leonid kavelin kaluzhsk mon

Содержание

Предисловие

I. Лаврентьев монастырь 1.Местоположение обители и принадлежащей к ней Крестовской церкви 2. История Лаврентьева монастыря 3. Храмы и другие здания 4. Обозрение ризницы и библиотеки 5. Древние Синодики и нынешнее кладбище 6. Прежние и нынешние владения монастыря VI. Чем ныне владеет монастырь, как Архиерейский дом 7. Чем содержался и ныне содержится монастырь 8. Принадлежность по духовному управлению, степень монастыря и список его Настоятелей Список настоятелей II. Крестовская церковь 1. История Крестовской церкви 2. Настоящее состояние Крестовской церкви  

 

Предисловие

Калужский Лаврентьев монастырь ныне считает уже четвертое столетие своего существования. История его, начинаясь воспоминанием о чудесном избавлении сопредельного ему города Калуги, молитвенным заступлением Праведного Лаврентия, от внезапного нападения на оный «безбожных Агарян» (Татар), и соприкасаясь к событиям «смутного времени», продолжается чрез 200-летний, мирный, по отношению к Калужской области, период, до вторжения в её пределы «двадесяти язык», и оканчивается кратким исчислением замечательных в монастырской жизни событий истекшего пятидесятилетия.

Судьбы этой обители, издревле тесно соединённые с судьбами близкого ей города Калуги, равно любопытны и для любителей русской старины и для ревнителей праотеческого благочестия. В настоящем своём положении, монастырь этот, кроме своей древности и заключающейся в стенах его драгоценной святыни–мощей Св. Праведного Лаврентия, Христа ради юродивого, калужского Чудотворца, замечателен и своим очаровательным, весьма красивым местоположением, по видам, открывающимся из сада и в этом отношении, по отзыву получившего начальное воспитание в стенах этой обители, покойного Митрополита Ионы, «он есть редкий из Архиерейских домов».

При составлении сего краткого описания Лаврентьевой обители, нас руководила наиболее мысль спасти от конечного забвения её прошедшее и сохранить, на память её будущих насельников и посетителей, известие о настоящем её состоянии. Святые молитвы живущих в монастыре будут лучшею наградой для потрудившегося в сем описании, ради общей пользы и утешения их. Ибо не думаю, чтобы кто-нибудь захотел остаться совершенно равнодушным к истории этой обители, которой Промысел Божий судил ему быть хотя бы и временным обитателем.

Источниками для сего описания служили:

1) Древняя монастырская запись о чудесах Св. Праведного Лаврентия; 2) Служба сему угоднику Божию, составленная в текущем столетии; 3) Надписи на утвари, колоколах, книгах, надгробных камнях и т. п.; 4) Выписка из писцовых книг Калужского уезда 7136 (1628) и 7137 (1629) годов; 5) Бумаги монастырского архива, начинающиеся лишь с 1782 года и, наконец; 6) Официальные исторические сведения о событиях «смутного времени», заключающиеся как в отдельных сочинениях о сей эпохе, так и в собрании исторических актов.

image001

Св. Блаженный Лаврентий Калужский Чудотворец

I. Лаврентьев монастырь

1.Местоположение обители и принадлежащей к ней Крестовской церкви

Близ большой Московской дороги, за четверть версты от заставы г. Калуги, на правой стороне, встречает путника небольшая, уютная, обнесённая каменной оградой с готическими башенками, обитель. Это храм Крестовский, дом молитвы для обитателей Калуги и для проезжающих, и дом милосердия, где сердоболием Калужских Архипастырей успокаиваются престарелые и немощные священнослужители Калужской епархии. Далее, направо, из-за сосновой рощи и возвышенной плоскости выглядывает величественный храм с колокольней – это Лаврентьев Монастырь, в ведении которого состоит и Крестовская церковь.

Лаврентьев мужской третьеклассный монастырь расположен на одной высоте с городом, на левом берегу речки Яченки, повыше города, и с юга он окружён глубокими рвами, с севера и запада тенистым садом, раскинувшимся по скату горы, и только с восточной стороны от слободы открыт для входа.

Но чтобы судить о красоте местоположения этой обители, надобно или посетить монастырский сад и полюбоваться теми видами, какие открываются из него на город, на низменные луга, по которым течет Яченка, и на леса противоположного её берега, или взгляд на монастырь из-за Яченки, со стороны городского бора, откуда представляется взору полукруглая, довольно высокая гора, покрытая сплошь от подошвы до вершины развесистыми деревьями, из среды коих виднеются глава соборной церкви и верх величественной колокольни. У подошвы горы, по зелени лугов, извивается серебряной лентой речка Яченка, которая у монастырской мельницы расширяется в небольшой пруд, а вверх по течению теряется в ущелье, образуемом монастырской горой и противоположным ей возвышением, где также тянется густой лес. По северо-западному скату горы раскинута за оврагом деревня Железняки, а у самого монастыря расположена слобода Подзавалье.

2. История Лаврентьева монастыря

А)      Основание обители, краткое сказание о Св. Праведном Лаврентии и чудесах его

Лаврентьев монастырь так называется ныне по имени Святого Праведного Лаврентия, мощи коего почивают под спудом в нижней церкви соборного храма.

Сей угодник Божий жил в конце ХV и в начале XVI веков, при удельном Калужском Князе Симеоне Иоанновиче, который, получив Калугу в удел от отца своего Великого Князя Иоанна III (1505), основал в ней свое местопребывание1.

По преданию, Калуга находилась тогда на левом берегу речки Яченки, в полуверсте от того места, где она теперь. Там находился и дом Князя Симеона, признаком которого, по сказанию старожилов, служат три ямы, видные доселе в так называемом Яченском городище.

В доме благочестивого Князя находил себе постоянный приют Праведный Лаврентий, который проходил подвиг юродства Христа ради и имел обычай удаляться по временам для молитвы на место нынешнего Лаврентьева монастыря, где тогда, на вершине горы, покрытой густым лесом, одиноко стояла деревянная церковь во имя Рождества Христова, и, как добавляет предание, построил здесь для своих уединённых подвигов небольшую деревянную хижину2.

image002

Вид Калужского Лаврентьева Монастыря с южной стороны в 1861 г.

Некоторые из желания придать монастырю более древнее начало, писали, что здесь, во времена Праведного Лаврентия, был уже благоустроенный монастырь, но мы остаемся на стороне первого предания, тем более, что оно подтверждается свидетельством древнего монастырского синодика, в котором помянник настоятелей Рождественской обители начинается именами Праведного Лаврентия и современника его преподобного Игумена Тихона, основателя другой пустынной обители в области Калужской. Число же всех настоятелей, упомянутых в синодике, не превышает 15 человек. Из чего должно заключить, что Рождественский монастырь основан по блаженной кончине Праведного Лаврентия, в память сего угодника Божия и по сему Праведник этот должен быть почитаем первоначальником обители. К сему заключению приводит и название оного в грамоте Царя Иоанна Васильевича 1565 г. Декабря 12 дня: «Монастырь Рождества Христова, где лежит Лаврентий, Христа ради Юродивый».

Кто был Святой Праведный Лаврентий? Автор Словаря Святых Российской церкви полагает, что он происходил из рода бояр Хитровых, на том основании, что имя его записано первым в роде Григория Семеновича Хитрова, в помяннике Перемышльского Лютикова монастыря. Но это предположение нельзя признать за несомненное, потому что прежде было в обычае, продолжающемся и ныне, записывать в помянниках своего рода в начале имена мужей известных святостью своей жизни, для выражения уважения к ним. Так, в Тамбовской губернии, есть множество помянников, в которых записаны в главе частных родов общеуважаемые имена старцев: Серафима Саровского, Иоанна Сезевского, Иллариона Троекуровского, а в Калужской и Орловской–старца Леонида, Макария и других. Копии с частных помянников вносятся на страницы монастырских синодиков по просьбе вкладчиков обители, без всякого исследования о том, чьи имена вписаны в помянниках. Посему и относительно Праведного Лаврентия, (для небесной славы которого нет никакой надобности вводить его в родство с славными мира сего, тогда как он по Апостолу вменил «вся уметы, да Христа приобрящет»), следует ограничиться тем, что сказано о нем в монастырской записи: «отца же его и матери никто же сведом, древних ради лет бывших». Для нас довольно знать, что неведомый по земному своему происхождению, Лаврентий именуется церковью «Праведный, Христа ради Юродивый, Калужский Чудотворец», как он и поминается на церковных отпустах в Калуге и по всей епархии.

О деяниях Святого Праведного Лаврентия доставляет нам краткое сведение старинная монастырская запись, приведенная слово в слово в истории Российской Иерархии. В этой записи повествуется следующее:3 «В лето 1512 нападоша на град (Калугу) Агаряне, противу которых вышел он (Князь Симеон Иоаннович Калужский) со своими гражданы, а Праведный Лаврентий, в дому его бывши, внезапу возопи гласом велиим дадите мне мою секиру острую, нападоша псы на Князя Симеона, да обороню от псов его, и взем отьиде. Князю же Симеону в то время бившуся с Агаряны с насада (род судна водоходного) на Оке, Агарянам же во множестве обступившим Князя, внезапу обретеся нанасаде Праведный Лаврентий, укрепляя его, и все воинство ободрив рекши: не бойтесь, и в той же час победи Князь и прогна их, а Праведный Лаврентий обретеся паки в дому Княжеском, аки юродствуя, и говоря: оборонил от псов Князя Симеона. Князь, возвратився от брани, поведа бывшее, како явися Праведный, и его укреплением и помощью победил врагов, нашедших на град Калугу.

Таким образом Калуга обязана была своим спасением от разорения, а Князь и сохранением своей жизни, Праведному Лаврентию. Вскоре после сего события, а именно: в 1515 году августа 10 дня праведный Лаврентий преставился и был погребен с великой честью в любимой им церкви Рождества Христова, где и до ныне почивают под спудом его святые мощи, источая исцеление всем, с верою приходящим.

По соображению с летописными сказаниями, упомянутые в этой записке Агаряне были крымские татары, вторгшиеся в пределы Калужской области, в мае месяце 1512 года, под предводительством сыновей хана Менгли-Гирея, царевичей Ахмат-Гирея и Бурнат-Гирея. Они злодействовали около Белеева, Одоева, Алексина, Воротынска, Коломны, действуя как разбойники, и бежали, узнав, что князь Даниил Шеня спешит встретить их в поле4.

Надобно полагать, что тот же князь Калужский Симеон Иоаннович, как чтитель праведного Лаврентия при жизни и обязанный ему своим чудесным избавлением от неприятелей, в течении трех лет, которые он прожил в Калуге по кончине праведного Лаврентия, устроил на месте погребения сего святого мужа иноческую обитель5.

Ha древних иконах, хранящихся в церквах и домах Калужской области, праведный Лаврентий благоговейно изображается босой, как ходил он зиму и лето, в рубахе, портах и овчине, с секирой, насаженной на длинное древко, темнорусые и долгие волосы его раскинуты по плечам, длинная борода раздвояется на персях. Память его местно празднуется 10 августа, в день кончины его, по особой письменной службе, неизвестно кем составленной. В этот день бывает сюда из кафедрального собора с иконами из всех городских церквей крестный ход при многочисленном стечении народа. Другой подобный же ход бывает сюда в день Вознесения Господня, который ныне почитается храмовым главным праздником обители.

Наименование праведного Лаврентия Калужским чудотворцем оправдывается, кроме вышеупомянутого чудесного избавления города Калуги от татарского нашествия, помещенными в монастырской записи чудесными исцелениями, совершившимися в разное время у цельбоносной его раки. Сказание о сих исцелениях перенесено сокращенно автором «Житий Святых Российской церкви» на страницы своей книги6. Приводим оное здесь, придерживаясь по возможности буквального смысла слов записи.

В 1621 году приехал в монастырь Рождества Христова боярин Лев Андреевич Кологривов с женой и детьми. Он находился в великом расслаблении, не владел руками и ногами и уже долгое время был вовсе без языка. Его внесли в церковь Божию, положили на помосте, близ гроба святого Лаврентия Чудотворца, начали петь молебен и совершили литию Святому. Во время чтения Евангелия, расслабленный проговорил и, подняв правую руку, начал креститься и молиться. Перекрестив лице свое, он встал на ноги, сам дошел до гроба святого Лаврентия Чудотворца и приложился к раке. По совершении же молебна и отпении литии заговорил скоро, опамятовался, пришел в полное сознание и стал разумен, каким был и прежде (до болезни). Получив же исцеление и приняв благодать молитвами святого праведного Лаврентия Чудотворца, боярин много и усердно благодарил Бога и Его святого угодника, честно облобызал гроб его, раздал довольно милостыни братии, обители и прочим нищим и убогим и возвратился с миром в дом свой, чувствуя себя так здоровым, как будто бы он никогда и не был болен.

В 1622 году месяца июня в 1-й день, случилось следующее: один посадский (города Калуги) человек, именем Стефан, был одержим нечистым духом, так что не мог узнавать никого из людей, во время же беснования своего скрежетал зубами, источал из уст пену и был сотрясаем так сильно, что приводил в трепет всех живущих с ним. Не раз родные пытались насильно привести его в церковь Божию, но не могли по причине сильного с его стороны сопротивления. Пребывая же у них на дому, он страшно мучился, будучи терзаем от нечистого духа, постоянно находился в исступлении ума, исполнен ужаса и отчаяния и говорил, как обычно бесноватые, нелепые и бесчинные слова. В одно время сострадательные родные влекли его в обитель праведного Лаврентия и когда поравнялись с церковью Богоявления Господня, то бесноватый опомнился внезапно и придя в здравый разум, начал говорить осмысленно. Когда же, видя это, родные вопрошали его: «Отчего ты не хочешь идти в церковь, говоришь непристойное и какая причина такой внезапной перемены с тобой?». Он разумно отвечал им: «Я сопротивлялся вам потому, что видел в это время, как обступило меня множество демонов, устрашая меня ножами, рожнами, трезубцами и всякими страхованиями. Непрестанно переменяясь в разные виды хищных зверей, тигров, медведей, волков и рысей, они скрежетали на меня зубами своими и устремлялись с яростью, казалось готовились растерзать меня. Но на сем самом месте внезапно явился мне святой праведный Лаврентий, Христа ради Юродивый, отогнал от меня лютых демонов и повелел мне идти в монастырь Рождества Христова к своему гробу». После сего Стефан сам пришёл в монастырь, приложился ко гробу Святого, отслужил пред ним молебен и литию, дал братии и трудникам милостыню по силе своей и возвратился в дом свой здрав и разумен, благодаря Всемогущего Бога Господа нашего Иисуса Христа, Пречистую Его Матерь и святого угодника Божия Лаврентия о избавлении его от бесовского одержания и от их лютого томления.

В 1630 году месяца марта в восьмой день, девица, именем Евдокия, из отчины той же обители угодника Божия Лаврентия Чудотворца, дочь некоего мужа именем Авраамия и матери Марии, Божиим изволением лишилась зрения. Родители её хотя были и бедны, но проводили жизнь честную и целомудренную, как следует людям благочестивым и богобоязненным. И вот в одну ночь явился сей девице святой Лаврентий, Христа ради Юродивый, и сказал ей: «Иди в мир, собери милостыню, потом приди в монастырь Рождества Христова и святого Лаврентия со свечей и сотвори пред гробом моим молебное пение». Упомянутая девица исполнила все по заповеди праведника Божия, пришла с родителями своими в монастырь Рождества Христова ко гробу святого Лаврентия Чудотворца и, по отпении молебна и литии, получила исцеление у гроба святого. Она прозрела глазами, как будто бы никогда не была больна ими и возвратилась в дом свой здоровой, благодаря Бога и угодника Его святого Лаврентия, Христа ради Юродивого, Чудотворца.

В 1632 году месяца августа в 4 день, одна женщина, также именем Евдокия, переселяясь по некоторым военным обстоятельствам, с мужем своим Гавриилом из Калуги в Тулу, Божиим изволением лишилась зрения. Скорбя о сем, она, как бывшая калужская жительница, вспомнила о чудесах истекающих от гроба праведного Лаврентия всем приходящим с верой к святым мощам его, как подаются молитвами его многие исцеления различными недугами и лютыми болезнями одержимым, беснующимся избавление, глухим слышание, хромым хождение, слепым прозрение. Вспомнив о сем, Евдокия умилилась сердцем и поспешила с мужем своим в Калугу, в монастырь Рождества Христова к праведному Лаврентию. Придя ко гробу его, она припала к нему с теплыми слезами, вопия умиленно: «Помилуй меня убогую, святой Лаврентий!» И не посрамилась вера её, по отслужении молебна и литии пред гробом святого, она получила исцеление и прозрела глазами. Но, как поведала она потом, зрение возвратилось ей не вдруг, а постепенно, сперва представились ей, как бы сквозь легкий туман, нерукотворенный образ Спасителя, что над ракой7 и сам гроб угодника Божия и она поспешила облобызать честно святую икону и гроб Чудотворца. Когда же того монастыря священник Трофим окропил святой водой очи её, тогда она прозрев совершенно ясно, в избытке сердечной радости, воскликнула: «Благодарю Бога моего и угодника Его святого Лаврентия, Христа ради Юродивого, Чудотворца». Затем принеся благодарение Богу и Его святому угоднику, и дав братии обители сей и прочим нищим довольно милостыни, Евдокия возвратилась в дом свой совершенно здравой, забывая от избытка радости свою недавнюю болезнь и скорбь.

В 1634 году один человек, одержимый беснованием, не получив ни от кого искомой помощи, решился просить оной у сотворившего нас Бога, у Пресвятой Владычице нашей Богородицы Приснодевы Марии и угодника Божия Лаврентия, Христа ради Юродивого, Чудотворца. Пришед в монастырь Рождества Христова, беснующий пробыл в оном три дня, в течении коих был также сильно мучим бесом и томился от него, так что устрашил и всех монахов. На третий день его пребывания случилось в монастыре быть всенощному бдению и на утро, по обычаю, Св. Литургии. Вместе с другими пришёл в церковь и бесноватый, и припал с мольбой к гробу святого Лаврентия. Когда же начали воспевать на клиросе Херувимскую песнь, тогда он проговорил разумно, начал громко плакать и рыдать и возвратился в дом свой здравым, благодаря за исцеление Бога и угодника Его святого праведного Лаврентия, Христа ради Юродивого, Чудотворца.

В 1641 году пришёл из города Калуги в монастырь Рождества Христова и блаженного Лаврентия посадский человек, именем Трофим, с женой своей. Они привезли с собой сына Давида, болящего ногами. Болезнь же его была так сильна, что он не мог не только встать на ноги, но даже и сделать ими какое либо движение без ощущения сильной боли. Поклонившись раке мощей святого Лаврентия, они отслужили молебен и литию пред гробом святого и после сего, лишь только возвратились в дом свой, болящий сын их встал на ноги совершенно здравым, славя Бога, как будто никогда и не был болен. Отец же его опять пришёл в монастырь и рассказал о бывшем игумену, как сын их молитвами святого и праведного Лаврентия, Христа ради Юродивого, Чудотворца, получил исцеление от своей болезни.

7)В 1641 году мая в первый день, пришёл в обитель Рождества Христова и святого праведного Лаврентия один юноша, родом из Нижнего Новгорода, именем Симеон, одержимый изнурительной лихорадкой. Явясь к игумену, он поклонился ему до лица земли и сказал: «Я, отче святый, пришёл сюда из Нижнего Новгорода на стругах и, как видишь, по воле Божьей, одержим сильной лихорадкой. Слышав же о чудесах святого Лаврентия, Христа ради Юродивого, Чудотворца, который подаёт во многих болезнях скорое исцеление с верой приходящим к нему и веруя от всего сердца моего, пришёл и я в сию обитель и желаю получить, молитвами угодника Божия святого Лаврентия, здравие и от своей болезни исцеление. Молю ты, святый отче, благослови мне пробыть некоторое время в вашей обители, помолиться угоднику Божию и потрудиться, сколько могу, на братию». Игумен с любовью благословил его пожить в монастыре. Он же начал ходить в церковь ко всем службам, усердно молясь святому и прося избавления от своего недуга, и вскоре Господь Бог, за молитвы угодника своего, даровал ему просимое исцеление. Он выздоровел совершенно от одержавшей его болезни, и в благодарность за сие потрудился не мало на братию в хлебне и поварне. После того взяв от игумена благословение, пошел здравым в свой отечественный град, благодаря Бога и святого Чудотворца Лаврентия.

В 1668 году, вышеупомянутый боярин Лев Андреевич Кологривов, имея сына Петра, одержимого в течении долгого времени сильной лихорадкой, вместе с женой своей привез его в обитель Рождества Христова и блаженного Лаврентия. По отслужении пред гробом святого молебна и литии, юноша оный получил совершенное исцеление от своей болезни, и все трое возвратились в дом свой, радуясь и благодаря Бога и угодника Его святого Лаврентия Чудотворца.

И до селе, как свидетельствует та же монастырская запись8, в разные времена многие православные христиане от всех стран нашего отечества, из разных городов и селений притекают в святую обитель Рождества Христова и святого праведного Лаврентия, Христа ради Юродивого, Чудотворца, слыша о благодати исцелений, данной от Вышнего сему праведнику, за многие его труды и подвиги, и все, приходящие к его святому гробу с чистым сердцем и духом и усердно молящиеся святому, получают скорое исцеление в своих недугах и возвращаются здравыми в дома свои, с радостью и благодарением прославляя Бога и угодника Его, святого Лаврентия, Христа ради Юродивого, Чудотворца, коего молитвами и заступлением да спасёт и помилует всех нас Господь Иисус Христос, истинный Бог наш, яко Благ и Человеколюбец. Аминь.

