kritskij monast kenoz

В кн.: Святые и святыни северорусских земель. Каргополь, 2002.

В современной историографии бытует мнение о Кенозерье как об одном из ранних очагов колонизации Русского Севера, связанном со Свирско-Онежско-Двинским путём - одним из магистральных путей новгородского движения на Север. Под понятием «Кенозерье» следует понимать Кенозерский национальный парк, образованный в 1991 г. на территории Плесецкого и Каргопольского районов Архангельской области.
Освоение берегов Кенозера русскими людьми полностью совпадает с известными этапами колонизации Севера Новгородом и Ростовом Великим.

Первый период охватывает X - XIII вв. В это время на территории Кенозерья формируется сеть водно-волоковых путей, необходимая не только для освоения Кенозера, но и дальнейшего продвижения колонизации на северо-восток. Освоение территории на этом этапе преследовало промысловые цели и было ориентировано на пушную торговлю. Плотность населения территории в первый период была низкой, земледелие ограничено.
В ХIV - ХVI вв. в освоении Кенозерья наступает новый этап. Сокращается значение охоты в связи с истреблением ценных пород пушного зверя. Колонизация на этом этапе направляется вглубь территории, на водоразделы. В это время окончательно формируется сеть волостей и погостов. В XVI в. процесс внутренней колонизации заканчивается. Значительно прочнее в ХIV-ХVI вв. становятся позиции христианства, что связано с начавшейся на Севере в XIV в. монастырской колонизацией и организацией сельских приходов. Каждое из направлений новгородской колонизации имело свои «монастырские» центры.

Старейший из них располагался у «Чёлмы-Горы» (Кирилло- Челмогорская пустынь) и основан был Кириллом, постриженником Новгородского Антониева монастыря. В этом монастыре Кирилл провёл шесть лет, после чего ещё три года «по пустыням и киновиям» скитался. Странствия Кирилла в его житии изображаются довольно стандартно, но цель их ясна: подвижник ищет именно «пустыню», уединённую, отдалённую от оживлённых путей.
В 1316 г. в устье реки Чёлмы (Лекшма) у Лёкшмозера Кирилл ставит небольшую келью для проживания и «так же храм молитвенных аже есть часовню» .
Место для устройства пустыни Кирилл подобрал у реки и крупного озера, на ягодных и грибных местах, вблизи небольшой горы, которая защищала подвижника от северных холодных ветров. «Бяше место горы тоя не велико зело, но всяким ягодичием и древнем исполнено и вельмибе гора сия красива и никому же от человек прежде на ней пребывающу, и возрадовался Кирилл духом и возлюбил е зело».

Следуя традиции, составитель жития упоминает и о дьявольских соблазнах, и о «чуди белоглазой». Между тем, именно чудских племён, не обрусевших и не затронутых христианизацией в XIV в., на Лекшмозерье уже не было. Все селения уже русские, основанные прежними колонизационными потоками. Это подтверждается топонимикой и наличием «сторон» («на Труфановой стороне, на Орлове стороне»). Следуя традиции, составитель жития, и ещё вероятнее, «списатели» его в ХVIII-ХIХ вв., допустили противоречия в собственном изложении. Жители «окрест места сего», «зли суть и немилостивы», но в тоже время приходят к Кириллу «для пользы душевной» и за благословением, «благословения для» отдают ему часть рыбного улова. Житие упоминает о ссорах из-за лесных деревьев: крестьяне «начаша на горе той лес сещи...». Кирилл стыдит крестьян, вырубивших весь лес под пашню. Через четыреста лет с даром прозрения: он, якобы, предсказал и пожары, и польскую интервенцию. Вполне понятно, что сведения о чудесах и пророчествах способствовали популярности Кирилла и Челмогорской пустыни.

После Кирилла пустынь управлялась отдельными иеромонахами, при одном из них - Арсении в обители значится 24 человека, пашня, огороды, по названию построенной при нём же Успенской церкви с трапезной, пустынь называлась «Успенская на Чёлме». В 1429 г. построен Богоявленский храм с приделом Святой Екатерины, число монахов достигло 80 человек. Сам монастырь стал называться «Челмогорского отца нашего Кирилла».

Хотя и далеко не сразу, но Кирилл всё же был канонизирован (память 8/21 декабря), житие и служба, составленные в XV в. и переписанные в XVII-XIX вв., вошли в церковную агиографию и богослужение.

