leonid kavelin korennaya pust

Содержание

Предисловие

I. Местоположение и вид обители II. Начало города Курска, сказание о явлении чудотворной Иконы Знамения Божией Матери, называемой Курская, и основание на месте явления Ея пустынной обители иноческой III. Историческое обозрение Коренной Пустыни а) Период первый. От 1597 до 1618 года Дьяк Патрикей Насонов б) Период второй. От 1618 до 1764 года в) Период третий. От 1704 по 1862 год Период Самостоятельного Существования Обители и Постепенного её благоустройства В том Монастыре: Вторая церковь Третья церковь Четвёртая церковь Ризница А) Церковные Священнослужебные сосуды Б) Кресты напрестольные В) Кадильницы Г) Церковные Священные книги разные Д) Священные одежды Во оном Монастыре Кельи и прочее каменное и деревянное строение Описание курскаго кореннаго общежительнаго монастыря, с показанием во оном всех строений, а именно: IV. Настоящее состояние Обители А) Храмы и другие здания Б) Прочие здания внутри обители В) Здания вне монастыря Г) Сады, пасеки и огороды Д) Гостиницы Е) Отдаленные принадлежности Монастыря Ж) Достопримечательные церковные вещи и ризница 3) Кладбище V. Степень, преимущества и устав монастыря VI. Настоятели Коренной Пустыни А) Настоятели первого периода (1597 – 1618) Б) Настоятели второго периода (1618 – 1764) В) Настоятели третьего периода (1764 – 1862) VII Монастырские угодия А) Чем владел Монастырь до 1764 года I II III Б) Владения монастырские после 1764 года VIII. Крестный ход и Коренная ярмарка 

Предисловие

Летом 1862 года, случилось мне посетить Коренную Рождество-Богородицкую Пустынь, пользующуюся издавна и вполне заслуженной известностью в нашем Отечестве, как место явления чудотворной Иконы Знамения Божией Матери Курской, так и по знаменитой Коренной Ярмарке, бывающей близ этой Обители в 9-ю пятницу после Святой недели.

По желанию достопочтенного Настоятеля Обители О. Архимандрита Ювеналия Половцева, пользуясь свободным временем, я занялся рассмотрением монастырского архива, с целью составить историческое описание сей обители. Оказалось, что архив монастырский начиняется лишь с 1764 года, то есть, с того времени, как пустынь эта, бывшая до 1764 года приписной к Курскому Богородицкому Монастырю, сделалась самостоятельной; для собрания же сведений о начале Обители и состоянии её в период её зависимого существования, пришлось заглянуть и в архив Курского Знаменского монастыря. Таким образом, предлагаемое вниманию читателей «Историческое описание Коренной Пустыни» составилось из сведений о сей Обители, извлеченных из двух монастырских архивов, и частью из других письменных и печатных источников, каковы например: «Рукописное сказание о явлении и чудесах чудотворной Иконы Знамения Божией Матери, no исконному нарицанию Курская», рукопись, составленная в XVII столетии и в более или менее верных списках довольно распространённая в Курской губернии. Из печатных источников назову: «Описание Курского Наместничества С. Ларионова 1785 года» (Курск) и, «История о городе Курске, о явлении чудотворной Знамения пресвятой Богородицы Иконы, нарицаемая Курская, о Курском Знаменском Монастыре и его Настоятелях, сочиненная в 1786 году из разных рукописей, Грамот Царских и Патриарших, такожде и из рукописного Летописца в Курском Знаменском Монастыре находящегося», (на 55 страницах 1792 г. изд. в Курске).

Желаю, чтобы это описание, составленное мною из усердия к Святой Обители, по желанию и с содействия ея просвещенного Настоятеля, послужило для жителей города Курска к искреннейшему сближению с его родной Святыней, а для дальних посетителей и Богомольцев, посещающих эту Пустынь, преимущественно в летнее время, к ближайшему ознакомлению с нею.

В заключение обращаюсь к читателям сего описания, и во первых к Отцам и братиям сей Святой Обители, словами древнего нашего летописца: «Отцы и братия! Еже где описах, или переписах, или недописах, чтите, исправляя Бога деля, а не кляните, паче же и помяните в своих Святых молитвах многогрешного».

1862г. И. Л.

I. Местоположение и вид обители

Курская Коренная Рождество-Богородицкая Пустынь находится в Курской Губернии и уезде, расстоянием от Губернского города Курска в 27 верстах на север.

Коренной пустынь сия называется от явившейся здесь в 1295 году при корне одного дерева чудотворной иконы Знамения Божией Матери, издревле называемой Курская, по области, к которой принадлежит место явления.

Коренная пустынь расположена на реке Тускарь, на одном из нагорных холмов её правого берега; холм этот, находясь между двумя глубокими лесными логами или оврагами, представляет вид древнего городища, верхняя площадь которого имеет небольшую покатость от запада к востоку к реке и оканчивается обрывом или крутизной в несколько сажень.

Береговое возвышение, по обеим сторонам Обители, поросло лесом; лес этот издревле называющийся Богородицким, оканчивается с севера и юга глубокими оврагами, которые составляют естественные грани монастырских владений; за ними расположены: с севера, село Долгое, с юга, деревня Служня, входившие до 1764 года в число монастырских вотчин.

Белостенные здания Обители то живописно скрываются в купе окружающих их деревьев, то выглядывают из за них, как белая лилия из корзины зелени. Особенно хорош вид на монастырь с противоположного лугового берега р. Тускарь. Отсюда она разом открывается взору всею красотой своих зданий: на первом плане новый Соборный пятиглавый Храм Русско-Византийской (Тоновской) архитектуры, напоминающий собою две лучшие церкви нашей Северной Столицы: (Благовещенскую конно-гвардейскую и Егерскую). Позади его высится одинакового стиля столпообразная с шатровым верхом колокольня; золоченый крест её высоко блестит в воздухе. Близ Храма видно начало крытых сходов к нижнему источнику или кладезю, где явилась чудотворная икона. Самые сходы скрыты от глаз деревьями, которыми порос весь скат монастырского холма, но за то ясно видна нижняя шатровая церковь во имя Живоносного Источника, древнейшее здание обновленной обители, память усердия к ней первого Русского Фельдмаршала из Русских, Графа Бориса Петровича Шереметева.

Река, отделяя от себя рукава и заливы, перед самою обителью образует три полуострова: один луговой прямо против монастыря и два по сторонам его; за первым, на лёгком береговом возвышении, расположена деревня Будановка, за нею встает красивая дубовая роща, среди которой виднеются скирды хлеба, на дальнем горизонте тянутся, перемежаясь лесками поля, коими так славится Курская хлебородная область. Правый полуостров отчасти покрыт кустарником; за ним река, расширяясь постепенно, образует пруд, в конце которого видна монастырская мельница. На левом полуострове монастырский огород обсаженный деревьями; отсюда река уклоняется к северо-востоку, и, протекая извилинами по лугу и мимо Будановской рощи, теряется вдали.

Не менее живописен вид монастыря с Севера и особливо с одной из двух расположенных в этой стороне пасек (пчельников). Отсюда кроме Соборного Храма и колокольни, видно высокое здание больничного корпуса, над которым высится трибун с главкою и крестом, означающие место теплой церкви; рядом с этим корпусом, начинаются величественные крытые сходы, ведущие к нижней церкви Живоносного Источника и наконец в низу, на берегу реки, самая Церковь. Этот вид особенно замечателен, напоминая собою береговые Афонские Обители; для полного сходства с ними, недостаёт лишь висячих балконов или будочек, которыми усеяны наружные стены тамошних монастырей; а тому кто не был на дальнем Афоне, вид Коренной Пустыни с этой стороны, живо напоминает Русский Иерусалим – Киев и именно Киево-Печерскую Лавру с её сходами в ближние и дальние пещеры.

Горный кряж, покрытый лесом и прорезанный вдоль лесистыми же оврагами, у подножия которых местами бьют ключи чистой холодной воды, довершает сходство этой прекрасной пустыни с Афонскими Обителями; но еще более роднит их мысль, что и эта лесистая гора, подобно Афонской, составляет жребий Божией Матери, как место Ея особенного, благодатного присещения, где уже без малого 600 лет не прерываются хвалебные гласы пений в честь Царицы неба и земли.

И ныне чудотворная Икона Ея, имеющая с 1618 г. пребывание в Курском Богородицком Монастыре, каждое лето в 9-ю пятницу по Пасхе с торжеством, при многочисленном стечении народа, переносится крестным ходом в Коренную Пустынь и остается в ней до 12 сентября (8-го сентября день храмового праздника обители), привлекая сюда богомольцев не только из Курской области, но и со всех сторон России.

Райские красоты южной природы, благоухание немолчной молитвы, благоприятно действуют на душу посетителя этой по истине «красной пустыни». Скоро скрываются здания её из глаз простившегося с ней после богомолья путника, но местоположение обители и назидательная память о ней твердо запечатлевается в благочестивых сердцах; свидетельством этого служит то, что большинство православных богомольцев и странников на пути с Севера, Запада и Востока, в колыбель Православия, родной Киев, считают священным долгом посетить и Коренную пустынь, как место явления чудотворной Иконы Знамения Божией Матери Курская, с наименованием которой соединено не мало благознаменательных исторических воспоминаний, не только местных, но и общих, дорогих для всего Русского народа.

II. Начало города Курска, сказание о явлении чудотворной Иконы Знамения Божией Матери, называемой Курская, и основание на месте явления Ея пустынной обители иноческой

Чудотворная Икона Знамения Божией Матери дала начало и существованию Коренной Пустыни, как построенной на месте Ея явления, а потому и историю обители прилично начать с сказания о явлении сей иконы, тем более, что и вся Курская область, обязана ей воссозданием, хранением и процветанием своего областного города.

Курск принадлежит к числу древнейших городов Южной России. Он построен Вятичами, первобытными жителями этой страны, не позже ІХ-го столетия. Сохранилось несомненное свидетельство о том, что Курск и его окрестности были просвещены христианской верой одновременно с другими древними областями Русскими. Преподобный Нестор в житии пр. Феодосия Печерского повествует, что по переселении родителей его из Василёва в Курск (в первой половине XI века) Феодосий еще будучи отроком, в сем граде: «Божественного Писания в наказание учителю вдан бысть», и притом «по вся дни хождаше в церковь Божию» и вскоре «начать пещи просфоры и продаяти», чем и занимался более двух лет. Когда же мать благочестивого отрока хотела отклонить его от любимого занятия, он тайно «иде в ин град не долече сущи, и обита у прозвутера, и делаше по обычаю дело свое». Отысканный матерью и насильно возвращенный в Курск, он и здесь продолжал ходить по вся дни в Церковь Божию, а своим смирением и покорностью заслужил любовь властелина града, так что этот властелин «повеле ему, яко да пребывает у его церкви». Значит, Христианство уже существовало тогда в Курске и его пределах, а в самом Курске была даже не одна церковь. Феодосий пошел из Курска в Киев к пр. Антонию, когда ему исполнилось 23 года от роду, а это было по свидетельству летописей в 1032 году.

Курск с самого покорения области Вятичей Киевскими князьями составлял часть Переяславского Княжения, столь знаменитого при Великих Князьях Всеволоде I и Мономахе. Первый известный по летописям «властелин Курска» был Изяслав Владимирович сын Мономаха, упоминаемый в летописях под 1095 годом.

С этого времени и почти до самого разорения татарами г. Курска, он часто упоминается в летописях в долгий период усобицы между Мономаховичами и Ольговичами. При Великом же Князе Ярополке (1132 – 1139), этот добродушный князь, не желая кровопролития, добровольно уступил Ольговичам Курск с частью Переяславской области и с этих пор Курск стал управляться удельными Князьями из рода Олега Великого Князя Черниговского, оставаясь во время дальнейших усобиц открытым для нападения пунктом, как один из пограничных (украинных) городов.

В 1185 году княжил в Курске Всеволод Святославич. В этом году «сдумавши, как выражается летописец, Ольгови вноуци па Половци, зане бяхоу не ходили том лете с всеми князи, но сами пойдоша о себе рекоучи: мы есми ци не князи, пойдем и такоже себе хвалы добудем»11. В этом походе участвовал и Всеволод Князь Курский с своей храброй дружиной. Неизвестный певец древней Руси, описавший это событие в произведени известном под названием: «Слово о полку Игореве» (по имени старшего из Ольговичей – Князя Игоря Новгород Северского), влагает в уста Курскому Князю Всеволоду следующий поэтический отзыв о его дружине: «А мои же Куряне сведоми имети, под трубами повити, под щеломы взлелеяны, конец копия вскремлени, пути им ведоми. Яруги им знаеми, луци у них напряжени, тулы отворени, сабли изострени, сами скачют акы серыи волцы в поле, ищучи себе чти, а князю слове». Известно, что поход этот кончился неудачей. Около 1223 года произошла первая встреча с Татарами на берегах Днепра, в которой участвовал и Курский Князь Олег с своею дружиной, обративший на себя внимание отличной храбростью, в сражении при реке Калке.

Но эти усилия не отвратили близкой грозы от Курска и его области: в 1237 году, при нашествии на Русь Батыя, вместе с другими городами и Курск был разорен до основания; однако область Курская продолжала существовать и после разорения Батыева. В 1278 г. покорил её Царь Ногай, а в 1283 г. некто татарин Ахмат, поданный Ногая, откупил дани в Курской области и населил в окрестностях разоренного Курска две слободы; принимая под свою защиту беглых преступников, он завёл там разные промыслы и производил торги. Когда же Русские Князья (потомки Святослава Ольговича) с дозволения Кипчакского Хана разорили Ахматовы слободы, тогда Ногай послал для защиты Ахмата войско (1285), а князья принуждены были на время уступить. Ахмат снова обстроил свои слободы у Курска, но они скоро были уничтожены нечаянными нападениями тех же Князей. После сего близкие окрестности Курска снова запустели, а самое пепелище древнего города поросло дремучим лесом, в которое жители Рыльска и других мест приходили для звериной ловли и добывания меда (бортного). Такое запустение Курска промыслом Божиим попущенное, продолжалось ровно 360 лет.

О духовном же состоянии Курской области во весь этот период, до явления в ней чудотворной иконы, мы имеем лишь одно частное известие в рукописном житии Св. Петра Митрополита Московского и всея России Чудотворца. Там повествуется, что Святитель этот, будучи родом из Волынской земли, по достижении 12-летнего возраста, оставил родительский дом и бежал в один из окрестных монастырей, где поселившись, принял пострижение во иноческой образ, удостоился священнического сана и между прочим изучил иконное писание. Потом оставив этот монастырь и обходя многие места и пустыни, нашёл безмолвное место на реке Рати протекающей от бывшего города Курска в 15 верстах и впадающей в реку Сейм, и здесь устроил себе жилище, воздвигнул церковь, построил кельи, и собрал не малое число братии, по просьбе коих вынужден был принять в созданном им монастыре игуменство22. Однажды, говорит жнзнеописатель Святителя, когда «по преданному уставу Митрополит Максим (1283 – 1308), шествова по градам, поучения ради людей Божиих», случилось ему проходить близ Ратского монастыря; узнав о сем, блаженный Игумен Пётр вышел на встречу Святителю со всею братией, для принятия его архипастырского благословения, при чем поднес ему в дар Икону Божией Матери, им самим написанную. Митрополит Максим принял эту икону с великою любовью и достигши града Владимира, поставил её честно в тамошней соборной церкви.

По смерти же Митрополита Максима, Великий Князь и все Бояре, следуя совету почившего о Господе Святителя, умолили Ратского Игумена Петра принять Святительский престол, который он занимал с честью с 1308 по 1326 год, скончался же в Москве «где богоприятное тело его и поныне видимо, источает чудеса с верою приходящим».

За 13 лет до описанного выше события, то есть, до избрания Игумена Ратской обители на престол Всероссийской Митрополии, и через 60 лет по разорении Курска Батыем, Господь Бог благоволил прославить окрестность Курска явлением чудотворной Иконы Знамения Божией Матери; после того, икона эта через 300 лет светила Курской области; наконец была виною восстановления областного её города связавшего с тех пор навсегда судьбу свою с этой драгоценнейшей из местных Святынь своих, которой по сему и усвоено преимущественно перед другими наименование Курской.

Явление этой Иконы в рукописном о сем сказании33 рассказывается так: в 6803 году от сотворения мира, а от Рождества Христова в 1295 году, 8-го сентября, случилось одному благочестивому мужу прийти ради своего прибытка в лес, которым поросли окрестности Курска, по его разорении, и по Божьему смотрению увидел он близ реки Тускари в полугоре, у корня большого дерева лежащую ниц икону, которую лишь только поднял от земли, как тотчас же из того места проистек источник воды; увидя это оный муж поставил честно обретенную им Икону Знамения Божией Матери в дупле того дерева, а сам тогда же объявил о сем преславном чуде своим товарищам, которые, согласясь между собою, построили на несколько сажень повыше упомянутого места на лесистом острове, (где ныне находится Соборная монастырская церковь), часовню из леса срубленного на сем же месте и, поставив в ней чудотворную Икону, возвратились с миром восвояси.

По пронесшемся от оных людей слухе о явлении сей чудотворной Иконы, стали приходить на поклонение к ней из окрестных городов и селений многие люди, между которыми были и жители города Рыльска, где княжил в то время Князь прозванием Шемяка. Сведав о сей Св. Иконе, Князь властью своею приказал взять её и перенести из пустынной часовни в город Рыльск, что и было немедленно исполнено; когда же чудотворная Икона была честно перенесена к Рыльску, то несшие её из пустыни люди, остановясь у самых городских ворот, послали к своему Князю с известием о пришествии Св. Иконы к их городу, прося, чтобы он благоволил встретить её сам; но Князь отказался идти на встречу Иконе и приказал поставить её близ города.

Вскоре после оказанного, таким распоряжением, видимого непочтения к чудотворному Матери Божией Образу, недугующий неверием Князь был поражён слепотой; познав же вину свою, он притек к месту, где была поставлена Св. Икона, принес перед нею всенародное покаяние и получил исцеление, дав при том обет, построить для неё в городе Рыльске особый храм во имя Рождества Пресвятой Богородицы, что и исполнил вскоре по своём прозрении. Но сия чудотворная Икона не благоволила иметь в этом храме постоянное пребывание, чудесно перейдя опять в пустыню на место своего явления, где и пребывала по прежнему, источая исцеления с верою приходящим.

Один же из благочестивых иереев города Рыльска по прозванию Боголюб нередко, и особенно в праздник Рождества Пресвятой Богородицы, посещал пустынную часовню и по усердию своему отправлял в ней молебствия собирающимся туда из разных мест богомольцам.

В некоторое время, пришедши на Русскую украйну, Крымские Татары и набредя на пустынную часовню, в которой имела пребывание сия чудотворная Икона, застали в ней уединенно молящегося иерея Боголюба и вознамерились истребить часовню огнём, для чего и обложили её хворостом, но не смотря на троекратно возобновляемое покушение, сжечь сей часовни не могли; по суеверию, сперва они отнесли этот неуспех к волшебству иерея Боголюба, но узнав от него, что причиною сего чуда надобно почитать находящуюся в часовне икону Божией Матери, вынесли её из часовни, которую потом сожгли до основания; по сожжении же оной взяв чудотворную Икону, рассекли её на две части и бросили одну часть на том же самом месте, а другую отнесли за версту, а иерея Боголюба связанного увлекли с собою в плен.