Для ознакомления со службой праведному Лаврентию и с смиренным настроением духа ее составителя, выписываем из оный икос святому: «Како возмогу, грешный и скверный аз душою и телом, испытать во плоти сущее равно ангелом житие твое и преславные чудеса, аще убо мнози премудрии не достигнут исповедати многого твоего терпения и смирения и теплые ко Христу любве, но обаче надеясь на твое беззлобие, о Блаженне, сице вопию ти: Радуйся пресветлая звезда, от востока добродетелей воссиявшая, и вселенную чудесы озарившая; Радуйся возненавидевый родительскую любовь, Христа же единого, над всеми сущего Бога, всем сердцем возлюбивый, и Тому невозвратным желанием последовавый; Радуйся, яко буйственное и юродственное, еже по Апостолу, жительство избравый; Радуйся применивый тленные и настоящие надеждой будущих благ; Радуйся древнему Иову уподобивыйся терпением; Радуйся, Страстотерпче Христов непобедимый, но присно победивый дьявола твоим смирением; Радуйся, яко древний он Лазарь нищий, ныне почиваеши в недрах Авраамлих; Радуйся, иже по отшествии мира сего сущим в бедах и искушениях готовый обретаяйся предстатель и заступник; Радуйся, везде призывающие тя быстро предваряяй: Молиши бо Христа Бога непрестанно, подати грехов наших прощение!»

Б) Лаврентьев монастырь в «смутное время»

Лаврентьев монастырь возникнул вместе с по- явлением Калуги на политическом поприще, с тех пор был постоянным участником и всех её смутных и радостных событий, и даже, как свидетельствуют летописные сказания, разделял и ревность не по разуму, которой увлеклась Калуга в эпоху самозванцев, вместе с многими другими городами. В 1608 году, во время занятия Калуги шайками Болотникова, которому посчастливилось двукратно отразить от нее царских воевод, явился из земли Северской давно ожидаемый мятежниками новый самозванец, называвший себя, подобно первому, Дмитрием Царевичем, чудесно спасшимся от смерти, сперва в Угличе, а потом в Москве. Тушинский этот вор, видя постигшие его неудачи, от неумения и невозможности водворить какой либо порядок и единство в той разносоставной и разнохарактерной толпе, какая составляла его войско, тайно бежал из Тушина в Калугу9, где и находился около года.

Лжедимитрий остановился сперва в монастыре близ Калуги и отправил к жителям сего города несколько монахов с таким известием: «Поганый король неоднократно требовал от меня страны северской, называя оную вместе с Смоленском своей собственностью, но как я не хотел исполнять его требования, опасаясь чтобы не укоренилась там вера поганая, то Сигизмунд замыслил погубить меня. И уже успел, как я известился, склонить на свою сторону полководца моего Рожинского и всех поляков, в стане моем находящихся. К вам, Калужане, я обращаю слово: Отвечайте, хотите ли быть мне верны? Если вы согласны служить мне, я приеду к вам, и надеюсь, с помощью святого Николая, при усердии многих городов, мне присягнувших, отомстить не только Шуйскому, но и коварным полякам. В случае же крайности, готов умереть с вами за веру православную, не дадим только торжествовать ереси, не уступим королю ни двора, ни кола, а тем менее города или княжества».

Такая речь весьма полюбилась мятежным жителям Калуги. Они явились к самозванцу в монастырь с хлебом и солью, проводили его в город с торжеством, дали ему дом воеводы Скотницкого, снабдили его всем нужным, одеждами, конями, винами, съестными припасами. Утвердясь в Калуге, Лжедимитрий послал немедленно за клевретом своим князем Шаховским, который выступил с несколькими тысячами казаков против короля польского, и находился в то время в Цареве Займище, недалеко от Вязьмы. Князь прибыл в Калугу в пятый день после Крещения.

Между тем Лжедимитрий учредил для себя новый двор, и во все места, где только были его приверженцы, разослал повеление истреблять поляков при всяком удобном случае. Немцы также пострадали. Несколько сот немецких купцов, которые везли в Тушинский лагерь по дорогам Смоленской и Путивльской бархат, шелк, ружья, вино Мальвазельское, пряные коренья, были перехвачены казаками и приведены в Калугу, лишились всего, что имели, а некоторые и самой жизни. Поэтому самозванец сей в современных актах называется калужским вором и цариком.

Но промыслу Божию угодно было скоро положить конец злодействам одного и заблуждению других. 11 декабря 1610 года калужский вор погиб бесславной смертью вблизи Лаврентьева монастыря, на берегах той же речки Яченки, где началось его знакомство с Калугой10.

Известно, что по смерти своего царика калужане отрезвились от самозабвения, и, как бы воспрянув от глубокого сна, отказались далее служить срамной вдове и её новорожденному сыну. Они известили Московскую Боярскую Думу о случившемся и о своей готовности действовать за одно с ней, и бояре прислали к ним воеводой из Москвы князя Григория Трубецкого, который и привел их к присяге сперва царевичу Владиславу, а когда обстоятельства изменились, то калужские дружины, под начальством князя Димитрия Трубецкого, выступили к Москве, на соединение с Прокопием Ляпуновым и князем Дмитрием Михайловичем Пожарским, на «общее дело» – спасения отечества.

Когда, кончилось междуцарствие и вступил на престол царский, по избрании всея русские земли, «Богом благословенный и превознесенный» царь Михаил Федорович, Лаврентьев монастырь, снова явился на страницах истории, как соучастник опасностей, угрожавших Калуге по поводу войны с Польшей. Это было в 1617 году. Когда Владислав, сын польского короля Сигизмунда, приняв лично начальство над войском, назначенным против России, занял Вязьму, то жители Калуги, встревоженные близостью неприятелей, послали к царю Михаилу Федоровичу в Москву просить прислать к ним для защищения их от врагов князя Дмитрия Михайловича Пожарского, который в предшествовавших годах оберег их от шаек Лисовского.

Пожарский прибыл в Калугу в октябре 1617 года и немедленно занялся приготовлением её к встрече врагов. Между тем Владислав, сведав о занятии Калуги русскими войсками, послал в окрестности её легкие отряды, под командой Чаплинского и Опалинского, с поручением пресечь Пожарскому сообщение с Москвой. Чаплинский взял Мещовск. Козельск сдался ему добровольно, и он остался зимовать в нем. А Опалинский стал в селе Товарково, в Медынском уезде, при слиянии Шани с Угрой, в 40 верстах от Калуги, и построил здесь острог, с целью занять Пожарского в Калуге и прикрыть движение Владислава на Можайск. Начальство над Товарковским острогом Опалинский поручил Чаплинскому, который деятельно исполнял возложенное на него поручение, беспрерывно тревожить Калужский гарнизон неожиданными нападениями, не раз врывался в городские предместья и зажигал их, а однажды выманив князя Пожарского из городских стен, стремительно напал на него за Лаврентьевым монастырем. Бой продолжался целый день. С нашей стороны много пало людей, в плен взято 50 человек, в том числе племянник Пожарского11. После того в 10 день Чаплинский и Опалинский, соединив свои отряды, подошли к Калуге ночью с намерением овладеть ею врасплох. Но взять город было не легко, потому что он был охраняем крепкими заставами и караулами. Пожарский допустил неприятелей войти в надолбы, и лишь только они вошли, выступил из города, побил многих, остальных прогнал с уроном. Так продолжалось до весны 1618 года. К несчастью Калуги, князь Пожарский заболел, и был отозван в Москву. В это время сперва вторглись в Калужскую область, а потом овладели и самой Калугой запорожцы, под начальством своего атамана Сагайдачного. Они произвели в городе страшный грабеж и опустошение. Острог был сожжен, разорены многие церкви и лавки со всякими товарами и хлебными запасами, большая часть жителей вырезана12. Сагайдачный оставался в Калуге до самого заключения мира с Польшей (в селе Деулино) 1 декабря 1618 года.

Надобно полагать, что и прилежащий к Калуге монастырь Лаврентьев не избежал той же участи, как находившийся во время этих событий в черте военных действий.

В)      Восстановление и устройство обители после «Литовского разорения» до возведения настоятелей оной в сан Архимандрита, от 1619 по 1708 год.

Едва успела Калуга опомниться от разорения 1618 года как промыслу Божию угодно было посетить её новым несчастьем, как бы для очищения прежних грехов её. В 1622 году страшный пожар докончил начатое Сагайдачным опустошение города. По описи писца Василия Плещеева, в Калуге после этого пожара оставалось лишь 273 двора или дома, 312 человек жителей и 20 деревянных церквей. Юный царь, восстанавливая из пепла и развалин важный по своему географическому и (тогда) военному положению город, явил свою благость и обители праведного Лаврентия. Так в выписи из калужских писцовых книг 7136 и 7137 (1628 и 1629) годов, писца Григория Плещеева, да подьячего Григория Семенова, упоминается о трех жалованных грамотах, данных царём Михаилом Федоровичем Лаврентьеву монастырю, в течении его царствования (1613–1645). Из числа их одной были пожалованы сему монастырю «на свечи и на ладан, на вино церковное и на всякое монастырское строение», рыбные ловли в реке Оке (от речки Можайки до речки до Кобыльи). Другой грамотой, за прописью дьяка Патрикея Насонова, пожалована мельница под Покровским погостом на колодезе. В той же выписи упоминается и о жалованной грамоте Царя Михаила Федоровича «против старой же Тарханной грамоты» (1565) на монастырские вотчины, как прежние, так и вновь пожалованные. О старых монастырских вотчинах говорится в ней следующее: «А что написано к монастырю, погост на реке Оке, а в нем церковь Покрова Пресвятой Богородицы, да деревня Пасеевская слобода, да деревня другая Пасеевская слобода, тот погост и деревни взяты давно и приписаны в округ к государевой, к дворцовой, к Ромодановской волости, а к монастырю тем погостом и деревнями ныне (1629) не владеют», и в след за сим исчисляются его тогдашние владения, о коих будет сказано ниже.

Одним из существенных признаков улучшения обители было построение на месте, где погребен святой праведный Лаврентий, Христа ради Юродивый, Чудотворец, теплой каменной церкви (вместо обветшавшей деревянной) во имя Святого Мученика (и Архидиакона Лаврентия, коего память 10 августа. Церковь эта окончена зданием в 1650 году и освящена, как видно из надписи на хартии, в которой хранились на престоле святые мощи, при благоверном царе Алексии всея России, и при архиепископе Серафиоме Суздальском и Тарусском (к епархии коего тогда принадлежала Калуга). На рисунке, приложенном к старинному рукописному сказанию о чудесах святого праведного Лаврентия, храм этот изображен двухъярусным (и сообразно преданию о пожаре, верхний ярус надобно полагать был деревянный,) с тремя шатровыми верхами над кровлей. Ярус этот, по сказанию ведомости или описи 1763 года, заменен каменной соборной церковью во имя Рождества Христова и Вознесения Господня, с колокольней каменной же, по Указу Московского Синодального Правления, от 9 июня 1739 года, и по Указу Московского Синодального Казенного приказа, от 21 августа 1732 года, построена над св. воротами каменная церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы, которая, по монастырскому преданию долгое время служила приходской для монастырских крестьян слободы Подзавалья и деревни Турыниной.

Моровое поветрие, опустошавшее Россию в 1654 году, достигло и Калужской области. В Калуге зараза обнаружилась 10 августа 1654 года. Несмотря на принятые меры предосторожности, на устройство крепких застав и сторожей, с целью пресечь всякое сообщение с Москвой и другими городами, поветрие свирепствовало здесь четыре месяца до 1 декабря 1654 года. Из росписи, доставленной царю от калужского воеводы Б. И. Камынина, видно, что жертвой заразы в Лаврентьевом монастыре сделались игумен и 4 иеромонаха. Старцев осталось в живых только 8 человек (цифра, показывавшая число умерших старцев, в подлинной росписи изгладилась). В слободе и в деревне монастырской умерло крестьян 95 человек, осталось в живых 32 человека. Судя по этой пропорции можно полагать, что в Лаврентьевом монастыре монашествующих до того времени было около 25 человек13.

Монастырь праведного Лаврентия, вместе с г. Калугой до 1672 года, принадлежал по духовному управлению к Суздальской епархии, а с сего года вошел в состав обширной патриаршей области. В это время по официальным актам он упоминается только однажды, а именно в 1681 году, когда предполагалось в Калуге или Белеве открыть епархию. «В удовольствование Архиерею дати Рождественский монастырь», а за ним 59 дворов, Преображенский (в Белеве), а за ним 200 дворов, всего 259 дворов14.

Предположению этому, как мы увидим, суждено было осуществиться более чем чрез столетие, и Рождественский монастырь, согласно оному в 1799 году поступил «в удовольствование» Архиерею новооткрытой Калужской епархии, а до того времени продолжал существование самостоятельно.

Монастырская летопись XVII столетия оканчивается событием, показывающим внимание к обители праведного Лаврентия царственного дома Московского. От царя Феодора Алексеевича она получила в дар богатое напрестольное Евангелие на полуалександрийской бумаге, в листе московской печати, 1681 года, оболченное пунцовым бархатом. Верхняя доска в сребропозлащенном окладе, средние – Деисус и наугольники–евангелисты накладные, чеканные, искусной работы. На нижней доске средник и наугольники также сребропоздащенные, равно как и застежки. На полях верхней доски вычеканина следующая надпись: «Лета 7190 (1682) января во 2 день повелением великого государя царя и великого князя, великие и малые России самодержца построено сие святое Евангелие в церковь Сретения Господня, что у него, великого государя вверху». Мерой в длину 10 ½, в ширину 7 ½ вершков. Весу во все Евангелии и с окладом 29 фунтов 72 золотника. Когда именно и по какому случаю пожертвовано сие Евангелие не видно, но несомненно, что оно не могло иначе поступить в монастырь, как по царскому изволению. В 1693 году прислано в дар обители и другое напрестольное Евангелие от государыни, царевны и великой княжны Татьяны Михайловны, которое она дала, как значится в подписи, поминаючи душу сестры своей благоверной государыни царевны и великой княжны Анны Михайловны, в инокинях Анфисы.

Г) От возведения настоятелей обители в сан архимандрита до обращения оного в архиерейский дом от 1708 по 1799 год.

В начале XVIII столетия настоятелям монастыря усвоено достоинство Архимандритское, вместо Игуменского. Первый настоятель, удостоенный сего был игумен Карион, почтенный сею степенью в 1708 году, управлял обителью с 1698 года. По сравнению с одинаковыми обстоятельствами в других иноческих обителях, можно с достаточной вероятностью предполагать, что возведение в сан архимандрита игумен Карион заслужил особенной заботливостью о внешнем и внутреннем благоустройстве вверенной ему обители. По неимению в монастырском архиве никаких письменных актов, относящихся ко времени его управления, можно принять за подтверждение сего предположения: 1) Надпись на большом колоколе, которая показывает, что он первоначально был вылит при архимандрите Карионе «тщанием и радением города Калуги посадских людей» в 1713 году (весу в нем тогда было 99 пудов); 2) Надпись на некоторых богослужебных книгах, из коих видно, что в 1704 году был прислан в Лаврентьев монастырь полный круг таких книг «из приказа большого дворца и книжной палаты», по Указу царя и великого князя Петра Алексеевича, и конечно по особому ходатайству настоятеля; 3) Надписи на других книгах, кои гласят, что они приобретены были большей частью при архимандрите Карионе, наконец, 4) Само место погребения его, в притворе нижней церкви, в нескольких саженях от раки мощей святого праведного Лаврентия (чего не удостоился никто из прежде и после его бывших настоятелей (свидетельствует, что сей настоятель в свое 24-летнее управление обителью заслужил любовь и уважение братства, им окропляемого. В стене, отделяющей настоящую церковь от притвора, над могилой почившего оставлена каменная доска, на коей вырезана в глубь надпись вязью: «1722 года января в 26 день, на память преподобного отца Ксенофонта, преставился раб Божий сея обители Архимандрит Карион, жития его от рождения 67 лет. В сей обители игуменствовал 10, архимандритом 14 лет. Погребен против сей таблицы». Новый знак, что желали и находили за что сохранить в обители память усопшего.

В 1732 году построена над святыми вратами каменная церковь, во имя Успения Божией Матери, а в 1739 году верхний деревянный ярус соборной церкви заменен каменным по Указу московского синодального приказа от 9 июня 1739 года.

Каменную церковь прилично было окружить каменными зданиями. В 1733 году начали строиться в обители на южной стороне её каменные кельи (нынешний Архиерейский дом) «тщанием и иждивением» (как сказано в надписи на каменной доске, вставленной в стену нижнего этажа) калужского купца Козьмы Иванова сына Ланина, в поминовение (кажется, ибо надпись далее полуизгладилась) по своей супруге.

Усердие к обители калужских граждан и дворян выразилось в построении каменного храма с колокольней, каменной оградой вокруг монастыря и в украшении раки святого праведного Лаврентия, которая обита медными посеребрёнными досками чеканной работы, а верхнее изображение угодника Божия украшено серебряным, по местам позлащенным, окладом. Это сделано, как показывает надпись, в 1750 году, при Архимандрите Киприане. По ведомости 1744 года видно, что за Лаврентьевым монастырем, (состоявшим с 1742 года в Московской епархии) числилось в то время 523 души крестьян, тогда как в 1687 году их было только, как мы видели выше, 59 дворов.

Значит в продолжении этого времени, упоминамые в выписи 12 монастырских пустошей, «старозапустевших», снова заселились и устроились. Что также должно относить к особой попечительности настоятелей обители о её хозяйстве. В 1764 году, во

время управления монастырем Архимандрита Варлаама, последовало учреждение о духовных штатах, имевшее столь важное влияние на состояние иноческих обителей. Лаврентьев монастырь оставлен и поставлен в 3 классе, 13-м в списке обителей. Монашествующих по штату положено, кроме настоятеля, 11 человек, вольный писец и 8 штатных служителей. Окладной суммы на содержание обители назначено в год 862 руб. 32 ½ коп. Подробное распределение оной будет означено в особой статье, «О содержании монастыря». Земли отведено садовой и огородной вне монастыря за стенами 3 десятины 100 саженей, под рощей 1 десятина 100 саженей, лугу на Угре 4 десятины, да в последствии, в силу Указа от 18 декабря 1797 года, о наделении монастырей мельницами и рыбными ловлями, определены Лаврентьеву монастырю мельница на речке Яченке и рыбные ловли в Перемышльском уезде в озерах: Моховом, Долгом и Минкины лужки.

Но самым замечательным в однообразной цепи событий обыденной монастырской жизни с 1764 по 1799 год было без сомнения учреждение в Лаврентьевой монастыре Духовной Семинарии в 1776 году. Это событие совпадает с открытием в Калуге наместничества. Преосвященный Митрополит Московский Платон, посетив по сему случаю Калугу ознаменовал это посещение в духовном отношении заведением в Лаврентьевом монастыре Семинарии, ибо потребность в образованных пастырях церкви давно уже и сильно ощущалась в краю, заражённом расколом. К сожалению, в монастырском архиве не сохранилось ни одной бумаги, касающейся сего предмета. По официальным источникам начальное число учеников в ней простиралось до 120 человек15, слишком в четверо более, нежели в современной ей городской школе, которая содержима была на счет суммы Приказа Общественного Призрения, где учеников было от 30–40 человек. В этой Семинарии дети священно-церковнослужителей обучались тогда латинскому языку, грамматике, пиитике и нотному пению. На содержание Митрополит Платон испросил у Императрицы Екатерины 300 рублей в год. На эту сумму содержалось неимущих 9 человек, которые и жили в самой Семинарии, остальные были на своём коште16.

По рассказу одного 70-летнего старца иеродиакона, обучавшегося в этой Семинарии в 1794 и последующих годах, она делилась на два отделения–верхнее и нижнее, а каждое отделение на два класса. Казеннокоштные воспитанники и учителя жили в семинарском корпусе, который был пристроен к настоятельским кельям (нынешний Архиерейский дом) с правой стороны, на том месте, где ныне дровяник и каменная квасоварня. Этот корпус сломан при Епископе Филарете и материал употреблен на построение домовой церкви, во имя Преподобного Сергия Радонежского Чудотворца, в 1825 году.

Настоятель монастыря, сперва игумен, а с 1798 года архимандрит Феофан был вместе и ректором Семинарии. Он был человек строгий, любил наблюдать порядок во всём. Обращал внимание на обучение, но преимущественно на нравственность учеников, которые обязаны были неопустительно посещать храм Божий в воскресные и праздничные дни, а в посты сверх того по средам и пятницам. Взыскания за леность и шалости были умерены и зависели непосредственно от ректора, самоуправство учителей в этом отношении допускаемо не было. Вообще ректора боялись и любили за то, что он был, хотя и строг, но справедлив, и сам входил во все подробности ученического быта, который однако был исполнен лишений не по недостатку внимания а по скудости средств, ибо что и можно было сделать на 800 руб. в год17.

До 1800 года, т. е. до перевода Семинарии в Калугу и коренного образования в системе обучения, воспитанники оной, для окончательного образования своего поступали сперва в Перервинскую Московскую, а потом в Лаврскую Семинарию.

Из сохранившихся в монастырском архиве бумаг видно, что Лаврентьев монастырь, как самый отдаленный от столицы, из принадлежавших к Московской епархии монастырей, служил местом заточения для лиц, посланных на исправление в монастыри, по особому распоряжению высшего начальства. Так в нем содержался с 1765 по 1801 год, по определению Тайной Экспедиции, под строгим караулом, некто отставной кадет Елизар Карякин, присланный «на исправление в уме его». Карякина велено было содержать в особой кельи, под присмотром капрала и двух солдат, не выпуская никуда, кроме церкви Божией, и то под караулом, жалованье шло ему 10 рублей в год. В 1776 году он был вызван в Москву, и возвращен в монастырь при Указе Генерал-Фельдцейхмейстера, Сенатора и Кавалера Салтыкова. Освобожден уже в 1801 году.