В XVI в. в настоятелях монастыря упоминаются Ефрем и Евстафий, в годы «смутного времени» и до 1622 г. игумены не известны. В 1622 г. на игуменстве - Мисаил; в 1642-1648 гг.-Варлаам и Никита. Последние игумены перед упразднением пустыни (секуляризация церковных земель 1764 г.) - Макарий (1690-1725) и Тимофей (1725). В XIX в. на территории пустыни находились два каменных храма -Богоявленская и Успенская церкви.

В северных пределах Кенозерья центром монастырской колонизации была Кенская Пахомиева пустынь. Её основание в конце XV в. приписывали Пахомию, происходившему, вероятно, из земель новгородских. О его жизни в Новгороде и пути на Кенозеро достоверных сведений не сохранилось, умер Пахомий в 1515 г.

Кенская пустынь по сравнению с другими религиозными центрами Кенозерья была достаточно крупным землевладельцем в ХVI-XVII вв. Среди настоятелей Кенской Пахомиевой пустыни в 1559 г. упоминается Вассиан. При его игуменстве монастырские крестьяне рыбу вылавливают «от монастыря вверх по реке до Кенозера и на Кенозере лахту по Орлов-наволок да Пором-остров».
Игуменство во второй половине XVII в. (Иосиф, Исаак) представляется довольно бесцветным. Монастырские владения по реке Кене есть, но по сравнению с XVI в. они практически не расширялись.

В 1676 г. избран или определён (точно не установлено) игумен Каллиник, при котором были юридически закреплены за Кенским монастырём земли, освоенные монастырскими крестьянами ранее. Царские пожалования по грамотам 1687, 1691, 1697 гг. составлены по челобитьям Кенского монастыря и фиксируют границы, не расширяя их.

1687 г. «Вкладную землю, которая за тем монастырём, написано в писцовых книгах в Кенорецкой волости...обелить и от чёрных земель отмежевать к тому их Кенскому монастырю». Из Кенорецкой волости в упомянутой грамоте значится деревня Олеховская. Входившие в Троицкую волость деревни: Семёновская, Захарьевская и «оброчная пустошь, что была деревня Ивановская» ещё в XVI в. «тянули» к Кенорецкой волости.
1691 год. За Кенским монастырём в оброчное содержание закрепляются земли вокруг монастыря и до Першлахты. «В Каргопольском уезде на реке Кене монастырь Спасский, Пахомиева пустынь, а в нём две церкви да келья игуменская пустая, да шесть келий, в них служебных и больничных старцев семнадцать человек, да келья поваренная, да три кельи пустых, да за монастырём двор монастыский, а в нём живут монастырские детёныши. За рекою Кеною двор скотный, да к монастырю...четверти деревни Першлахты, а в ней двор монастырский, а нём живут монастырские детёныши...». Монастырь получает угодья «по обе стороны реки Кены, вверх до Кено-озера и по Кено-озеру до Толстого наволока, а с того наволока по Запорменскому озеру и по Залахтинскому мху на Лось-камень большой, что в реке Кене и с того каменя на другую сторону реки Кены, на которой пустыня их стоит, на речку Большой Важинец и на Степанове озерко по задолгому Самозерскому озерку и по Завежно-озеру в Гужовскую лахту по левую сторону, а с того наволока до вышеупомянутого Толстого Наволока». Последними были закреплены за монастырём угодья Почезерской волости (1697): в оброчное содержание для рыбной ловли получены «за Почезерской волостью».

Процесс образования пустыней на территории Кенозерья был продолжен в XVII в. В северо-восточной части от Лекшмозера в 1640 г. монахами Александро-Ошевенского монастыря Сергием и Логгином была основана Хергозерская Макарьевская пустынь.
Макарий Желтоводский и Унженский — не только известный церковный деятель начала XVII в. (основатель Макарьевского на Унже монастыря на Волге), но и путешественник, неоднократно бывавший на Севере. На Каргопольщине он был одним из самых почитаемых святых, считался покровителем скотоводства наряду с Власием.