Находясь в плену у Крымцев, старец остался непреклонным на все увещания варваров переменить веру и пользуясь на честное слово некоторой свободой, не хотел воспользоваться никакими ухищрениями и человеческими средствами к своему освобождению, ибо возложил все упование свое на Матерь Божию, чая от Нея одной великие и богатые милости.

И не посрамилось упование благочестивого служителя истинной веры! Однажды пася стадо и поя по обычаю молебная Божией Матери, он был нечаянно услышан людьми, принадлежащими к свите Русского посла, прибывшего в то время к Хану Крымскому с поручением от Князей Российских. Узнав, что молящийся по русски старец есть пленный русский священник, посланник немедленно выкупил его из неволи, привез в Россию и согласно его прошению, отпустил с миром на то место, где он за несколько лет перед сим взят был варварами в плен.

При этом первою мыслью Старца было то, чтобы отыскать рассеченную на двое чудотворную Икону и Господь, исполняющий во благих желание верных рабов своих, дал и сему исполниться по вере его: придя на место явления Иконы, иерей Боголюб в кусте, сохранившимся промыслом Божиим нарочно для сего, цветов, скоро обрел одну половину Святой

Иконы, a в недальнем расстоянии, по той же самой примете, – другую, и едва только сложил обе половины, они в тоже самое время соединились чудесным образом так крепко, что не осталось и следов рассечения, а из места соединения обеих частей выступила роса.

Удостоверенный сим новым знамением в чудодейственной силе Иконы, иерей Боголюб построил на месте её явления хижину, поставил в ней чудотворную Икону и пробыл при ней молясь несколько дней; возвратясь же на свою родину в город Рыльск, поведал гражданам по порядку все бывшее с ним и о новом преславном чуде последовавшем от сей Иконы. Граждане услыша о сем, прославили Бога и, обновив церковь Рождества Пресвятой Богородицы, построенную в Рыльске Князем Шемякою, снова перенесли с честью чудотворную Икону из пустыни в свой город и поставили её в сей церкви. Но на другой день по утру, во время благовеста ко всенощному бдению, когда люди собрались в церковь для молитвы, не обрели Иконы на своём месте и, поискав её с великой печалью по всему городу, нигде не нашли; посланные же в пустыню, на место её явления, вскоре принесли весть, что Икона находится там, на прежнем своём месте: тогда, построив в пустыне для нее особую часовню, поставили в ней Св. Икону.

Впрочем и после сего, попытки перенести чудотворную Икону в город Рыльск повторялись гражданами оного ещё несколько раз, но кончались так же неуспешно; всякий раз Икона исчезала из города и чудесно появлялась на прежнем своём месте в пустыне, сияя там чудесами.

После же того, по прошествии довольного времени, из числа приходящих на место, где явилась Икона, для лесного промысла людей, случилось быть тут одному Рыльскому жителю по прозванию Малюта и в то самое время, как он находился на месте явления св. Иконы, внезапно обступили его нашедшие на Курскую область Крымские Татары. Не видя никакой надежды на избавление от смерти или плена, Малюта влез на стоявший здесь дуб, где помолясь от сердца к Божией Матери, был чудесно спасен от предстоящей опасности, ибо варвары хотя и напали на след Малюты и даже, ища его не раз проходили под тем самым деревом, на котором он укрывался, но не увидели его, охраняемого покровом Богоматери. По отшествии варваров, Малюта объявил о сем чудесном избавлении своим товарищам, которые исполнившись ревностью, решились во чтобы то ни стало, перенести чудотворную Икону в свой отечественный город. Согласясь между собою, они взяли Икону в челн и повезли рекой Тускарь, а из Тускари к Рыльску; но когда уже были в виду Рыльска, вдруг нечаянно сделалось на реке сильное волнение, так что плывущие в челне люди отчаялись в своей жизни, а три человека уже начали и утопать; тогда оставшиеся в челне заливаемом водой, познав вину и раскаявшись в своём дерзновении дали обет: если спасутся от потопления, не въезжая в Рыльск, доставить чудотворную Икону тем же путём на место её явления в пустыню. Мгновенно волнение утихло и те, которые уже были в воде спаслись от потопления; и тогда, не въезжая в Рыльск, они отвезли Икону обратно на прежнее место в пустынную часовню.

После сего стечение народа к чудотворной Иконе продолжалось по прежнему и как некогда Боголюб, так в последствии времени и с той же благочестивой целью и усердием приходил нередко в пустыню из Рыльска один благочестивый иерей по имени Георгий, совершая пред чудотворной Иконой молебное пение для богомольцев.

Так протекло 360 лет, наконец слава о чудесах сей Иконы коснулась слуха благочестивого Царя и Великого Князя Феодора Иоанновича и он обратил милостивое внимание на судьбу города, о котором столько лет напоминала чудотворная Икона, самим своим именем, слывя издревле в народе под именем иконы Божией Матери Курская,

По повелению cero Государя в 1597 году, город Курск был возобновлен на том самом месте, где он находился до Батыева разорения; а чудотворная Икона Божией Матери Курская взята по Его Царскому повелению из пустыни в Москву, ради поклонения, и перенесена туда с великой честью.

По принесении же оной чудотворной Иконы в Царствующий Град Москву, благочестивый Царь встретил её сам с Патриархом Иовом, со всем освященным Собором, ближними боярами и войском, за городом, на месте, называемом Котлы; отсюда Св. Икона была с подобающей честью внесена в Царские чертоги, п по совершении пред ней молебного пения, Царь приказал сделать вокруг Иконы особую кипарисную доску с написанием на ней вверху Господа Саваофа, а по сторонам и внизу разных Пророков с хартиями в руках; притом украсил её сребропозлащенным окладом, жемчугом и драгоценными камнями, а супруга его благоверная Царица Ирина Феодоровна, имевшая о всём том украшении ревностное прилежание, привесила к оной Иконе пелену красного атласа, украшенную золотом, серебром, жемчугом и разными камнями, на которой вышита золотыми буквами следующая надпись: «Повелением Благоверного Государя и Великого Князя Феодора Иоанновича всея России Самодержца и Благоверныя Государыни Великия Княгини Ирины, и их Дщери Великия Княжны Феодосии, сделана сия пелена к образу Пречистыя Богородицы Курския, лета 7105» (1597) – 44.

Украсив таким образом, чудотворную икону, благочестивый Государь отпустил её с подобающей честью из Москвы обратно в пустыню, где тогда же повелел построить своим царским иждивением монастырь с церковью во имя Рождества Пресвятой Богородицы, в который и назначен Настоятелем – Игуменом, вышеупомянутый благочестивый иерей города Рыльска, Георгий, нареченный в монашестве Евфимием. Таково было начало Коренной Рождество-Богородицкой Пустыни!

* * *

1

1Летопись Переяславля Суздальского. Смотри Временник 1851 года кн. 9, стр. 96

2

2 Свидетельство жизнеописателя Святителя Петра, о существовании построенного им в окрестностях Курска на реке Рати монастыря, подтверждается и следующим фактом позднейшего времени: «В 1650 г. во время построения в Курском Знаменском монастыре по Царскому Указу и на Царское иждивение Соборной Церкви, – Курский Протопоп Григорий сыскал на старом городищи, отстоящем от Курска за 15 вёрст, близ реки именуемой Рать, в земляном валу от древности вшедшия в землю палаты, с которых по осмотру Курского Воеводы Князя И. М. Волконского, снят был план и послан к Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу; после сего по Царскому Указу, на постройку упомянутой церкви с оных палат был ломан рабочими людьми кирпич и дикий камень, часть которого была пережжена и на известь». Смотри историю о городе Курске, о явлении чудотворной Иконы Божией Матери Курская и проч., сочиненную в 1783 r., издана 1792 г. в Курске, стр. 35.

3

3 Рукопись ХVII столетия, распространенная во многих списках по всей Курской Епархии, ожидает и заслуживает особого издания для чтения народного.

4

4 Оная пелена и поныне находится в целости в Курском Знаменском Монастыре

III. Историческое обозрение Коренной Пустыни

Историческое обозрение Коренной Рождество-Богородицкой Пустыни можно разделить на три периода или отдела, сообразно важнейшим событиям, замечаемым в её внешней и внутренной жизни. Период первый от основания Обители в 1597 году до 1618 года, с которым совпадает её возобновление после разорения Крымскими Татарами в 1611 году. Период второй от 1618 до 1764 года, в который обитель эта состояла в зависимости от Курского монастыря, и период третий от 1764 до 1862 года, в который обитель сия постепенно благоустраивалась во внешнем и внутреннем отношениях.

а) Период первый. От 1597 до 1618 года

Период самостоятельного существования новопостроенной по Царскому изволению и Его иждивением, на месте явления Чудотворной Иконы, обители, продолжался весьма не долго, но несмотря па это, он несравненно богаче сведениями, нежели последующий за тем долгий период её зависимости от Курского монастыря. Как мы видели, ближайшим поводом к устроению сей последней обители было перенесение по Царскому Указу из пустыни в город Курск, чудотворной Иконы, по причине опасности от неприятельского нашествия.

К которому именно году относится это перенесение, утвердительно сказать нельзя, а надобно полагать, что оно случилось в 1598 или 1599 годах; так например, известно что в 1598 году Царь Борис посылал гонцов «с милостивым словом» в Украинные города: Тулу, Оскол, Ливны, Елец Курск, и Воронеж, а в 1600 году Крымцы нападали на Белгород и шли к Курску, но были прогнаны Орловским Воеводой Князем Борисом Петровичем Татевым55. С достаточной вероятностью можно предположить, что эта самая опасность и была поводом к сказанному выше распоряжению о перенесени чудотворной Иконы из пустыни в Курск, где она была поставлена в соборной Воскресенской церкви, в приделе Рождества Пресвятой Богородицы, построенном собственно для сего Игуменом Евфимием.

Сей Игумен Евфимий, совершая Божественную службу и молебные пения у Св. Иконы, посылал каждое лето в день явления Иконы, то есть, в праздник Рождества Пресвятой Богородицы (8 сентября) со святой водою в Москву к Великому Государю сына своего иерея Константина, доходами подаваемыми же от богомольцев с соборными священниками не делился, отсылая их на содержание своей пустынной обители, почему священники и подавали о сем челобитную Царю Борису. Однако Царь от того дохода им отказал, а пожаловал их угодьями, рыбными ловлями и венечными пошлинами; упомянутыми же доходами приказал владеть Игумену Рождество – Богородицкой Пустыни Отцу Евфимию с братией.

Царь Борис Феодорович прислал для новопостроенной, на месте явления чудотворной Иконы, Пустыни, с бывшим в то время в Москве Иеромонахом Ионою денежную казну, ризы, свечи, ладан, иконы, колокола и книги, что все для безопасности от татарского нашествия (Крымцев) было также перевезено в город Курск, а как соборные священники не позволили поместить церковное имущество Пустыни в своей Соборной Воскресенской церкви, то оно и было размещено усердствующими к чудотворной Иконе гражданами по лавкам и клетям , пока те же Курские граждане воздвигнули особую часовню, в которой поставили Икону и поместили на время прочее церковное имущество привезенное из Пустыни66.

Между тем наступил период «смутного времени». Явились самозванцы: в 1604 году сперва Путивль, за ним Рыльск, а по нужде (10 декабря) и Курск сдались первому самозванцу (Гришке Отрепьеву), именовавшему себя сыном Царя Иоанна, царевичем Димитрием, чудесно спасшимся от смерти.

Тогда самозванец, основавший временно свою резиденцию в Путивле, желая привлечь на свою сторону поболее народа, мнимым благочестием, приказал между прочим перенести к себе в Путивль (отстоящий от Курска на 184 версты) чудотворную Икону Божией Матери Курская. Как бы предчувствуя долгую разлуку с своею усердною заступницей, граждане Курска, не смея и помышлять о каком либо противлении повелению нового властелина, со скорбью и многими слезами проводили Икону до Путивля, где она была, по приказанию самозванца, встречена с подобающей честью и с тех пор оставалась, в его таборе, до самого занятия Москвы, по овладении коей была поставлена там в Царских Чертогах.

В отсутствие же чудотворной Иконы из Курска, Крымские Татары разорили до основания Пустынный Монастырь, построенный на месте её явления. Это случилось, (как видно из выписи на вотчинную земли Курского Монастыря 123. (1615 года) в 1611 году. В этой выписи читаем: «В прошлом де 119 (1611) году приходили под Курск и в Курский уезд Крымские, и Ногайские, и Казанские люди и в те де поры грамоты и выписи погорели»; здесь речь очевидно идёт о сожжении пустынного Монастыря, ибо Курский тогда еще не существовал.

В 1612 году, когда Литовские и Польские люди, под предводительством Польского Коронного Гетмана Жолкевского, осадили Курск и взяли большой Острог, Курские жители принуждены были для защиты себя перейти в так называемый малый острожек, где, сидя в осаде и мужественно отбиваясь от превосходного в силах неприятеля, обещались, если Бог не предаст их в руки врагов, построить для чудотворной Иконы Знамения Пресвятой Богородицы особый Монастырь в самом этом острожке.

Молитвами и заступлением Пречистой Богородицы, Литовские и Польские люди, после неоднократных и усиленных приступов к сему острожку, не могши взять его, принуждены были отступить, не улучив своего намерения: разорить до основания город Курск.

Жители Курска, исполняя свое обещание, посылали в том же 1612 году к боярам, а в 1613 году к Царю и Великому Князю Михаилу Феодоровичу челобитную заруками «градских всяких чинов людей», на которую в 121 же (1613) году и получили Царскую грамоту такого содержания: «От Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича всея России в Курск Губному Старосте Афанасию Мезенцеву. Бил нам челом из Курска Пресвятой Богородицы Курская игумен Иосиф и подал челобитную за руками из Курска попов, и дьяконов, и дворян, и детей боярских, и козаков, и стрельцов, и пушкарей, и затинщиков и ямские слободы сотников, и волостных крестьян; а в челобитной их написано: в прошлом де в 120 (1612) году, как приходили под Курск Литовские люди и Острог большой взяли, а они собрався в малом острожке от литовских людей отсиделись, и обещали они в Курске в малом острожке возле города по конец торгу против городового моста, что поставлена была часовня, от войны литовских людей, из пустыни для образов, воздвигнуть Церковь Пречистой Богородицы Курская; и посылали де они о том бити челом под Москву боярам нашим того Монастыря вкладчика попа Ивана Новикова и челобитную ему за руками дали, чтоб той Пречистой Богородицы церковь велели им Бояре воздвигнуть. И тот де поп Иван челобитную их переписал и бил челом боярам без их ведома, чтобы у той Церкви быти ему попу Ивану, да из Курска Соборные Церкви Воскресения Христова попу Феодору, да Дьякону Поликарпу; а Игумену у той церкви не быть, и благословенную грамоту и антиминс на имя свое взял; и по той де Боярской грамоте они Церковь Пречистой Богородицы Курская воздвигнули и освятили: и ныне у той церкви Игумену с братией быти не мочно, чинят им те Соборные попы обиды, и насильство, и емлют из той церкви свечи и ладан, и пелены, и от Чудотворного образа приклады и золотое, и в церковных доходах емлют треть, а Игумену с братией в Пустыни в монастырь от Крымских и от Ногайских, и от Литовских людей быти и Монастыря строити не мочно и нечим. И нам бы их пожаловати велети у Церкви Пречистой Богородицы Курская быти и Церковь строити Игумену Иосифу с братией и велети им к той церкви, где им мочно было, поставить кельи, Монастырь огородить и двор устроить, очистить место, а Соборные церкви Попам: Попу Феодору с братией у той церкви быти не велети, а велеть бы им быти у одное Соборные Церкви Воскресения Христова; а той де Соборные Церкви попом дано пашня и бортные ухожья и рыбные ловли и в Курске в Городе и в уезде венечные пошлины. И будет так как нам из Курска попы и дьяконы, и дворяне, и дети боярские, и посацкие люди, и волостные крестьяне били челом и как к Вам ся Наша грамота придёт и ты б у той церкви Игумену Иосифу с братией быти и Церковные доходы имати велел, а Соборные церкви Воскресения Христова попу Феодору с братией велели отказать впредь у той церкви быти не велети, а велели бы есте им быти у той Соборной церкви Воскресения Христова по прежнему. Писана на Москве лета 7121 (1613) году июля в 5 день. На подлинной грамоте подписано позади: Царь и Великий Князь Михаил Феодорович всея России.

Дьяк Патрикей Насонов

Получив эту грамоту, Курские граждане приступили к постройке около воздвигнутой уже церкви Рождества Пресвятой Богородицы, деревянного Монастыря. Первым настоятелем его был назначен бывшего Пустынного Монастыря Игумен Иосиф, который и занялся с усердием устройством новой Обители.

Когда же Монастырь был окончательно устроен в 1615 году, все жители города Курска согласились между собою просить Государя Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича всея России, о возвращении им чудотворной Иконы Знамения Пресвятой Богородицы Курская, из царствующего града Москвы в новопостроенный ими для Нея Монастырь. С этой целью они написали челобитную, за руками и послали с нею к Царю Курской Соборной Церкви Диакона Поликарпа. Но и этот Диакон, согласясь с Соборными попами, повторил упомянутую в Царской грамоте подделку попа Ивана Новикова, то есть, переписал эту Челобитную фальшиво к пользе одного соборного причта: будто бы все граждане желают чудотворную икону поставить не в Монастыре, а в Соборной Городской Церкви, и в таком уже виде оную Челобитную подал Царю.

Благочестивый Государь, снисходя к прошению Курских граждан, приказал отпустить Чудотворную Икону из своих Царских Палат обратно в Курск, с подобающей честью, и согласно с подданной ему челобитной (фальшивой), поставить её не в Монастыре, а в Соборной Церкви, что и было исполнено. Но граждане, хотя в начале и не подозревали настоящей причины такого распоряжения, но оставаясь им недовольными, в 1618 году, при Строителе Курского Монастыря Тихоне, послали вторично Челобитную к Царю, в которой просили, дабы оная Икона была перенесена из Курской Соборной Церкви в нарочито ими для сего построенный, по обету, Монастырь, По их прошению была прислана в Курск к тогдашним воеводам, Князю Афанасию Григорьевичу Козловскому, да Ермолаю Ивановичу Мясоедову в 1618 году, марта 2-го числа, Царская грамота, которой повелевалось, немедленно по получении сей грамоты в Курске, Чудотворную Икону из Соборной Церкви перенести в построенный гражданами для нее Монастырь, в церковь Рождества Пресвятой Богородицы, что и было исполнено с приличным торжеством. И с тех пор сия икона имеет постоянное пребывание в этой Святой Обители.

К тому же времени относит местное предание и начало благочестивого обычая переносить ежегодно чудотворную икону на время в Пустынь, построенную на месте её явления, как зависевшую со времени своего возобновления (после разорения в 1611 году) от Курского Монастыря.

В котором именно году началось возобновление этой пустыни, после её разорения Крымскими Татарами в 1611 году, положительных сведений нет. Известно лишь, что в 1617 году в ней уже была построена деревянная Церковь во имя Рождества Пречистой Богородицы, но еще не освящена (сведение о сем заключается в одной выписи Курского Монастыря 1615 года. Смотри ниже). И так, нет ни чего невероятного предположить, что освящение сей церкви последовало в 1618 году, при чем, согласно преданию, в первый раз была принесена из Курского Монастыря в Пустынь, что на корню (коренную) чудотворная Икона Божией Матери Курская.