Мы видели, что еще до учреждения духовных штатов, Лаврентьев монастырь в середине периода самобытного своего существования успел украситься величественным храмом с такой же колокольней. Монастырское предание говорит, что в конце прошлого столетия особое тщание об украшении сего храма имел Коллежский Советник Афанасий Абрамович Гончаров, ему же приписывают и устроение нынешнего величественного иконостаса, но никаких бумаг, касающихся до сего дела, не сохранилось в монастырском архиве. Видно только, что в 1779 году Гончаров пожертвовал в монастырь сребропозлащенный ковчег, а в 1783 году 27 февраля монастырь получил впервые 50 процентов с капитала, внесённого им на вечные времена в Московскую сохранную казну, для поминовения своих родителей18. Двухпрестольный храм обители, надстроенный над нижней церковью и украшенный благолепным иконостасом, во вкусе рококо, делает честь и усердию строителя и искусству зодчего и составляет украшение обители, храм величествен извне, высок, светел и просторен внутри, окружен крытыми галереями, или ходовыми папертями, которые соединяют его с готической трёхъярусной колокольней и с корпусом настоятельских (или Архиерейских) покоев. Освящен19, как видно из надписей на крестах, водруженных под престолами обоих пределов, по благословению Митрополита Московского и Калужского Платона, в 1780 году, при настоятеле обители Никодиме. Из монастырских бумаг, (собрание коих начинается лишь 1782 годом), видно, что в 1783 году и последующих производилась постройка вокруг нижней церкви папертей, от северных и южных дверей вокруг алтаря. Паперть эта уничтожена в последствии при Епископе Никаноре в 1830 году20. В 1784 году, за достройку этих папертей выдано, по надлежащем освидетельствовании, из Калужской Казенной Палаты 493 руб. О стоимости работы можно судить потому, что за сделание на паперть и алтарь кровель и желобов к оным уплачено 30 рублей. В 1786 году снова отпущено на исправление ветхостей в монастыре, сверхположенных по штату, еще 250 рублей. В этом году производилась «надделка колокольни и установление на ней боевых часов». За сделание и постановку новых часов уплачено часовому мастеру купцу Дмитрию Васильеву Севостину 200 рублей. В этом же году сделаны на штатную сумму крытые переходы от настоятельской кельи до окружающих церковь галерей. Во второй половине 1786 года настоятель обители, при котором последовало окончательное устройство нового верхнего храма и все вышеупомянутые постройки Архимандрит Никодим перемещен в Лихвинский Покровский Добрый монастырь, а Лаврентьева монастыря настоятелем был назначен в сане игумена о. Феофан, управлявший сею обителью до самого обращения её в архиерейский дом.

Игумен Феофан памятен столько же своими добрыми качествами, привлекавшими к нему уважение калужских граждан и дворян, сколько и не усыпной заботливостью о внутреннем и внешнем благоустройстве вверенной ему обители. Так, в 1788 году с помощью калужских жителей всех сословий, по его старанию, перелит большой соборный разбившийся колокол, из 99 пудов, с прибавлением новой меди, в 200 пудовый21. В 1790 году он исправил пришедший в крайнюю ветхость иконостас нижней церкви во имя святого мученика и Архидиакона Лаврентия, при чем был переменен и сам подгнивший престол, переделаны венцы на местных иконах, пробиты вновь окна, пол вымощен лещадью и после сих исправлений церковь освящена вторично (первый раз 1650 года) 17 ноября 1790 года, по благословению Высокопреосвященного Платона Митрополита Московского и Калужского. В 1792 году из привесов, взятых в часовне, что на Боровской дороге (нынешняя Крестовская церковь), сделано серебряное блюдо в 77 золотников, да три венца на образа Деисуса, стоявшие тогда в нижней церкви над царскими вратами. В 1793 году в нижней же церкви исправлены полинялые местные образа и стенное писание. Поправлял города Калуги, Воскресенской церкви, что на посаде, дьячок Семен Андреев за 85 руб. В 1797 году перекрыт корпус, что при Успенской, на святых вратах, церкви. В 1798 году производилась железная работа на главе и куполе со- борной церкви, за что заплачено Тульскому кузнецу Ивану Афанасьеву 150 руб. Таким образом, все монастырские здания, тщанием и радением о. игумена Феофана, приведены в тот благообразный вид, который они сохранили и поныне, будучи поддерживаемы новыми хозяевами, в ведении которых находится монастырь с 1799 года.

За эту заботливость, отличавшую о. игумена Феофана, при других его личных достоинствах, он был произведен Митрополитом Платоном в сан Архимандрита 25 сентября 1798 года, в Свято-Троицкой Сергиевской Лавре.

В конце 1799 года, по Высочайшей воле открыта Калужская епархия, а Лаврентьев монастырь обращен в Архиерейский дом. Первым Епископом вновь открытой епархии высочайше пожалован Ректор Новгородской Семинарии Архимандрит Феофилакт Русанов. Наречение его Государю Императору Павлу Петровичу угодно было почтить своим присутствием. Почему (23 октября) члены Священного Синода собрались в зале Гатчинского дворца и там совершили святой обряд в присутствии Его Величества. Это достопамятное происшествие определением Святого Синода поставлено вписать в журнал оного.

В начале 1800 года Лаврентьев монастырь сдан эконому Калужского Архиерейского дома иеромонаху Михею по описям, а Архимандрит Феофан оставлен в Московской епархии, где сперва получил в управление Можайский Лужецкий монастырь, а в 1803 году переведен в Спасо-Андрониев, который обязан ему своим возобновлением и устройством после пожара 1812 года, на что потребная сумма была отпущена из казны.

Д) От обращения монастыря в Архиерейский дом, с 1799 года до настоящего времени.

История Лаврентьева монастыря в новом его назначении есть история разных сообразных сему назначению хозяйственных перемен и улучшений.

Первый Калужский Епископ Преосвященный Феофилакт (1799–1809) с самого приезда в Калугу, в начале 1800 года и до вызова своего в С.-Петербург в 1807 году, по неимению тогда в Калуге Архиерейского дома, имел постоянно пребывание в Лаврентьевом монастыре, откуда в том же году перевел в город Семинарию, в нарочито отведенное для сего от казны временное помещение. Он застал в монастыре 2 иеромонахов, бывшего монастырского казначея иеромонаха Серапиона и иеромонаха Николая, 1 белого священника, 2 белых дьяконов, 2 послушников и 8 штатных служителей, из коих оставлены были при Архиерейском доме лишь 1 иеромонах Николай и 2 послушника, а остальные были немедленно размещены по другим монастырям. Иеромонах Николай был оставлен в уважение особого его прошения, при котором он пожертвовал собственных денег 600 червонцев (без промена) и 100 руб. ассигнациями, для покрытия на церкви Вознесения Господня кровли и купола железом, с тем, чтобы ему позволено было жить по смерть в Лаврентьевом монастыре и по смерти чинилось о нем в оном вечное поминовение. Прошение его было уважено и деньги употреблены по его назначению.

В недостававшее до положенного по штату для Архиерейских домов 3-го класса число штатных служителей 44 человек были назначены, по распоряжению Казенной Палаты, 25 человек из обывателей слободы Подзавалья, в которой уже имели оседлость 8 человек, прежние штатные служители Лаврентьева монастыря. Вследствие сего большая часть слободского населения снова сделалась зависимой от обители.

По сведению, доставленному от бывшего настоятеля обители архимандрита Феофана, оказалось, что в ведении Лаврентьева монастыря состоит отведенной к нему по штатам 1764 года, садовой и огородной земли, вне монастыря за стенами, 3 десятины 100 саженей, под рощей 1 десятина 100 саженей, лугу на Угре 4 десятины, да в силу высочайшего Указа 1797 года 18 декабря о наделении монастырей мельницами и рыбными ловлями из казённых дач, Калужской Казенной Палатой определена мельница на речке Яченке и рыбная ловля в Перемышльском уезде. Преосвященный Феофилакт, усмотрев из этого, что до положенного по штату количества земли при Архиерейских домах (60 десятин) недостаёт еще более чем наполовину, 53 десятины 1240 саженей, а рыбной ловли, назначенной Казенной Палатой к отводу Лаврентьеву монастырю в Перемышльском уезде, в озерах Моховом, Долгом и Минкины лужки, по обращении монастыря в Архиерейский дом, не соответствуют своему назначению, отнеся о сем в Казённую Палату, а последняя сделала такое распоряжение: рыбные ловли, назначенные Лаврентьеву монастырю передать в ведение Перемышльского Лютикова монастыря, а назначенные сему последнему, в реке Оке и озерах Полян и других, передать в ведение Лаврентьеву монастырю. А в счет недостающего количества земли тогда же отведена монастырю, по удобству, из пустопорожних земель деревни Подзавалья, 13 десятин 1240 саженей, а в 1803 году отмежевано к Архиерейскому дому 40 десятин сенокосной и пахотной земли в Боровском уезде, при упраздненной Рождественской церкви, села Гремячь, которая в 1804 году и принесла оброчных денег 120 рублей.

Стараниями Преосвященного Феофилакта и его преемника Преосвященного Евлампия (1809–1813) монастырское хозяйство обязано заведением улучшенной породы рогатого скота. Оба, сии Владыки знакомы были наглядно с достоинством холмогорской породы, первый как архангельский уроженец, второй, как управлявший Архангельской епархией. Преосвященный Феофилакт выписал для своего дома несколько штук из Архангельской губернии, а в бытность Преосвященного Евдампия, келейный служитель его, родом из Архангельска, как знакомый с особенностями ухода за скотом этой породы, сам руководил им, пока приучил к тому штатных служителей.

Преосвященный Евлампий начал, а преемники его Преосвященные: Евгений и Антоний окончили разведение при монастыре сада, в который обращена дикоросшая по скату холма роща22.

Преосвященный Антоний (1816–1819) тоже любил заниматься хозяйством своего монастырского дома, в чем много помогала ему матушка его, почтенная и препростая старица, которая жила при монастыре на скотном дворе, состоявшем в её непосредственном заведывании.

Преосвященный Филарет (1819–1825) также поддерживал устроенное его предшественниками хозяйство своего Архиерейского дома. Но по особой любви его к иноческой жизни, его наиболее озабочивало устроение внутреннего порядка в древней обители Святого Праведного Лаврентия. С этой целью, и желая поддержать в своём Архиерейском доме монастырский порядок, он собственноручно начертал «Правила для монашествующих Архиерейского дома», которые и предлагаем здесь, как образец его пастырской ревности и выражения того духовного настроения, какое проявлялось в нем уже при самом начале его Иерархического служения.

Правила для монашествующих Калужского Архиерейского дома

Все монашествующие, не исключая никого, должны неопустительно приходить к началу Утрени, Литургии и Вечерни.

Все монашествующие должны быть при общей братской трапезе, исключая келейного монаха, живущего при Архиерее.

Обед должен быть всегда в 11 часов утра, а ужин в 8 часов вечера, при трапезе неопустительно должно быть чтение житий святых отцов.

Всем монашествующим запрещается строго употребление хмельных напитков, кроме немощных и то не более одной рюмки перед обедом.

Эконом или казначей не должны отлучаться в город, или в другие места, без дозволения Архиерея, а когда потребует надобность и спроситься не будет возможности, тогда могут они отлучаться, только по возвращении должны явиться к Архиерею и изъяснить ему причину своей отлучки.

Все прочие монашествующие, исключая келейного монаха, не должны никогда отлучаться без позволения эконома.

Всем монашествующим строжайше запрещается вход в дома штатных служителей и других живущих близ дома крестьян.

Для прогулки, и то с четками и молитвою, позволяется им ходить только в садах, Архиерейскому дому принадлежащих.

Всем монашествующим строго запрещается иметь между собой несвойственные монахам разговоры и пустословие и смехотворение, а должны они иметь беседы, до спасения души касающиеся.

Все монашествующие должны неопустительно совершать ежедневное келейное для молитвы правило, заниматься чтением отеческих и духовных книг и библии.

За неопустительным наблюдением сих правил эконом должен строго смотреть и в 9 часов пополудни каждый день доносить Архиерею, все ли братья в течении дня были исправны. Эконом сам должен подавать другим пример строгого соблюдения сих правил.

Кто из монашествующих несогласен соблюдать сих правил, тот будет немедленно исключен из числа братии, для определения в другие монастыри, по рассмотрению Архиерея.

Правила сии объявить всей братии в трапезе и каждому списать и иметь на стене в своей кельи, а подлинник хранить при монастырских делах.

Филарет Епископ Калужский

1823 год июня 30 дня

Отъезжая в 1825 году на Рязанскую епархию, Преосвященный Филарет дал Калужской Консистории предложение, копия с которого была прислана в Лаврентьев монастырь при консисторском указе эконому Иеромонаху Августину и казначею Иеромонаху Павлу. В этом предложении Преосвященный Филарет нашел нужным для официального сведения своему преемнику, (который имел прибыть в Калугу уже после его отъезда), изъяснить собственноручно, что им сделано было в пользу Лаврентьевой обители с 1819 по 1825 год.

Во время управления моего Калужской епархией, писал Преосвященный Филарет, при всемогущей помощи Божией, в Архиерейский дом, по хозяйственному моему распоряжению, на сумму от доброхотных дателей, с пособием весьма ограниченных домовых доходов, произведены следующие починки и вновь постройки:

Церковь и колокольня каменная снаружи вновь оштукатурены, починены и выбелены; 2) Верхняя церковь внутри снова оштукатурена и по стенам вся расписана иконами и разными приличными фигурами; 3) В нижней церкви разделаны окошки, расписанное подновлено, и пол весь снова перемощен лещадью; 4) Паперти около церкви все внутри снова оштукатурены и покрыты новым листовым железом, вместо обветшавшей тесовой крыши; 5) Дом для Архиерейского пребывания, вместо тесовой обветшавшей кровли, весь покрыт новым листовым железом; 6) Вновь построена с основания в сем доме и освящена церковь во имя Преподобного Сергия Радонежского Чудотворца и снабжена приличной утварью; 7) В людских покоях вверху окошки разделаны, потолки подняты и вновь оштукатурены и полы перемощены, а стены раскрашены. Внизу кухни и поварни Архиерейские и братские устроены вновь со всеми принадлежностями и оштукатурены; 9) Братские все под домом кельи исправлены, вновь намощены полы, и печи новые складены, и внутри стены раскрашены; 10) Экономская и Казначейская на воротах кельи, вместо тесовой обветшавшей кровли, вновь перекрыты листовым железом, и внутри все раскрашены, и по обеим сторонам сделаны вновь фронтоны; 11) Каменная ограда кругом дома вся починена и обелена; 12) Четыре башни покрыты по новой на фасаде тесом и частью железом; 13) Вновь построена деревянная баня со всеми принадлежностями; 14) В саду посажено до 1000 разных фруктовых деревьев с прививками самых лучших сортов и построена беседка; 15) Кровли на всех зданиях покрыты вновь зеленой краской медянкой и малой частью мумией. Извещая о сем Калужскую Духовную Консисторию, прошу сохранить сей акт и послать сведения о сем в Калужский Архиерейский дом для хранения же, а меня о своем распоряжении уведомить, также довести до сведения преемника моего по прибытии его в Калужскую епархию.

Преосвященный Григорий I (1826–1828), обратив внимание на недостаточные средства к поддержанию монастыря, исходатайствовал у Священного Синода в пользу оного 5,000 руб. асс. ежегодной добавки к окладной сумме, при нем скотный двор, бывший доселе внутри монастырской ограды, перенесен, по приличию, за ограду, на то место, где оный находится и ныне.

Преосвященный Никанор (1831–1834), уничтожил ветхую галлерею, окружавшую храм с восточной стороны (от северных и южных дверей вокруг алтаря), а с северной – пристроил двухэтажную каменную палатку, в верхнем этаже коей помещается ризница. В 1833 году тщанием его устроена из ветхих вещей, с добавлением собственной суммы, сребропозлащенная риза на местную икону Вознесения Господня.

Преосвященный Николай (1834–1851), как долее всех своих предшественников управлявший Калужской епархией имел и более других времени обращать внимание на хозяйственное устройство обители и увеличение способов её. При нем прибыло довольно билетов на внесённые в кредитные установления равными благотворителями суммы в пользу монастыря, для вечного поминовения погребенных в нем родственников их. В храм Вознесения Господня пожертвована московским купцом Александровым богатая люстра. Иждивением Графа В. Н. Зубова в 1848

году устроена сребропозлащенная риза на местную икону Страстную Божией Матери, а сам Преосвященный Николай украсил серебряными ризами, с позлащенными венцами, местные иконы другого придела верхней церкви во имя Рождества Христова, а по духовному завещанию отказал часть своих келейных серебряных вещей на ризу для иконы святого Праведного Лаврентия, что за клиросом, против средних врат.

При Преосвященном Григории II (с 1852 года), в нижней церкви, во имя святого мученика и Архидиакона Лаврентия, в 1855 году 3 мая переменен обветшавший престол, при чем церковь сия освящена в третий раз по построении, с переименованием её во имя первоначальника обители святого Праведного Лаврентия, Христа ради Юродивого, Калужского Чудотворца.

При Преосвященном Гаврииле начато, попечением Преосвященного Николая продолжено, а особенной заботливостью Преосвященного Григория II окончено устройство Крестовской церкви и упрочено существование при ней богадельни для призрения священнослужителей, церковь же состоит в ведении Лаврентьева монастыря и составляет как бы Киновию оного.

3. Храмы и другие здания

А)      Храмы

В обители святого праведного Лаврентия ныне один каменный соборный двухэтажный трехпрестольный храм, да две церкви: домовая во имя Преподобного Сергия Радонежского и Успенская (в которой не служат) на святых вратах. В нижней церкви, во имя святого праведного Лаврентия, Христа ради Юродивого, Чудотворца, почивают под спудом мощи сего угодника Божия, верхняя имеет два престола рядом: на правой стороне во имя Вознесения Господня, на левой–Рождества Христова.

История Храма. Нижняя церковь, как положительно известно, построена прежде верхней, но не из дикого плитяного камня, как писали некоторые23, а как по тщательному исследованию оказалось, один цоколь сложен из крупного натесанного камня, а массивные стены выведены из тяжеловесного кирпича, забученного известковым камнем, залитым цементом. Из внешних признаков, указывающих на древнейшее построение нижней церкви, кроме вросшего до половины в землю цоколя, можно указать на входные южные двери, украшение которых состоит из тройных наличников и архивольтов, как во многих наших церквах, построенных до ХѴIII века. Ко внутренним признакам древней постройки принадлежат низкие своды и окна с широкими внутрь отливами. Впрочем окна, как видно по монастырским бумагам, не сохранились в прежнем виде, некоторые пробиты были вновь, а прежние разделаны.

История нижней церкви заключается в следующей надписи на хартии, наклеенной на полотне, лежавшем под срачицею на престоле. «Освятися алтарь сей Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа в церкви мученика и Архидиакона Лаврентия, лета ҂ЗРНИ индикта Г. мая в ФІ день, на память священномученика Патрикия, при Благоверном Царе Алексии всея Руссии, при Архиепископе Серапионе Суздальском и Тарусском, как выше сего на хартии, в коей святые мощи хранятся, значится». Хартия эта найдена во время обновления престола в 1855 году.

Второе освящение последовало, при державе Благочестивой Государыни Императрицы Екатерины Алексеевны и при наследнике Ея Павле Петровиче и супруги Его Марии Федоровны и чадах их князьях и княжнах, благословением Святого Синода члена, Придворного проповедника и их Императорских Высочеств в законе учителя, Высокопреосвященного Платона Митрополита Московского и Калужского и Свято-Троицкой Лавры Священноархимандрита, по сделании нового иконостаса и престола, тщанием сея обители Игумена Феофана и подаянием Калужских жителей, 1790 года ноября 17 дня, на память иже во св. отца нашего Григория Епископа Неокесарийского и преподобного Никона Радонежского.

А в третий раз она освящена, при обновлении поврежденного от огня престола, в 1855 году при Епископе Григории II, при чем и сама церковь переименована во имя святого праведного Лаврентия.

Верхняя двухпрестольная церковь, как выше сказано, построена в первой половине XVIII столетия (в 1759 году), из надписей на водруженных под обеими престолами каменных крестах видно, что освящена (вторично по сделании нового иконостаса) в 1780 году, при Настоятеле Архимандрите Никодиме, по благословению Высокопреосвященного Платона Митрополита Московского. По монастырскому преданию, церковь эта приведена в нынешний благолепный вид усердием г. Афанасия Абрамовича Гончарова. В то же время пристроена к нижней церкви с левой стороны её, как основание для более обширной верхней церкви, кладовая с выходами и погребами.