В Хергозерской пустыне ещё в начале XX в. хранились книги, принадлежащие Макарию, а также рукопись «Сказание о чудесах преподобного Макария Желтоводского» (запись XVII в.). Третье из чудес святого - основание Сергием и Логгином пустыни Хергозерской в память чудотворного образа Макария. Пустынь просуществовала до 1764 г. В это же время она обращена в Хергозерский приход с приписными деревнями Окатовская, Фёдоровская и Турово сельцо, составляющие Порженское, а также деревни Думино, Ожегово и Ольсиевская (Курмино, Херново, Наволок).

Пустынь была популярным местом паломничества жителей окрестных деревень и оживлённым населённым пунктом, имевшим постоянный торжок «по левую сторону Пудожского тракта». Однако уже в конце XIX в. в Хергозерском погосте всего лишь два двора и 5 постоянных жителей. В пустыне находились две каменные церкви Святой Троицы 1873 г, и Введения Богородицы, возведённой в 1790 г. Празднование дня памяти преподобного Макария (7 августа), одного из самых почитаемых местных святых, становилось ярким событием для всего Каргополья. Из Каргополя даже организовывался специальный крестный ход в Хергозерскую обитель, с которым несли чудотворный образ Макария Унженского. Приходили даже целыми деревнями. Паломники несли Макарию различные приношения, включая скот, который продавался, а деньги шли на обустройство церквей пустыни. В первой половине XVII в. на территории Кенозерья, недалеко от Лекшмозера, иноком Ошевенского монастыря Тимофеем была основана ещё одна пустынь - Наглимозерская. «В прошлых-де годах построил он, инок Тимофей, ту пустыню, на том Аглиме озере, на острову, на диком лесу, один собою»,— говорилось в царской грамоте 7157 (1649) г. Тимофей поселяется на Наглимозере в начале 1640-х гг. В 1642 г. он получает разрешительную грамоту на построение храма, около 1650 г. грамоту царя Алексея Михайловича на владение Наглим и Сярг озерами с ручьями и островками, Шолмо озеро с лесом и холмами, Лармо озеро, Лебяжье озерко с лесом, пашнями и сенными покосами.
В разное время в пустыне проживало от 2 до 5 монашествующих. В 1676 г. в пустыне находилась церковь Неопалимой Купины с приделом Святого Николая.
В 1811 г. на её месте возводится каменная церковь с колокольней Тихвинской Божьей матери с двумя приделами во имя чудотворца Николая и во имя иконы Божьей матери Неопалимой Купины. В 1721 г. пустынь была приписана к Спасово-Строкинской пустыне в Каргополе, а в конце XIX в. она являлась приписной церковью Лекшмозерского прихода.

В Наглимозерской пустыне дважды в год праздновался Николин день: 19 декабря (Никола Зимний) и 22 мая (Никола Вешний).

В 1930-е гг. сооружения Наглимозерской пустыни были разрушены. В настоящее время на территории Наглимозерской пустыни находится несколько поклонных (памятных) крестов, установленных жителями Лекшмозера и московской организацией реставраторов «Строй».

Один из центров монастырской колонизации Кенозерья лежит за пределами озёрной системы региона и связан не с Новгородским, а с Белозерским направлением освоения Каргополья. Это Александро-Ошевенский монастырь, основанный в 1453 г. Александром Ошевневым - уроженцем «веси белозерской», Вожозера, крестьянским сыном и постриженником Кирилло-Белозерского монастыря.

Монастыри и пустыни Кенозерья просуществовали до секуляризации церковного землевладения в 1764 г., затем вплоть до октября 1917 г. влачили жалкое существование, а в 1930-е гг. окончательно уничтожены Советской властью.