Окончим этот период указанием на один древний акт, из которого видны прежние владения Коренной Пустыни, которые по возобновлении её (с 1618 года) перешли в ведение Курского Богородицкого Монастыря, (как построенного в начале вместо разоренного пустынного монастыря), оставаясь за ним до самого учреждения о духовных штатах в 1764 году.

«Лета 7123 (1615), января в 12 день бил челом Государю Царю и Великому Князю Михаилу Федоровичу всея России Пречистой Богородицы Курская игумен Иосиф с братией: Государева де жалованья дано к Монастырю Пречистой Богородицы Курская вотчины во 108 (1600 году), как был писец Алексей Зиновьев, в Курском уезде во Обмяцком Стане, по обе стороны реки Тускари (следует описание границ). Да в том же урочище пустошь, что была слобода Служня, пустошь, что была слободка Долгая, да деревня Тазова, да деревня Жерновец, да река Тускарь, а в тех де урочищах и в деревнях и в пустошах пашни и перелогу сто четей в поле, а в дву по томуж. И в прошлом де 119 (1611) году приходили под Курск и в Курский уезд Крымские, Нагайские и Казанские люди и в те де поры грамоты и выписи погорели и им де тою вотчиной владеть не по чему, и Государь бы им пожаловал велел на ту вотчину дать выпись, по чем им тою вотчиной владеть» (что и было исполнено в том же 1615 году).

В челобитной Курского же Монастыря Игумена Аркадия в 1621 году, об монастырских владениях упоминается еще определеннее: «Государева жалованья дано к монастырю вотчины блаженные памяти при Государе Царе и Великом Князе Федоре Ивановиче всея России и при Царе Борисе в Курском уезде в Обмяцком Стану деревня Тазова, да деревня Жерновец, да слобода Служня, да слобода Долгая на реке на Тускарь, а в тех деревнях и слободах было Монастырской земли 600 четей, а перелогом и дикого поля не ведают сколько четей. Старые книги и прежних государей жалованные грамоты и выписки в войну утерялись».

Но как населённые вотчины перестали давать монастырям еще со времён Иоанна IV Васильевича, то и надобно полагать, что Коренная Рождество-Богородицкая Пустынь, при своём основании в 1597 году получила от Царя Федора Иоанновича в вотчину лишь одни ненаселённые земли и угодья; населялись же они в последствии разными выходцами, по соглашению с Монастырскими властями77, а при Царе Борисе в 1600 году были прикреплены к Монастырю новыми жалованными грамотами и выписями, которые в войну утерялись, и потому при Царе Михаиле Федоровиче были выданы новые жалованные грамоты и выписи на упомянутые выше вотчины, но уже не Коренной Пустыни, а Курскому Рождество – Богородицкому Монастырю, к которому Пустынь эта тогда числилась приписной. Но во всяком случае Коренная Пустынь должна особенно чтить память Царей Федора Иоанновича и Бориса Федоровича, как своих ктиторов и благодетелей, ибо первый построил её своим иждивением и придал ей земли и угодья, а второй снабдил её церковным имуществом и укрепил за ней в вотчину земли уже населённые.

Из древних актов того же Курского монастыря видно, что Коренная Пустынь в период своей самостоятельности (1597–1611), кроме упомянутых выше вотчин, владела еще так называемым Святым Городищем на реке Рати (о котором мы упомянули выше). Когда же после разорения Пустыни в 1611 году им завладел было насильством Курчанин Тит Родин с товарищами, то в последствии, а именно в 130 (1622) году Курского монастыря (к которому перешли бывшие владения Пустыни с 1615 года) Игумен Аркадий ходатайствовал о возвращении его обители и Святого Городища на реке Рати, называя его «старым монастырским владением (Коренной Пустыни)». «И по сыску Курских граждан, и окольных людей, 73 человека по крестному целованию про землю на реке Рати, то ныне (в 1622 году) владеет Тит Родин с товарищами, сказали: «То оне ведают, что исстари владели прежние игумены Пречистой Богородицы Курская, старцы: Васьян, да Давыд, да Серапион, приходя из Пустыни (что на корню) рыбу лавливали и всяким угодьем владели; а сколько четей в даче на реке Рати и они слышали от тех же старцев что 100 четей».

В следствие такого показания, дача эта тогда же была обмежевана и возвращена Курскому Богородицкому монастырю.

Это Городище, надобно полагать, старцы Коренной Пустыни выпросили себе во владение еще при самом основании их Обители, зная по преданию, что святым это городище называется потому, что здесь была некогда Иноческая Обитель, о которой упоминается в житии Св. Митрополита Петра, её основавшего и бывшего в ней первым игуменом в конце XIII и в начале XIV столетий.88

б) Период второй. От 1618 до 1764 года

Начнем этот период известием о вознаграждении Коренной Пустыни, после разорения 1611 года. Это краткое известие заключается в выписи 125 (1617) года писца Ивана Васильевича Волынского на поместные земли, данной Курского Монастыря Строителю Тихону: «В Курском уезде во Обмяцком Стану вотчины Пречистые Богородицы Курская, что был Монастырь общей на реке на Тускарь, а в Монастыре Церковь Рождества Пречистой Богородицы не освещена. На Монастыре четыре кельи, в кельи старец Прохор; в кельи старец Иов Тебышев, да вкладчик поп вдовой Михайла, да вкладчик Кирсан Уколов, да вкладчик Сергий Константинов, да вкладчик Филип Овчинин».

В выписи 129 (1621) года тоже читаем: «В Курском Уезде, в Обмяцком Стану, вотчина Пречистой Богородицы Курская, что был Монастырь общей, на реке на Тускарь; а на Монастыре церковь Рождества Пречистой Богородицы деревянна клетцки и в церкви Образы, и книги, и ризы, и свечи, и колокола, и всякое церковное строение монастырское. Да на Монастыре ж три кельи, а в них живут старцы черноризцы: в кельи старец Илья, в кельи старец Феодосий, да за монастырём двор белого попа Михаила, да в кельи старец Елинарх (Иринарх), да старец Лупа».99

Позднейшее и не менее двух первых любопытное сведение о пустынном Монастырьке находим в Курских писцовых книгах письма и меры Степана Унковского, да подьячего Ивана Коровина 136 (1628), 137 (1629) и 138 (1630) годов: «За Монастырем Пречистой Богородицы Курская, что был Монастырь общий на реке Тускарь, а на монастыре церковь Рождества Пречистой Богородицы деревяна клетцки, а в церкви Образы, и книги, и ризы, и свечи и колокола, и всякое церковное строение монастырское. Да на Монастыре же три кельи, а в них черных старцев 10 человек, да за монастырём двор белого попа Василия.

Бывшие вотчины Коренной Пустыни в этом периоде состояли уже в полной зависимости от Курского Богородицкого Монастыря, но хозяйственное управление ими или, лучше сказать, ближайший надзор за ними, сосредоточивался: «в Пустыньке, что на корню» а Курский монастырь силой своего влияния, старался, сколько было можно, оградить свою собственность от своеволия того времени, заботясь не менее и о укреплении за собою вотчинных своих владений, много потерпевших в предшествовавший период «от Крымских и от Литовских людей».

Состояние сих вотчин в начале описываемого периода и своевольства того времени, по неопределённости границ и прав на владение теми или другими угодьями, всего лучше характеризует челобитная Игумена Аркадия 129 (1621) года, в которой между прочим читаем: «Лес де за монастырём (новые дозорщики) написали, а лес подошёл под монастырь и под монастырскую вотчину, а монастырских де слуг и крестьян, и бобылей а тех лесах Курчени дети боярские бьют и грабят, а за ними те леса в книгах и в выписах, не написаны, и владеют и грабят, насильством, и от того крестьяне их поместные бредут розно».

Все прежние вотчины и угодья Коренной Рождество-Богородицкой Пустыни были утверждены за Курским Богородицким монастырём, вскоре после его основания, в 1615 году, жалованной грамотой Царя и Великого Князя Михаила Федоровича и Отца его, Государева, Филарета Никитича Святейшего Патриарха Московского, а во 137 (1629) году по челобитью того же монастыря Строителя Варлаама с братией, выдан ему с этой грамоты список слово в слово за приписью дьяка Семена Бредихина, за справкой подьячего Кирилы Невзорова.

Этот же Строитель Иеромонах Варлаам Чеплыгин, будучи избран в Настоятели Курского Богородицкого монастыря из соборных старцев той же обители в 134 (1622) году марта в 7-й день, получил Царскую грамоту, за приписью Дьяка Богдана Тимофеева (грамота эта была прислана в Курск к воеводе Ивану Васильевичу Волынскому): «Почем ему того ж Богородицкого Монастыря в вотчине в пустынном в Богородицком же и на посаде в Божедомском монастырьке быть в строителех и Монастырь строить и братью называть, а Старца Корнилья Брагина, что он тем монастырём (Божедомским) владел по воровской тушинской даче, велено выслать вон». Подлинная Государева грамота отдана в Богородицкий Монастырь, а список с нее оставлен в съезжей избе.

Из этого видно, что право Курского Богородицкого монастыря на владение «Пустынским Богородицким монастырьком» в XVII столетии, при смене Настоятелей, каждый раз было подтверждаемо теми же грамотами, коими утверждался избранный Настоятель. Сохранилось известие, что тот же Строитель Варлаам Чеплыгин в 1625 году: «Просил Святейшего Патриарха Московского Филарета Никитича о дозволении перенести Чудотворную Икону из Курского Монастыря в Пустынь и построить в оной вновь по разорении Татарском, Монастырь; но помянутый Святейший Патриарх переносить оной Иконы не дозволил, как явствует из присланной от Его Святейшества в Курский монастырь грамоты за подписью дьяка Федора Рагозина».1010

К сожалению подлинной грамоты, на которую ссылается неизвестный автор «Истории о Курском Знаменском Монастыре», в архиве сего Монастыря уже не находится, а приводимое на основании её известие, не совсем ясно: мы уже видели, что Пустынный Богородицкий монастырь был возрожден после татарского разорения (1611 года), еще в 1618 году, да и сам Варлаам, (как было упомянуто выше) в 1622 году, при утверждении Строителем, был назван в Царской Грамоте Строителем обоих Богородцких монастырей городского и Пустынного; стало быть просить ему построить вновь в Пустыне монастырь, было не для чего.

Вероятно, это известие надобно понимать так, что Варлаам, будучи любителем Пустынной жизни, прося о дозволении перенести Чудотворную Икону из Курска в Пустыню на место её явления и первоначального пребывания, имел намерение переместиться туда и сам из большого Курского монастыря, почему и просил дозволения Патриарха построить его в более обширном виде. Если не ранее (как предполагают в 1618 году), то не с этого ли времени (с 1625 года) началось, по дозволению Патриарха, перенесение Чудотворной Иконы в Пустыньку, на место её явления в девятую пятницу после Святой недели, где она сначала оставалась лишь на три дня.

В 1631 году большой Курский Богородицкий монастырь, вместе с городом Курском, потерпел разорение от Поляков, а в 1643 году от Крымских Татар; эти последние в 1613 году, приходили в Курск трижды и стояли кошами в самом Курском монастыре, около монастыря и в уезде, в вотчинах оного и как самый монастырь, так и в вотчинах его, крестьянские жилища разорили без остатку, также на гумнах в скирдах, и на полях хлеб и сено пожгли, потравили и потоптали; крестьян монастырских, кроме жен и детей, побито оными варварами 57, в плен взято 39, померло 119, бежало 24, итого убыло 239 человек1111. Но коснулось ли это разорение Пустынного Богородицкого монастыря – неизвестно.

В древнейшей описи Курского Богородицкого монастыря, составленной в 1667 году, при вступлении в настоятельство Игумена Никодима, Пустынный Богородицкий моиастырек описан довольно подробно. Это описание, как знакомящее нас вполне с его тогдашним состоянием, ровно через 70 лет после основания, составляет один из самых любопытных актов для истории сей обители и потому переносим его на страницы нашего описания слово в слово:

«Товож Богородицкого (Курского) Монастыря в вотчине в Курском Уезде в Обмяцком стану Пустынский Монастырек, а в нем Церковь деревянная, клетцки во Имя Рождества Пречистой Богородицы1212; перед Церковными дверьми Паперть, Церковь и Алтарь крыты тесом, а паперть крыта лубьем.

В той Церкви Рождества Пречистой Богородицы Деисус семь икон на празелени.

В той церкви Рождества Пречистой Богородицы Образ местной осмилистовой Знамения Пречистой Богородицы со Пророки, поля обложены серебром басменным, у тово Богорадицина Образа венец, да гривна басменная ж, у гривны устроено на медном тягле крест серебрян позолочен, 256 копеек позлачены; два алтынника Литевских деньга Татарская позлачены ж.

А тот месной Образ Знамения Пречистой Богородицы устроен в киоте четвероугольном; у киота на створех Образ Благовещения Пречистой Богородицы, да Живоначальной Троицы, да разных Святых восемь лиц на празелени.

У товож меснова образа Знамение Пречистой Богородицы, Пелена камчатая червчета, крест нашит золотом.

Пелена дорогильная, крест нашит золотом.

Перед тем Образом Пречистой Богородицы свеча поставная красная, на ней шендал белого железа.

В той же церкви Царские двери с сенью и столбцами на празелени; дверь Северная, на ней Архангел Михаил.

В той же церкви Рождества Пречистой Богородицы Образ месной Знамения Пречистой Богородицы со Пророки оклад серебряный вызолочен резной, поля чеканные: у тово ж Образа Пречистой Богородицы венец чеканный, в нем камень яхонт лазорев, да две бирюзы лазоревых; у тово ж венца 67 зерен жемчуга; у тово ж Образа ожерелье жемчужное, дробница да четыре зерна бурмицких, гривна серебряная позлащена чеканная, в ней три камня смазни, у той гривны крест аспидон обложен серебром; на нем четыре жемчужины, да золотой; два креста серебренные позлачени, серешка золотая, в ней четыре искры червчатова яхонта, 50 копеек позлачены ж. Да Распятие Господне на серебре позлачено. У Саваофа и у Пророков венцы резные, у Саваофа гривна чеканная.

А построен тот Образ Пречистой Богородицы в киоте. Киот покрыт сафьяном красным, а на створех праздники Богородичны во весь год.

У тово же Образа пелена атласу краснова, крест нашит серебром, обложена обьерью, кисти разнова шелку с золотом; другая пелена комчатая зеленая обложена атласом, крест нашит золотом. А построен тот образ Пречистой Богородицы в большом киоте, а в главе того большова киота написан нерукотворенный Образ, да Деисус, да Святые разных лиц.

Крест знаменной обложен серебром позлачен, другой крест обложен медью.

Да крест медный позлащен с Мощми.

Ризы комчатые червчеты; оплечья участка золотнова, опушка тафты зеленой, подложены киндяком лазоревым.

Ризы киндячные, оплечья атлас золотной. Потрахиль участка золотнова, обложена атласом червчетым, на ней восемь пуговиц серебреных, кисти зеленова шелку с золотом.

Стихарь Дьяконский дорогильный желтый, оплечья зеленой камки; другой стихарь киндячный лазоревый.

Пояс шелковой с кистьми, выше кистей четыре варворки золотые, двои поручей дорогильные.

Кандея медная. На престоле срачица крашенинная.

Сосуды церковные белые; два покровца; один дорогильный червчет, крест нашит золотом, а другой камчат голуб; воздух безильная пестредь обложен лазуревым киндяком; а те покровцы и воздух ветхи.

Паникадило медное, у нево шишка кедровая, обложена серебром, под шишкой кисти шелковые с золотом.

Книги Московские печати:

Евангелие напрестольное покрыто бархатом черным; Евангелисты серебрянные позлачены, Апостол да служебник мелкие печати ветхи. Потребник чернеческой; два Окта на осмь гласов. Устав Московской ж печати. Минея общая. Псалтырь учительная, ветха. Триодь постная, да триодь цветная. Шесть Миней месячных: Сентябрь, Август, Июль, Июнь, Декабрь, Март. Два пролога письменные. Пролог новый печатный. Евангелие напрестольное малое, Евангелисты медные, покрыто бархатнею. Служебник новый. Евангелие учительное в десть литовские печати.

На том же Монастырке хлебня крыта соломою, да клетка; меж хлебни и клетки сенишки скитовые, клетка и сенишки крыто лубьем, ветхи.

Погреб с выходом, на нем погребица крытая лубьем ветха; две кельи братские крыты соломой ветхи. В кельях живут черные Старцы: Козьма, Дмитрей, Софроней и Яков.

В том же Пустынском Монастырке житница крыта лубьем.

У ворот келья гостиная, с сеньми и чуланы, крыта соломой.

В конюшне три мерина деловых.

Ниже тово Монастырька к реке Тускарь колодезь Святой, где явился чудотворной Образ Пречистой Богородицы честного и славного ся Знамения по искони вечному нарицанию Курская; на том кладези обруб дубовой с мостом. На нем решетка, покрыт лубьем, все ветхо».

При том же самом Игумене О. Никодиме, к Настоятельству которого относится эта опись. Курский Богородицкий монастырь начал строиться каменным зданием, и чудотворная Икона посылалась на Дон для испрошения милостыни, тогда как в Пустынном монастырьке, построенном на месте явления сей самой Иконы, всё было ветхо и убого, как значится в приведенной нами описи.

В самом начале XVIII столетия встречаем краткое сведение о Пустынном монастырьке; в переписных книгах стольника Михаила Тулубьева 1701 года написано; «Приписная пустыня, того Знаменского (Курского) Монастыря явленного образа на кладезе. В той же Пустыни братия: Иеромонах Рувим, Монахи: Карион, Феофан, Варлаам, Зосима, Хлебенный Иосиф, Чашник Андроник, Ключник Иона». Такое распределение должностей между братией показывает, что в Пустыне к этому времени уже устроилось небольшое общежитие.

За внутренним благоустройством следовало и внешнее. Так в 1703 году коштом Строителя из дворян Монаха Боголепа Сухочева, на месте бывшей деревянной Церкви, воздвигнута новая соборная церковь во имя Рождества Пресвятой Богородицы «каменным зданием, подобием шатра об одной деревянной крашенной ярью главе, на которой (утвержден) железный позлащенный променистый (с сиянием) с железными цепями крест».

А в 1708 году построен «коштом Монаха Путимца (Путивльца) Иоанна Алаторцова каменного же здания Св. врата, с церковью над ними о двух престолах: Преображения Господня и Св. Архистратига Михаила. Освящены оба Престола Курского Знаменского Монастыря архимандритом Михаилом, по благословению Преосвященного Епифания Белоградского: первый 1729 года, июня 12, а второй 1726 года, в тоже число.

По обеим сторонам Св. врат вместе с ними и в одной связи, построены тогда же два крыла келий двухэтажные для жительства Настоятеля с братией.

Это обновление Пустынной обители довершилось построением в 1713 году под горою внизу на самом берегу реки Тускарь близ места и кладезя, где явилась Чудотворная Икона, церкви каменного же здания во имя Пресвятой Богородицы живоносного её Источника, с шатровым верхом об одной главе увенчанной железным крестом. Церковь эта, как значится в монастырской описи и в надписи по листам напрестольного Евангелия, построена иждивением благочестивого Фельдмаршала Бориса Петровича Шереметева, того самого, который в благодарность за Богодарованную ему Полтавскую победу, воздвиг в своей слободе Борисовке Курской губернии, девичью Борисовскую Тихвинскую пустынь. По монастырскому преданию, поводом к построению церкви живоначального источника было то, что фельдмаршал лично посетил Коренную Пустынь в проезде из Малороссии в Москву, после знаменитой Полтавской победы, для принесения здесь благодарения за оную «Единой имущей непобедимую победу».