По монастырскому преданию, построению верхней церкви предшествовал пожар, который повредил верхний храм во имя Рождества Христова, как имевший тесовую кровлю. В настоящем своём виде соборная церковь Лаврентьева монастыря представляет величественное здание изящной архитектуры. Она открыта с восточной стороны совершенно, а с севера и юго-восточной до половины, т. е. до боковых входных дверей. С прочих же сторон оба этажа её окружают крытые переходы, иди ходовые паперти, которые опоясывают церковь с запада, отделяя от себя с этой стороны ветвь для соединения церкви с колокольней. Против северных и южных боковых дверей они поворачивают в стороны под прямым углом, оканчиваясь двухъярусными башнями с куполами и крестами. В северной башне внизу палатки для хранения запасов, а в верху ризница и библиотека, а южная составляет выход из паперти на открытую на столбах галерею, которая соединяет верхнюю церковь с Архиерейскими покоями. Над квадратом верхней церкви возвышается кровля с крутыми скатами на четыре стороны, на ней сквозной деревянный осьмерик, освещенный узкими окнами, выше купол, над ними еще небольшой осьмерик, над которым уже возвышается грушевидная глава, а над ней шпиль, оканчивающийся маленькой главой с восьмиконечным позлащенным крестом. Крыши храма, купола, главы, шпиль, а также и купола на боковых башнях и на окружных галереях крыты железом и окрашены зеленой краской. Восточная алтарная часть шестигранная. Нижняя церковь с этой стороны освещена двумя только окнами (с левой фальшивые), верхняя шестью, а на месте седьмого в нише изображена красками икона Святой Троицы. Окна с простыми перемычками. С западной стороны обе церкви соединяются галереей же с трехъярусной готической колокольней, которая замечательна стройностью своих размеров и красивостью орнаментов. Углы двух верхних ярусов (оба с пролетами) украшены тройными тонкими колоннами с капителями коринфского ордена, карнизы обеих ярусов оканчиваются так называемыми кокошниками, в середине их во втором ярусе круглые пролётные окна, служащие голосниками, а в верхнем, на месте окон, вставлены часовые циферблаты. Над куполом, венчающим колокольню, возвышается длинный цилиндрический трибун, освещенный узкими окнами, над трибуном грушевидная глава, соединенная переймом с другой малой главкой, увенчанной крестом. Колокольня немного выше храма. В верхнем ярусе её, в палатке над колоколами под куполом были устроены в 1783 году боевые часы, ныне недействующие. Колокола, числом 7, помещаются в верхнем ярусе. В большом колоколе весу 225 пудов, на нем в первых четырёх строках сверху следующая выпуклая надпись:      «Лета от сотворения мира 7223-е, сентября.... перелит сей колокол при державе Благочестивейшего Государя нашего Царя и Великого Князя Петра Алексеевича, Лаврентьева монастыря при Архимандрите Карионе, тщанием и радением города Калуги посадских людей, весу в нем (было) 99 пудов». Далее: оной разбившийся колокол перелит 1788 года января в 22 день, при державе Благочестивейшей Государыни Императрицы Екатерины Алексеевны (следуют имена особ царского дома), в Калужский Лаврентьев монастырь, тщанием и радением оного монастыря игумена Феофана с братией и подаянием города Калуги жителей дворян и посадских людей и прочих доброхотных дателей, с прибавлением новой меди, весу 225 пудов».

Нижняя (теплая) церковь, с 1650 до 1855 года именовалась во имя Архидиакона Лаврентия, а в сем году, при обновлении поврежденного от огня престола, при третьем освящении, переименована во имя святого праведного Лаврентия, Христа ради Юродивого Чудотворца. Главный вход в нее с южной стороны чрез низкие двери, украшенные архивольтом на импостах, тройные наличники состоят из колонн с переймами индийского стиля. У входа, с правой стороны, на стене изображена красками икона Божией Матери Цареградская за стеклом, а рядом с ней за стеклом в деревянной рамке бумажный лист, на коем написано золотом уставным письмом уже известное нам сказание о чудесах святого Праведного Лаврентия. Два окна с прямыми перемычками освещают с этой стороны нижнюю церковь. При первом шаге внутрь храма, вы чувствуете себя под сводами древнего Святилища. Коробовые своды, таинственный сумрак, одинокая лампада в стороне, все приготовляет вас к тому, что это место успокоения одного из угодников Божьих. Все дышит здесь простотой и смирением. Иконостас небольшой и не древний. У северной стены храма, на месте левого клироса балдахин на четырёх круглых золоченых цированных столбах, лицевая сторона коего увенчана короной и резным изображением святого духа в виде голубя в сиянии, в знамение благодати Божией, выну почивающей на покоящихся здесь останках земного Ангела, человека небесного, который и при жизни своей был жилищем Святого Духа. Подзоры у балдахина малинового бархата, шитые золотом, с золотыми же кистями и бахромой. Под этим балдахином помещается рака, или гробница, обитая медными посеребрёнными листами, на верху её древнее иконописное изображение святого праведного Лаврентия, в рост, в серебряном, чеканном окладе, венец, хартия в руке и надписание в двух клеймах, позлащены. Надпись внизу, в ногах, черневая: «Построена сия окладная риза тщанием и старанием града Калуги купеческих людей и прочих вкладчиков, в лето 1750 месяца февраля 10 дня, при Архимандрите Киприане, возобновлена 1786 года». Риза эта была возобновляема и в последующее время.

На хартии, держимой рукой, написано: «Милосердие Божие и молитвы сего Праведника, Христа ради Юродивого, Лаврентия помогли Великому Князю Симеону Иоанновичу Калужскому, и предзнаменуя сию победу в дому Княжеве, возопи гласом велиим, рече: Дайте мою секиру, на Князя Симеона псы нападоша, и взя секиру, иде на помощь Князю Симеону, и от сего одолеша и прогнаша сопротивных и безбожных агарян, а прочее о чудесах святого сего зри в писании в обители сей».

Вверху в правом клейме изображено: «Владыко многомилостиве, Господи Иисусе Христе, услыши молитву раба своего Лаврентия, молящегося Тебе, спаси град Калугу и обитель сию от нашествия безбожных агарян и междоусобные брани».

В левом клейме: «Великий Князь Симеон Иоаннович Калужский преставился в лето 7026 месяца июля в 26 числе положено тело его в царствующем граде Москве в Соборной церкви святого Архистратига Михаила, от входных дверей на правой стороне рака шестая».

На лицевой боковой доске, в овальном клейме, изображено иконным писанием самое чудесное событие, действующим лицом коего был святой Праведный Лаврентий: сражение Калужского Князя и дружины его с агарянами (Татарами) в насадах (больших ладьях) на реке Оке. Надпись: «В лето 1512 блаженный Лаврентий, еще жив сый внезапу является Благоверному Князю Симеону Иоанновичу, бьющемуся с супостаты на реке Оке, и от множества их едва недоливаемому, иже укрепляя его и все воинство, пособствова к скорому и преславному тех одолению».

Ha стене, к которой приставлена гробница, над ней под одним и тем же балдахином, во всю высоту его занимает место древнее иконописное большого размера (длиной 2 1/2 аршина, шириной 2 ¼ аршина) изображение Нерукотворенного образа Господа нашего Иисуса Христа, убрус которого поддерживается стоящими Ангелами. Венцы на лике Спасителя и Ангелов сребропозлащенные с вычеканенными в глубь цветами, четыре клейма с обычными буквами тоже в окладах, на полях оклад медный, чеканный. О древности сей иконы можно судить, кроме самого её вида, и потому, что она упоминается в описании чудес святого праведного Лаврентия, а именно в 1632 году. На ней внизу на поле надпись: «1833 года в ноябре обновися сей Нерукотворенный образ, по благословению Преосвященного Никанора Епископа Калужского и Боровского, усердием Иеромонаха Авеля, художеством же иконописца Ивана....»

Рядом с сею иконой, на той же стене поставлена не менее древняя икона Успения Божией Матери длиною 1 аршин 7 вершков, шириной 1 аршин 1 вершок, перенесена сюда по запустении Успенской, что на святых вратах, церкви, где она была храмовой, венцы на Божией Матери и изображениях Спасителя и Господа Саваофа серебряные с клеймом 1794 года.

В полукружии алтаря два окна с широкими отливами внутрь и прямыми перемычками. Настоящая церковь соединена пролетом с небольшим притвором, слабо освещаемым двумя окнами с южной стороны, притвор этот имеет выход в галлерею, окружающую церковь с западной стороны, и, может быть, пристроен позже, вместе с последним. У стены, отделяющей притвор от настоящей церкви, с левой стороны, неподалеку от раки святого праведного Лаврентия погребен первый Архимандрит обители Карион над могилой коего в стене, заслоненной иконами, вставлена каменная доска, с следующей рельефной, изображённой вязью, надписью: «1722 года января в 26 день, на память Преподобного о. Ксенофонта, преставился раб Божий сей обители Архимандрит Карион, жития его от рождения 67 лет, в сей обители был Игуменом 10 лет, Архимандритом 14 лет. Погребен против сей таблицы».

На правой стороне, также в стене, отделяющей притвор от настоящей церкви, вставлено в стену мраморное барельефное изображение женского лица с надписью: «Анна Федоровна Демидова, из фамилии Ждановых, родилась 1718 года июля 20 дня, скончалась 1805 года июля 15 дня».

Пол в нижней церкви выслан лещадью, а у раки Праведного Лаврентия чугунными плитами.

Верхняя церковь. В ней два престола рядом: правый на южной стороне во имя Вознесения Господня, левый на северной стороне во имя Рождества Христова. Сколько нижняя церковь отличается своей простотой, уютностью и таинственной сумрачностью, столько верхняя, напротив, замечательна благолепием своего иконостаса, простором, высотою и довольным освещением. А это и наглядно свидетельствует, что она построена позднее нижней. Своды в ней монастырские или котловые, церковь освещена в два света окнами: вверху 6, по три на стороне, широкие с дугообразными перемычками и широкими отливами внутрь, нижние с прямыми перемычками, также в числе 6-ти. Из сих два ближайшие к алтарю выходят на монастырский двор, а остальные на ходовые паперти, окружающие церковь с трёх сторон, сверху храм сей освящается 8-ю узкими окнами из деревянного трибуна.

Благолепный иконостас, искусной работы во вкусе «рококо» с широкими карнизами и выступами, в два пояса, образа коих отделены одни от других 10-ю колоннами с ложками, обвитыми листьями и виноградными гроздьями, с капителями коринфского ордена, поле иконостаса золоченое, цированное, все рамки образов украшены искусной золочёной же резьбой самых разнообразных форм, карнизы первого яруса украшены Херувимами, на карнизе верхнего яруса несколько образов в круглых клеймах, а в середине распятие с предстоящими, в резных же золочёных рамках. Иконостас этот замечателен еще тем, что здесь оба предела расположены рядом, так что северные двери одного служат южными для другого. Алтарь отделен настоящей каменной стеной с пролетами, на которой и укреплен иконостас; алтарь под коробовыми сводами разделяется на две части аркой; восточная стена не полукруглая, а пятигранная. Освещается алтарь в правом приделе четырьмя, а в левом тремя большими окнами с прямыми перемычками.

Местные иконы, в приделе Рождества Христова: икона Рождества Христова и Благовещения, а в приделе Вознесения Господня: икона Вознесения Господня и Страстная Божией Матери, украшены первые две серебряными ризами с сребропозлащенными венцами, кои устроены в 1848 году, старанием Преосвященного Епископа Николая, а две вторые сребропозлащенными ризами с такими же венцами. На иконе Страстной Божией Матери надпись: «Написася образ сей 1711 года в месяце Апреле, при Архимандрите Карионе, иконописцем Симеоном Фалеевым, а обложен сребропозлащенной ризой графом Валерианом Николаевичем Зубовым, в память и успокоение души супруги его графини Екатерины Александровны, скончавшейся 1848 года августа 17 дня и погребенной в сей обители».

Из надписи на иконе Вознесения Господня видно, что сребропозлащенная риза на нее устроена в 1833 году, по благословению Преосвященного Епископа Никанора, из разных ветхих серебряных вещей, мастером Симеоном Алексеевым Жуковым; серебряная же риза на иконе святого Праведного Лаврентия, стоящей за клиросом, расположенным против средины иконостаса, устроена в память Преосвященного Епископа Николая, в 1855 году, согласно с его завещанием, преимущественно из его серебряных келейных вещей, а частью из привесов Крестовского храма.

Правый клирос в приделе Вознесения Господня закрыт киотом, в коем вставлен врезанный в доску сребропозлащенный крест, с частицами святых мощей внутри.

За левым клиросом в приделе Рождества Христова такой-же киот, в коем вставлено несколько небольших окладных Богородичных икон: а) Владимирская; б) Покрова; в) Флоренская с предстоящими св. мучеником Антипою и преподобным Феодосием Тотемским; г) Казанская; д) Умягчения сердец; е) икона св. Николая, c изображениями Спасителя и Божией Матери.

Домовая церковь, при Архиерейских кельях, во имя преподобного Сергия Радонежского Чудотворца, устроена тщанием Преосвященного Филарета Епископа Калужского и Боровского в 1823 году. В ней особенно замечательного ничего нет. Иконостас столярной работы, поле коего покрыто вишневым баканом и по местам позлащен; образа без окладов, некоторые с венцами.

Церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы на святых вратах построена в 1732 году; она, по монастырским преданиям, до учреждения о духовных штатах в 1764 году, долгое время служила приходской для монастырских крестьян слободы Подзавалья и деревни Турыниной. Имеет вид каменной столпообразной башни, в два света, вверху о 5-ти, а внизу о 4-х узких окнах. По неудобности входа и тесноте помещения служба в ней с давнего времени не отправляется, но деревянный престол и цированный с сошедшей позолотой и полинявшими от времени иконами иконостас остаются еще на своем месте; стенных же икон и никаких других украшений нет.

В)      Прочие здания

По обеим сторонам святых врат, над коими высится столпообразная церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы, расположено небольшое двухэтажное здание келий для эконома, казначея и очередных Иеромонахов. К этим кельям изнутри двора пристроена с западной стороны галлерея. Из ведомости 1763 года видно, что сии настоятельские и братские кельи были длиной 22 сажени и 2 аршина, шириной настоятельская 5 саженей и 2 ½ аршина, братские 3 сажени. И сии последнии были одноэтажные, а первые о двух апартаментах; верхний деревянный. Приведены же в настоящий вид уже по обращении в Архиерейский дом окончательно при Преосвященном Епископе Филарете.

На южной стороне каменный двухэтажный Архиерейский дом. Западная часть его разделена продольным коридором на две половины, из коих в левой (в юго-западном углу здания) устроена в 1823 году домовая церковь во имя Преподобного Сергия. Внизу в правой половине братская трапеза и кухня, а в левой кельи. Собственно Архиерейские покои занимают только половину верхнего этажа, другая половина, кроме домовой церкви, занята канцелярией и прислугой. Архиерейские комнаты с южной стороны имеют балкон в сад, а с северной соединены открытой галереей с верхней церковью.

Корпус сей, как видно из надписи, высеченной на белом камне, вставленном в стену нижнего этажа, «Зачат строиться в 1733 году тщанием и иждивением калужского купца Козьмы Иванова сына Ланина».

Близ дома, в юго-западном углу на месте бывшего Семинарского корпуса, материал которого употреблен на постройку Сергиевской церкви, стоит каменная квасоварня и дровяник. На западной стороне монастырского двора, позади, во всю длину западной стороны разведен огород, отделяющийся от служб Архиерейского дома, кладбища и колокольни лёгкой деревянной оградой.

На северной стороне каменный одноэтажный корпус келий в 6-ть окон по фасаду. В одной половине его помещаются братские кельи, а в другой училище для детей штатных монастырских служителей, в котором около 20 мальчиков обучаются русской грамоте, Закону Божию и начальным основаниям грамматики и арифметики. В северо-западном углу колодезь под крышей, каменная конюшня, деревянный амбар и деревянные сараи.

Вне монастыря на восточной стороне скотный двор деревянного строения. Северо-восточный угол монастырского двора занят также небольшим огородом, а в юго-восточном разведен небольшой фруктовый сад, в который выходят окна Архиерейских покоев.

Весь монастырь обнесен каменной высокой оградой, которая построена в ХVIII столетии на сумму сборную; на 4-х углах 4 небольшие башни, из коих в юго-восточной вверху устроены летние кельи, а внизу ледник, равно как и в юго-западной. Вокруг монастырских стен разведен фруктовый сад, который опоясан дугообразной аллеей из развесистых берёз, тенистых вязов и вечнозеленых елей. По окраинам аллей местами устроены куртины из благоухающих весной кустарников, а в них скамейки, откуда открываются пленительные виды: к северо-востоку на привольно раскинувшуюся по склону горы подмонастырскую слободу; а на противоположной высоте деревня Железники, влево от неё из чащи леса выглядывает сельский домик г. Дельянова. На северо-запад видна вся луговая долина, по которой сребро-голубой лентой извивается речка Яченка, на которой устроена монастырская мельница с прудом, подернутым сетью водяных трав; по противоположному берегу тянется городской бор; далее влево, почти против юго-западного угла обители видны верхи городских церквей и разбросанные по скату той же горы городские здания; вдали виден загородный губернаторский дом с садом, и наконец, на самом краю горизонта, блестит зеркало реки Оки.

Впрочем это слабый лишь очерк тех прекрасных видов, которые трудно изобразить словами, но которые восхищают любителей природы, умеющих ценить истинно прекрасное разнообразие.

4. Обозрение ризницы и библиотеки

А) Ризница

Часть разных вещей, по обыкновению, хранится в самой церкви, другая в особой палатке, устроенной в северном крыле окружающих соборный храм ходовых папертей.

а)      Из хранящихся в церкви напрестольных Евангелий замечательны:

Евангелие на полу-александрийской бумаге, в лист, Московской печати, 1681 года, в золотообрезном переплете; доски оболчены пунцовым бархатом, мерой в длину 10 ½ в ширину 7 ½ вершков. На верхней стороне положен сребропозлащенный оклад. Гладкая сребропозлащенная доска с накладными сребропозлащенными же рельефными изображениями в середине Деисуса, а в наугольниках – 4 Евангелистов. На нижней стороне: средник и наугольники сребропозлащенные, последние с малыми выпуклостями в виде ножек, застежки небольшие серебряные. На внутренних краях верхней доски вычеканена следующая надпись: «Лета 7190 (1682) января в 2 день повелением Великого Государя Царя и Великого Князя Феодора Алексеевича всея великие и малые и белые России Самодержца, построено сие святое Евангелие в церковь Сретения Господня, что у него, Великого Государя, вверху. Весу в сем Евангелии и с окладом 29 фунтов 72 золотника.

Евангелие на простой бумаге, в пол-листа, Московской печати, 1688 года; доски оболчены малиновым от времени полинялым бархатом. На верхней доске средник – Распятие Христово с предстоящими, и наугольники – Евангелисты, изображены резьбой в глубь, на сребропозлащенных дщицах, застежки серебряные. Внизу по листам надпись: «Лета 7201 (1693) году Благоверная Государыня Царевна Великая Княжна Татьяна Михаиловна пожаловала сие Евангелие Калужскому уезду, в обитель Преподобного Лаврентия Чудотворца, поминаючи душу сестры своей Благоверной Государыни Царевны и Великой Княжны Анны Михайловы, во инокинях Анфисы».

Евангелие в пол-листа, золотообрезное, печатанное в Москве, при Патриархе Иосифе в 1644 году, без оправы в простых досках.

Евангелие в пол-листа, печатанное в Москве, при Патриархе Никоне в 1655 году, оболчено синим плисом, верхняя доска в сплошном серебряном окладе, средник и наугольники чеканные, а на нижней доске средник и наугольники гладкие серебряные же.

Евангелие большое, в лист на полуалександрийской бумаге, печатано в Москве 1841 года, оболчено черным бархатом и обложено серебряным окладом; на верхней доске средник–Воскресение Христово, а в наугольниках Евангелисты чеканные; на нижней, в средине, изображение Креста Господня в сиянии, а наугольники с жуками, или ножками. Внутри на белом листе надпись: «Дар и благословение Его Высокопреосвященства, Высокопреосвященнейшего Митрополита Ионы в обитель святого Праведного Лаврентия Калужского Чудотворца, 1844 года 17 февраля».

б) Кресты напрестольные: 1) Крест сребропозлащенный, 84 пробы. На лицевой стороне оного по гладкому золоченому полю шесть обычных финифтяных изображений, но самой высокой работы, осыпаны вокруг стразами, а на нижней стороне изображение страстей Господних, резьбой в глубь, по гладкому золоченому полю. Весу во всем кресте с финифтью и оправой 1 фун. 85 зол. Сделан в 1828 году. Хранится в особом футляре из красного сафьяна.

Крест сребропозлащенный чеканной работы, 84 пробы. На задней стороне надпись: «Приношение от Графини Натальи Александровны Зубовой, урожденной Княжны Оболенской 1843 г. ноября 24 дня.

в) Кресты с святыми мощами: 1) Крест сребропозлащенный, на коем рельефно изображено Распятие Христово, с 4 предстоящими; под распятием изображение св. Николая Чудотворца; вверху двух – Ангелов и Херувима; на серебряных дщицах к задней стороне надписи: а) Персть преподобного Саввы Звенигородского и мощи Стефана нового исповедника; б) Мощи Великих Царей Константина и Елены и шестидесяти разных мучеников; в) Мощи Пантелеймона мученика и Анастасии мученицы, а в сей крест Господень положил сию «персть Гроба Господня, (дщицы с сею надписью вверху не достаёт) и мощи святых мучеников, по обещанию своему, Архидиакон Евфимий, в лето 7162 (1654) марта в 25 день». На самом кресте в нижней ветви с той же стороны надпись, вырезанная в глубь: «Лета 7160 (1652) году марта в первый день приложил сей крест Кадашевец Дмитрий Иванович в церковь чудотворца Лаврентия в вечный поминок».

Крест сребропозлащенный чеканной работы; на нем распятие Господне литое, с венцом, а по сторонам предстоящие; вверху Господь Саваоф. Внутри креста, как видно из надписи на задней стороне его, заключаются частицы святых мощей: 1) Святых Кирика и Улиты; 2) Святого Исайи Ростовского; 3) Преподобного Авраамия Ростовского; 4) Святых Князей Муромских Феодора и чад его Давида и Константина;

Святых Князей Ярославских Василия и Константина.

г) Из числа трех сребропозлащенных сосудов одни сделаны в 1768 г., а другие в 1779 году.

д) Ковчег серебряный, по местам позлащенный, на 4 ножках; на нем вверху изображено Распятие, внизу – Положение во гроб. Для хранения святых даров сделаны два выемных сребропозлащенных ящика. Крест литой гладкий позлащен. Весу в нем два фун. 90 зол. Позади надпись: «1779 года вклад г. Коллежского Асессора Афанасия Абрамовича Гончарова».