Изъятие земель у церкви началось с первых же дней Октябрьской революции. В ноябре 1917 г. Каргопольский уездный комитет принял решение удовлетворить ходатайство жителей деревни (Коровий двор Кенорецкой волости) о передаче в руки трудового населения «пустующих и арендуемых земель: церковных, монастырских, казённых». К середине 1920 гг. часть церковных земель была передана сельским обществам, за церковью оставались лишь усадебные земли при храмах и домах священнослужителей.
Самым крупным землевладельцем продолжала оставаться Кирилло-Челмогорская пустынь (414 десятин 2000 квадратных саженей). В 1919 г. при Кирилло-Челмогорском монастыре открыто «Советское хозяйство», в котором скота - 7 лошадей, 19 коров, 14 свиней; посевы -рожь 30 пудов, овёс 50 пудов, ячмень 3 пуда, картофель 20 пудов. Материалы об отделении церкви от государства и школы от церкви дают достаточное представление о методах проведения соответствующих мероприятий. В анкете, разосланной по сельсоветам Каргопольским УИК в 1920 г., особое внимание уделялось вопросу «не было ли выступлений церкви на стороне врагов народа?». При таком отношении к проведению отделения церкви от государства и школы от церкви, ответы на главные вопросы анкеты звучат естественно и закономерно: «большинство населения не понимает сущности отделения церкви от государства, особенно женщины, преклонного возраста люди».
В 1920 г. из ведения церквей были изъяты школы и запрещено преподавание закона божьего. В Ошевенской и Лядинской волостях из ведения духовенства были изъяты кладбища.
К концу 1920-х гг. одной из форм совместной деятельности верующих стали религиозные объединения и общины, которые снимали в аренду здания, не всегда предназначенные для церковных целей. Так, в Долгозерском сельсовете два церковных объединения снимали семь зданий. Лекшмозерская религиозная община снимала три здания. Общины пробовали приспособиться к проведению «новых» праздников: например, в Труфановском сельсовете в 1928 г. проводился праздник «День урожая».

Среди монастырей и пустыней Кенозерья до конца 1920-х гг. сохраняла своё значение Кирилло-Челмогорская пустынь. Она не только включала в себя значительное количество земель, но и была местом средоточия верующих, хотя назвать её местом паломничества всё же нельзя. Пустынь была приписана к Труфановскому сельскому обществу, располагалась рядом с выселком Пелла (Пела). В 1929 г. и сама пустынь тоже зафиксирована в списке населённых мест Лекшмозерской волости как выселок. В нём считается 4 хозяйства, из них 2 «состоящих в земельном обществе», работников 12 мужчин и 12 женщин. До конца 1920-х гг. настоятель пустыни участвует в заседаниях Лекшмозерского волостного совета.
В мае 1928 г. он обратился в волсовет с просьбой передать в ведение пустыни Наглимозеро, от которого «осталось одно воспоминание... идя навстречу богоугодной мысли благочестивых христиан, прошу волисполком передать в Кирилло-Челмогорскую пустынь остров Наглимозеро с церковью и озером для устройства там скитской строгой монашеской жизни». В просьбе было отказано. Упомянутый настоятель иеромонах Трифон - последний в ряду Кирилло-Челмогорских иерархов. В начале 1930-х гг. пустынь ликвидируется и остаётся только выселок Челма.

Оценивая значение монастырей и пустыней в истории Кенозерья, отметим, что ни одно из указанных объединений не стало крупным религиозным духовным центром, чьё влияние бы распространилось далеко за пределы Кенозерья.
Из четырёх монастырей, благодаря популярности святого Макария, особое значение для местного населения имела только Хергозерская Макарьевская пустынь.
Из тринадцати святых Олонецкой епархии, перечисленных в Олонецком патерике, только двое принадлежат Кенозерскому региону: Пахомий Кенский и Кирилл Челмогорский. Помимо этих преподобных, к местным, особо почитаемым относятся также олонецкий святой Александр Свирский и нижегородский святой Макарий Унженский и Желтоводский, с чьей памятью связана Хергозерская пустынь. Эти святые и были, по выражению Олонецкого патерика, «светильниками благочестия для русского народа и местных племён».

Так или иначе, в жизни крестьян Кенозерья монастырская колонизация сыграла свою определённую роль, особенно на первых этапах становления христианства в крае в ХIV-ХVII вв. Монастыри и пустыни стали собирателями и хранителями древнерусского рукописного наследия, произведений живописи и ремёсел. Они никогда не были и не стали монастырями-стяжателями. До последних дней своего существования они были для местного населения образцом истинной христианской веры, проводниками строгой монашеской жизни. Определяя значение в истории российского государства одного из крупнейших монастырей России — Соловецкого монастыря, академик Д. С. Лихачёв писал: «Будем считать в истории Соловецкого монастыря исторически значительным всё, что так или иначе отразилось в русском историческом процессе и что в свою очередь восприняло ведущие тенденции этого процесса, выразило собой эпоху и её культуру». Это во многом присуще монастырям и пустыням Кенозерья на всём протяжении их сложной многовековой истории.