От этой Церкви до верхней монастырской площади, на которой построен соборный храм и прочие здания, был тогда же построен каменный сход длинною 32, а шириной 2 ½ сажени; покрыт тесом, а ступени вымощены дубовыми досками1313

В 1756 – 1759 годах начато, тщанием Настоятеля Курского Богородицкого монастыря Архимандрита Гедеона Антонского, строение в Пустынном монастыре третьей каменной церкви во имя Всех Святых на Северной стороне, но за неимением средств и последовавшим вскоре отказом монастырских вотчин в казну, здание эго приостановилось.

Прочие же монастырские здания, за исключением каменной трапезы, (время построения которой неизвестно1414) были, деревянные на каменных фундаментах, и все воздвигнуты в течении первой половины прошедшего столетия заново, крыты тесом.

Подробнее познакомит нас, как с внешним состоянием зданий, так и с внутренним украшением храмов и с церковным имуществом обители, опись 1765 года, которая будет помещена ниже.

Из донесения начальника пустыни Иеромонаха Иоиля Филькевича (в 1765 году) видно, что Коренная пустыня во все то время как она состояла под управлением Курского Богородицкого Монастыря, содержалась от получаемых во время бываемого в ней о девятой пятнице Богомолия, с построенных подле того Монастыря лавок сбору, и собираемых в Церкви за отправление молебнов подаяний, и построенного близ онагож Монастыря для приезжающих Богомольцев гостиного постоялого двора, а равно и имеющихся при ней двух садов.

Перенесение чудотворной Иконы из Курского Богородицкого монастыря в Коренную пустыню о девятой пятнице, издревле совершалось с торжественным крестным ходом, при стечении довольного, год от году увеличивавшегося числа богомольцев, и для удовлетворения их благочестивого усердия, Чудотворная Икона, была оставляема на время в пустыне; после чего с подобным же шествием возвращалась обратно в Курский Богородицкий Монастырь.

Местное предание возводит начало этого благочестивого обычая в 1618 году; к этому году, как сказано выше, Чудотворная Икона была возвращена из Москвы в Курск и в том же году, как полагают, принесена из Курского монастыря в Пустыню на место явления, для освящения новоустроенного там храма во имя Рождества Пресвятой Богородицы. К этому же времени восходит и начало здесь торга, обратившегося по времени в знаменитую Коренную Ярмарку.

Первые же письменные сведения о торжественном перенесении Чудотворной Иконы в Коренную Пустынь и бывающем здесь торге, относятся лишь к началу XVIII столетия; так в одном акте 1708 года читаем: «В нынешнем 1708 году ноября в 15 день бил челом Великому Государю Курганин посацкой человек Афанасий Одинцов: Курского де Богородицкого Знаменского Монастыря в Пустынь, которая расстоянием от Курска: в 20 верстах, бывает богомолье и мирской съезд по всягодни во время Петрова поста на первой недели и Курские Таможенные и Кабацкие Бурмистры ездят в те времена в тое Пустыню для продажи вина и меду и (сбора) пошлинных денег, а того же Богомолья и съезду, и сбору Государевой денежной казны бывает по три дня; а сколько в той пустыни таможенных пошлин и питейной прибыли в сборе бывает и того сборщики именно в книгах не пишут, знатно сборною Государевою денежною казною корыстаютца они бурмистры себе».

Из этого акта видно, что Богомолье и мирской съезд в начале XVIII столетия продолжались всего три дня; стало быть столько же продолжалось и пребывание в пустыне чудотворной Иконы и вероятно так было установлено с самого начала этого обыкновения.

Из донесения Игумена Исаии (1765 года) видно, что с 1726, и по 1767 год срок пребывания чудотворной Иконы в коренной Пустыне продолжался всего одну неделю, столько же продолжалась и ярмарка1515.

Следовательно известие сообщаемое автором «Сказания о Чудотворной Иконе (1838)» будто бы перенесение Иконы в Коренную Пустыню началось лишь с 1726 года и что она оставалась здесь с этого времени каждогодно на две недели, ошибочно.

В 1764 году, во время учреждения о духовных штатах, Коренная Рождество – Богородицкая Пустынь, по резолюции Преосвященного Порфирия Епископа Белгородского и Обоянского, была исключена из ведения Курского Знаменского Монастыря и оставлена за штатом на своем содержании с настоятельством Строительским и 7-ю Монашествующими.

С этого года она вступила в период самостоятельного существования, продолжающегося уже почти сто лет.

в) Период третий. От 1704 по 1862 год

Период Самостоятельного Существования Обители и Постепенного её благоустройства

Мая 21 дня 1764 года, при Высочайшем Указе из Святейшего Синода, прислан к Преосвященному Порфирию Епископу Белградскому и Обоянскому, поднесенный Ея Величеству от учреждённой о церковных имениях Комиссии, доклад о безвотчинных и на своём содержании состоящих Монастырях и Пустынях, в котором между прочим напечатано: «В назначенное в каждой Епархии Монастырей и Пустынь число, Епархиальным Архиереям выбрать из самых лучших, хотя и из бывших приписных к разным Архиерейским домам или Монастырям, да в штаты не включенных, точию бы были такие, кои бы неоскудное к содержанию своему довольствие в мирском подаянии иметь могли».

В последствие этого Указа, по докладу Белградской Консистории Преосвященному Порфирию, определено: Котмыжскому, Обоянскому, Волховскому Монастырям остаться по прежнему, да в положенное по штату число приписную, к Курскому Богородицкому Знаменскому Монастырю, Коренную Рождественскую пустынь оставить же и быть ей Монастырем против прочих по штатам положенных Монастырей, а из ведомства Курского Монастыря исключить, и до той Пустыни впредь оному Монастырю никакова дела не иметь, и о том за известие того Монастыря братию и Курского Знаменского Монастыря к Архимандриту Гедеону послать Указы.

А прочие Монастыри, то есть, Старо-Оскольский Троицкий, Новооскольский Преображенский, Белгородского Уезда Коренную Ратного Николая, да Карповскую Троицкую Пустыни; девичьи: Старооскольский Успенский и Хотмыжский Покровский Монастыри упразднить и устроить приходскими Церквами».

В силу этого распоряжения Коренная Рождество-Богородицкая Пустыня получила самостоятельное существование, после почти 150 лет продолжавшегося периода (1615–1764) зависимости от Курского Богородицкого Монастыря, обязанного ей своим основанием.

По счастью в самом начале нового периода, богатый в милостях Господь послал Пустыни Настоятеля опытного в хозяйстве и усердного к устройству вверенной ему Обители. Это был Игумен упраздненной в 1764 году Троицкой Карповской Пустыни О. Исайя Илляшевич, Харьковский уроженец, сын Священника Церкви Михаила Архангела, что в слободе Борисовке, пострижен в Монашество Преосвященным Иоасафом Горленко в Белградском Архиерейском доме, в котором до самого назначения своего в Настоятели Карповской Пустыни (в 1758 году) проходил послушания: житенного, ключника, ризничаго и Казначея.

В свое пятилетнее управление Коренной Пустынью (1765–1771), О. Игумен Исайя, неусыпно заботился о благоустройстве призванной к обновлению Обители, что свидетельствуют все акты его времени и если не успел сделать для нее всего, что хотел, то сделал все что мог.

По указу Преосвященного Порфирия в 1765 году он составил подробную и отчетливую опись церковного и монастырского имущества Коренной Пустыни; опись эта вполне знакомит нас с состоянием сей Обители в начале нового периода её самобытной жизни. Воспользуемся ею в сокращенном виде для нашего описания, что существенно необходимо для правильной оценки настоящего состояния Обители и сказания о постоянном Ея благоустройстве.

Опись начинается кратким указанием на местоположение и историческое начало обители Курского Уезда Обмяцкого стану от Московской проезжей дороги расстояниям 6 верст, в чёрном Коренном лесу, на вышедшем с небольших двух логов вышнем холме над рекою прозываемой Тускарь. По имянному блаженныя и высокодостойные памяти благочестивого и Великого Государя Царя и Великого Князя Федора Иоанновича Самодержца Всероссийского Указу, лета от Рождества Христова 1597, сооружен Общежительный Монастырь и учреждено Игуменство и во оном Монастыре первый бысть Игумен Евфимий; оного Монастыря пространство в длину трех-аршинных сажней 53, а поперечин 18.

В том Монастыре:

Первая Церковь Соборная во имя Пресвятой Богородицы Преславного Ея Рождества, каменного здания, построена подобием шатра об одной деревянной крашеной ярью главе, на которой променистый железный позлащенный с железными цепями крест. Построена в 1673 году коштом Строителя Монаха Боголепа Сухочева.

Оная Церковь внутрь вся от самой шеи до низу украшена Иконописным старинным художеством; в ней десять ветхих разномерных окончин. Простого круглого шкла в свинцовой оправе церковь с шеею, кроме главы и креста, вышины 9 сажень с аршином, длины 6 сажень без полуаршина, ширины 6 сажень и три вершка.

Трапеза длины 4 сажени 1 ¾ аршина, ширины 5 сажень 2 аршина без четверти. В трапезе по левую сторону придел Св. Иоанна Предтечи Господня. Алтарь, Церковь, Трапеза и Придел вымощены дубовыми брусьями.

Пред церковью на западной стороне паперть о четырёх каменных столбах, каменная же, вымощена досками дубовыми с ступеньми; на верхнем щите той паперти под крышкою на холсте образ коронующейся Святейшею Троицею Пресвятыя Богородицы. Внутрь паперти две большие на дереве писанные Иконы: одна Пресвятые Богоматери Утешение всех скорбящих; другая страшного второго Господня пришествия.

Тоя церкви священный Иконостас дробно резной, весь золочён червонным золотом. Местные иконы по правую сторону: а) Спасителя на главе того большой серебрены с чеканью редкою позлащенный венец; б) Образ самый ветхий Знамения Пресвятыя Богородицы в киоте живописном; в) Рождества Пресвятыя Богородицы храмовая. По левую: г) Пресвятые Богородицы с предвечным Младенцем; на главах венцы большие серебреные с чеканью и позлащеные; д) Св. Иоанна Предтечи Господня, на главе большой серебряный с гридорованьем вызлощенной венец, в коем три больших простых в серебренной же оправе с финистью камней: один зеленый, а два красных; е) Четырех Святителей: Николая, Иоанна Златоустаго, Василия Великого и Григория Богослова.

Верх местных Икон на первом поясе образы Господских и Богородицких праздников.

Ha втором Великого Архиерея Иисуса Христа с Богоматерью, Иоанном Предтечей, и Святых Апостолов.

На третьем: Знамение Пресвятые Богородицы и Святых Пророков.

На четвёртом: Господне распятие, и под тем Бога Отца и Святых Праотцев.

Престол деревянный самой простой работы, грубо срублен и врежден, також и верхняя доска его так повреждена чрез расселина, что и часть ея возвысилась и потир на нем со опасением во время Священнодействия поставляем бывает; не святительским, но простым священническим по великому требнику освящен чиноположением.

Того престола Святых антиминсов два: один на атласе жёлтом новый, прошлого 1761 года апреля 8 дня освящен Преосвященным Иоасафом Миткевичем Епископом Белградским. Другой на полотне старый, освящен прошлого 1747 года июля в 24 день Преосвященным Антонием Черновским Митрополитом Белградским.

Среди Церкви на железной цепи большое желтой меди Паникадило о 16 равномерных люстрах, при нем яблоки в серебренной оправе и кисть большая шелковая с золотом и серебром. Пред местными Иконами 6 разнокалиберных медных лампад.

Тоя Церкви в Трапезе по левую сторону Приделе Св. Иоанна Предтечи иконостас гладкий преветхий, а Царские врата резные грубо.

Местные иконы: Спасителя и Богоматери, храмовая Св. Иоанна Предтечи, на главе большой серебреной позлащённый венец.

На престоле Св. антиминс новый освящен 1763 года февраля 23 дня Преосвященным Иоасафом Миткевичем Епископом Белградским.

Реченныя соборныя церкви при трапезе каменная колокольня сделана на подобие столпа, верх нея на главе железом чёрным обложенной, железный же позлащённый крест.

На оной колокольне 9 разновесных колоколов. Первый большой, онаго края мало не вокруг все отшибены прочь. На нем воображено тако: «Колокол сей Курского уезду в Коренную Пустыню тщанием Архимандрита Михаила, коштом Монаха Иоанна Алаторцова сделан ко Храму Рождества Пресвятыя Богородицы, весу в нем 150 пудов.

Полиелейной в 20 пудов, повседневный в 17 пудов 15 фунтов; четвертый в 9 пудов; а пять колоколов малых, каждый в 1 ½ пуда 1616.

Большие боевые железные трёх ярусные простой самой работы разломанные ветхие Русские часы.

Под церковью, трапезой, алтарем и колокольней каменные рухлядские палатки.

Вторая церковь

Верх Святых ворот, каменного здания, в ней два престола: один во имя Преображения Господня, а другой Св. Архистратига Михаила, крыта тесом, построена коштом Монаха Путимца Иоанна Алаторцова в 1708 году. Оная церковь мерою длины в аршин с ¼, ширины 6 аршин, 6 вершков.

Иконостасы и в них врата Царские резные, вызлащены двойником. В храме Преображения Господня престол освящен 1729 года июня 12 дня, Курского Знаменского монастыря архимандритом Михаилом, по благословению Преосвященного Епифания Епископа Белградского; на оном престоле св. антиминс на полотне новый; освящен прошлого 1763 года февраля 25 дня Преосвященным Иоасафом Миткевичем Епископом Белградским.

В храме Св. Архистратига Михаила престол освящен по благословению покойного Преосвященного Епифания Тихорскаго, Епископа Белградского, архимандритом Михаилом, прошлого 1726 года, июня 12 дня; антиминс на нем новый, освящен 1763 года февраля 23 дня Преосвященным Иоасафом Миткевичем Епископом Белградским.

Церковь и алтарь высланы кирпичом.

Третья церковь

Во имя Богоматери живоприемнаго Ея Источника каменного здания, под горою внизу, при самой реке Тускари, о двух деревянных главах, из которых одна средняя крашена ярью, на ней железный позлащённый с железными цепями крест, а другая над алтарем не доделана, без креста. Построена коштом Фельдмаршала Бориса Петровича Шереметева в 1713 году.

Оная церковь покрыта сосновым дором и выкрашена мумией; на трёх тоя церкви щитах на холсте изображены: в нижней и северной стороне: явление и чудеса Пресвятые Богородицы Знамение именованные Курская. А с Западной стороны победы Богоматерни же над Скифским воеводой, по умолению с Святителем правоверных, древле оказанных.

Оная церковь мерою длины 4 сажени с 1 ½ аршином, ширины 7 сажень с ¼ аршина. Вымощена чугунными досками.

Среди оныя церкви неисчерпаемый источник, где явлен обретеся Знамение Богоматери Курская Образ; онаго источника проистекающая вода здрава и холодна. Обруб того источника и крышка ветхие; внутрь онаго источника для лучшего течения воды вставлен четырехугольный из белого железа котел.

Сверх онаго источника поставлен на перилах большой вызлащенный ветхий старинной работы балдахин1717.

Иконостас новый с мелкой редкой накладной резьбою, гладкий, золочён весь червонным золотом, писан всеискусною живописью Харьковским жителем Малороссиянином Венедиктом.

Престол просто срублен и от водоточной подземной влаги за подвышением местами чугунного мосту на северную сторону весьма покривлен, и верхняя дска на нем раздвоена, и одна часть тоя дски приподнялась, через что с опасением и потир поставляем бывает.

Того престола Св. антимнисов два полотняных новых: один прошлого 1752 года, мая 3 дня, освящен Преосвященным Иоасафом Епископом Белградским. А другой освящен прошлого 1758 года сентября 26 дня Преосвященным Иоасафом Миткевичем Епископом Белградским.

Храмовая на кипарисной дске икона живоприемнаго Источника Пресвятыя Богоматери; до половины на ней риза серебреная кованная с венцами серебреными же кованными, вызолощенные; оклад на ней кованой серебреный, вызлащенный, Московской работы.

С Западной стороны Церковной извне от горы, дабы она не засыпала церкви, утверждена каменная стена.

При оной церкви извнеж на восточной стороне два источника обрублены деревом, над одним из них сделан на каменных слупах большой балдахин, на нем шпиц, а на верху шпица малый железный вызлащенный крест; оный балдахин и крест покрыты гонтою и тесом и подшалеваны тертицами.

При оном источнике, над которым устроен балдахин, бывшие деревянные мосты и перила, от весенней навальной многой воды вовсе поломаны прошлого 1761 года.

* * *

5

5 И. Г. Р. Карамзина т. XI, стр. 10. изд. 1843 года

6

6 См. Историю о Курске и о Курском знам. монастыре, издание 1792 года стр. 12.

7

7 Так было и в других местах, на примере о слободе принадлежащей бывшему Курскому Троицкому, что за Куром, монастырьку, сказано во «вкладной записи 1616 года»: «Слободка, что он, Строитель Иона, назвал и изсадил бобыльками.» Монастырек этот и с слободою был отдан строителем Ионой Тюлькой по вкладной записи 1610 года Курскому Богородицкому Монастырю.

8

8 На месте бывшей обители Ратской ныне находится село с церковью во имя Святой Троицы; место чтимая храмовая икона этой церкви, по преданию, осталась от бывшего монастыря и, может быть, писана самим игуменом оного (Св. Петром)

9

9 Для сравнения приведем краткую современную (того же 1621 года) опись Курского-Рождства-Богородицкого монастыря, «В Курске в Остроге в конце городового моста и ряду Монастырь общей Пречистой Богородицы Курская, а в нем церковь Рождества Пречистой Богородицы Курская, древяна клетцки, поставлена по обещанию Курских всяких служивых и жилецких людей всего города, а в церкви чудотворный образ Пречистой Богородицы Kкомкая из Пустыни, украшен блаженной памяти Государем Царем и Великим Князем Фёдором Ивановичем всея России: да в церкви ризы и книги, и свечи, и колокола, и великое церковное строение Государево и мирских людей; на Монастыре келья игумена Аркадия, да 14 келий братских, а в них черных старцев 33 человека».

10

10 Смотри Историю о Чудотворной Иконе, и о Курском Знаменском Монастыре. Курск 1792 года. стр. 21 и 22

11

11 Смотри вышеупомянутую Историю о Курском Знаменском Монастыре страница 25 и 26

12

12 Если эта церковь не была разорена в нашествие Крымцев в 1643 году, то она та самая, которая по выписи 1617 года значится построенной, но ещё не освещённой.

13

13 Это последнее здание сломано по ветхости весною текущаго 1863 года.

14

14 Ныне в ней помещается хлебня и просфорня.

15

15 С 1791 года срок этот увеличен ещё на неделю, а в 1800 году установлено оставлять Чудотворную Икону в Коренной Пустыне до 12 сентября, что соблюдается и поныне.

16

16 Прим. Из них 4 променены, а взято на место их у Тульского купца Котельникова.

17

17 Прим: «оный за темнотою и стеснением Иконостаса снят и спрятан».