е) Блюдо серебряное овальное, с изображением на средине святой Троицы, а на полях четырёх Херувимов; на нем означен 1791 год. Из старых описей видно, что оно сделано из привесок, взятых в Крестовской часовне, при Игумене Феофане. Весу в нем 75 золотников.

ж) Кадило серебряное, чеканное, с тремя Херувимами, с четырьмя цепочками и одним кольцом серебряным же, без пробы, весом 1 фун. 45 зол. По старым описям значится: «Кадило серебряное, большое, старое, в нем весу 1 фун. 20 зол”. На нем резная надпись: «Лета 7185 (1677) мая в 1 день построено сие кадило на монастырскую казну в дом чудотворца Лаврентия, что в Калужском уезде, при Игумене Матфее». Надобно полагать, что это кадило одно и тоже с описанным выше, перелитое в последствии, с добавлением веса.

Панагия, присланная в дар от Митрополита Ионы, с изображением на финифти святой Троицы, коронующей Божию Матерь, а внутри оной мощи св. мучеников, убиенных в Иверии в первый день Пасхи. Украшена ободочками, одним золотым цированным, а другим из половинчатого настоящего средней величины жемчуга, и третьим из 16 круглых запонок, лучших французских стразов, внутри коих кресты, составленные: 8 из бирюзы и 8 из рубинов; в середине каждого из сих крестов вставлено по одному самому мелкому камешку: в бирюзовые гранатовому, а в рубиновые стразовому. Между ободочками жемчужными и составленными из запонок помещено 15 мелких гранатовых камешков. Вверху корона, украшенная французскими стразами, она состоит из трёх запонок круглых: две боковые из рубинов, в коих кресты из 4 полных жемчужин, с зелеными в средине мелкими камешками, третья вверху из одних французских стразов с аметистом в средине. На короне крестик с тремя половинчатыми жемчужинами и простым зеленым камнем в средине. Под сею короною в роде опушки полоска, состоящая из 9 полужемчужин; внизу подвеска из лучших французских стразов, в средине круглый аметист с маленьким вверху рубином. Все сии украшения, кака-то: запоны, корона и подвеска в сребропозлащенной оправе. С задней стороны дверочка сребропозлащенная с накладным литым изображением Св. Духа в виде голубя на кругообразном серебряном поле. При панагии сребропозлащенная цепочка, из 80 круглых звеньев состоящая, в коей весу 14 ¼ золот. Панагия сия, за исключением неоцененной святыни св. мощей, сведущими по ювелирной части людьми, оценена в 200 руб. серебром.

и)       Из числа покровов на раку святого праведного Лаврентия лучшими значатся:      покровы      малинового

и зеленого бархата и голубой парчи с золотыми и серебряными по ней цветами.

і)      Собственно ризница, разумея под сим священные облачения вообще, находится в изрядном состоянии. Лучшими облачениями значатся по описи ризы золотой парчи, с разводами из бити и шелка. Облачения жертвованы в разные времена, по случаю погребения в обители калужских граждан и дворян. Лучшими считаются пожертвованные по купце Молчанове, г-же Легчиновой, г. Якубовиче, Иларионове, Соколове и некоторых других.

Б) Книги

Монастырская библиотека не велика. Кроме богослужебных, она состоит из разных книг духовно-нравственного и духовно-исторического содержания, изданных в течении прошедшего и настоящего столетий. Впрочем некоторые из книг заслуживают внимания давностью и редкостью издания.

Biblia Sacra, на польском языке немецким шрифтом, в четверть листа, в кожаном переплете. Полное её заглавие следующее: «Священная Библия, т. е. все книги старого и нового завета с Еврейского и Греческого языка на Польский переведенные, печатана с Данцигского издания 1632 года в сале Магдебургской в типографии Урбана в 1726 году».

Евангелие учительное, воскресное, соч. Кирилла Транквиллиона, в лист. Издание Уневского монастыря 1681 года. Внизу по листам надпись: «1722 года сия книга Евангелие Иеромонаха Кирилла. Транквиллиона, бывшего сего монастыря Архимандрита Каргона, приказал сей книге быть в монастыре в вечное по себе поминовение, подписал сию книгу монастыря ризничий Иеромонах Иоасаф».

Евангелие толковое Феофилакта Болгарского, в лист, Московской печати, 1698 года. Надпись по листам: «Сия книга, глаголемая Благовестник, Крутицкого Архиерейского дома, казенная».

Новый Завет в четверть листа, Киевской печати, 1732 года.

Апостол, в пол-листа, Московской печати, 1671 года, в досках, обтянутых красным плисом, золотообрезной. Надпись по листам: «Сию книгу Апостол выменял Иван Дементьев сын Хлопов, и положил в церковь Божию чудотворца Николая в селе Салареве, и сей книги Апостола никому не продать и не заложить».

Апостол, Московской печати, 1684 года, Надпись по листам: «Николаевских попов Григория и Василия и прихожан вотчины Стольника Князь Феодора княжь Федорова сына Хотетовского, деревни Дубровки, человека его Абрама Павлова, положен в церковь Николая Чудотворца в Воротынском уезде, в село Лопеносово, а подписал сию книгу в Воротынске приказной избы подьячий, по повелению отца своего, в лето 7196 (1688) января в 20 день».

Миней служебных месячных в осьмую долю листа 12, в золотом обрезе, Московской печати, 1710 года.

Миней служебных месячных 12, в лист, Московской печати 1724 года. Надпись по листам: «Миней месячная прикладу того монастыря Иеромонаха Арсения Пашмурова, куплены в 1726 году».

Евангелие толковое, Московской печати, 1698 г.

Триодь постная без выходного листа. Судя по некоторым признакам, печати последних годов XVII столетия.

Пролога за весь год, в двух книгах, в лист, Московской печати, 1700 года.

Примечание: По листам книг трёх последних номеров 9, 10 и 11, следующая надпись: «1704 года января в 22 день, по указу Великого Государя Царя и Великого Князя Петра Алексеевича и всея великие и малые и белые России Самодержца, дана сия книга (следует заглавие) в Калугу в Лаврентьев монастырь из Приказа Большого Дворца и Княжной Палаты».

Триодь цветная, в лист, Московской печати, 1707 года.

Октоих, Московской печати, в лист, в двух книгах: 1-я выхода 1683 г., 2-я 1699 года.

Требник большой Петра Могилы Митрополита Киевского, Киевского издания 1644 года. По листам надпись: «Сия книга, глаголемая Требник Киевопечерского монастыря Успения Пресвятой Богородицы и Пречистой Девы Марии; выменял сию книгу, по обещанию своему, Тимофей Семионович Булгаков-Денисьев, к строению прародителей своих и отца своего Семиона Ивановича и к своему такожде многогрешному строению, к церкви Пресвятой Богородицы Благовещения, что на Суходровой, а кто сию книгу без благословения возьмет, или украдет, или продаст, тот буди анафема.....».

Устав церковный, в лист, в 2 книгах, Московской печати, без выходного листа. Надпись по листам внизу: «Сей новоисправный устав куплен в Рожествен монастырь и чудотворца Лаврентия в Калужский уезд в

церковь деньги те за него даны, что за старый устав, взято, при бытности Игумена Кариона». След. надпись сия сделана между 1698–1700 годами.

16. Служебник, в четверть листа, без выходного листа. По листам внизу надпись: «Лета 7179 (1611) дана сия книга, глаголемая служебник, во вклад в Лаврентьев монастырь, по Игумене Ионе Тихонова монастыря при Игумене, да при келаре старце Аврааме, да Лаврентьева монастыря....»

17. Молебная книжка, Московской печати, 1708 г. Надпись по листам: «Староста Архангельский поп Парфений отдал в монастырь к Лаврентию».

18. Кормчая в двух книгах, в лист Московской печати, первая- 1683 года, вторая–1699 года.

19. Камень веры Стефана Яворского, Московской печати, первого издания, 1728 года.

20. Труды пр. Ефрема Сирина, в лист, Московской печати, 1701 года.

21. Св. Григория Богослова поучения, Василия Великого беседы на шестоднев, св. Афанасия Великого слово на Ариан и Иоанна Дамаскина книга Небеса. Перевод с греческого, Иеромонаха Епифания Славинецкого, Московской печати, 1665 года. По листам надпись: «Сия книга Игумена Серафима келейная».

22. Маргарит, Московской печати, 1698 года. Подписал по листам казначей Лаврентьева монастыря Иеродиакон Иосаф, что она куплена при Архимандрите Карионе в 1713 году.

23. Обед душевный, сочинение Симеона Полоцкого, в лист, Московской печати, 1681 года. Печатан в верхней (Дворцовой) типографии.

24. Вечеря душевная того же писателя, в лист, Московской печати, 1683 года. Печатана там же.

25. Уложение Царя Алексея Михайловича, в лист, Московской печати, 1649 года.

26. Грамматика Словенская сочинения Максима Грека. Надпись по листам: «Сия книга Грамматика словенская печатана в лето 7156 (1648) Петра Тимофеева сына, а дана 23 алтына две деньги”. Другой рукой: «Сия книга Грамматика Приказу Большого Дворца подьячего Григория Иванова сына Жилкина».

Замечательно предисловие, в котором в похвалу Грамматике между прочим сказано: «Славой честна и учением красовита, и во устах сладка, и на сердце угодна, и на языце светла».

27. Лексикон трех язычный, Ф. Поликарпова, в четверть листа, Московской печати, 1704 года.

28. Лексикон Славяно-российский, О. Памвы Берынды, в четверть листа, Киевской печати, 1627 года.

В числе книг значится по описи: три следованные Псалтыри, Требник, Служебник, два часослова и Добротолюбие, пожертвованные в библиотеку Лаврентьева монастыря бывшим учеником Лаврентьевой Семинарии Высокопреосвященным Митрополитом Ионой, в 1747 году. Старинных рукописей, кроме вышеупомянутого сказания о чудесах св. Праведного Лаврентия, замечательных нет. Рукопись эта, в 8-ю долю листа, писана полууставом, судя по некоторым признакам, в конце XVII и в первой четверти XYIII столетия. В начале оной изображение св. Праведного Лаврентия и, что особенно замечательно, с изображением древнего соборного двухъярусного храма обители, в том виде, в каком он был до пожара, истребившего, по преданию, весь монастырь деревянного здания, кроме нижней каменной церкви.

5. Древние Синодики и нынешнее кладбище

А) Синодики

В Лаврентьевом монастыре находятся два старых Синодикa. Первый в четверть листа, писан полууставом, в кожаном переплете. Время написания его с вероятностью можно отнести ко времени построения первого каменного храма обители в 1650 году. В нем должно отличать две записи: первая оканчивается между 1650–1665 годами, вторая продолжается до 1750 года. После предисловия, в котором, на основании слова Божия и отеческих преданий, пространно объясняются необходимость и польза поминовения усопших, следует сказание о установлении общего поминовения, которое, как факт, заслуживающий внимания в церковно-историческом отношении, выписывается здесь вполне: «Сия убо изобретеся, и соборне о сем узаконися: лета ҂ЗНЅ месяца июня в КЛ день, на память св. мученика Иулиана Тарсянина, Благоверный и Христолюбивый Царь и Великий Князь Иоанн Васильевич всея Руси Самодержец, по благословению отца своего Макария Митрополита всея Руси, установил общую память Благоверным и Христолюбивым Князем и Боляром, и Христолюбивому воинству, и священническому и иноческому чину, и всем православным христианам, поплененным на бранех, и на всех побоищах побитым, и гладом, и жаждой, и мором, и наготой, и мразом, и всяческими нуждами умершим, и во всех пожарах огнем скончавшимся и избиенным, и в водах утопшим, всем православным христианам. И повелел по них Митрополиту и со всеми соборы пети панихиду и обедни служить, общую милостыню повеле церквам дати, и корм установил в Большой Палате на Митрополита, и на вся соборы. Сию общую память по всех православных христиан велел и в прочие лета поминать до скончания мира, на честь Богу и на славу и на хвалу своему Царству. И оттоле повеле ту общую память написать в соборные книги, от того времени благословенные Цари с любовью память творят прародителем своим, Благочестивым Царём и Великим Князем, приходяще в соборную церковь Архистратига Михаила, у гробов их поклоняхуся. Его же память настанет, соборне Патриарх с Митрополитом и со всем освященным собором панихиду поют, и на утре литургию служат. Також и у Вознесения Господня память сотворяют Царицам и Царевнам и Великим Княжнам, и милостыню творят довольно, и сам Царь от своей десницы дарует Патриарху ядения и пития, такоже и властям, и протопопом, а всех церковников повелевает кормить и поить довольно, и по сие время».

За предисловием следует:

а) Помянник Патриархов Вселенских, Восточных и Всероссийских. Из Восточных здесь вписаны: Иаков, Иона, Исайя, Герман, Тарасий, Никифор, Мефодий, Анфиноген, Софроний. Далее следуют Московские и всея России, первой записи: Иов (1589– 1605), Ермоген (1606–1612), Филарет (1619–1633), Иоасаф 1, (1634–1641), Иосиф (1642–1652), Никон Патриарх схимник (1681), Иоаким (1674–1690), Адриан(1690–1700).

б) Помянник Митрополитов Московских и всея России. Здесь вписаны: Феогност (1328–1353), Алексий (1354–1378), Киприан (с 1380–1385), и вторично (с 1390–1407) Пимен (1385–1390), Фотий (1408 –1431), Петр (1325–1326 в Москве), Иона (1449–1461), Феодосий (1461–1465), Филипп (1465–1473), Геронтий (1473–1489), Зосим (1491–1494), Симон (1496–1511), Варлаам (1511–1522), Даниил (1522–1539), Иоасаф (1539–1543), Макарий (1543–1564), Афанасий (1564–1566), Филипп Колычевский (1566–1569), здесь оканчивается помянник Митрополитов Московских. Далее следуют: Киприан Митрополит (вероятно Новгородский † 1635) и Аникита Митрополит (?) Потом Крутицкие Митрополиты, в первой записи: Пафнутий (1602–1616). Во второй записи: Павел († 1676), Варсонофий († 1688), Евфимий († 1697).

в) Помянник Великих Князей и Царей. Здесь последним в первой записи внесено имя Царя Михаила Феодоровича († 1645) и Царевичей: Иоанна, Василия, Димитрия, Алексея и Симеона. Во второй записи последней записана Императрица Анна Иоанновна († 1749)

г) Из Цариц и Царевен в первой записи последней записана Царица Евдокия (урожденная Лопухина).

д) Помянник Епископов и Архиепископов Суздальских (в епархии которых состоял Лаврентьев монастырь, вместе с Калугой, до 1672 года), здесь вписаны они в следующем порядке, Епископы: Иоанн, Феодор, Иоаким, Стефан, Герман, Никита, Нифонт. Архиепископы: Галактион, Герасим, Иов, Арсений, Иосиф, Серапион, Софроний († 1654).

Второй записи Епископ Тамбовской Питирим († 1698).

е) Помянник Настоятелей Лаврентьева монастыря. Во главе их записаны: иже Христа ради Юродивый Лаврентий († 1515) и Преподобный Игумен Тихон (надобно полагать основатель Тихоновой Калужской Пустыни (1498)). Далее следует ряд игуменов, оканчивающийся в первой записи Игуменом Феодосием. Запись эта, согласно упомянутому замечанию, тоже должна оканчиваться около 1665 года. Вторая запись начинается Игуменом Ионой, последним здесь вписан Архимандрит Иоасаф, управлявший обителью в 1740 годах. Далее следуют: ж) Помянник священников и з) Помянник старцев Лаврентьева монастыря, где записаны схимники и иноки.

Примечание. Частные роды, внесённые в этот синодик, не упоминаются, потому что все они перенесены во второй синодик и будут показаны ниже.

Второй синодик, в лист, писан полууставом, приближающимся к скорописи, заведен при Настоятеле Карионе (1698–1722). В нем также две записи. В первой вписаны сперва частные роды лиц, скончавшихся между 1680–1720 годами, потом следуют роды, записанные в первом помяннике, при чем смешаны в разновременные записи, обнимающие собой целое столетие, с 1650 по 1750 год, затем запись продолжается до конца прошедшего столетия. Вторая запись, начинаясь с конца прошедшего столетия, доходит до настоящего времени. Синодик начинается помянником иноков Лаврентьева монастыря: Схиеромонахов,       Иеромонахов, Иеродиаконов, Схимников, Монахов, Священников, Диаконов, Трудников и Послушников. Здесь одни имена без означения годов, без всяких заметок, кроме означения при некоторых именах: убиенного и утопшего.

В этот синодик внесены роды частных лиц в следующем порядке: 1) Болярина Тихона Никитича Стрешнева (р. 1649–1719); 2) Федора Богдановича Стрешнева; 3) Семена Лукьяновича Стрешнева († 1666); 4) Иродиона Матвеевича Стрешнева († 1687); 5) Петра Захарьевича Чернышева († 1745); 6) Самариных; 7) Михаила Андреевича Еропкина; 8) Князя Михаила Ивановича Лыкова; 9) Дашковых; 10) Князя Михаила Ивановича Волхонского; 11) Князей Одоевских; 12) Стольника Феодора Ивановича Стремоухова; 13) Парфения Титова; 14) фабриканта Григория Иванова сына Щепочкина; 15) Архимандрита Аврамия сей обители; 16) Думного Дворянина Иакова Тимофеевича Хитрово; 17) Окольничего и Оруженничего Богдана Матвеевича Хитрово; 18) Василия Алферовича Хитрово; 19) Космы Федоровича Безобразова; 20) Федора Ивановича ІЦербачева; 21) Льва Андреевича Кологривова; 22) Михаила Алексеевича Ртищева; 23) Казарина Давидовича Беляева; 24) Косьмы Васильевича Бещева; 25) Ивана Данилова Яблочкова; 26) Стольника Иеремии Илларионовича Пятова; 27) Стольника Михаила Автоновомича Голубева; 28) Князя Феодора Михайловича Кольцовых Мосальских; 29) Стольника Григория Вуколина сына Карпова; 30) Ивана Ивановича Дурново; 31) Алексея Ивановича Желябужского; 32) Князя Сергия Яковлевича Львова († 1711); 33) Григория Васильевича Пестрикова; 34) Ждана Васильевича Кондырева; 35) Дворянина Григория Спешнева; 36) Петра Наумовича Гурьева; 37) Василия Владимировича Чиркова; 38) Князей Косаткиных Ростовских; 39) Архимандрита Киприана Кармазинского, обители сея (упоминается в надписи на раке праведного Лаврентия под 1750 годом); 40) Капитана Петра Волкова; 41) Ивана Плакидина сына Темирязева; 42) Разрядного Приказу Дьяка Феодора Игнатьева сына Замятнина; 43) Ивана Михайловича Челюскина; 44) Игумена Феодосия (управлял ею в 1650 г.24); 45) Монаха Филарета, сея обители; 46) Схимонаха Дорофея Мешукова; 47) Думного Дворянина Афанасия Ивановича Нестерова; 48) Алексея Постникова; 49) Ивана да Захара Мясоедовых; 50) Государева гостя Бориса Никитинкова; 51) Судовщиковых; 52) Захария Гусятникова; 53) Данилы Семеновича Яковлева; 54) Илии Битяговского; 55) Земского Приказу Дьяка Федора Перфильевича Протопопова; 56) Архидиакона Евфимия (упоминается в надписи на кресте в 1654 году; 57) Строителя Старца Евфимия; 58) Москвитина Кадошевца Фомы Васильева сына Билибина; 59) Карпа Борисова; 60) Игумена Ионы, сея обители († 1671); 61) Ивана Онуфриева сына Головкина и сына его Ивана; 62) Пречистенского попа Лукиана; 63) Даниила Лученикова; 64) Кадошевца Феодора Викульева; 65) Никифора Спесивцева; 66) Алексея Васильева сына Тихменева; 67) Калужского Диакона Ивана Протопопова; 68) Архимандрита Кариона, сея обители († 1722); 69) Игумена Пафнутия; 70) Подьячего Афанасия Иванова... и так далее. В первой записи до 1767 года записано всего 332 частных родов, от 1767 до 1800 около 60, а от 1800 до 1852 тоже около 60. Всего в этом синодике вписано около 450 родов, всякого чина людей: бояр, купцов, посадских людей и крестьян.

Б) Кладбище монастырское

Соборный храм Лаврентьева монастыря со всех сторон окружён кладбищем. Но большая часть памятников стеснились между Архиерейским домом и церковью на юго-западной стороне её. Ибо с северной стороны преимущественно погребаются братия сей обители и другие духовные лица.

Обозревая кладбище монастырское, прежде всего надобно упомянуть о том памятнике, который при входе в церковь и при выходе из нее прежде всех останавливает на себе внимание. Это низкая каменная часовня, с ветхой деревянной крышей и похилившимся на ней железным крестом. В часовню эту ведет род низменного портика на 4 круглых столбах. Внутри её, при свете, падающем сквозь два малых оконца с северной и южной сторон, виден на земляном полу белый могильный камень, без всякой надписи, с узорчатой насечкой по краям; на восточной стене икона святого Праведного Лаврентия Христа ради Юродивого Чудотворца и святого мученика Ермила; пред ней поставной шандал для свечей. Эта часовня, известная и чествуемая издревле, по общему местному преданию, воздвигнута над могилой одного из подражателей образа жизни и подвигов св. Праведного Лаврентия, приснопоминаемого Ермила, Христа ради Юродивого25. На могиле блаженного Ермила до селе усердствующие к его памяти служат в праздники Вознесения и Праведного Лаврентия панихиды, ставят свечи под иконой его Ангела мученика Ермила, кладут в кружку свои малые лепты и берут из под камня, лежащего над его могилой, песок.

