым зверям, а потом настолько увлекся, что день и ночь напролет занимался чтением. Всю дальнейшую монашескую жизнь он ободрял себя именно этим опытом: «…когда я вступил в монастырь, то говорил сам себе: “Если при обучении внешнему любомудрию родилось во мне такое желание и такая горячность, оттого что я упражнялся в чтении, и оно обратилось мне в навык, то тем более будет так при обучении добродетели”».

Учение о стяжании благих навыков, конечно, тесно связано с учением об искоренении злых навыков, как говорится в псалме: Уклонись от зла и сотвори благо (Пс. 33:15). Поэтому авва Дорофей учит, что из-за пренебрежения малым образуется худой навык, «…ибо если кто начнет говорить: “Что за важность, если я скажу это слово? что за важность, если я съем эту безделицу? что за важность, если я посмотрю на ту или на эту вещь?” – от этого… впадает он в худой навык и начинает пренебрегать великим и важным и попирать свою совесть, а таким образом закосневая во зле, находится в опасности придти и в совершенное нечувствие. Поэтому берегитесь, братия, пренебрегать малым, берегитесь презирать его как малое и ничтожное… Будем же внимать себе и заботиться о легком, пока оно легко, чтобы оно не стало тяжким: ибо и добродетели, и грехи начинаются от малого и приходят к великому добру и злу».

Авва Дорофей говорит: «Сперва дóлжно отсечь всякое ветхое пристрастие и злые навыки, которые [душа] имеет: ибо нет ничего хуже злого навыка». И святитель Василий Великий учит: «Не малый подвиг – преодолеть свой навык, ибо навык, укрепившись долгим временем, часто получает силу естества». Известна латинская пословица: привычка – вторая натура.

Святой Игнатий (Брянчанинов) тоже пишет о вреде худых навыков: «…вредный навык может в кратчайшее время отнять все душевное богатство, накопленное в течение продолжительного времени, накопленное при усиленнейшем подвиге, с утратою здоровья и сил, так что новое накопление богатства делается уже крайне затруднительным». И также поучает, что худой навык от расслабления, а благой – от понуждения.

Святой Амвросий Оптинский говорит, что тот, кто стяжал благие навыки, потом идет по духовному пути уже с легкостью: «Kто особенно с самого начала проводит жизнь добродетельную, со страхом Божиим и хранением своей совести, согласно заповедям Божиим, тот в свое время достигает плодов духа, как говорит апостол: Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал. 5:22–23). По достижении таких плодов человек, христианин, хотя и несет труды и подвиги благочестия по-прежнему, но эти труды для него легки и отрадны по причине благой надежды и по причине помощи свыше от благодати Божией. И, с другой стороны, кто живет худо и нерадиво, и вопреки заповедям Божиим, тот стяжавает плоды злые, то есть злые привычки и разные душевредные навыки…»

Святитель Игнатий о некоторых навыках говорит конкретно: очень нужен навык отсекать свою волю. И приводит поучение преподобного Кассиана: «Главнейшая забота старца, то есть наставника, которому поручены новоначальные, состоит в том, чтоб новоначальный, во-первых, научился побеждать свои воли, посредством чего он, вводимый постепенно, мог бы взойти на верх высочайшего совершенства. Приобучая его к сему со всею тщательностью и прилежанием, старец намеренно старается всегда приказывать ему то, что противно его воле». Здесь он приводит практический случай, когда наставник понуждал сажать капусту вверх корешками. Конечно, сейчас такие послушания уже невозможны – сами наставники уже не имеют такого сияния благодати, какое, например, постоянно видели над головой преподобного Паисия (Величковского). Поэтому, сообразуясь с немощью, тем не менее, нужно учить человека, чтобы он умел отсекать свою волю.

У аввы Дорофея находим совет о том, как последовательно приобретать этот навык: «Положим, что кто-нибудь, пройдя небольшое расстояние, увидел что-либо и помысл говорит ему: “посмотри туда”. А он отвечает помыслу: “истинно не стану смотреть”, и отсекает хотение свое и не смотрит. Или встречает празднословящих между собою, и помысл говорит ему: “скажи и ты такое-то слово”, а он отсекает хотение свое и не говорит. Или говорит ему помысл: “пойди, спроси повара, что он варит”, а он нейдет и отсекает хотение свое... Отсекая же таким образом свою волю, он приходит в навык отсекать ее и, начиная с малого, достигает того, что и в великом отсекает ее без труда и спокойно, и достигает наконец того, что вовсе не имеет своей воли, и что бы ни случилось, он бывает спокоен, как будто исполнилось его собственное желание».