Четвёртая церковь

Во имя всех Святых тщанием Курского Архимандрита Гедеона Антонскаго, по благословению Преосвященных Луки Конашевича и Иоасафа Миткевича Епископов Белградских, прошлых 1756 и 1759 годов одним точию фундаментом зачат каменным зданием на северной Монастыря стороне на огродном месте и за отрешением Монастырских вотчинных крестьян и за неимением кошту казенного, строение тоя церкви и по ныне застояло.

Ризница

А) Церковные Священнослужебные сосуды

1) Потир серебренный новый чеканки высокой пестрозолочен Московской работы с просечною серебреною каркабою, на ней вместо финифтовых 8 штучек с чеканкою позлащенною под чернь. Весу в нем 3 Фунта 55 золотников.

2) Потир серебреный старинной работы простой с чеканью, на нем вверху простая просечная каркаба, пестрозолочен. Весу 1 фунт 57 ½ золотников.

3) Потир серебреной работы тоже старинный простой с чеканью пестрозолочен. На седесе потира того надписано: “Сей сосуд Курского Знаменского Монастыря сделан на деньги казенные в лето 7178 (1670) в марте месяце при Архимандрите Никодиме”. Весу в нем 1 фунт 53 золотника.

4) Потир серебреной гладкий самой простой старинной Московской работы с гридорованными штучками, пестрозолоченый. Весу 1 фунт 1 ½ золотника.

5) Потир серебреный новый маленький Московской работы простой с гридированными штучками. Весу 66 ½ золотников. К сим сосудам пять же дискосов сребропозлащенных, пять звездиц и пять лжиц, из них одна большая, весом в 11 золотников, два копья стальных.

Ковчежец напрестольный серебреной для хранения Агнца, местами чеканной, Московской работы, весом два фунта 43 золотника.

Б) Кресты напрестольные

1) Крест серебреной большой с искусною высокою чеканью; на нем распятие Христово и четыре изображения накладные финифтяные. Весу в нем два Фунта полтретья золотника.

2) Крест небольшой серебреной чеканный, с рукоятием восточного хрусталя шлифованным, вызлощенный; в воскомастике положены частицы мощей, о которых изображено на том же кресте, а именно: Святаго Апостола Андрея Первозванного; Лазаря Четверодневного; Архидиакона Стефана; Игнатия Богоносца; Антипы Чудотворца; Георгия Победоносца; Великомученика Климента Агкирскаго; Антония Великого, Евфимия Великого; великомученика Меркурия; Священномученика Ермолая; Великомученика Прокопия; Священномученика Акепсимы; Пимена Великого; Мученика Сергия; Великомучеников: Феодора Тирона и Феодора Стратилата; Ефрема Сирина; Михаила Малейна; Мученика Ореста; Мученика Адриана; Первомученицы Феклы; Великомученицы Варвары; Великомученицы Марины; Феодосии девицы.

3) Крест серебреный небольшой чеканный, весь вызолощен; весу в нем 56 ½ золотников.

4) Крест серебреный чеканный вызолощенный; старинной работы большой; весу в нем 88 ½ золотников.

5) Крест серебреный чеканный, вызолощенный же весь, старинной работы, большой; весу в нем 83 ¾ золотника.

6) Крест наперсный серебреный чеканный с одной точию стороны вызлощенный; внутрь онаго в воскомастике положены частицы мощей разных Святых, о которых изображено на том же кресте, а именно: Пророка Даниила; Апостола Андрея Первозванного; Евангелиста Марка; Апостола Варнавы; Архидиакона Стефана: Игнатия Богоносца; Царя Константина; Феодора Стратилата; Пантелеймона Целителя; Евстафия Плакиды; Иакова Персянина; Анастасия Персянина; Мученика Меркурия: Мученика Прокопия, Мученицы Анастасии, Мученицы Марины; Феодосии девицы.

10-ть Анафорных тарелочек серебреных разной величины и веса.

В) Кадильницы

1) Кадильница серебреная чеканная Московской работы с цепками отливными, верх ея крест маленький; под ея седесом три серебренные звонцы. Весу 1 фунт 51 1/8 золотника.

2) Кадильница серебренная самой простой старинной работы, весом 66 ½ золотников.

3) Кадильница медная чеканная старая Московской работы с цепками.

Г) Церковные Священные книги разные

1) Евангелие новое на Александрийской веленевой бумаге Московския с киноварью печати, печатано в лето от Рождества Христова 1759, индикта 7 месяца февраля, на нем дска передняя вся серебреная на древе накладная с высокою искусною чеканкою совершенно вызлощена; на оной дске дней вверху на облацех имеющих шестерых Ангелов на наложенном треугольнике с дробною просечью вызлащенною вчерни, начертано литерами Бог; под тем облаком вычеканена статуя с Овчатем Пастыря доброго. На средине дски оныя, между золоченною дробною просечью под чернью образ Воскресения Господня; под тем подобнагож искусства чеканного, страстные орудия, а в средине тех, гридорованное с чеканьюж на гладком особо сделанном и приложенном к дске кресте Распятого Спасителя. По углам того Евангелия на просечной же позлащенной земли вчерниж изображено четыре Евангелиста. На оборотной другой стороне дска обволочена золотою с пукетными разновидными цветами с битью Парчею, на оной дске оборотной вверху во облаце Образ Бога Отца чеканен же и пестрозолочен; под тем вид впроменех пестрозолоченых Духа Святаго, а по обе того стороны Ангелов чеканных же двух стоящих; по среде тоя дски чеканныеж Креста Господня со всеми страстными орудиями и при них по обе стороны стоящих Ангелов особые штучкиж пестрозолочены; под крестною штукою Ангела ж; а по углам того Евангелия большие чеканныеж пестрозолочены штуки, на которых гладкие малые яблоки, между нижними яблоками изгридованы сии речи: построено Евангелие cие в Коренную Пустынь 1764 года, января 13 дня казенным коштом. При том Евангелии две отливные клявзули чеканные серебренные все вызлощенные на которых между насквозною просечью редкою во обоих с одной наличной стороны вычеканено (изображение) святых Апостолов Петра и Павла и сверх их Ангелов; таковое Евангелие с дсками длины 1 аршин, ширины одиннадцать вершков.

2) Евангелие на полуалександрийской бумаге Московской с киноварью печати, печатано в лето от Мироздания 7226, от Рождества по плоти Бога Слова 1717. Индикта 11 дня месяца Октоврия, обволоченное красным бархатом уже в ветхе; на передней того Евангелия дске по углам четыре Евангелиста, а на средине пятая Спасителя Иисуса Христа и Богоматери, и Святаго Иоанна Предтечи, штуки все серебреные, а на оборотной дске серебренных гладких простых яблок четыре, при том Евангелии одна клявзуля гладкая с гридорованьем целая, а другая переломлена.

3) Евангелие на простой бумаге в лист старинное зелёным бархатом в ветхе обволоченное, на нем серебреных гридорованных штучек Евангелистных четыре, а в средине Распятие Господне. Пятая при нем одна простая сребреная клявзуля цела, а другая сломлена. Оное Евангелие Московской Печати, печатано с киноварью, в лето от Мироздания 7206, а от воплощения Бога слова 1697. Индикта 6 месяца Септемврия ветхое.

4) Евангелие ветхое в десть, Московской печати, печатано от сотворения мира 7206, а от Рождества Христова, 1697. Индикта 6 Септемврия, обволочено красным бархатом в ветхе, на предней дске серебреных чеканных вызлощенных Евангелистсых и Спасителя штучек пять, а на оборотной стороне штучек прорезных с чеканью сребреных пять, при нем клявзули сребреныеж.

5) Евангелие в десть, Московской печати, печатано от сотворения мира 7136. (1628) обволочено красным атласом в ветхе. На нем штучек Евангелистных и Господне Распятие серебреных пестрозолоченых гридорованых пять и отливные Херувимы сребренный вызлощен Образ, при нем клязвуля простые медные; оное Евангелие ветхое.

6) Евангелие на полуалександрийской бумаге Московской печати, новое, печатано в лето от Рождества Христова 1760. Обволочено трипом красным, на нем Евангелистных и Воскресение Господне медных штучек пять.

Апостолов

Московской печати два, печатаны:

годов

Один 1684.

А другой 1719.

Часословов

Московской печати три; один с них печатан 1658, а другой когда печатан за ветхостью и за неимением начала неизвестно, а третий печатан 1723 года, ветхие.

Октоихов

Московской печати два: один с них печатан 1636 году, а другой 1715 году.

Общая минея, Московской печати новая, точию за неимением начального листа, когда печатана не известно.

Гнездо полное дванадесято-месячных миней; книги оные печатаны 1692 г. Московской печати.

Триодь постная Московской печати, печатана 1696 года.

Триодь цветная Московской печати, а печатана когда за неимением начального листа неизвестно.

Служебников новых два, в четверть. Один с них Московской печати, 1760 года, а другой Киевской печати, печатан 1735 года.

Служебников Московской печати ветхих четыре, три с них в четверть, а четвертый в осьмуху весь с битый, который печатан 1670 а из трёх:

Один печатан 1739,

а другой 1705, – годов.

а третий. 1658,

Ирмологиев ветхих в четверть Московской печати три: а которого они года печатаны за неимением первоначального листа, неизвестно.

Требник Московской печати великий, печатан 1658 года, ветхий.

Евангелий поучительных со истолкованием, Московской печати двое: одно из них Воскресное, печатано 1681, а другое повседневное 1698 годов.

Пролог на шесть месяцев, житии Святых Отец, а именно; Марта, Апреля, Майя, Июня, Июля, Августа; Московской печати, а когда печатан за неимением первоначального листа неизвестно.

Устав Московской печати, печатан 1695 года.

Книжица благодарственного молебствия о победе под Полтавой одержанной, 1709 года Черниговской печати, печатана 1710 года.

Книжица благопотребных прошений, Московской печати в четверть, печатана 1743 года.

Книжица благодарственного молебна певаемого на восшествие на Всероссийский Престол и на коронование Ея императорского Величества Благочестивейшия Государыни Императрицы Екатерины Алексеевны Всея России, Московской печати, перепечатана 1762 года.

Д) Священные одежды

Риз значится всего девять номеров:

1) Штофу жёлтого старинного с серебреными травами; оплечья их и подольник обложены простым пестрозолотным кружевом; на них серебрепозлащенных небольших вызолоченых пуговиц 5, подложены желтою камкою.

2) Риза полуштофу жёлтого с травы серебреными, оплечье и подольник розвеселе красный, оплечье их подложено сеткой пестрозолотою широкою карунчатою; подложен крашениною кирпичною.

3) Риза штофу гвоздичного с травы золотными большими, оплечье штофу травчатого с кветом золотым; подольник полуштофу голубого с травы, золотыми, подложен китайкою голубою.

4) Пара риз голи померанцевой 5) Пара риз каковату красного 6.) Ризы штофу дымчатого, на оплечьи вышито изображение знамения Пресвятые Богородицы золотом, серебром и разными шелками. 7) Голи красной…. 8) Ризы штофу малинового. 9) Ризы китайки голубой.

Стихарей Дьяконских четыре номера:

1.) Пара стихарей голубой голи новых; в них оплечье, подольники и на рукавах лиштвы голи красной; подложены кирпичной крашениною.

2.) Пара стихарей красной голи… 3.) Стихарь голи красной, оплечье каковату полосатого 4.) Два стихаря один каломенки травчатой зеленой, а другой блакитной; подложен крашениною.

Подризников шесть номеров:

1) Подризник атласу красного, оплечье атласу алого, подольник обложен узенькой золотою корупчатою строкой вдвое, подложен васильковой крашениною.

2) Подризник материи полосатой 3) Подризник китайки темно-зеленой. 4) Пара подризников китайки голубой 5) Подризник китайки темно-зеленой…. 6) Подризник тонкого полотна, подольник шит золотом и чёрным шелком.

Епитрахилей шесть номеров:

1) Епитрахиль парчи серебреной, по краям обложен золотым гасом, подложен кутнею, ветхая.

2) Епитрахиль парчи золотой, на нем серебряных вызолоченных пуговиц девять, подложен бумагой кветчастою, ветх.

3) Епитрахиль штофу гвоздичного с травы золотыми, на нем семь серебреных пуговиц, подложен красной бумагой.

4) Три Епитрахили голи красной..., 5) Епитрахиль полосатой материи.... 6) Пара Епитрахилей коломенки белой кветчастой.

Поясов два номера:

1) Половина Персидского пояса старого.

2) Пояс московской работы нитяной с большими вензелями и кутасами.

Орарей два номера:

1) Орарь ленты кветчастой, подложен крашениной синею.

2) Орарь голи голубой, подложен крашениной синею.

Нарукавниц две пары парчи золотой, обложены белым карупчатым мишурным позументом, подложены голью желтою.

Воздухов и покровцев 8 номеров:

1) Воздух и два покровца шитые золотом и серебром и разными шелками, обложены вокруг шелковой и серебренной бахромой, подложены красной кутнею.

2) Воздух штофу малинового кветчастого, обложен каковатом алым, на нем крест узенького серебреного гаса, подложен алою тафтою.

3) Покров потирный шит на красном бархате золотом и серебром и разными шелками; опушен зеленой шёлковой бахромой; подложен голубою китайкою.

Плащаница объяри алой, на ней изображение живописного тела Господа нашего Иисуса Христа.

Платок новый утиральный Итальянский голубой.

Пелен 12 номеров.

1) Пелена штофу пукетного зеленого, обложена голью померанцевой, крест газу серебреного, подложена кветчастою бумагой.

2) Пелена штофу пукетного жёлтого, обложена голью зеленой, крест газу серебреного, подложена кветчастою бумагой.

3) Пелена парчи белой, на ней вышит серебром и золотом и разными шелками, с вынизанием местами жемчугом и бусом мелким, Образ Знамения Богоматери, подложена зеленой голью – ветха.

Разные привесы:

Привесная рублевая монета пробита; полтинник привесной позлащенной с ушком: гривенников прибитых три; алтынник серебреный; копеек старых 6, червонец иностранный пробитый. Разных материй для ризницы:

1) Белой голи широкой, целая штука 15 арш. 5 вершк.; вишневой голи широкой штука 15 арш. 8 вершк.; другой кусок такой же голи 12 ¾ арш.; двуличной голи красной 3 арш. 2 вершка.

Коломейки кветчастой белой 22 ¾ арш.; кружева пестрозолотного 11 арш. 12 вершк., весу в нем ½ фунта без ½ золотника: кружева пестрозолотного узкого 11 арш. 14 вершков; сетки пестрозолотой 12 аршин: сетки золотой широкой 1 арш.; узкой 9 ¾ аршина; широкого мишурного жёлтого немецкого позумента 7 аршин.; нечистой выжиги 13 ¼ золотников; крашенины кирпичной 20 аршин: голубой 20 аршин 16 ½ вершков.

Во оном Монастыре Кельи и прочее каменное и деревянное строение

А) В первой линии в стене ограды со вшествия в Монастырь по правую сторону при святых вратах, на коих упомяненная Господня Преображения церковь: 1) В два апартамента кельи каменные: а) В верхнем Настоятельская старинная......... кельи, чуланы и сени вымощены дубовыми досками: б) В нижнем апартаменте келья братская; кельи, чулан и сени вымощены кирпичом. Под теми кельями два кладовых погреба.

По левую сторону Святых врат: 2) В два апартамента кельи каменные; а) В вышнем апартаменте: настоятельская каменная келья, в ней задний один покой, а чуланов три, покрыта тесом; подмазаны внутри с чуланом алебастром…. б) Под тою настоятельскою келью в нижнем апартаменте: келья каменная небольшая; под ней кладовой погреб и келья небольшая с чуланами…. Оная вся связь жилых келий, что в линии Св. Врат длины 18, а ширины 5 сажень.

В.) По правую сторону на Юге:

1) В два апартамента во второй линии келий на каменном фундаменте деревянные новые: а) В вышнем настоятельские, большие а именно: зала и прочих покоев между его пять. Оная келья со всеми покоями покрыта тесом и подкрашена мумией, а вымощена вся и покои ея и сени досками; в прихожем и заднем малых покоях Голландские разноцветные две груби (печи): в оной кельи вниз всходная в сенях столярной работы деревянная лестница. б.) В нижнем апартаменте с сеньми: келий братских две рубленыеж, в них чуланов по три.

2) Два ледника деревянные рубленые, верх их сушильная палата длиною 6, шириной 3 аршина, крыт тесом.

3) Хлебня и поварня каменные, длиною 5-ти аршинных 3 сажени, крыты тесом под одной крышей.

4) Анбар рублен деревянный колясочной, крыт дранью, длиною 5 аршинной 2 сажени.

5) Два анбара хлебенных деревянных рубленных, крыты тесом; длиною 6 аршин, шириной 3 аршина.

Г.) За Алтарем соборной церкви на восточной стороне в третьей линии.

Братская келья рубленая с сеньми, в ней чуланов рубленых 4; оная келья покрыта тесом длиною 6, а шириной 3 сажени.

Д.) В четвертой линии от новозачатой Всесвятской церкви место ограды стена каменная с решетками железными длиною 28, шириной 1 сажень.

В конце оной ограды ворота, при тех воротах всходы в вышеозначенную Живоносного источника церковь каменные, вымощены их степени дубовыми досками, оные всходы покрыты тесом. Длиною 32, шириной 2 ½ сажени.

В конце тех всходов на щиту на холсте писан разными красками Богородичен Образ,

От той каменной стены и ограды, которая дана от горы при кладезной церкви, входные от лесу ворота каменные.

И как от оных ворот по над рекою Тускорью, так и от реченных всходов где выставлен на щиту Богородичен Образ, каменная решетная ограда до житенного небольшого анбарца.

Анбарец житейный деревянный рублен на каменном фундаменте длиною и шириной 2 сажени крыт дором.

Солодовня деревянная рубленая с сеньми, да при той солодовне каменный овин, крыт дором.

Прим: От прежесточайшей бури, кровля упала и потолок обвалился, а овин за неимением кирпича для возобновления алтаря Соборной церкви в добавок, разобран сего 1770 года.

Пивоварня деревянная рубленая на каменном фундаменте, в ней посуды: самый большой чугунный котёл, один спускной желоб, спусков три, в том числе малый один, крыта дором.

Баня деревянная рубленая с сеньми; оная баня и сени вымощены дубовыми досками, крыты дором.

Прим: Усильно экономическим казначеем 1766 г. отнята без указу и отдана Государственным коронным (крестьянам) в откуп.

Изба гончарная, деревянная, крыта дранью в сеньми.

Примеч. По приказу Коллегии Экономии казначея секунд майора Александра Трофимова сломана и свезена и в строение казенных лавок употреблена без указу, 1766 года.

Е.) Святые ворота просто сделанные створчатые ветхие. На них от вне изображено разными красками Преображение Господне: от вне и от внутрь монастыря вымощены дубовыми досками.

Другие ворота въезжие створчатые ветхие.

За оными Св. вратами от каменной монастырской стены расстоянием в 6 саженях деревянные две вместе кельи гостиные на каменном фундаменте: одна о двух покоях, и другая с двумя чуланами, при тех кельях на столбах каменных поварня деревянная рубленая; оные кельи и поварня покрыты тесом, длиною 7, а шириной 4 сажени.

Примечание. Таковые кельи отняты бывшим в должности казначея Александром Прохоровым сыном Трофимовым, без указу присообщены Коллежскому владению, сего 1766 года марта 10 дня. Верх оныя кельи для людей черная рубленая изба, крыта дором.