Позади колокольни, на западной стороне монастыря, есть другая каменная часовня. Она также, как и вышеупомянутая, обращает на себя благоговейное внимание местных жителей. В ней погребена одна из настоятельниц Калужского Казанского монастыря игуменья Агния, из фамилии Десятовых; скончалась (как видно из надписи на её могильном камне) в 1796 году марта 14 дня, на 64 году от рождения. По преданию, сохранившемуся между Калужскими жителями, память её уважают за её добродетельную подвижническую жизнь. Над её могилой также служат панихиды, ставят свечи, кладут деньги и берут из под её могильного камня песок.

С северной стороны колокольни построена к ней каменная палатка – усыпальница Калужских почетных граждан Билибиных и Прянишниковых.

На восточной стороне соборного храма несколько памятников. Здесь погребены: 1) Девица Евдокия Петровна Унковская р. 1764–1843 г.; 2) Варвара Михайловна Унковская р. 1794–1853; 3) Отставной Генерал-Майор Мещеринов, бывший Калужский Предводитель Дворянства р. 1769–1853 г; 4) Девица Софья Николаевиа Жданова р. 1741–1853 г. На левом углу храма в стене его чугунная плита, с надписью:

«Против сего погребено тело соборного иеромонаха Арсения Зерченинова, в Московской Перервинской Семинарии чрез 40 л. учителя, скончавшегося в Калуге на 65 году, 1817 года февраля 3 дня». Над сей плитой литографированный портрет его, в рамке за стеклом, с надписью: «Арсений Зерченинов слепец....» Рядом с ним на месте, ограждённом решеткой, лежит эконом сего дома, бывший Настоятель Лютикова монастыря Архимандрит Арсений Зерченинов. На северной стороне, среди безвестных, большей частью братских могил, есть несколько и памятников, на могилах следующих лиц: 1) Инспектора Калужской Семинарии Игумена Антония Джулинского, родом из Бессарабии, обучался в Кишеневе и Киевской Духовной Академии, скончался 38 лет в 1886 г.; 2) Иеромонаха Иннокентия, бывшего келейным Преосвященного Епископа Николая и постоянным спутником его по всем местам его Иерархического служения – в Тамбове, Иркутске, Москве и Калуге, скончался на 55 году от рождения в 1850 г.; 8) Инспектора Калужской Семинарии Иеромонаха Киприана; 4) Магистра Киевской Духовной Академии Иеромонаха Нестора; 5) На той же стороне между церковью и колокольней стоит на высоком пьедестале массивная гробница из шлифованного гранита с надписью: «Андрей Афанасьевич Чешихин Гжатской 1-й гильдии купец».

Но лучшие памятники, как мы уже упоминали выше, сгруппированы на юго-западной стороне монастыря, между церковью и Архиерейским домом.

Здесь прежде всего обращает внимание, занимающая середину этой части кладбища, усыпальница Князей Оболенских и их родственников26. Тут же усыпальница Калужских купцов Золотаревых, ограждённая чугунной решёткой и замечательна изяществом своих трех памятников27.

У палатки блаженного Ермила стоит скромный памятник. Из надписей на чугунных дщицах, которыми обит верхний карниз колонны, видно, что здесь погребено тело Игуменьи Калужского Девичьего монастыря Маргариты, из фамилии Челищевых, которая родилась в 1771 г., вступила в Севский монастырь в 1799 г., в 1801 г. перешла в Калужский, где, по восприятии в 1804 г. иноческого образа, 1805 г. апреля 25 определена Игуменьей, скончалась в 1819 году 12 октября. Тут же вблизи погребен Иеромонах сей обители Николай (о пожертвовании коего в пользу монастыря было упомянуто в Историческом Обозрении), скончавшийся в 1807 году июля 1 дня 70 л. от роду, жил в Лаврентьевом монастыре 32 года. Наконец, в задней линии могил, у самой ограды, отделяющей кладбище от разведённого позади его огорода, скромный надгробный камень покрывает могилу одного из героев отечественной войны 1812 года, Генерал-Лейтенанта Κ. Ф. Багговута, которому обитель святого Лаврентия радушно предложила безмездное упокоение в стенах своих, в уважение к его доблестям и самопожертвованию. На стороне сего надгробного памятника надпись: «Под сим камнем лежит тело Генерал-Лейтенанта Багговута, убитого в сражении под Тарутиным октября 6 числа 1812 года, родившегося сентября 16 числа 1761 года, воина предприимчивого, смелого, неустрашимого, начальника кроткого, мужа скромного, добродетельного.

6. Прежние и нынешние владения монастыря

О прежних владениях Лаврентьева монастыря, до 1764 года, доставляет нам сведение следующий акт:

Выпись из Калужских писцовых книг 7136 и 7137 (1628 и 1629) годов писца Григория Плещеева, да подьячего Григория Семенова.

В подгородном стану монастырских вотчин написано: Вотчина Рождественова монастыря, по Государеве Цареве и Великого Князя Михаила Федоровича всея Руси жалованной грамоте, что за посадом, где лежит Лаврентий, Христа ради Юродивый, над речкой над Яченкою и на ручье на Железнице, подле монастыря двор служки Бориска Степанова. Под монастырём слободка на ручье на Железнице, а в ней детей во дворе Прошка Емельянов, да Жданко Васильев сын Поклепов, да Минко, да Федька Михайловы, во дворе Васька Сергеев, да Васька Степанов, да Онтропка Дорофеев сын Клячин, да крестьян, во дворе Сенька, да Юдка Васильевы дети Полоухина. Пашни паханья около монастыря, худые земли 70 чети, да перелогу 12 чети, да лесом поросло в кол и в жердь 38 чети, а в дву потому, сена в отхожих лугах от Волчьего Истоку вниз по реке по Угре и от озера по Резвань 15 десятин, на десятине по 20 копен, да подле озера Резвани и меж большой дороги, что на Угорской перевоз полтретьи десятины, на десятине 15 копен. Пустошь, что была деревня Мальцова. Старое тож, на вражке, пашни паханья наездом худые земли 3 чети, да перелогу 2 чети, да лесом поросло в кол и в жердь 35 чети с осьминою в поле, а в дву потомуж; лесу пашенного 6 десятин, да непашенного 5 десятин. Пустошь, что была деревня Хаустово, другое Мальцово тож, на отвершку, пашни паханные наездом худые земли осьмина, да лесом поросло в кол и в жердь 20 чети с осьминою в поле, а в дву потомуж. Лесу пашенного 8 десятин, да непашенного поросняку 15 десятин. Пустошь, что была деревня Киевка на речке на Киевке, старозапустела, пашни паханные наездом середние земли 14 чети с осьминою, да лесом поросло в кол и в жердь 20 чети в поле, а в дву потомуж. Да пожни по реке Оке от устья речки Киевки до устья речки Калужки 15 десятин, сена на десятине по 26 копен. Лесу поросняку 25 десятин да непашенного леса по угору 4 десятины, под той же пустошью на речке на Киевке четыре мельницы, вообще с Епифаном Хитрым, да с Калужскими посадскими людьми две мельницы, за оброк на тех мельницах на монастырской обиход мелют хлеб.

Деревня Турынина на отвершку речки Калужки, а в ней двор монастырский, живут в ней детеныши Корнейко Осипов, да Тихонко Филиппов, да Ромашко Иванов, да Трофимко Насонов, да бобылей во дворе Матюшко да Осько Ивановы. Пашни паханные средние земли 22 чети с осьминою, да лесом поросло в кол и жердь 25 чети в поле, а в дву потомуж; сена по речке по Калужке 145 копен; лесу пашенного и непашенного 25 десятин, да непашенного по угору под речкой под Калужкой по обе стороны 4 десятины. Пустошь Олексеевская, Осташково тож, верх Волчья Истоку, сторозапустела, пашня лесом поросло в кол и в жердь, да и в бревно худые земли 25 чети в поле, а в дву потомуж, сена вниз по Волчью истоку до старого мостища пожня копен 4 дес., на десятине по 15 копен; лесу пашенного подле Волчья истоку вниз до Волчья озерка и от Волчья озерка и от озера Резвань до нижнего устья в длину 1 ½ версты, поперег на 1 версту, да по болоту лесу 10 десятин. Пустошь Казакова, Ларшино тож на речке на Грязнине, старозапустела; пашни паханные наездом из найму, худые земли 10 чети, до перелогу 3 чети, да лесом поросло в кол и жердь 40 четь с осьминою в поле, а в дву потомуж, сена по речке по Грязнине 5 копен, лесу пашенного 8 десятин. Пустошь Крутицы на вершине и на ключу, старозапустела; пашни паханные наездом, худые земли 15 чети, да перелогу 3 чети, да лесом поросло в жердь и бревно 57 чети в поле, а в дву потомуж; сена по верхам 5 копен, лесу пашенного 8 дес., да непашенного по верхам 5 дес. Пустошь Рирейцова, Сапогово тож, на речке на Грязнине, старозапустела, пашни паханные наездом худые земли 11 чети, да лесом поросло в жердь и бревно 42 чети в поле, а в дву потомуж; сена по речке по Грязнине 5 копен, лесу пашенного 6 десятин, да непашенного лесу 2 десятины. Пустошь Грязнинская, Протанова тож, на речке на Грязнине, пашни паханные наездом худые земли 12 чети с осьминою, да лесом поросло в кол и жердь 52 чети с осьминою в поле, а в дву потомуж, сена 3 копны, лесу пашенного 7 десятин, да за речкой за Грязниной пустошь Чуприна на речке на Грязнине, смежно с деревней Мстихиной; пашни лесом поросло в бревно худые земли 33 чети с осьминою в поле, а в дву потомуж. Пустошь Щепинская, Щепкина тож, на отвершку речки Грязнины, пашни лесом поросло в бревно худые земли 25 чети в поле, а в дву потомуж. Пустошь Мосаловскач, Фоминская тож, на речке на Грязнине, пашни лесом поросло в жердь и бревно худые земли 19 чети с осьминою в поле, а в дву потомуж; сена 3 копны, лесу непашенного 1 десятина. Пустошь Малаховская, Коншина тож, на Суходоле, пашни лесом поросло в жердь и бревно худые земли 23 чети в поле, а в дву потомуж. К монастырю по Государеве Цареве и Великого Князя Михаила Феодоровича всея России жалованной грамоте написано: на свечи, и на ладан, и на вино церковное, и на всякое монастырское строение в реке Оке рыбные ловли плесо от речки Можая до речки до Кобыльи, что за рекой Окой, да по другой Государеве Грамоте, 122 году, за приписью Дьяка Патрикея Насонова, за рекой Окой; под Покровским погостом на колодезе мельница, а другая мельница подставочка, мелет на время, а на тех мельницах живут мельники Куземко, да Матюшка Григорьевы, да Митрошко Афанасьев, мелют на монастырь хлеб; да к монастырю меж Волчья Истоку и озера Резвани в М…..скихъ лугах. по сыску тутошних крестьян и сторонних людей, озерко Тогаринова, Круглое тож, озеро Волчье, что вышло из Волчья Истоку, озерко Везовое, да половина озерка Резвани, а другой половиной владеет Михаил Ладыженский, а что в Государеве Цареве и Великого Князя Михаила Феодоровича всея Руси жалованной Тарханной Грамоте против старой Тарханной Грамоты написано: К монастырю погост на речке на Оке, а в нем церковь Покрова Пречистой Богородицы, да деревня Пасеевская Слобода, да деревня другая Пасеевская Слобода, и тот погост и деревни взяты давно и приписаны в округ к Государеве к Дворцовой к Ромодановской волости, а к монастырю тем погостом и деревнями не владеют. А всего за Рождественным монастырём вотчин: Слободка, да деревня, да 12 пустошей, а в Слободке и в деревне, двор монастырский, двор служек, два двора детенышев, двор крестьянский, двор бобыльский. Пашни паханые средние земли 37 чети, да лесом поросло 44 чети, да пашни паханные наездом худые земли 122 чети, да перелогу 20 чети, да лесом поросло 413 чети. А всего пашни паханые и перелогу и лесом поросло средние и худые земли 636 чети в поле, а в дву потомуж; сенного 427 копен, лесу пашенного 94 десятин, да непашено 45 десятин, да паханного лесу в длину на полторы версты, а поперег, на версту. А сошнаго письма в живущем и в пустоше соха без четверти и без дву чети пашни, платит с живущего крестьянам с полуосьмины без пол-полутретника пашни.

По ведомости же 1763 года значится при Рождествене Лаврентьеве монастыре:

1. Деревня Подзавалье, Слободка тож, на речке Яченке, при монастыре, в 2 верстах от города, в ней крестьян мужеска пола 85 душ; при оной земли по писцовым дачам 128 ½ четвертей в поле, в дву потомуж, сенных покосов 27 копен волоковых, сосновая роща в длину 2, в ширину 1 дес., мельница о трёх поставах на речке Яченке, приносящая доходу в год 70 руб. 30 коп.

2. Деревня Турынино на речке Калужке, в 6 верстах от монастыря, в ней крестьян мужеска полу 195 душ, при оной земли по писцовым дачам 292 четверти, в поле, а в дву потомуж; сенных покосов 195 копен волоковых; четыре мельницы; две на речке Калужке о 3 поставах, приносящие доходу 85 руб. 70 коп., а две на речке Киевке о двух поставах, приносящие доход 30 р. 80 коп.

Деревня Крутицы близ речки Грязнинки, в 5 верстах от монастыря; в ней крестьян мужеска полу 98 душ, при оной земли писцовой 167 ½ четвертей в поле, а в дву потомуж; сенных покосов 97 копен волоковых.

Деревня Плетеневка, в 10 верстах от монастыря; в ней крестьян мужеска полу 147 душ; при оной земли писцовой 257 четвертей в поле, в дву потомуж; сенных покосов волоковых 50 копен. А всего крестьян мужеска полу 525 душ, земли 636 четвертей в поле, а в дву потомуж; сенных покосов волоковых 427 копен, и сосновая роща длиной 2, шириной 1 дес., мельниц 5, из коих 2 в пусте. Но из пашенной земли на монастырь обрабатывали крестьяне только 58 десятин в поле, а сена косили волоковых 183 копны, остальной землей пользовались сами, и за оную доставляли монастырю оброк: масла конопляного по 5 пудов, меду сырого по 4 пуда 16 фунтов, яиц куриных по 1440, холста посконного по 870 аршин, дров по 131 сажени. Плодов же с земли получал монастырь: ржи 54 четверти 5 четвериков, овса 38 четвертей, ячменю 20 четвертей, гречихи 17 четвертей, гороху 2 четверти.

VI. Чем ныне владеет монастырь, как Архиерейский дом

Мельница на речке Яченке под горой, на которой расположен монастырь, пожалована оному вследствие общего распоряжения о наделении монастырей мельницами и рыбными ловлями в 1797 году. Мельница сия с самого поступления во владение монастыря отдавалась в арендное содержание по разным ценам от 150–300 руб. серебром в год. Под ней числится 2 десятины 500 квадр. саж. земли, которая отдается содержателям оной на попрудку.

Рыбные ловли, принадлежащие Архиерейскому дому, отведены к оному в 1800 году, и состоят в Перемышльском уезде в реках: Жиздре на 11 и Оке на 16 вёрст. В озерах по правую сторону Жиздры: а) Князь Михайловском, б) Бериловском, в) Подгорнем, г) Мостовом, д) Тишь–Перерве, е) Ефремовском, ж) Ратманове, з) в двух Тишах, и) Корчевском, і) Заборовском, к) Гордиковском, л) Кривом, м) Новой Тише, н) Полянском, о) Круглом, п) Заборовском, р) Киселевом Затоне, с) Ивановском, т) Силаевском, у) Тиши – по левую сторону Жиздры, ф) Плесе, х) Исацком, ц) в трёх Синяевых, ч) Дубровском, ш) Тиши – по правую сторону реки Оки в озерах, щ) Старой Тиши, ъ) Дорошне, ы) Титове, ь) Корекозеве. В сих 29 озёрах числится 69 десятин 1734 сажени. С них Архиерейский дом получает в год до 536 рублей 50 к. арендной суммы.

Земли: а) Земли под монастырём 6 десятин, под садом и огородом 8 десятин, неудобной под дорогами, водомоинами, рвами и прудами 1615 саженей, а всей под монастырём, садом и огородами удобной 14 десятин, а неудобной 1615 саженей.

б) За слободкой Подзавальем земли пахотной и огородной 2 десятины и неудобной 1130 саженей. Участок сей прежде был отдаваем за 15 рублей в год, а на 1859 год отдан за 35 рублей серебром в год.

в) При деревне Плетеневке в Калужском уезде 4 десятины сенного покоса и 2 десятины 2262 саженей под половиной реки Угры, бичевником и водомоинами. Прежде за сию землю получал Архиерейский дом по 36 рублей в год, а в последствии в замен сей земли дано такое же количество земли луговой подальше от деревни.

Земля Спасо-Серенская луговая в Козельском уезде на речке Серене, где удобной 91 десятин 1146 саженей, а неудобной 20 десятин 1665 саженей, а всей 112 десятин 1211 саженей. За сию землю Архиерейский дом получал до 314 рублей 30 копеек серебром в год.

г)      Козловская земля пахотная в Малоярославецком уезде, где удобной 58 десятин 2151 саженей, а неудобной 1 десятина 604 саженей. За сию землю Архиерейский дом получал в год до 50 рублей серебром. А всего принадлежащей ныне Калужскому Архиерейскому дому земли:

удобной 172 десятины 2197 саженей

неудобной 26 десятин 176 саженей

удобной же и неудобной 198 десятин 2373 саженей

7. Чем содержался и ныне содержится монастырь

До учреждения о духовных штатах 1764 года Лаврентьев монастырь, подобно прочим Российским монастырям, имел содержание от жалованных по Царским грамотам вотчин и разных угодьев, как-то: мельниц и рыбных ловель.

По штатам 1764 года монастырь был поставлен в 3 классе с настоятельством игуменским; в нем положено быть 12 монашествующим и с Настоятелем, 1 писарю и 8 штатным служителям.

На монастырь, как видно по ведомости 1783 г., отпускалось окладной суммы 862 рубля 32 ½ копейки ассигнациями в год. Из сей суммы в каждую половину года удерживалось при получении, или сдавалось после того, под расписку Голове подмонастырской слободы Подзавалье по 9 рублей 90 копеек, оброчных денег за 8 штатных служителей. За исключением этой суммы монастырь получал на свое содержание на каждую половину года по 421 руб. 26 ¼ копеек, а всего в год 842 рублей 52 ½ копейки ассигнациями, которые распределялись по штатному положению следующим образом:

а) Жалованья:      Настоятелю 150 рублей, Казначею Иеромонаху 22 рубля, 4 Иеромонахом по 13 рублей на каждого, 2 Иеродиаконам по 13 же, пономарю 10 рублей, трудникам: Ключнику, Чашничему и Просфирнику по 8 рублей, вольному писцу 25 рублей 22 ½ копейки, 8 штатным служителям, каждому по 14 рублей 22 ½ коп.

б) На припасы и запасы: на дрова 44 рубля 50 копеек, да обще властям с братию на рыбу 50 рублей, на вино 30 рублей, на пиво 15 рублей, итого 139 рублей 50 копеек в год.

Из расходной ведомости 1783 года видно, что сумма эта распределялась так: из половинного оклада при его получении выдавалось 27 рублей 47 ½ копеек Настоятелю, а 42 рубля 32 ½ копейки Казначею, и на первую половину, на покупку обще братии, на вышеуказанные припасы, к произвождению общей трапезы.

в) На монастырское хозяйство: на починку церквей и монастыря и содержание ризницы 100, на конюшенные припасы, на железо и уголья 20 рублей в год.

По Высочайше конфирмованной росписи 1797 года декабря 18 дня, добавлено к окладной монастырской сумме Лаврентьеву монастырю, как 3-е классному:

а)      Жалованья Игумену 50 рублей

Казначею с братию 11 человекам 125 рублей, Подьячему и служителям 9 человеком 63 рубля.

б)      Содержание: на починку церквей и монастырей 200 рублей, на конюшенные припасы, дрова для приезжих и праздников, на рыбу, братии на вино и пиво 179 рублей 50 копеек, всего 617 рублей 50 копеек в год.

Нынешний штат монастыря, как Калужского Архиерейского дома, виден из прилагаемой при сем таблицы. (См. в конце).

8. Принадлежность по духовному управлению, степень монастыря и список его Настоятелей

Калужский Лаврентьев монастырь по духовному управлению принадлежал, вместе с Калугою, сперва к Суздальской епархии, а в 1672 году поступил в состав обширной Патриаршей Области. С 1721 года состоял в Синодальном Управлении, а с учреждением Московской епархии в 1742 году состоял в оной до 1799 года, в котором, при открытии Калужской епархии, обращен в Калужский Архиерейский дом.

Настоятели в нем, как видно из старого синодика, с самого основания обители, в начале ХѴІ столетия и до 1708 года были Игумены, с 1708– 1764 Архимандриты, с 1764 года монастырь поставлен в 3 классе и занимал в общем списке монастырей 13 место, с настоятельством Игуменским, хотя управлялся большей частью Архимандритами до самого обращения оного в Архиерейский дом в 1799 г.

Число братии в обители Праведного Лаврентия, как видно из одного акта XVII столетия, в то время не превышало 25 человек, а с 1764–1799 год по штату, положенному для 3-е классных монастырей, было в нем 12 человек монашествующих и с Настоятелем. Ныне в нем, по штату, положенному для Архиерейских домов 3 класса, числится монашествующих 9 человек, в том числе и эконом Иеромонах, ближайший помощник Архиерея в правлении его домом.