Святитель Игнатий (Брянчанинов) говорит о том, что от навыка пребывать в монастыре нужно переходить к навыку неисходно быть в своей келье и более важному навыку – быть умом в своем сердце. «Приношение современному монашеству» начинается с поучения о внешних правилах поведения, и святитель Игнатий утверждает, что правильные телесные навыки будут потом приводить к стяжанию правильных душевных навыков.

Святой Василий Великий напоминает о том, что для новоначальных необходим навык к исповеди и откровению помыслов. Преподобный Варсонофий Оптинский поучает, что с каждой степенью монашества – то есть получением подрясника, рясофора, мантии, нужно все время себя понуждать к большему усердию, потому что как положится начало, так дальше и пойдет. «Мне, – говорил преподобный, – когда я был пострижен в рясофор, отец Анатолий в свое время сказал так: “Теперь для вас начинается новая жизнь. И какое дает себе направление и настроение монах в первое время по пострижении в рясофор, то останется у него до гроба… время пострижения в рясофор имеет великую важность в жизни монаха”».

Я хотел бы рассказать о некоторых особенностях окормления монастыря, в котором я пребывал много лет, в том числе в должности наместника. Монастырь во имя Архистратига Божия Михаила села Козиха Новосибирской области создавался по благословению старца Наума (Байбородина), на его родине. Отец Наум не только заботился о нас на расстоянии, но и приезжал несколько раз в монастырь, и мы тоже много раз были у батюшки в Троице-Сергиевой лавре.

Все в этом зале являются наместниками, игуменами и игумениями монастырей, под чьим руководством находятся, в том числе, и новоначальные, и, наверное, стоит сказать о том, как помочь приобрести им благие навыки. Есть несколько путей: наставление игумена, старца, духовника, их пример; также молодой послушник приобретает благие навыки от чтения святоотеческих книг, от устава конкретного монастыря.

Когда отец Наум к нам приезжал, или мы у него были, мы, конечно, научались многому. Помню, в монастыре сидим, говорим о том, кто что слышал от батюшки, и он мимо проходит: «Что вы сидите, празднословите? Или молитву читайте Иисусову, или Псалтирь…» Он всегда понуждал читать молитвы и Псалтирь. Учил, чтобы мы хранили совесть по отношению к вещам. Те, кто бывал у него на исповеди, помнят, может быть: когда приходишь к нему на исповедь с написанными на листке грехами, он всё прочитает, потом отрывает чистую часть листа, укладывает у себя, чтобы потом кому-то дать, какие-то вопросы задать, – чтобы часть листа не потерялась. Один раз я приехал в Троице-Сергиеву лавру, прошел в Успенский собор, где батюшка сидел, хотел какие-то вопросы написать. Листочка для этого у меня не было, я взял одну из уже прочитанных записок о упокоении, на обратной стороне написал свой вопрос, подал старцу. Тот взял, повернул стороной с именами; я хотел поправить, он мою руку остановил, прочитал, за всех помолился, перекрестился и затем прочел мой вопрос. То есть он считал, что не случайно эта записка оказалась у него в руках, нужно помолиться за эти души. Такая у него любовь была.

Известно, что первые восемь лет своего монашеского подвига старец Наум не выходил из Лавры, всегда ходил на правило и на все службы, уходил только после окончания первого часа, читал всегда Евангелие, часто до подъема. Приходишь к нему, а он семь глав Евангелия прочитал до подъема.

На конференции поднимали тему о важности образования. Батюшка сам всегда обучался богословским наукам, всегда старался прочесть что-то новое, получить новое знание, и всех понуждал к этому.

Еще раз хочу обратиться к игуменам и игумениям: нужно помогать новоначальным приобретать благие навыки, нужно быть добрым примером. Пришедшего в монастырь молодого человека обязательно закреплять за опытными людьми; хотя бывает, конечно, проблема и в том, чтобы найти опытного человека. Необходимо, говорил отец Наум, устраивать беседы и занятия по изучению творений святых отцов, определить для молодых круг чтения; нужно пасти духовное стадо, особенно радея о новоначальных.

В заключение хотел бы порекомендовать для чтения приходящим в монастырь «Правила и советы новоначальным инокам» преподобного аввы Исаии Отшельника.