Примечание. Сего 1768 года сентября 8 дня по приказу казначея Михаила Перфильева в село Виногробль свезено.

С Монастыря на северную сторону ко двору конюшенному сход деревянный ветхий; крыт тесом.

ж.) Конюшенный двор огорожен в замет пластьем разного лесу, под тем двором земли мерою длинника 14, а поперешника 15 сажень.

В том дворе деревянного строения:

Изба черная с сеньми, при ней с боку соснового лесу светлица, на каменном фундаменте, крыта тесом.

Две конюшни деревянные рубленые в том числе одна большая, а другая малая.

По обеим сторонам конюшен два сарая крыты дором.

Близ конюшенного двора овощной огород, на том огороде изба с сеньми разного лесу рубленая.

Хлеба в житницах:

Ржи 25 четвертей, ржаной муки 10 четвертей, гречневых круп 5 четвертей, конопляного семя 7 четвертей.

Домашнего скота:

Езжих лошадей три: все престарелые.

Примеч.: две пали в трудех, одна продана.

Рогатого скота: старых и молодых коров, быков двулетних и подтелков малых, всех 11.

Примеч.: по приговору братскому, за неимением чем кормить, – проданы.

Денег не имеется.

Но опись эта при всей своей кажущейся отчетливости еще не даёт точного понятия о положении обители в начале её самостоятельного существования. Необходимым дополнением или, лучше сказать, пояснением ей служит ведомость представленная О. Игуменом Исайей в том же 1765 году в Белгородскую Консисторию: «О неисправностях видимых вне и внутрь церквей Святых, також и во всем Коренном рождественском Монастыре».

В этой ведомости показаны следующие неисправности: «В первой каменной Соборной Рождества Богородицы церкви, что посреде Монастыря, которая местами вне и внутрь подлежит исправлению, престол Святый необходимо требуется починить за худостью верхней дски, над Святым Престолом холстовое ветхое небо (сень). Алтарь Святый и трапеза перемощены и выбелены и в ней иконостас и копоть вычищены быть имеют.

Для хранения ризниц особенной камеры нет.

В церкви, трапезе и алтаре окончины преветхие и то повыбиты, а затворы окончинные разломаны, от чего во время бури и ветра и свечи раздуваются.

Храмовые на аналогии Рождества Пресвятыя Богородицы Иконы, також прочих господских и Богородичных праздников, Икон, употребляемых в полиелей нет; рукомойника в алтаре нет, тарелки большой для благословения хлебов нет, хоругви и большого резного креста (нет) употребляемых в процессии нет, извне алтарь не докрыт, и на нем осмерик не отделан, на главе креста нет.

В приделе оныя церкви Святаго Иоанна Предтечи иконостас преветх, при Царских дверех завеса, на престоле и на жертвеннике индитий тоже ветхи.

Напрестольных подсвечников и пред местными иконами лампад нет.

При входных церковных дверях железного запора нет и замок спорчен.

При церковных сундуках и шкафах замков нет и завесы разломаны.

В другой что на воротах Святых Церковь Святаго Архистратига Михаила и Святых Мученик Бориса и Глеба окончины ветхие ж, при царских обоих дверех завесы и на святых престолах индитии от ветхости истлели, подсвечников никаких не имеется и при дверех тож замка нет.

В третьей церкви над кладезем живоприемного источника при окончинах затворов нет, пред местными иконами лампад нет.

Чугунный мост от водной влаги в алтаре и церкви весь поздувался и вновь перемостить требуется, ибо и Святый престол на одну сторону уже опустился и стоит не ровно; на доделанной главе креста нет.

Церковная ризница вся преветхая и в Священнослужении за ветхость весьма неспособная, потирных и антиминсных губ нет.

Книги Церковные же старинные, в которых и листы повыдраны, все сбиты и то с заклейками и по оным читать и петь весьма трудно и грешно.

На колокольне железные большие часы испорчены.

Ворота Святые, також и в Монастыре въезжие от ветхости и на ночь затворятись не могут.

При погребах и анбарах дробных и крепких дверей и при окончинах затворов, также и замков нет.

Округ Монастыря никаковой ограды не имеют и для того до нынешнего еще настоятеля ночью воровскими людьми хлеб и мед и прочего не мало монастырского имения расхищено и впредь того опасатись приходится.

Для всякой нужды в Монаетыре и одной телеги, заступов, топоров, циновок, вёдер и прочего до экономии касающегося нужного нет, инструментов нет тоже.

Посуды оловянной, медной, железной и деревянной нет ни чего.

В Монастыре для охранения церквей Святых и Монастыря не точию сторожа, но и ни какого человека из послушников нет.

Что же касается и до прочего всего монастырского строения, то оное за ветхостью, а иное довершения и починки требует.

В казне как церковных, так и монастырских денег никаких нет.

К этим неисправностям, очевидно требовавшим немедленного и рачительного исправления, присоединилось еще отобрание от Обители, всех без исключения прежних её владений. А казначеи Коллегии Экономии, в ведение которых поступили эти владения, пользуясь тем, что Коренная Пустынь, до учреждения штатов, числилась приписной к вотчинному Курскому Знаменскому Монастырю, оставили восстановленную Обитель лишь при одной той земле, на которой выстроены её здания; все остальное, как справедливо заметил О. Игумен Исайя «нахально, без всякого Коллежского указу», было отобрано в казну, то есть, вся та земля, которая была дана сей пустыне еще при Царе Борисе в 1600 году по обеим берегам реки Тускори и тогда же обведена окопом, след которого виден еще и поныне; в приделах этого окопа заключался и примыкающий с обеих сторон к монастырю издревле ему принадлежащий Богородицкий лес; луг по ту сторону реки Тускори и на полуостровах его образуемых, пасека с 88 ульями пчел1818; плодовый сад, старинная монастырская мельница на реке Тускори, против села Долгого, и рыбные ловли вверх и вниз по реке Тускори и затонах с озерами во всех бывших Монастырских дачах, на пространство слишком 6 верст.

Не довольствуясь этим, экономические казначеи простерли свое самоуправство до того, что решились без всякого права продавать на своз хозяйственные монастырские заведения, находившиеся вне стен ея…. Приведём один из нескольких (почти не вероятных, если бы не осталось подлинных документов) подобных случаев, так как он рассказан в донесении настоятеля Обители, О. Игумена Исаии, Преосвященному Порфирию, тогдашнему Епископу Белградскому и Обоянскому: «Курского Коренного Рождественского Монастыря, в котором я нижеименованный нахожусь Настоятелем, близ Святых ворот имеются две гостиные кельи, с подаваемого от христолюбивых господ леса построенные и по упокоению их самих с фамилией, для богомолья приезжающих, определении, с коих одна для церковной работы иконописцам отведена, а другая за неимением гостей монастырскими замками был заперта, к которым по приезде своём, сего 1766 года, прошлого апреля 11 дня, определенный от Государственной Экономии Коллегии над Монастырскими вотчинами Казначей майор Александр Трофимов, неведомо с какого умыслу, оных иконописцев бесчинно с их вещами и церковными святыми иконами для починок и очищения от меня им порученными, с немалым своим гневом и бранью, вон выгонил, а замки посбивать приказал.

Между тем как монашествующим и монастырским послушникам во оные кельи впредь входить со угрожением возбранял, при чем он майор и баню во оброк не положенную и в оброке никогда не бывалую, а состроенную для престарелыхи немоществующих братий и трудников, в одной линии вместо монастырской ограды, совокупно с прочими строениями, от живоносного источника лежащими, отнял.

Также и две гончарные избы повыше оной бани имевшиеся разломал и свозил, к тому же и конюшенный двор и прочее строение, яко то: для хранения соломы анбар, солодовню и поварню тож усильно отнять вознамерился. Да сверх того с монастырских кирпичных заводов выжженного в двух печах и под сараем для строения зачатый уже во имя Всех Святых каменныя церкви Божия, да несколько тысячей милостивым подаянием, а не казённым коштом преуготовленного кирпича, он майор не выдавает, в каковом строении и в разных церковных починках напрасная делается постановка, а при той не малой и урон кирпичу, чрез, воровство от приближённых к тому заводу крестьянских деревень, ежеденно прибавляется, от чего большая половинная часть оного кирпича уже и распропала, что же касается и до прибавочныя оному Рождественскому Монастырю от него майора причисляемых озлоблениев, то не точию в лесу стоящих сухих дерев и пней в строение крайне негодных, на одни точию дрова и способных, но и лежащие многие в лесе дровяные гнили, для печения просфор и варения для братии пищи, наистрожайше рубить возбранил и есть ли кто из монашествующих или послушников с таковыми дровами пойман будет, то оных содержав под караулом отсылать в Воеводскую канцелярию, подвластным своим приказом подтвердил же; от чего братия в зимнее время без дров и без варения пищи от глада истаеват, а церковь Божия в печении просфор всегдашнию остановку претерпевать должны; и есть ли Ваше Преосвященство от усильныя таковыя реченного майора обид милостиво Архипастырски оного Рождественского Монастыря защитить и злоумышленному его об отнятии конюшенного двора и прочим вышеупомяненных строений (також и возвращении гостиных келий) намерению, куда подлежит представлением, воспрепятствовать не соблаговолите, то по лишении всего того строения, каковым бы впредь исправлятись могла всякая церковная починка и жилые монастырские кельи, оной Рождественской Монастырь в крайнюю обветшалость и знатное незадолгое время придти может разорение. »

Нельзя не заметить, что подобные самоуправные по видимому действия казначеев экономии, были однако совершенно в духе того времени и были необходимым последствием предпринятой в 1764 году реформы. Не говоря ничего против отбора у монастырей недвижимых населённых имуществ, странным однако кажется при этом то обстоятельство, что отбирая у больших (вотчинных) монастырей признанное излишним, им все таки оставили указную пропорцию земли и сверх того дали (хотя и не значительное) денежное содержание: а у малых Обителей, оставленных на собственном своем содержании, отобрали, без всякого внимания к их нуждам, и то малое, которое служило единственным источником этого содержания. Так было поступлено тогда не с одной какою либо обителью, но почти со всеми пустынными монастырями и это стеснительное положение их продолжалось вплоть до 1797 года, в котором согласно указу блаженные памяти Императора Павла Петровича, все заштатные Монастыри и Пустыни получили от его щедрот по 300 рублей (ассигнациями) ежегодного милостынного подаяния и наделены указной пропорцией земли, мельницами и рыбными ловлями, то есть в сущности дела, возвращена им часть тех угодий, которыми они владели до 1764 года.

Но обратимся собственно к Коренной Пустыни: утеснения от казначеев Коллегии Экономии продолжались через все время управления обителью О. Игумена Исаии, и вынудили его, после неоднократных доношений Епархиальному Начальству, вероятно по совету самого Преосвященного Порфирия, ехать в Москву, дабы поискать там защиты утесняемой самоуправством казначеев Коллегии Экономии, Обители, которые действуя в духе своего времени и обстоятельств, может быть мнилися тем исполнять лишь свой служебный долг.

О. Игумен Исайя отправился в Москву в ноябре месяце 1767 года и там подал одному из членов Святейшего Синода Преосвященному Димитрию Сеченову Митрополиту Новгородскому и С. Петербургскому прошение: в котором исчислял претерпеваемые Обителью утеснения.

Высокопреосвященный Владыко Милосерднейший Отче и Архипастырю!

Епархии Белгородской Курского Коренного Богородично-Рождествена Монастыря в Москву привлекли меня нижеследующие нужды:

1) С леса в котором устроен Монастырь, Экономический Казначей монашествующим дров ничего не давает и часто озлобляет, а в сторону весь им почти распродан.

2) От Христолюбцев подаяния для починки церкви и келий, дерево насильно с Монастыря забрав, також и кельи сломав и в строение казенных лавок употребил.

3) Приготовленный для основанныя церкви и ограды Монастырской кирпич и купленные для жжения оного дрова крестьянам продал.

4) Монастырское внутреннее строение, а именно: анбары, солодовню, овин каменный, пивоварню и больницу за бесценок продал же.

5) Гостиный дом со всем его строением, откуда пред сим Монастырь довольствовался, крестьянам во владение отдал откупное, без коллежского дознания.

6) По просьбе моей с братией, духовную консисторию и Воеводскую Канцелярию, такового строения ломать и свозить до Коллежского указа запрещено, для чего, при оном строении и караульные солдаты определены от оной Воеводской канцелярии, июня от 28 и по сие время состоят на коште монастырском.

В каковой нужде представлено было от меня Преосвященному Архиерею своему доношение с тем, чтобы Его Преосвященство через Консисторию, где надлежит дал знать, но в рассмотрении того Монастыря малобратства, а без особенного по тому делу хождения никаково успеха: заблагорассудил Его Преосвященство уволить меня самого, за тем в Москву с данным мне от консистории нашпортом.

Последовало ли, и в какой именно мере, удовлетворение этой просьбы, из дел монастырского архива не видно, но судя по актам последующего времени, скорее можно предполагать, что все такие хлопоты ревностного о благе вверенной ему Обители Настоятеля, как преждевременные, много если кончились внушением Коллежскому Казначею не слишком теснить Пустынь притязательными действиями, или вообще действовать умереннее.

Как видно из всего вышесказанного, Коренная Пустынь, будучи с 1764 года лишена всех своих прежних земель и угодий, претерпевала во всем крайнюю нужду: в 1675 году на конюшенном дворе оставалось всего одна рабочая лошадь; рогатый скот, за неимением чем кормить его, с отобранием пастбищ, был продан; в Монастыре не было ни одного послушника и некому было сторожить церковного имущества, тогда как вокруг Монастыря не существовало никакой ограды; следствием этого было несколько значительных для бедной Пустыни краж: «Так в 1764 году октября под 7 число с подцерковного каменного погреба покрадено мёду сырца две перетертки, весу в них 25 пудов, с под того же погреба своровано хлеба ржаного 420, да конопляного семени 50 четвертей». Оказалось, что этим промышляли жители соседней с Монастырем, деревни Долгой.

В 1765 году, апреля под 11 число «воровскими людьми ночью, онаго Монастыря у Казначея иеромонаха Исаакия в кельи разломан забранный досками чулан, деревянный сундучок, в котором было медных и серебреных денег 30 рублей, вынесли»……

«Того же года июля под 11 число, ночною порою, нарочно проломанной в каменной Соборной Рождества Пресвятой Богородицы церкви, при западной стене, скважнею, незнаемо какими воровскими людьми с имеющимся в алтаре с казенными деньгами сундука, разломав замок, при нем бывшую печать, и перегнув пробой, вынуто больших запечатанных сургучом три мешка, деревянный задвижной ящик, и маленький мешочек, в которых имелось церковных медных разных сортов денег и серебром разной монеты 360 рублей.»

В таких стеснённых обстоятельствах, единственным источником содержания бедной и бедствующей Пустыни мог бы служить сбор во время Богомолья ежегодно бываемого в ней в 9 после Святой Пасхи пятницу, (при чем издревле совершался крестный ход с чудотворной иконой из Курского Богородицкого Монастыря в Коренную Пустынь, на место её явления и Икона оставалась здесь на целую неделю), но и этот сбор не вдруг поступил в непосредственное распоряжение Пустыни. Заботливый О. Исайя в первый же год своего Настоятельства в апреле месяце 1765 года вошёл по сему предмету к Преосвященному Порфирию с прошением, в котором изъяснял: «По древнему с Курского Богородицкого монастыря в прежде бывшую приписную к оному Коренную Курскую Рождественскую Пустынь в девятый по Светлом Христовом Воскресении пяток при множестве народа с чудотворной Знамения Пресвятой Богоматери Иконой, на Кладезь где и явлена, ход бывает и в показанной Пустыне та Икона, для отпевания Христолюбцам молебнов, оставляема была на одну точию неделю, а чрез бытность ея, все тамо собираемые для церкви за свечную продажу и за молебны деньги и припасные свечи в помянутый Знаменский Монастырь без остатку забираны бывали, чрез что и в казне на исправления всяких церковных монастырских нужд, по прибытии моем ничего не явилось. А ныне понеже оная Пустынь в силу имяннаго Ея Императорского Величества Высочайшего указа, по благорасмотрению Вашего Преосвященства, от ведения объявленного Знаменского Монастыря исключена, и учреждена Монастырем, который Монастырь уже именуемый и оставлен на одном точию мирском содержании, где кроме предпомянутой в присутствии тоя Святыя Иконы, во оном Рождественском монастыре прибыли, никаковых к содержанию братий, и Монастыря приходов, не имеется, и получить не из чего, и если паче чаяния и ныне потомуж обыкновению от онаго Монастыря Знаменского, внутрь показанного Рождественского Монастыря в предположенное время всякие собираемые деньги, взимаемы будут, то не без крайней обиды Обители последовать может, от каковыя и спастись без особенного Вашего Преосвященства на то указа новоучрежденному Рожденственскому Монастырю совершенно не утвердившемуся будет не без трудности.

Того ради Вашего Преосвященства Милостивейшего Отца и Архипастыря с всенижайшею моею с братией покорностью прошу, объявленной чудотворной Знамения Пресвятой Богородицы иконе во оном Рождественском Монастыре на освящение и благословение того дозволить прибыть и впредь ежегодно пребывать чрез две недели, ибо единая, как и мною объявляет народ, неделя к молению Христолюбцев не довлеет. Такоже и имеющуюся собратись чрез все оное время всякую денежную и свечную прибыль вне и внутрь Коренного Рождественского Монастыря, всю сполна в оном же Рождественском Монастыре пожаловать для исправления всяких церковных и Монастырских нужд, яко годовое Богоматери жалованье оставить.

А Знаменскому Монастырю и половинной части с таковых доходов давать, и свечей продавать не велеть, и о том свое Милостивое Архипастырское учинить благорассмотрение.»

С своей стороны, Настоятель Курского Знаменского Монастыря Архимандрит Гедеон также подал Преосвященному Порфирию прошение в смысле более благоприятном пользам своей Обители. Преосвященный Порфирий в ответ на оба эти прошения указом от 4 мая 1765 года предписал, согласно прошению Настоятеля Коренной Пустыни, Игумену Исайи Икону оставлять в оном Монастыре вместо одной на две недели, а по прошению Курского Знаменского монастыря Архимандрита Гедеона, получаемые во время Богомолья о девятой пятнице от доброхотных дателей за молебное пение деньги собирать в ящик и тот ящик запечатать общими монастырскими и настоятельскими печатями и высыпать те деньги при Настоятелях и лучшей братии обоих Монастырей, так и восковые свечи объявленным Монастырям продавать вообще с обоих сторон пополам, не допуская посторонних к той свечной продаже, и по окончании разные получаемые доходы какого бы оные звания ни были Курскому и Богородицко-Знаменскому Монастырям делить по ровной части без всякой друг перед другом обиды, а Коренному Рождественскому Монастырю до привесов полагаемых на чудотворный образ не касаться.