Список настоятелей

Первые Настоятели монастыря известны лишь из синодика, в котором они перечисляются без всяких хронологических и биографических заметок. Синодик этот заведен в 1650 году, в нем отличаются две записи. Первая оканчивается между 1650–1655 годами, так как последним из Суздальских Архиереев стоит Епископ Сафроний, скончавшийся, как известно, во время морового поветрия в Москве, в 1654 году. Последним из Царей Михаил Феодорович † 1645 года, из Патриархов Иосиф † 1652 г. и т. д.

А)      Игумены Рождествена монастыря

Первоначальной записи (до 1665 года): 1) Иже Христа ради Юродивый Лаврентий. Записан первым в списке Настоятелей, как первоначальник сей обители, его ради основанной и в честь его название свое получившей. Преставился, как известно, в 1515 году.

Преподобный Тихон Игумен Схимник. Мы полагаем, что это записан основатель Калужской Тихоновой Пустыни, как современник и спостник Праведного Лаврентия. Скончался в 1498 году.

Сергий Схимник, 4) Серапион Схимник, 5) Иосиф Схимник, 6) Тимофей Схимник, 7) Варлаам Схимник, 8) Пимен Схимник, 9) Пафнутий Схимник, 10) Феодосий Схимник. В грамоте 7129 (1621) года марта 16 дня упоминается Игумен Сергий, который в 1565 году исходатайствовал у Царя Ивана Васильевича возобновление Грамматы, данной дедом Его Иваном Васильевичем, но сгоревшей при монастырском пожаре в шестьдесятом году, на вотчины, принадлежавшие монастырю, и на право неподсудности оного и людей монастырских всем Калужским Наместникам и Волостным. Надобно полагать, что это одно и тоже лицо с записанным в синодике под номер 3 Игумен Сергий Схимник.

б)      Второй записи (от 1665–1708 года). 11) Игумен Иона Схимник; 12) Игумен Матфий, упоминается в надписи на кадиле под 1677 годом; 13) Священно-Игумен Никодим; 14) Игумен Корнилий Схимник; 15) Священно-Игумен Схимник Варлаам; 16) Игумен Иона Схимник, назван в синодике Тарусским; 17) Священно-Игумен Авраамий убиенный. По монастырскому преданию убит вотчинными того монастыря людьми. В деле 1675 года упоминается ещё Игумен Даниил, в деле 1686 года – Игумен Лазарь, а в деле 1697 г. Игумен Иоасаф.

Б)      Архимандриты: (1708–1799)

Священно-Архимандрит Каргон (1698–1722) произведен в сан Архимандрита из Игуменов того же монастыря в 1708 году, управлял обителью в сане Архимандрита 14 лет, почил мирно о Господе в 1722 году, погребен в притворе нижней церкви; 19) Священно-Архимандрит Авраамий Схимник (в синодике); 20) Священно-Архимандрит Иоасаф (в синодике); 21) Священно-Архимандрит Киприан, упоминается в синодике без лет, но в помяннике его рода назван Кармазинским, в надписи же на раке Праведного Лаврентия, упоминается под 1750 годом; 22) Архимандрит Варлаам, упоминается в монастырских бумагах 1763 и 1765 годов; 23) Архимандрит Никодим, упоминается в монастырских бумагах в 1780–1786 годах, перемещен Настоятелем же в Лихвинский Покровский Добрый монастырь; 24) Архимандрит Феофан (1786–1799), сперва управлял монастырём в сане Игумена, а 25 сентября 1798 года возведен в сан Архимандрита Платоном Митрополитом Московским и Калужским, за труды и попечение о благоустройстве вверенной ему обители и рачительное управление, учреждённой при ней в 1776 г. Духовной Семинарией, в 1799 г., когда монастырь обращен в Архиерейский дом, Архимандрит Феофан остался в Московской епархии, где сперва получил в управление Можайский Лужицкий Монастырь, а потом переведен в самую Москву, для управления Спасо-Андрониковым Монастырем, который обязан ему, как опытному строителю, своим возобновлением и устройством, после пожара 1812 года.

С 1796–1860 год.

Настоятельство обители стало принадлежать Калужской Иерархии, при коей состояли экономами Калужского Архиерейского дома:

Иеромонах Михей был экономом Дмитровского Архиерейского дома, а по упразднении оного определен в штат Калужского Архиерейского дома и проходил в оном экономскую должность до 18 марта 1801 года.

Иеромонах Георгий, с 29 марта 1801 до 25 августа 1802 года.

Иеромонах Пимен, Строитель Мещовского Георгиевского монастыря, из иноков Оптиной Козельской Пустыни, исправлял экономскую должность с 11 сентября 1802 года по 1803 год, в коем, по прошению Мещовских граждан, уволен обратно в свой монастырь, скончался в сане Архимандрита.

Исправлявший должность эконома священник Феодор, с 11 января 1803 по 18 сентября 1808 года, уволен за беспорядки.

Иеромонах Маркелл, с 21 октября 1808 года до 3 февраля 1810 года, в коем определен Строителем в Мещовский Георгиевский монастырь.

Священник Иоанн Вагин, с 3 февраля 1810 по 12 апреля 1815 г., определен потом на священническое место в село Георгиевское, что на реке Угре, Медынского уезда.

Иеромонах Варфоломей, с 12 апреля 1815 г. по 10 июля 1816 г., уволен за беспорядки.

Иеромонах Митрофан, Строитель Тихоновой Пустыни, с 10 июля 1816 до 18 августа 1817 года, в коем отпущен в свой монастырь.

Иеромонах Владимир, с 18 августа 1817 по 20 ноября 1819 года.

Священник Дмитрий Александров, родственник Преосвященного Филарета, по пострижении в 1820 г. 27 ноября в монашество, наречён Данилом, был эконом Архиерейского дома с 20 ноября 1819 по 11 января 1821 года, а в сем году определен Настоятелем в Оптину Пустынь, откуда в 1825 году переведен архимандритом в Лихвинский Покровский Добрый монастырь.

Иеромонах Павел, из Строителей Площанской Пустыни, состоял в должности с 11 января до 11 мая 1821 года, скончался на покое в сей же обители в 1835 году и погребен на братском кладбище, родом он из Ростовских купцов, был пострижен в монашество на Афонской горе, возвратясь оттуда жил в Белобережском и Свенском монастырях, потом определен Строителем в Богородицкую Площанскую Пустынь, которою управлял в 1813–1818 годах. Отличался Богомудрою простотой и смирением.

Иеромонах Владимир, с 11 мая 1821 года до 4 июля 1823 года, потом определен Строителем в Мещовский Георгиевский Монастырь.

Иеромонах Варфоломей, с 4 июня 1823 г. до 14 Января 1824 года.

Иеромонах Августин, с 14 января 1824 года до 23 января 1830 года, потом определен Настоятелем в Мещовский Георгиевский монастырь, оттуда снова был призываем для исправления экономской должности с 15 сентября 1823 года

Иеромонах Иоасаф, с 23 января 1830 года до 15 сентября 1831 года.

Исправляющий должность Эконома Архимандрит Арсений, из Настоятелей Перемышльского Лютикова монастыря, с 16 сентября 1833 года до 20 апреля 1843 года, ему приписывают, между прочим, составление службы Праведному Лаврентию.

Священник Михаил Лавров, в 1847 году 18 мая, по пострижении в монашество наречен Мелхиседеком, был Экономом с 20 апреля 1843 до 13 января 1853 года, в коем определен Строителем в Мещовский Георгиевский монастырь.

Исправлявший должность Эконома Иеромонах Иринарх, с 13 января 1853 года по 27 марта 1854 года.

Священник Сергий Богданов, с 27 января 1854 года исправлял должность Эконома до 16 декабря 1856 года, в коем, по пострижении в монашество наречен Аггеем и утвержден в звании Эконома, скончался 5 сентября 1860 года и погребен в монастыре.

* * *

1

Ник. VI 189.

2

Восьмидесятилетний старец, старожил подмонастырской слободы Подзавалья, поведал мне, что еще на его памяти был известен в монастырском саду куст, который поднимался и открывал спуск в подземельный ход, а сей последний, по слухам, вёл в монастырскую церковь. Предание говорит, что ход этот ископан самим Праведным Лаврентием, и что он тайно проходил им в церковь для молитвы.

3

Ист. Рос. Иер. част. VI, стр. 1020. Повествование сие оставляется здесь в подлиннике, чтобы сохранился драгоценный памятник древности, который подвергся уже искажению от пера позднейших обновителей древних преданий, изобретших и выше упомянутое предание о существовании монастыря во время Праведного Лаврентия.

4

Кар. VII, 33 пр. 86.

5

Шесть лет спустя после описанного чудного избавления, и чрез три года после кончины Праведного Лаврентия, преставился Князь Симеон Калужский, и погребен в Престольной Москве в соборе Михаила Архистратига, между удельными Князьями.

6

Месяц июль стр. 113–118.

7

Нерукотворенный образ Спасов и доселе занимает тоже самое место, на северной стене церкви, над ракой Св. Праведного Лаврентия, под одним с оною балдахином.

8

Писанная, как полагать надобно в конце XVII, или в начал ХVIII столетия, при настоятеле игумене Карионе.

9

Немецкий пастор Бер, бывший очевидцем многих событий того времени, в летописи своей о бегстве Лжедмитрия в Калугу и его пребывании в ней, рассказывает следующее: «Димитрий нарядился в крестьянское платье и ночью 29 декабря 1609 года в навозных санях отправился в Калугу, с шутом своим Петром Кошелевым. В лагере ни кто не мог придумать куда девался Царь. Некоторые полагали, что он тайно убит.»

10

В Московском стане, двое Романовских татар, Черныш Екбеев и Ян Гурчеев, успевшие убежать из Калуги, где их товарищи подверглись мщению жителей, за умерщвление их Царика, в расспросе о смерти самозванца сказали: «Тому ныне четвертый день (14 декабря), выезжал вор из Калуги, во вторник, декабря в 11 день, за острог гулять на поле на речке Яченке, и с ним ездили гулять Русские люди, да Юртовские татарове. И того же часу прибежали с поля в острог Русские люди, да Юртовские татарове и учали говорить всем людям в слух: вор де побежал; а иные говорили, что вора убил Юртовский Татарин. И на то смотря зазвонили в сполошные колокола, а дворяне и дети боярские, и посадские и всякие люди, не поняв тому веры, ездили того воровского тела смотреть; а они Черныш и Ян ездили с нимиж и того вора видели они за речкою за Яченкою, на горе у Креста лежит убит, голова отсечена прочь, да по правой руке сечен саблею. И увидев казаки, что вор подлинно убит, прибежали в слободу, где стояли Юртовские татарове и лучших мурз: Алея Мурзу Шейдякова, да Сопралея мурзу, да Кара–богатыря и иных лучших мурз казаки побили на голову, а дворы их разграбили многих.» См. Акт. Арх. Ком. Т. II стр. 364. N 317.

По летописи Бера это же самое происшествие рассказывается так: как скоро Лже-димитрий отъехал от города около четверти версты, князь Петр (Урусов), поравнявшись с ним, прострелил его насквозь; потом отрубил ему голову: «Я научу тебя, примолвил Князь, топить ханов и сажать в темницу Князей, которые служили тебе верно, негодный обманщик». Шут Кошелев и два боярина не хотели быть свидетелями сего печального зрелища, ударили по лошадям и не оглядываясь, прискакали в Калугу с известием, каким образом кончилась охота. Князья, бояре и граждане Калужские отправились туда, где погиб их Царь, нашли труп и голову и отвезли сии бренные останки в крепость, обмыли их, и приставив голову к трупу, положили на стол, на показ всему народу. Несчастных татар, не успевших ускакать из Калуги, гоняли из улицы в улицу, хуже чем зайцев в поле, дубинами и саблями, пока их всех перебили. Чрез несколько дней, добавляет Бер, Калужане похоронили своего Царика с приличными обрядами в Калужской Дворцовой церкви.

11

Смотр. Сбор. Муханова.

12

Сбор. Муханова и жалованная грамота Царя Михаила Феодоровича Калужанам, 4 Января 1620 года, напечатанная в Калуж. Губ. Ведом.

13

Калуж. Губерн. Ведом. 1854 года, № 53.

14

Собр. гр. и догов. част. IV, № 128.

15

Из подписей под присяжным листом 1796 года видно, что в Лаврентьевской Семинарии были в том году в высшем отделении учитель Никита Аристархов и 57 учеников, в нижнем – Семен Зверев и 127 учеников и 2 истопника.

16

Калуж. Губерн. Ведом. и жизнь Митрополита Платона

17

В этой Семинарии обучался в течении четырех лет (1779–1782) на казённом содержании сын причетника Калужской Васильевской церкви, круглый сирота, Иван Васильевский, бывший в последствии митрополит Иона, Экзарх Грузии, член Св. Синода. О крайности, в какой находились в его время казеннокоштные воспитанники, можно судить по следующему рассказу биографа сего знаменитого своими скорбями в юности и добродетелями в лета мужества и старости архипастыря. Шесть дней недели, пишет он, Васильевский проводил в Семинарии, не скидая с плеч ни зимой, ни летом, ни днем, ни ночью овчинной шубы, данной ему бабушкой; по субботам же, когда отпускали его к слепой старушке, жившей при церкви в богадельне, горемычный мальчик вынужден был водить убогую старицу с сумою за плечами по городу, чтобы набрать ей насущного хлеба на всю неделю до своего возвращения из училища. Сказ. о жиз. Митр. Ионы стр. 5.

18

Афанасий Абрамович Гончаров, из бедных калужских граждан, поступил на 20 году своего возраста в услужение к одному заводчику, сделался после него наследником, и в течении 50 лет, нажил имение по курсу до 1784 года существовавшему более нежели на 3,500 тысяч руб. Он по усовершенствовании его фабрики (полотняной), лично был известен государям и Екатерина II из Калуги лично приезжала обозреть его заведения. Умер 92 лет от роду в 1784 году. Смотр. Урания ч. I стр. 112.

19

Вероятно по устроении нового иконостаса, ибо в описи 1764 года значится и верхний храм – как окончательно отделанный и освященный.

20

Из расходных книг видно, что за кирпич на делание их платили за тысячу по 3 руб. 50 κ., за кладку оного на место по 1 руб. 30 коп. с тысячи, за четверть извести по 50 коп., за бочку по 1 руб. , за сажень песку по 2 руб., железо связное по 70 коп. за пуд, за 50 бревен заплачено 20 руб., тес 7 арш. по 10 руб. за сотню, дрань по 2 руб. за сотню.

21

Это видно из надписи на самом колоколе.

22

Сад этот, по сказанию старожилов, явился как бы по мановению волшебного жезла в один день. Дело происходило так: Преосвященный Евлампий с осени еще назначил направление дорожек, места куртин, и секретно приказал заготовить поболее топоров, кирок, лопат, граблей и других садовых инструментов. С наступлением весны в один погожий день, он пригласил к себе на рекреацию семинаристов, со всеми их наставниками начиная с о. Ректора. После сытного завтрака гости были приглашены прогуляться в рощу. Здесь Преосвященный объявил окружавшим его гостям о своём желании обратить рощу в сад, перекрестился, взял топор и начал рубить ненужные по плану деревья, другой топор подал о. Ректору. Увидев это все смекнули в чем дело: желая угодить любимому Архипастырю потребовали топоров, кирок, лопат, которых и принесено было несколько сотен разом. Работа закипела: до полудня вырублены лишние деревья и очищено место; а после полудника, который для семинаристов составляли молоко и вкусные калачи, гречишники и т. п. неприхотливые лакомства того времени, снова принялись за работы; проведены дорожки, насажены по означенным линиям деревья, устроены куртины, набиты столбы для беседок, и к вечеру были приглашены Преосвященным из города почетные гости погулять в саду, возникшем в один день.

23

Калуж. Губер. Вед. 1850 года № 1, в статье: Монастыри Калуж. губернии.

24

Кажется отсюда начинаются роды, перенесённые из первого синодика.

25

В старых монастырских приходо-расходных книгах, прошлого столетия, постоянно значится статья: собрано столько-то денег из часовни «Праведного Ермила». Один из старожилов подмонастырской слободы, 80-летний старец сказывал, что блаженного Ермила знала и помнила в своей молодости его мать, скончавшаяся недавно в престарелых летах. Судя по этому надо полагать, что Ермил жил в конце ХѴII столетия. Тот же старец передавал слышанное им о блаженном Ермиле от других старожилов, а равно и от своей родительницы, что он был весьма уважаем всем окрестным населением и гражданами города Калуги. Жилища постоянного не имел, а хаживал по деревням, привитая иногда и в монастыре. Ходил в одной рубахе, босой, ничего не говорил; если захочет есть, то придя к чьему либо двору, растворит настежь ворота, хозяева, увидав это, говорят: «Батюшка Ермилушка пришел, милости просим», примут его радушно, предложат что Бог послал; а он едва дотронется до пищи; потом и скажут ему в чем есть недостаток по хозяйству. Так бывало и знай, говорил старец, что тот двор, где побывал блаженный Ермил, после его ухода, непременно посетит милость Божия. От того-то его и принимали все, как человека Божия, с радостью и почетом. А к худому человеку, он и не заглянет и ничего не возьмет у него; а брал милостыню только у тех, которые подавали её от праведных трудов своих. Дадут ему рубаху, а он влезет на дуб, усядется там, да и разошьёт её по своему. Еще у многих в памяти, что на могиле блаженного Ермила лежали его железные вериги с крестами, которые унес в 1830 году, проживавший временно в монастыре один мещанин. И в монастырском архиве есть дело (переписка) о похищении этих вериг. По рассказу того же старца, в прежнее время часовня эта была деревянная, но во время пожара, который истребил монастырь деревянного здания, головни сыпались на крышу Ермилиной часовни, да и потухали на ней, словно малые искры, кругом её все сгорело, а она уцелела; после этого пожара построили часовню каменную.

26

Происходят от рода мученика Св. Михаила Черниговского, и получили свое название от наследственного своего удела, бывшего города Оболенска, на Протве, упоминаемого в первый раз по летописям в 1308 году. Усыпальница их ограждена вокруг железной решеткой и заключает в себе памятники: 1) Четырёхгранный с крестом вверху, на нем надписи: а) «Действительный Тайный Советник Александр Петрович Оболенский, р. в 1780 г. декабря 31 дня, скончался в 1855 году апреля 18 дня, б) Призри и услыши мя Господи Боже мой, просвети очи мои, да некогда усну в смерть (Псал. 12:4). 2) Другой памятник из белого мрамора; на пьедестале изображена молодая женская фигура, с покрывалом на голове, с золоченным крестом в одной и раскрытой книгой в другой руке. Надписи: а) Под сим камнем погребено тело графини Екатерины Александровы, урожденной кн. Оболенской, скончавшейся 1843 г. августа 17 дня; б) О умерших да не скорбите, яко же и прочие неимущие упования (1Сол. 4:13). 3) Чугунный памятник с надписями: а) Юрий Александрович и дочь его кн. Аграфена Юрьевна добродетелями, упованием и любовью к ближним оставили по себе назидательный пример и признательную память в сердцах многих; вообще сожаление о кончине их было нелицемерным изъявлением любви и уважения к ним. Горесть детей их и супруга может понимать только сердце, – она невыразима. Усладительные обетования святой веры им утешение; б) Здесь покоится тело усопшей рабы Божией, в вере и надежде воскресения о Господе почившей княгини Аграфены Юрьевны, супруги калужского гражданского губернатора князя Александра Петровича Оболенского, преставившейся февраля 16 дня 1829 года, на 40 г. от рождения, и младенцев сыновей её Феодора и Владимира; в) Здесь покоится тело усопшего раба Божия в вере и надежде воскресения почившего о Господе тайного советника Юрия Александровича Нелединского-Мелецкого, скончавшегося 13 февраля 1829 г. на 77 году от рождения.

27

Первый в виде гробницы из чёрного гранита, с надписями:

а) Под сим памятником покоится тело рабы Божией вдовы Елены, супруги Иосифа Чернова, дочери Ивана Максимовича Золотарева, сконч. 1824 г. марта 25 дня. Жития ее было 31 год и 10 месяцев.

б) ОТЕЦ ЛЮБЕЗНОЙ ДОЧЕРИ:

Ты нас оставила, о друг наш, друг бесценный!

Смерть лютая тебя взяла в цветущих днях!

Но ум твой, доброта ввек будут незабвенны,

И память о тебе жива у нас в сердцах.

Отец твой, мать, сестры и дети со слезами

Ввек станут вспоминать любезный образ твой,

Хотя рок положил разлуку между нами;

Но есть бессмертие, есть мир еще другой!

Там мы увидимся, бесценная, с тобой!

Туда нас созовет святыя веры глас;

Туда, где горести невластны над душею,

Жизнь вечных радостей готова там для нас.

Другой памятник: на высоком пьедестале женская фигура, в траурном одеянии, представлена павшею ниц перед золотым крестом, который при том она обвила руками. У подножия креста лежит с одной стороны раскрытая книга, с другой переломленный якорь. А на лицевой стороне пьедестала в круглой нише вставлено поясное бронзовое изваяние Спасителя, с крестом в руке, как бы в напоминание, что в сем мире «нет ничего тверже Креста и безопаснее Распятого.» Надпись гласит, что: а) Под сим (изящным) памятником покоится тело раба Божия Калужского негоцианта, 1-й гильдии купца и Коммерции Советника Ивана Максимовича Золотарева, сконч. 1831 года января 30 дня, жития его было 76 лет, 8 месяцев и 17 дней.

б) Отцу и благодетелю благодарные дочь и внуки

Покойся в тишине, бесценный милый прах!

Здесь дочь и с ней воспитаны тобою,

Взывают сироты, да там на небесах

Твой насладится дух нетленной красотою.

Ты добрым другом был, ты нежным был отцом

И мы тебе несём дань горькими слезами;

Отозванный от нас в небесный мир Творцем,

Ты жив еще для нас; твой образ вечно с нами.

Третий памятник из красноватого шифера, на нем изображена женская фигура из белого мрамора с вызолоченным в руках крестом. На пьедестале с восточной стороны надпись: а) Под сим камнем покоится тело рабы Божией Анастасии Ивановны, супруги Калужского 1-й гильдии купца Ивана Максимовича Золотарева, сконч. 1825 г. декабря 5 дня, жития ее было 64 года 1 месяц и 8 дней.

б)      Не лейте слез по мне, о милые напрасных:

Разлуки нет для тех, бессмертен кто душой,

Я к Богу вознеслась, избегнув бурь опасных,

Земля нам чуждый брег, лишь небо – край родной.

II. Крестовская церковь

image003

Вид Крестовской церкви с колокольней.

1. История Крестовской церкви

На месте нынешней Крестовской церкви с незапамятных времён стояла сперва деревянная, а потом каменная часовня, именуемая «часовней на Боровской дороге».

О построении этой часовни Калужские старожилы рассказывают так: после большого Калужского пожара, в конец истребившего город, в числе святыни, спасенной из погоревших церквей, был большой, издревле чтимый Крест. Спасённые вещи были сложены до времени в одной из посадских церквей. При распределении оных по уцелевшим и вновь устроенным храмам, граждане пришли к единодушной мысли поставить этот Крест за городом на большой Московской дороге, воздвигнув для него особую часовню, в ограждение его силою этой лесистой окрестности их города28, от часто случавшихся там грабежей и разбоев. Благое намерение было приведено в исполнение, и не постыдилась вера их, разбои в этой стороне с тех пор стали видимо уменьшаться, а потом и вовсе прекратились, а это обстоятельство еще более усилило благоговение, которое издревле имели Калужские граждане к сему чудному Кресту.

Это предание заключает в себе, между прочим, и указание на древность упомянутого Креста, если даже остановиться и на том мнении, что его стали особенно чествовать со времени постановления в часовне. Предание упоминает о «большом пожаре». По всей вероятности, здесь надобно разуметь тот самый пожар, который докончил разорение Калуги, начатое в 1618 году Сагайдачным и о котором упоминается в жалованной грамоте Царя Михаила Феодоровича Калужанам в 1622 году. В одном старом синодике (1685), читанном при Патриархах в неделю православия, между прочим написано: «И иже в городе Калуге сгоревшим от запаления, и нужной смертью скончавшимся святым Инокам и Инокиням, и всем православным христианам вечная память»29.

И так, согласно сему преданию, известность Креста, надобно полагать, начинается с первой четверти ХVI столетия, самый же Крест существовал очевидно прежде: ибо был в числе святыни, спасенной от пожара 1620 года. Древность его свидетельствуется и тем, что не смотря на прискорбное отделение части Калужских граждан от единства церковного, они всегда соединялись чувством уважения к сей древней святыне своего города, доказывая тем очевидно, что было время, когда была на Руси «единая вера и едино о ней мудрование у всех верующих».

image004

Изображение Животворящего Креста, находящееся в церкви при въезде в г. Калугу с северной стороны.

По ведомости 1763 года значится принадлежащей к Лаврентьеву монастырю состоящая на большой Московской дороге каменная часовня, с таковою же келью, в 1 ½ версте от монастыря. Поводом к построению на месте Крестовской часовни, нынешней Крестовоздвиженской церкви, было особое достойное примечания событие30. Один отставной Полковник Павел Сергеевич Чебышев, приехав в 1827 г. в Калугу, для лечения тяжкого своего недуга, видел 15 августа во сне, что он совершенно выздоровел после поклонения Честному Животворящему Кресту в какой-то неизвестной ему часовне. Пробудившись от сна и выехав, по совету врача из дома пользоваться свежим воздухом, больной нечаянно приблизился к неизвестной ему до толе часовне, и будучи введен в оную, весьма обрадовался, увидев в ней те самые предметы и всю обстановку их, какие виделись ему во сне. С верою и упованием на всесильную помощь Божию, помолившись Кресту Господню, больной, по принятии святой воды, опущенной с ног (изображённого на Кресте резьбой) Господа нашего Иисуса Христа, вдруг почувствовал в себе силу и крепость, вышел из часовни уже без посторонней помощи и возвратился в квартиру совершенно здоровым. В благодарение Господу за свое чудесное исцеление Полковник Чебышев дал обет устроить на месте часовни храм во имя Воздвижения Честнаго Животворящего Креста. Но обету его суждено было исполниться лишь после его смерти, (последовавшей в 1829 году), при посредстве супруги его Натальи Павловны Чебышевой в 1830 году. Тогдашний Калужский Архипастырь Преосвященный Епископ Гавриил, известясь о благочестивом желании г. Чебышевой, испросил на сие святое дело благословение Святейшего Синода, и деятельно помогал осуществлению оного, так что храм сей, благодаря усердию храмоздательницы и других доброхотных дателей, окончен в течении одного года и освящен тем же Епископом Гавриилом, при многочисленном стечении народа.

Самое положение новосозданной церкви за городом, но вблизи его, при Ямской Слободе, тотчас указало гражданам Калуги на исключительное назначение сей церкви: принимать под сень своей святыни отходящих от сей жизни, с обязанностью приносить выну бескровную жертву о их вечном упокоении. Мало по малу образовалось при ней кладбище, в настоящее время украсившееся многими памятниками над могилами почетнейших обывателей города. Преосвященный Епископ Гавриил тогда же установил, чтобы торжественные крестные ходы вокруг Калуги и в Лаврентьев монастырь были совершаемы у сказанной церкви, с остановками в оной для совершения молебствия Честному Животворящему Кресту. Здесь Матерь Божия, присутствуя в Своей цельбоносной иконе, останавливается у Креста Своего Божественного Сына, чтобы споспешествовать молитве народного множества, подобно жёнам Мироносицам, сопровождавшим её некогда вне города, на лобное место, а в день Вознесения Господня, когда шествие направляется от Крестовской церкви в Лаврентьев монастырь, расположенный на горе, осененной вековыми деревьями, обитель эта приводит на память Элеонскую гору, которую, как говорит предание, Матерь Божия особенно любила посещать в память Вознесшегося с нее на небо Божественного Сына Ея. Начатое Преосвященным Епископом Гавриилом удачно поддержано и продолжено Преосвященным Епископом Николаем, ибо ему принадлежит благая мысль учредить при церкви Креста богадельню, или приют для нуждающихся в оном священнослужителей. Для сего Преосвященный Епископ Николай устроил вокруг церкви каменную ограду, с готическими по углам башенками, заняв ею довольно большое пространство, потом выстроил деревянный, на каменном фундаменте, флигель для помещения призреваемой братии, и, наконец, пожертвовал в пользу сей Крестовской богадельни еще при жизни своей билет в 2117 рублей серебром.

Но это было лишь благое начало. Полное осуществление его мысли досталось на долю Преосвященного Епископа Григория, благодетельному попечению которого Крестовская обитель обязана вечной признательностью. Вскоре, по вступлении в управление епархией (1851 г.), он приступил к постройке каменного двухэтажного дома, который окончен совершенно в 1854 году, так что в настоящем своем виде Крестовская церковь, с принадлежащими к ней зданиями, чистенькой оградою, украшенной готическими башнями, кладбищем, усеянным красивыми памятниками и садом, совершенно походит на благоустроенный монастырь, доставляя целесообразным внутренним устройством своим душевное утешение своему покровителю и радуя внешним благолепием взоры подъезжающих с сей стороны к г. Калуге.

2. Настоящее состояние Крестовской церкви

Крестовоздвиженская, или обыкновеннее Крестовская церковь, как по внешнему виду, так по внутреннему расположению имеет форму равностороннего креста. Снаружи ветви креста оканчиваются портиками с круглыми колоннами, поддерживающими фронтоны. Она освещена десятью окнами с железными решетками и дубовыми двойными рамами, имеет трое двойных дверей: наружная железная, а внутри деревянная, со стеклами и железными замками. Купол покрыт белым, а прочие части простым железом, окрашенным медянкой. Крест на ней железный, позолоченный. С западной стороны церкви двухъярусная столпообразная колокольня, каменного же здания, но купол оной длинный, шпиль из железа, покрытого белой жестью, а карниз покрыт простым железом, окрашенным медянкой, на шпиле яблоко медное, позолоченное, крест железный, позолоченный же, в пролетах, в верхнем ярусе, где висят колокола (в самом большом весу 101 пуд), 4 чугунные решетки. При колокольне пристроены по обе стороны две каменные палатки: одна для ризницы, другая для сторожа. В первой три, а во второй два окна с железными решетками. При входе в колокольню с западной стороны створчатая дверь чугунная, решетчатая.

Внутренность церкви, как выше было замечено, расположением своих частей также образует равносторонний крест, ветви его отделяются от средины, находящейся под куполом, арками с пролетами. Западная ветвь составляет притвор, восточную занимает алтарь, в правой помещается чудотворный крест, а в левой придел, в честь иконы Божией Матери, называемой Троеручицею. Церковь вся расписана масляными красками в 1858 году живописцем Пановым: в арках небольшими репьями и колоннами, в куполе изображение Святой Троицы, в фонаре, или трибуне 4 Вселенских Святителей, а в перемычках сводов между арками 4 Евангелистов; фонарь освещен 4 полукруглыми окнами. Амвон и солея о 3 ступеньках. Пол выстлан лещадью, Калужского изделия.

При входе в храм, на стене в арке, отделяющей притвор от настоящей церкви, находится медная позолоченная доска с надписью, в которой изображено следующее: «Лета 1827 года некто боярин полковник Павел Сергеев сын Чебышев, муж благочестивый, богобоязненный, будучи одержим жестокою болезнью, прибывши в град Калугу, надеясь получить помощь от врачей, но пришедший здесь в столь великое изнеможение, что едва мог ходить с помощью других, сподобился августа в 15 день утром иметь сновидение о исцелении его от Животворящего Креста, в часовне находящегося. Пробудившись от сна, по совету врача, выехал из дому для воздуха и нечаянно приблизился к неизвестной ему часовне, в которую будучи введен весьма возрадовался, узрев в ней те самые вещи, которые представлялись ему в сновидении. С верой и упованием помолившись Кресту Господню, многими чудотворениями прославленному, по принятии святой воды от пречистых ног Распятого на нем, вдруг ощутил в себе некую силу и крепость, вышел из часовни без помощи других и возвратился в дом здравым. В благодарение Господу за сие чудесное исцеление он дал святый обет, чтобы из оной часовни, издревле существовавшей, устроить храм во имя Воздвижения Животворящего Креста. Он, боярин после сего, будучи в Москве по делам своим, от возобновившейся болезни почил в Бозе 1829 г. января в 3 день и погребен в Симоновом монастыре. Супруга его Полковница Наталья, дщерь боярина Павла, по ходатайству

Гавриила Епископа Калужского, получила от Святейшего Синода благословение на сооружение сего храма, коему основание положено того 1829 г. июля в 3 день и который христианским усердием оной рабы Божией, при некоем пособии доброхотных дателей, сооружен и благолепно украшен того 1829 и 1830 г., во славу всесвятого имени Божия и для приношения в нем бескровной жертвы и молитв о спасении рабов Божьих Павла и Наталии и всех православных христиан».

На противоположной стене арки с правой стороны такой же величины изображение Креста Господня и 4 предстоящих, на медной вызолоченной доске, внизу коей накладная медная дщица с надписью: «Двукратное исцеление силою Животворящего Креста подпоручицы Анны Чириковой: 1-е) От беспрестанной головной, два года продолжавшейся боли, а потом и с глухотой. При врачевании не получивши облегчения, она прибегла под сень Животворящего Креста в храме сем и получила исцеление от болезни, которой с того времени не подвергалась; 2-е) По прошествии двух лет в 1833 году, после трудных родов, поправясь в здоровье и выходя на воздух, вдруг лишилась действия всей правой стороны – полуголовы, руки и ноги, и в сей болезни она прибегла к испытанной ею всесильной помощи. Супруг её, поспешивший тогда же в храм сей для испрошения от Господа облегчения болящей, имел поручение привесить ко кресту голову, руку и ногу, не найдя оных всех готовых повесил одну ногу. По возвращении он нашёл болящую получившей некоторое движение в ноге, когда же два привеска им были привешаны, то больная начала оправляться и вскоре выздоровела. Слава Господу, дающему по благости своей и по мере веры, исцеление».

Под сею иконой на стене написано: «Здесь положено тело Иеромонаха Серапиона, который в сане сем служил 15 лет и отличался кротостью и терпением, а всего жития его было 87 лет и 1 месяц, преставился 1805 года декабря 28 дня, погребен внутри часовни».

Прямо против входа невысокий, но лепообразный иконостас, поле коего покрыто синею краской, в нем четыре небольшие колонны, тумбы и карнизы колонн, арабески, медальон, репьи, изображения ветхого и нового завета, рамки икон и прочая вся резьба позлащена. Местные иконы украшены венцами.

Левый клирос закрыт живописной иконой святителя Митрофана, а правый киотом, в котором, кроме святцев, вставлены две складные Богородичные иконы, из них одна называется «Утешение плачущих» старинного письма, вышиною 15, шириной в 10 ½ вершков, риза и венец на ней сребропозлащенные чеканной работы, с клеймом 1795 года.

В южном отделении храма главная святыня оного честный Животворящий Крест, издревле чествуемый, он помещается на восточной стене сего отделения, под особым балдахином. Осьмиконечный, с резной плотью в рост человеческий, из цельного куска дерева, (кажется липового); оконечность правой ноги повреждена усердием древних богомольцев, которые отгрызали часть древа для пользования от зубной боли. На Спасителе венец сребропозлащенный, с сиянием, убранным стразами в серебряной оправе (1816 г.) и жемчугом разной величины, коего 256 зерен; полотно венца около самого лика, осыпано в два ряда красивыми и белыми аквамаринами; вместо короны большой аметист, отправленный золотом, ажур в виде травы. В венце с украшением весу 3 фунта 50 золотников. На груди Спасителя Цата, приложенная в 1831 году Иеромонахом Лаврентьева монастыря Павлом с надписью: «Иисусе, Сыне Божий, помилуй мя», сребропозлащенная, на такой же цепочке с гирляндой из стразов, оправленных в серебре, весу в ней 21 золотник. В цате сей имеется голубой яхонт, два желтые и один белый простые камешки. На Спасителе опоясание, сделанное из серебра, в виде травчатой материи, с завязанным вверху узлом, весу в сем опоясании 5 фунтов 30 золот., приложено в 1846 году московским купцом Павлом Александровым. Весь Крест врезан в икону, на коей изображены 4 предстоящие, на коих венцы сребропозлащенные, весом 2 фунта, 84 пробы, 1816 года. Над простертыми руками распятого Господа изображены померкшее солнце и луна, обратившаяся в кровь.

Над распятием полуциркульный балдахин с бархатными занавесами и золотою бахромой, с таковым же подзором. Перед Крестом висит неугасимо горящая сребропозлащенная лампада, о трёх ветвях, дар московского купца Алтухова. У Креста сего привешиваются болящими серебряные изображения целой фигуры человеческой и разных частей человеческих: голов, глаз, грудей, рук, ног и проч. К этому чудному, или чудотворному Кресту, как уже было замечено, издревле имели особое уважение все калужские граждане, не исключая и мнимых староверов, которые, приходя на поклонение ему, не приносят впрочем «сердца сокрушенна и смиренна», ибо зараженные фарисейским мнением о своей праведности и чистоте, и чрез то избегая всякого общения с церковными, то есть с православными, избирают для поклонения родной святыне время вне служб церковных, подобясь и в этом фарисействующим иудеям, которые, предавая на распятие и муки Неповинного, и в тоже время держась обрядности внешней, не хотели войти в Претор на кануне субботы «да не осквернятся». По левую сторону Креста, в том же отделении, образ Божией Матери, именуемой «Блаженное чрево» весь покрыт ризою серебряной позлащенной, чеканной работы, на коей венец такой же и украшения из разных камней. Устроена в 1860 году на сумму, пожертвованную разными лицами. На сей иконе привешен серебряный местами позлащенный небольшой Крест, с частицами святых мощей.

В северном отделении храма придел в честь иконы Божией Матери Троеручицы, устроенный при Преосвященном Епископе Григорие II в 1855 г., освящен 12 июля того же года. В нем кроме небольших местных икон: Троеручицы (в сребропозлащенном окладе) и Нерукотворенного образа, замечательна икона Божией Матери Иверская, стоящая близ левого клироса настоящей церкви. Она написана на доске, мерою в длину 1 ½ , а в ширину 1 аршин. На ней риза и венец сребропозлащенные, чеканной работы, с клеймом 1833 года, корона и несколько звездочек из стразов, бирюзы и простых разноцветных камешков. В ризе с украшениями 10 фунтов 68 золот. За южными дверями храма имеется колодезь под деревянной крышей, а за ним двухэтажный, каменный, крытый железом, корпус, в коем внизу помещается трапеза и прочие службы, а вверху на две стороны 14 келий, разделенных просторным коридором. Здесь помещаются все состоящие при церкви священнослужители и послушники. Церковная служба отправляется ежедневно живущими при церкви старцами с меньшей братией. Корпус этот начат строением в 1852, а окончен в 1854 году. Главный фасад обращен на запад. Кроме сего с восточной стороны за храмом, в саду стоит деревянный одноэтажный корпус на каменном фундаменте, построенный еще Преосвященным Епископом Николаем для богадельни. Северная сторона площади возделывается для овощей, а на восточной и юго-восточной насажен сад, западная сторона составляет двор.

У стен храма, кроме западной стороны, погребаются покойные, по желанию, из дворян и купцов с платой за место от 25 до 50 рублей. На сем кладбище ныне насчитывается до 30 памятников разного сорта и формы, на могилах почетнейших из калужских граждан и других её обывателей. Один из сих памятников устроен в виде часовни, в готическом вкусе из бронзированной меди на чугунном пьедестале. Он занимает и самое видное место, находясь почти против средины алтаря. Входная дверь оного стеклянная с западной стороны, а с северной и южной окна с частым переплетом из цветных стёкол, на восточной глухой стене образ Воскресения Господня, в рамке с позолотою, пред ним теплится лампада. Под образом на столе портрет покойника. На восточной же стене надписи: а) Блажени милостивии, яко тии помилованы будут, блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят (Матф. 5); б) От признательной и скорбящей сестры добрым братьям Неофиту Гавриловичу Лебедеву, скончавшемуся 4 июля 1854 года и Феодору Гавриловичу Лебедеву, скончавшемуся 26 июля 1854 года. Помяни их, Господи, егда приидеши во Царствие Твоем!

Есть памятники замечательные напротив своею простотой и краткостью надписей, так например: плоский чугунный крест, на задней стороне коего лик Спасителя, а спереди надпись: «Княгине Вадбольской». Вокруг церкви и зданий каменная ограда зубчатая, с каменными же по 4 углам башенками, которые покрыты железом и окрашены медянкой. В ограде двое ворот, с южной чугунные решетчатые, а с северной деревянные глухие, с полуциркульными над ними арками, под железной кровлей.

  Число лиц По докладу 16 октября 1799 г. ассигнациями. По переложении на сер. на основании высочайше утвержденных правил.
Штат Калужского Архиерейского дома   Одному Всем Одному Всем
    Руб. Коп. Руб. |К. Руб. к. Руб. к.
Архиерей 1                
Жалованья   1000   1000   285 90 285 90
Да ему ж за хлеб и за прочую всякую, собственно для него принадлежащую провизию то есть: за муку крупичатую и пшеничную, разные масла и крупы, рыбу, соль, медь и вино горячее, а при том за дрова, железо и уголье, также за овес и сено для лошадей     1600         457 50
ИТОГО 1   2600         743 40
При Архиерейском доме                  
Эконом 1 50 50 14 31 14 31
    По докладу 29 ноября 1807 г.
Духовник 1 30 30 8 58 8 58
Жалованья: Крестовых иеромонахов 2 24 48   6 90 13 80
Ризничий он же и казначей 1 30 30 8 58 8 58
При нем копиист 1 85 35   10 2 10 2
Иеродиаконов 2 24 48   6 90 13 80
Житенный он же и сушиленный 1 20 20 5 73 5 73
Архиерейских килейников 2 12 24   3 48 6 96
ИТОГО 12   305       87 51
Служителей при Архиерее 4 По докладам 16 октября 1799 г. и 29 ноября 1807 г.
Жалованья   25 58¾ 01.фев 35 7 32 29 28
    По докладу 16 октября 1799
Им же на мундиры   5   20   1 41 5 64
Истопников, хлебников, поваров, приспешников и прочих служб 40                
Жалованья 23 58 ¾ 943 60 6 78 271 20
ИТОГО 44     1065 85     306 12
Певчих                  
Жалованья Первой страницы 8 105   840   30 3 240 24
Второй страницы 8 84   672   24 3 192 24
Третьей страницы 8 62   500   17 91 143 28
ИТОГО 24     2012       575 76
На церковные потребы и на просфоры       100       28 56
    По докладу 16 октября 1799 г.
На починку соборной церкви и домов Архиерей- ских и домовых церквей       800       228 57
На содержание ризниц       200       57 12
    По указу 27 августа 1827 г.
На содержание Архиерейского дома сверх производимых по штату окладов       5000       1428 57
ИТОГО 6100   1742 82
ВСЕГО 81 12082     3455 61

* * *

28

27) Тогда, по преданию, все пространство на несколько верст от Московской заставы и частью поле между Крестовской церковью и Лаврентьевым монастырем, покрывал густой лес, остатки коего видны по местам и у самой слободы Подзавалья.

29

Древняя Российская Вивлиофика ч. VIII ст. 59.

30

Это событие начертано на медной доске резьбой

в глубь, и доска сия повешена в притворе на левой стороне от входа в храм, на стене арки отделяющей сей притвор от настоящей церкви.