После этого решения О. Игумен Исайя пробовал еще раз просить Преосвященного Порфирия обратить внимание на крайнюю нужду вверенного ему монастыря, который, по его изъяснению: «как прежде будучи приписным; так и ныне уже на своём содержании оставленный, с немалым сожалением, всех нуждных претерпевать имеет лишение»; при том же прошении он представил приведенную нами выше ведомость «о неисправностях»…. и во уважение всего этого просил Преосвященного: «дозволить им (т. е. братии Коренного монастыря) со всех получаемых о девятой пятнице приходов, взимать две части, а Знаменскому Монастырю третью; всякие же полагаемые на чудотворный образ привесы и приклады собирать им же, а также и свечную продажу чрез всю ярмарку производить одному Рожденственскому Монастырю, дабы мощно было без нужды расплатиться купцам за воск (забираемый по не имению денег в долг) и наёмным людям за караул, и сверх того хотя малую приобрести и церкви Святой корысть. А за имеемой подьять быти в путешествии с чудотворной Богоматерьнею Иконою труд, Курскому Знаменскому Монастырю соизволить, за отпевание всенощных и молебнов во граде Курске при оной Иконе, всякое емлемое подаяние, за довольное вменить награждение…… »

Была ли удовлетворена эта основательная, по сравнительному положению обоих Обителей просьба, неизвестно, но в 1767 году, по поводу произошедшего от сего вопроса неудовольствия между Настоятелями обоих монастырей и случившегося во время Крестного хода беспорядка, Указом Святейшего Синода, Крестный ход с Иконой отменен вовсе, от чего как стечение Богомольцев в Коренную пустынь о девятой пятнице, так равно и съезд народа на Коренную ярмарку, год от года стал убавляться, а вследствие этого и Коренная пустынь (как сказано о ней в донесении Святейшему Синоду 1791 года) «время от времени стала приходить в опустение, а церковные и Монастырские здания в обветшание».

Игумен Исайя в конце 1770 года был переведён Настоятелем же в Белгородский Николаевский монастырь.

Заботясь о внешнем устройстве обители, он не оставлял попечения и о поддержании в ней внутреннего порядка насколько то было возможно в столь стеснительных обстоятельствах. Во время изъятия пустыни от ведения Курского Знаменского монастыря, в ней было братий 12 человек, а именно: иеромонахи: Боголеп, Паисий, Садок, Варсонофий; иеродиакон Галактион; монахи: Леонид; Вассиан, Никодим, Протасий, Мардарий, Герман, Трифиллий.

Вступив в управление обителью в 1765 году, Исайя застал в ней братство состоящее также из 12 человек, но как некоторые из них были своевольной жизни, то в том же году, по представлению О. Исаии, 6 человек (2 иеромонаха и 4 монаха) переведены для исправления в другие монастыри, а вместо их переведены из Белгородского Николаевского Монастыря иеромонах Савва Удинской (потом духовник обители), из Хотмыжского Знаменского монах Алимпий, из Святогорского Успенского монах Лаврентий. В 1767 году переведены в Коренную пустынь «по оскудению в ней монашествующих», из упразднённого Старооскольского Троицкого монастыря 4 иеромонаха, 1 иеродиакон, да из Волновского Троицкого иеромонах Спиридон.

Не смотря на видимое оскудение средств О. Исайя в свое пятилетнее управление умел значительно приумножить церковное имущество новыми приобретениями и более или менее исправить все те неисправности по монастырю, которые показаны в приведённой нами выше ведомости; руководствуясь оставленной о. Исайей при сдаче обители описи исчислим вкратце эти исправления и приобретения: так он переделал заново алтарь соборной церкви, сделал в нем новый престол, с верхней кирпичной доской, наклеенной на дубовую.

В церкви Преображения Господня и Св. Архангела Михаила, что на Св. вратах, во вновь пробранной восточной стене, устроил два жертвенника.

Храмовая икона Рождества Пресвятой Богородицы написана вновь на кипарисной доске «с преветшайшей прежней».

При трапезе соборной церкви приделана каменная казенка об одном окне с железной решеткой и деревянным затвором; внутрь той казенки каменной погребок для хранения церковной монастырской казны.

На колокольне устроены большие боевые трех ярусные часы «в них два колеса переделаны на немецкую стать». Часы эти перевезены о. Исайей с дозволения начальства из упраздненной Карповской Троицкой пустыни, в которой он был Настоятелем. Из каменного чулана сделана братская баня.

«В вышнем апартаменте Настоятельская, что против Преображенской церкви каменная келья, пробитием в других местах дверей и прочего возобновлена, и устроена манернее, но не выбелена» Между каменной, что близ соборной церкви хлебнею и деревянной сушильной палатой сени покрыты липовой дранью.

Деревянные большие кельи, что в два апартамента (настоятельские) зала до половины, а задний тоя покой весь выбиты разнокалиберными шпалерами.

Внутрь монастыря на правой (против настоятельских деревянных келий и на левой (при каменных кельях) сторонах посажены плодовые деревья, перенесённые из монастырского огорода.

При сходах, которыми идти к нижней живоносного Источника церкви, устроены новые проезжие отворчатые ворота.

И наконец «Церкви Святыя и прочее селение» огорожены местами сосновыми тертицами, а местами лозовым плетнем.

К церковному имуществу приобретено вновь: Образ Знамения Пресвятой Богородицы Курская простого письма, в новой серебреной чеканной вызолоченной ризе Московской работы; у Спасителя, Богоматери на главах малые серебреные вызолощенные венцы, на Богоматернем венце три малые запонки с рассыпными простыми красными и голубыми камушками, а сверх венца самая большая из простых же разных каменьев.

Новых из риз показано в описи пять:

1) Грезету фиолетового с розиками и золотыми с битью дробными травами, сделаны в 1765 году за деньги «свечковые».

2) Каковату оливкового кветчистого большими разводами серебреными с битью травами, оплечье померанцовое, а подольник обложен кружевом пестрозолотным, «Вкладу Генеральши Софьи Дмитриевны Матюшкиной; приобретены тщанием Игумена Исаии, с дозволения Начальства перенесены из Карповской Троицкой Пустыни».

3 и 4) Две пары риз вишневой камки, сделанные из милостынного подаяния в 1765 году.

5) Риз люстрину алого.... При этом столько же подризников, стихарей, поручей и орарей.

Немецкой полосатой тафты 20 аршин для напрестольных индитей прислано от калужской помещицы, христолюбивой госпожи Марии Архиповны, по просьбе Игумена Исаии в сентябре 1770 года.

Ручник тонкого полотна новый, вокруг по краям и по концам искусно шит красного бумагой по малороссийски, длины 4 аршина без 5 вершков. Вкладу Уколовской приказчицы Е. И. дочери Греченивой 1768 года.

Ковчег оловянной Московской работы. Дискос на большой оловянной же; употребляемый на благословение хлебов; вкладу Московского купца Козьмы Котельникова 1769 года. Две серебреных кадильницы и ковчег для теплоты, выменен на старое серебренное кадило и серебряная дарохранительница.

Две новые хоругви употребляемые в церковной процессии.

Евангелие напрестольное в лист Московской печати 1762 года обложено красным трипом с медными побеленными штучками и медными литыми клявзулями, новое, поданное г. Острогожска казаками 1767 года.

Разных церковных книг 15 номеров, в том числе 4 пролога, пожалованных при смерти покойного Курского Знаменского монастыря архимандритом Гедеоном в 1770 году марта 6 дня.

После игумена Исаии в течении 10 лет (до 1780 года) переменилось пять настоятелей: иеромонах Стефан (1770 – 1772), игумен (бывший настоятель упраздненного Коренного Николы Ратного монастыря) Афанасий (с 1772 – 1774), строитель иеромонах Лаврентий (1774 – 1778) и иеромонах Константин (1778 – 1780) из коих Стефан управлял монастырем лишь временно, а Лаврентий и Константин заочно заглазно, будучи в тоже время экономами Белгородского архиерейского дома. В прочем при Лаврентии в 1778 году возобновлен потемневший от времени иконостас соборного храма и перекрыта вновь крыша на церкви Живоносного Источника, а при Константине в 1779 году в следствие указа Государственной Коллегии Экономии от 1772 года Казначею Коллежскому Асессору Бавыкину, возвращена наконец Коренной пустыни часть прежних ея владений, а именно: 1) Из состоящей близ онаго монастыря казенной рощи по способности к монастырю 30 часть несколько годного строению, идучи от большой Московской дороги к передним Святым вратам, по правую сторону в длину 67 сажень, с обязательством лес беречь и употреблять на дрова один валежник. 2) Сад, который близ деревни Служни, в нем 225 яблонь, 56 груш, 30 дуль, слив 4, берёз 14, осина 1, дубов 2; вокруг онаго сада огорожа плетнёвая новая. 3.) При оном монастыре у Святых врат на каменном фундаменте гостиные кельи о 9 покоях и с боку келий кухня на каменных столбах с деревянным очагом.

И так, чрез 14 лет после многих и неоднократных просьб бедная пустынь едва, едва успела возвратить малую часть своих исконных владений.

После О. Исаии долее всех, упомянутых выше настоятелей, управлял Коренную пустынью Строитель иеромонах Авдий (1780 – 1792) из воспитанников Харьковского Коллегиума, постриженец Харьковского Покровского училищного монастыря, где сам был некоторое время наставником, обучая воспитанников Коллегиума: латинскому языку, грамматике, пиитике, риторике, философии и богословии, а в прибавочных классах немецкому языку, истории, географии и арифметике, а с 1778 до 1780 года, по воскресным дням преподавал: «Инструкции на Катехизис Московского и Калужского Митрополита Платона»; в 1780 году назначен строителем Коренной пустыни, коею управлял до 1792 года.

Найдя монастырь в положении бедном, Авдий старался сделать что мог в его пользу, сообразно с средствами обители, которые главным образом состояли из кружечных денег, собираемых во время Богомолья о девятой пятнице, стечение же народа, как уже было замечено выше, на это Богомолье значительно уменьшилось со времени прекращения крестного хода с Чудотворной Иконой из Курского Знаменского монастыря, то есть, с 1767 года.

По донесении строителя Авдия в 1788 году сбор этот простирался круговым числом, до 250 рублей, «но бывает, писал он, более и менее».

Не смотря на столь скудный доход, о. Авдий не переставал заботиться о поддержке монастырских зданий, изыскивая к тому средства. Так в 1782 году он вошёл с прошением к Преосвященному Аггею, о дозволении продать возвращенные монастырю в 1776 году гостиные кельи за 120 рублей; «А кельи те, писал он в своём доношении, самые ветхие, у которых ни крыши, ни потолков, ни дверей, ни оконниц, ни печей нет; к большему только разорению своему от нахальных хищников, а каждого проезжающего к крайнему сожалению стоят. А монастырь в перекрытии братских келий поварни и анбаров имеет крайнюю нужду». Получив просимое дозволение и исправив все это, О. Авдий в 1790 году вошёл с представлением о дозволении: «Двупрестольную Церковь на Святых вратах возобновить и состоящие с обеих сторон той церкви кельи, покрыть новою железной крышей, также возобновить сход ведущий к Церкви живоносного Источника, и сделать другие самонужнейшие поправки по Обители». В том же 1790 году испросил у Преосвященного Феоктиста книгу для сбора на обитель донося, что: «В оном Коренном монастыре церкви за перекрытием новою крышей, за возобновлением переходов к кладезю Живоносного Источника и за исправлением нужнейших различных вещей, в сумме крайнейшею имеют нужду, а именно: на возобновление опалой живописи на стенах Рождественской церкви и глав на оной крайне обветшавших; на изделие полу в церкви Живоносного Источника, которой от всегдашней влажности очень повредился и местами обрушился; на сделание лестниц в церковь Преображения Господня, что на Святых вратах вместо обветшавшей и на побеление тех церквей снаружи». Все это трудами о. Авдия было исправлено.

Но самым замечательным событием, последовавшим в его настоятельство было дозволение Святейшего Синода, возобновить в девятую после Святой недели пятницу древний крестный ход с Чудотворной Иконой из Курского Знаменского монастыря в Коренную Пустынь.

Поводом к этому вожделенному для Коренной пустыни событию, было прошение поданное в 1790 году Святейшему Правительствующему Синоду Курским градским главою Иваном Голиковым с именитыми местными гражданами, в котором они представили на благоусмотрение Святейшего Синода, что Коренная пустынь время от времени приходит в запустение, а церковные здания в обветшалость и потому просили, дабы для возобновления оной и приведения к прежнему благолепию Святых Церквей от доброхотных подаяний стекающихся в оную разных именитого звания людей, благоволено было по прежнему, носить Чудотворную Икону Знамения Божией Матери в Коренную пустынь, где она явилась, и оставлять в оной в течение двух недель, как было в последний год пред уничтожением сего хода.

По получении на это прошение разрешения, в 1791 году последовало распоряжение Преосвященного Феоктиста, состоявшее в том, чтобы во время пребывания Чудотворной Иконы в пустыне Курскому Знаменскому монастырю получать прикладные вещи и деньги, а Коренной пустыне прочие доходы, при этом Курского монастыря Архимандрит Амвросий заявил было прежнее требование своих предместников «получать половинные доходы от пребывания Иконы в Коренной Пустыни»; но О. Строитель Авдий возражал на это, кроме указания на очевидные нужды своей обители, тем, что и «Курские Граждане просили дозволения носить Чудотворную Икону в Коренную пустынь, для того, дабы оная пустынь могла лучшие доходы получить для возобновления своего». Таким образом вышеуказанное распоряжение Преосвященного Феоктиста оставалось неизменным до самого 1806 года, в котором последовало существенное изменение прежних порядков, как в этом так и в других отношениях.

После первого же крестного хода бывшего в 1791 году в июне месяце, Курские граждане в апреле 1792 года вошли в Святейший Синод со вторичным прошением, в котором писали: «В прошлом 1791 году указом Святейшего Правительствующего Синода, воспоследовавшим на прошение наше к Белградскому Преосвященному Феоктисту Епископу, разрешен из Курского Богородицкого Знаменского монастыря в Коренной Рождественский Богородицкий же монастырь с Чудотворной Знаменная Пресвятой Богородицы Иконой крестный ход. Которая Икона тогда же в июне месяце по Пасхе в девятой седмице с превеликою и церковною церемониею, (хотя еще мало тогда знали однако), при стечении несколько тысяч духовного, благородного и всякого звания усердствующего народа, сопровождаема была с великим благоговением, так что многие от радости и усердия к Божией Матери проливали умилительные слезы. При всем же том духовном торжестве и многочисленном от различных стран, яко то: из Москвы, Санкт – Петербурга, Киева, Великороссийских, Малороссийских и Греческих городов, Валахии, Крыма, Польшы и прочие страны народа, в оном Коренном Монастыре некоторыми из монашествующих и бельцов, вместо должного благочиния, оказан соблазн: соборное же церковное славословие Божие, также и по прошению богомольцев молебны и акафисты отправляемы не с подобающим благоговением, но с крайним небрежением……

В подобном положении была Ростовской Епархии Южская Пустынь и в Петербургской епархии Валаамский монастырь и Тихвин, но ныне тщанием Пастырей учреждено в них общее жительство, что не только удалило соблазн, но и оставило пример добродетельной жизни, как для правоверных, так и для привлечения раскольников к Церкви.

Того ради Святейший Правительствующий Синод всенижайше просим предписать: в упомянутом нашем Курском Коренном Рождественском Богородичном монастыре учредить общежительство примерно против Саровской пустыни и определить в настоятели из монашествующих оной Иеромонаха Никандра, или находящегося в Александровском Монастыре в братстве игумена Герасима, которой в честном его поведении и знании общежительства довольно нам известен; пребывающих же ныне в Коренном распределить по другим монастырям, оставив только тех, которые по усмотрению Настоятеля окажутся достойными и склонными к общежительству и о сем учинить милостивую резолюцию. Апреля 21 дня 1792 года.

На подлинном следует подпись Курского Градского главы Ивана Голикова и прочих именитых граждан и купцов города Курска, всего до 90 человек.

Прошение это было возвращено из Святейшего Синода на рассмотрение Преосвященного Феоктиста, при чем предложено ему войти от себя с представлением, о заведении в Коренном монастыре общежития.

Истребовав от Курских граждан новое прошение в том же смысле на свое имя (от 27 июня 1792 года), Преосвященный Феоктист тотчас вошёл в Святейший Синод с представлением, в котором изъяснял, что: при первоначальном обозрении монастырей вверенной ему Белградской епархии, примечено им, что монастырские настоятели, разделяя с братией провизионные деньги, не радят о заготовлении для общей трапезы провизии, а братья по таковому поводу ходя ежедневно для покупки оной за монастырь, теряют должное к своему званию уважение. Общежительство же напротив того в других епархиях, по древнему обычаю заведенное, представляя достоподражательный монашеского жития пример, соделывает благоговейные впечатления. А потому и он с своей стороны признает сие учреждение необходимо нужным, тем паче, что сия обитель состоит на своём пропитании, а в ней часто, особливо во время Коренной ярмарки бывают из разных отдалённых стран Богомольцы: но как де в заведении и соблюдении в той Коренной обители общежительства способных и благонадежных в Белградской епархии монашествующих нет, для того просит о определении в оной Рождественский монастырь, для заведения и соблюдения в нем общежительного порядка, способного и благонадёжного из общежительных монастырей или пустынь Настоятеля, по рассмотрению Святейшего Синода.

По этому доношению Преосвященного Феоктиста указом из Святейшего Синода дано знать Его Преосвященству, что посланным из Святейшего Синода к Преосвященному Феофану Епископу Тамбовскому указом велено, избрав из состоящей Тамбовской епархии общежительной Саровской пустыни иеромонаха способного и надёжного к заведению в показанном Коренном Рождественском монастыре общежительного порядка, отправить для определения во оный настоятелем к Его Преосвященству Феоктисту Епископу Белградскому и Курскому; во исполнение чего 6 декабря 1792 года и прислан от помянутого Преосвященного Тамбовского к Его Преосвященству Феоктисту Епископу Белградскому, при сообщении из означенной Саровской пустыни иеромонах Иларий, который и отправлен в Коренной Рождественской монастырь для принятия настоятельской в оном должности; а как при нем иеромонахе Иларие находились иеродиакон (Парфений) и два послушника, то приказано ему взять с собою и их в Коренной монастырь.

В то же время бывший настоятель сей обители иеромонах Авдий переведен настоятелем же в состоявший на своем содержании Обоянский Знаменской монастырь.

При поступлении О. Илария в настоятели Коренной пустыни, братство её состояло всего из 5 монашествующих: иеромонахи Протерий, который исправлял и казначейскую должность, Галактион, Арсений, иеродиаконы: ………… и Харлампий. Из них не изъявившие добровольного желания пребывать в общежитии, были отпущены в Белград с билетами и согласно поданным прошениям размещены по другим монастырям той же епархии. Из пяти упомянутых лиц, остался в обители лишь один иеромонах Протерий. Так то заведение и даже восстановление общежительных порядков в иноческих обителях везде и всегда сопровождались одним явлением: введением в братство другого свежего элемента и удалением из обители тех, которые не желают добровольно подчиниться общежительным правилам. О. Иларий не смотря на преклонные лета, усердно принялся за порученное ему дело духовного обновления обители, не оставляя при том забот и о внешнем её благоустройстве. Так в 1793 году (30 июля) он испросил дозволение разобрать придел Св. Иоанна Предтечи в трапезе соборного храма, а вместо его устроить вновь для зимнего времени теплую церковь, во имя Св. Антония и Феодосия Печерских внизу, под трапезою же в двух палатках, оставленных для хлебни и квасоварни, а 18 ноября того же года дозволить ему освятить сию новоустроенную Церковь. В том же 1793 году, устроены за монастырем близь Св. врат два гостиных двора деревянного здания: один для благородных людей, а другой для простого народа. Также выстроен за ново деревянный конюшенный двор и близ онаго двора на огороде заведена пасека.

Но положив доброе основание заведению в Коренной пустыне общежительства, о. Иларий к сожалению, пробыл в ней слишком не долго для того, чтобы упрочить оное и привлечь братию; этот подвиг, как увидим ниже, достался на долю другому деятелю, не менее его усердному и способному.

В 1795 году о. Иларий, скорбя о разлуке с любимою им Саровскою пустынью, и по старости лет, и болезненному положению, имея нужду в успокоении от внешних занятий, испросил у Преосвященного Феоктиста дозволение возвратиться обратно в Тамбовскую епархию, на что и получил Его Архипастырское соизволение «по крайнему его с преклонностью лет изнеможению».

Преосвященный же Феоктист, озабочиваясь о замене о. Илария таким настоятелем, который бы мог с честью поддержать начатое притружденным старцем ко благу обители дело, обратился к Высокопреосвященному Митрополиту Гавриилу, как первенствующему члену Святейшего Синода и известному любителю иноческой жизни1919, с письмом следующего содержания:

Высокопреосвященнейший Владыко,

Благодетельнейший Отец и Архипастырь!

Благоугодно было Вашему Высокопреосвященству, чтобы Епархии моей в Коренном монастыре учрежден был порядок общежительства; и для сего прислан по указу Святейшего Правительствующего Синода в строителя онаго монастыря из Саровской Пустыни иеромонах Иларий. Достодолжнейше удовлетворяя благословению Вашего Высокопреосвященства, старался я, вспомоществуем будучи новым строителем, сколько возможно было, и смею уверить Ваше Высокопреосвященство, что оный монастырь восприял уже новый вид и уважение; к вящшему же восстановлению и утверждению учрежденного в нем благопримерного порядка довлеет оставаться там еще на несколько означенному строителю. Но по крайнему его с преклонностью лет изнеможению, и по убедительной просьбе eго, а паче по надежде на Архипастырское благоволение Вашего Высокопреосвященства, прислать на место его из Александроневскаго Монастыря иеромонаха Макария, дозволя ему означенному строителю Иларию возвратиться в Саровскую Пустынь.

И Ваше Высокопреосвященство всепокорнейше прошу пожаловать в оный сиротствующий ныне Коренной монастырь в строители вышеупомянутого иеромонаха Макария, который сем скорее прибудет сюда, тем в лучшем найдет устройстве помянутый монастырь. Сию милость Вашего Высокопреосвященства причту я к тем высоким Вашим деяниям, которые возложат на меня приятнейший долг быть до конца жизни, как ныне есть, при испрашивании Святительских Ваших молитв с глубочайшим высокопочитанием и преданностью, Благодетельнейший Отец и Архипастырь, Вашего Высокопреосвященства усерднейшим смолитвенником и покорнейшим послушником Феоктист Епископ Белградский.

Декабря 18 дня 1795 года Белград

Прошение это было удовлетворено лишь в начале 1799 года, а до тех пор, просимый Преосвященным Феоктистом в настоятели Коренной Пустыни иеромонах Макарий, продолжал проходить должность трапезатора в Александроневской лавре, будучи, как сказано в его автобиографии «попечителем и распорядителем в довольстве Преосвященного и тоя лавры Священноархимандрита и всея Лавры, а случайно и Императорского придворного штата сьестными и питейными припасами и наблюдении принадлежащего до того экономии».

До увольнения же в Коренную пустынь о. Макария с 1795 по 1799 год управлял ею иеромонах Софроний, который исправлял в сей обители с 1793 года должность казначея. О. Софроний был человек усердный и сведущий в хозяйстве и до назначения в обитель нового настоятеля, всевозможно старался поддержать её в том виде, как она была оставлена о. Иларием. По его усильной просьбе и ходатайству в 1796 году (мая 16 дня), по приказанию правившего тогда в Курске должность Генерал-Губернатора Беклешова возвращена обители часть ея прежнего достояния: находящийся по левую сторону монастырской ограды овощной огород и по выше онаго огорода (нынешнего сада) по косогору некоторая частица дровяного леса (всего до 4 десятин). О. Софроний 1799 году принял в ведение монастыря, пожалованную вновь в следствие Высочайшего Указа 18 декабря 1797 года старинную монастырскую мельницу на реке Тускори против села Долгаго и тогда же перестроил заново состоявший при ней мельничный двор

В его же управление (в 1796 году) дозволено «некоторому христолюбцу» построить в Коренной пустыне для братии двухэтажный каменный о 8-ми кельях корпус, а на монастырский счет возобновить иконостас и стенную живопись соборной церкви.

А по ведомости 1798 года о постройках значится: В соборе алтарь расписан, а настоящая уготована под расписание: иконостас подряжено сделать вновь самой лучшей работы. В церкви живоносного источника две местные иконы написаны вновь, а другие поновлены благотворителями. Вновь заложена каменная трапеза вместе с церковью (всех Святых) и погребом, а в строение уже положено 60,000 кирпичу на монастырскую сумму.

Из составленной О. Софронием краткой описи монастырских зданий марта 2 дня 1799 года перед самым прибытием в обитель нового настоятеля видно, в каком виде была Коренная пустынь, так сказать, накануне ея преобразования во всех отношениях, и потому приведем эту опись вполне:

Описание курскаго кореннаго общежительнаго монастыря, с показанием во оном всех строений, а именно:

1) Курской Коренной Рождества Пресвятыя Богородицы монастырь на своем содержании, в 4-м классе.

В нем Соборная каменная церковь о двух этажах, в верхнем Рождества Богородицы, а в нижнем преподобных Печерских Антония и Феодосия.

2) Впереди ограда каменная, на святых воротах двупрестольная церковь Преображения Господня и Михаила Архангела. По обе стороны настоятельские и братские каменные кельи о двух этажах, внизу погреба.

3) В правую сторону деревянные братские кельи, в средине их каменная братская трапеза и при ней кухня.

4) В левой стороне монастыря вновь заложенная церковь во имя всех Святых, по указу Преосвященного Епископа Феоктиста Белоградского и Курского в 1797 году.

5) Подле той церкви часть ограды каменная с железными решетками.

6) Внизу подле реки Тускори церковь каменная Живоносного источника, где явилася Чудотворная икона Знамения Пресвятыя Богородицы. От нея в монастырь каменные сходы с деревянными ступенями и мостами, числом 170 ступеней.

7) За монастырем близ Святых ворот два гостиных двора; из них один для благородных людей, а другой для черни, деревянные. Выстроены при бывшем строителе иеромонахе Иларие в 1793 году.

8) Внизу конюшный двор, деревянный выстроен помянутым строителем в том же 1793 году.

9) Близ онаго двора пасека выстроена в том же году, при том же строителе О. Иларие.

10) Близ Московской дороги внутри окопа гостиного двора в угле, состоящий из давних лет постоялый двор; при нем монастырская часовня, выстроена при бывшем Курского Знаменского монастыря Архимандрите Михаиле в 1719 году.

11) Не в дальнем расстоянии от монастыря большой монастырской сад, по средине онаго деревянная изба, вокруг окопан земляным валом, поверх онаго плетнем огорожен. Заведен из давних лет при бывшем Архимандрите Гедеоне в 1755 году,

12) Под селом Долгим на реке Тускори Его Императорское Величество Павел Петрович изволил пожаловать мельницу; при ней бывший с давних времён монастырский двор, вновь возобновлён при начальнике иеромонахе Софронии в 1798 году.

Ко времени управления обителью Отца Софрония относится несчастное происшествие, которое случилось в Коренной пустыни во время богомолья девятой пятницы в 1798 году и стоило жизни нескольким человекам: в трапезе Соборной церкви (старой) провалился пол. Передадим это событие так, как оно описано в донесении самого О. Софрония Консистории от 9 сентября того же 1798 года: «Сего сентября с 7 на 8 день, то есть, под храмовый день праздника Рождества Пресвятой Богородицы во время всенощного бдения в Соборной во означенное имя церкви, когда по обычаю я с братией соборне вышел в трапезу править литию, где многое число, как и во всей церкви, разного звания тогда людей было, и как по необходимости оной народ раздвинувшись по сторонам теснился, чрез несколько минут, вдруг мост, под которым были выходы для поклажи товаров, хотя он был и из крепких дубовых досок и на толстых старинных брусьях наложен, подломился, и обвалилось множество под нею народа, и как с обвалившихся, так и от народного задавления, вне церкви сыскалось мертвых 13 тел простого народа, и в сем нечаянном и нещастном случае задавлен и иеромонах Протерий».

Настоятельство о. Игумена Макария, стоя промыслительно на рубеже почти двух равных половин (64 и 62 года) столетнего периода самостоятельного существования Коренной пустыни, должно по справедливости занять самую почетную страницу в ея истории, ибо с этого времени началась решительная перемена к лучшему в судьбах сеи обители.

О. Макарий Каменецкий, родом из дворян, до пострижения его в монашество в течении 27 лет проживал в разных монастырях, проходя все виды монастырских послушаний; в том числе жил около трёх лет (1770 – 1773) и в Коренной пустыне. Он принял пострижение Ангельского образа в 1793 году в Александроневской лавре (именовавшейся ещё монастырём), от рук высокопреосвященного Митрополита Гавриила, Архипастыря – подвижника, известного своею любовью к иноческому званию, которая и привлекла в его управление С. Петербургской и Новгородской паствами, в обители этих Епархий, людей благопотребных и искусных в жизни иноческой.

О. Макарий скоро обратил на себя бдительное и прозорливое внимание Архипастыря. В том же году в неделю С. Пятидесятницы он посвящён во иеродиакона, а 6 декабря в иеромонахи и с этого времени до самого своего назначения в настоятели Коренной пустыни проходил в Александроневской Лавре послушание трапезатора, на ответственности которого было заготовление припасов для содержания дома Его Преосвященства, как Священно-Архимандрита лавры, так и всей братии обители. Три года прошло (со времени просьбы Преосвященного Феоктиста) прежде чем Преосвященный Гавриил решился отпустить из лавры столь необходимого и полезного ей инока, но наконец, уступая просьбе Преосвященного Феоктиста и сочувствуя нуждам Коренной пустыни, весною 1799 года отпустил о. Макария на предстоящий ему подвиг, напутствуя его отеческой любовью, благожеланием и наставлениями.

А между тем 7-ми летнее служение Макария в лавре, при близости его к Митрополиту и случайно (см. выше) к придворному штату и через то знакомство со многими вельможами того времени, принесло ему в последствии, не малую пользу в хлопотах о устройстве вверенной ему пустынной и скудной обители.

На второй год настоятельства о. Макария, ему пришлось принять, (как видно из донесений его в Курскую Казенную Палату от июля 1800 года) в полное распоряжение обители, пожалованные ей в числе прочих, в силу высочайшего указа 18 декабря 1797 года, сверх ежегодного милостыннаго подаяния в 300 р. ассигнациями, часть ея прежних владений, а именно: 1) Мельницу на реке Тускори против села Долгаго, с рыбной в той же реке ловлей; та и другая исстари принадлежали монастырю и были отобраны у него в 1764 году.

2) Из находящейся по обеим сторонам монастыря Богородицкой рощи, 34 десятины, со включением в то число двух прежде данных в 1774 и 1779 годах участков. (Прибавка составляла 19 десятин).

Но имея в виду, что в то время, как для многих других иноческих обителей, угодья пожалованные им в следствие указа 18 декабря 1797 года, составляли действительное приобретение, Коренной пустыни, эта милость возвращала лишь небольшую часть прежних ея владений, о. Макарий в том же 1800 году начал ходатайствовать о возвращении своему монастырю всего того, что было неправильно отобрано у него, как у безвотчинного в 1764 году, ссылаясь в своём прошении на 4-й пункт доклада Комиссии о церковных имениях, касательно безвотчинных монастырей и пустынь, Высочайше конфирмованного в 31 день марта 1764 года, коим от них в казенное ведомство отбирать ничего не повелено, а напротив все, чем они владели до того времени, велено оставить в собственных их владениях по прежнему и от тех состоящих у них земель, лесов и всяких угодий и от доходов во всём иметь им содержание.

После многих отказов и возобновлявшихся опять представлений в 1811 году особым представительством и покровом Божией Матери, как признает сие сам благочестивый настоятель в одном из писем по этому делу, удалось ему исхлопотать в пользу монастыря 126 десятин с саженями земли, которые в следствие состоявшегося о сем мнения Государственного Совета, Высочайше утверждённого в 30 день июня 1811 года, и предписано Лесным Департаментом Курскому Обер-Форштмейстеру Ратцеву, исключить из Казённого ведомства, но как в казённых землях, прилегающих к Коренной пустыне, лесу и на острову реки Тускори, по измерении оказалось всего лишь 98 десятин 48 сажень, то это количество и отведено монастырю, а 28 десятин 1744 сажень и до ныне еще остаются неотведенными.

Хлопоты no этому делу и вообще необходимость оградить обитель от разных местных обид и притеснений (обнаружившихся в 1802 году) и вынудили о. Макария в первой половине его настоятельства (1802–1808) отлучиться в Петербург и проживать там подолгу. Следствием личных его там ходатайств в пользу вверенной ему обители было:

1) По Высочайше конфирмованному в 9 день февраля 1804 года докладу от Святейшего Правительствующего Синода поднесенному, прибавлен в Коренной пустыне штат в сравнении с первоклассным монастырём до 30 человек монашествующих и 10 человек больничных.2) Указом Святейшего Синода от 15 января 1806 года дозволено Чудотворную икону Божией Матери по перенесения ея из Курского Знаменского монастыря в Коренную пустынь в 9-ю по Пасхе пятницу, оставлять в сей последней обители до 12 сентября, с тем, чтобы все церковные сборы, в течении этого времени бывающие, поступали в пользу сей пустыни.

3) По ходатайству тогдашнего Обер-Прокурора Святейшего Синода, статс-секретаря князя A. Н. Голицына, который лично знал и уважал о. Макария, была прислана в 1809 году (?) в Коренную пустынь из кабинета Его Величества хорошая ризница, которая получена в обитель 12 июня того же года, при чем отправлено Соборное молебствие о здравии Их Величеств, а в следующий Воскресный день, совершено торжественное освящение сей ризницы, в нижней церкви Живоносного источника, (смотри в описании ризницы). Еще в бытность свою в Петербурге в 1806 году, сам о. Макарий, согласно представлению обер-прокурора Святейшего Синода князя A. Н. Голицына, по Высочайшему соизволению, 25 февраля 1806 года, посвящен Митрополитом Амвросием в сан игумена в туже пустынь «в уважение, как сказано в указе, усердия и беспорочной его службы».

Сверх этих, так сказать, капитальных услуг обители, о. Макарий продолжал работу своих предшественников о ея благолепии. Еще в 1809 году возобновил он заложенную в 1797 году и остановившуюся по поводу случившегося в монастыре пожара, постройку каменной церкви Всех Святых с братской трапезой; в том же году позолочен новый иконостас Соборной церкви, устроенный Софронием, для чего, по донесении того же о. Софрония (управлявшего обителью за отъездом в Петербург о. Макария) «братия обители, из самой сущей бедности наметали, аки Евангельская вдовица 500 рублей, да господа обещали до 2000 рублей». В то же время поновлена резьба и позолота иконостаса и в нижней церкви живоносного источника.

В 1803 году марта 21 дозволено освятить в обоих храмах новые иконостасы, а балдахин над колодцем нижней церкви снять и колодезь возобновить.

В 1803 году на южной стороне обители заложены новые каменные кельи, по причине косогора трехэтажные, на 28 братий: окончены в 1814 г.

В 1812 году исправлен престол и пол в церкви Живоносного источника.

В 1813 году сделан в монастыре новый большой колокол весом во 109 пудов и 15 фунтов, тщанием о. Игумена Макария за 7960 рублей 62 ½ копейки, лит в Воронеже.

Вообще же в настоятельство о. Макария , как церковные, так и монастырские здания исправлены и приведены в лучшее противу прежнего состояние, как показывает (приведенная ниже сего) опись монастыря, составленная одним из его преемников архимандритом Израилем.

Монастырское хозяйство также было устроено по всем частям: церковное и монастырское имущество значительно приумножилось чрез благотворителей обители, число которых также умножалось по мере внешнего и внутреннего благоустройства обители.

Во второй половине своего настоятельства (1807 – 1815) о. Макарий, освободившись более или менее от забот о внешнем обеспечении обители, требовавших в первые годы его настоятельства отлучек из нея на продолжительное время, обратил преимущественное внимание на утверждение в обители общежительных порядков, начало которых было положено, как мы видели, еще его предместником о. Иларием. Внешнее обеспечение обители и прибавка штата, а главное видимая для всех заботливость и благочестивая жизнь Настоятеля стала привлекать в Коренную пустынь людей благопотребных, то есть, способных и с искренним произволением к монашеской жизни.

По счастью, в то время был в Коренной пустыне опытный в духовной жизни инок иеромонах о. Парфений, пришедший в обитель в сане иеродиакона еще вместе с о. строителем Иларием в 1791 году. При вступлении в настоятельскую должность о. Макарий немедленно сделал его духовником (в 1799 году) и в этом звании он был деятельным его помощником в духовном обновлении обители до 1809 года, в котором по воле Преосвященного Феоктиста был сделан настоятелем Общежительной Глинской Рождество-Богородицкой пустыни.

При о. Макарие вступил в число братии вверенной ему обители послушником, будущий его преемник Павел (в монашестве Палладий) Белецев, который был первым настоятелем сей обители архимандритского сана.

По списку 1806 года в Коренной пустыне значилось уже 28 послушников. В числе их были:

1) Лейб-гвардии отставной прапорщик Александр Иванов сын Белевцев 36 лет, (в монашестве Амвросий родной брат о. Палладия, бывший в сане Иеромонаха казначей сей обители).

2) Отставной гусарского полка полковой квартирмистр Петр Дмитряшков 58 лет.

3) С.-Петербургского городского правления Камерального Департамента из дворян отставной канцелярист Евграф Васильев сын Семенов 30 лет.

4) Экспедиции для свидетельства Государственных счетов канцелярист Алексей Бордашевский.

5) Отставной поручик Василий Полчанинов.

6) Харьковский купец Сергей Мошнин.

7) Ярославской губернии города Рыбинска купец Петр Иванов сын Шамин.

В 1811 году было в обители 9 иеромонахов, 5 иеродиаконов, 1 белый диакон, 4 монаха и 25 послушников.

По представлению о. игумена Макария в 1814 году разрешено указом Святейшего Синода от 19 ноября того же года принять в Коренную пустынь на больничную вакансию престарелого схиеромонаха Иоакима (74 лет) родом из курских купцов. Старец этот замечателен своими похождениями, как показывает взятое с него, по вступлении в сию пустынь письменное показание2020.

О. Игумен Макарий скончался о Господе в 1815 году, 16 августа оставив по себе в обители и во всех знавших его незабвенную память настоятеля, истинно и с успехом потрудившегося в пользу вверенной ему обители. Погребен 19 августа, под папертью соборного храма.

Место о. Макария занял казначей обители иеромонах о. Палладий, и дворян Курской же губернии, по фамилии Белевцев, окончивший курс наук в инженерном корпусе; пострижен в сей же Коренной Пустыни, в которую он вступил при о. Макарии.

О. Палладий, как сам знавший строительное искусство, продолжал усердно заботу своего предместника о украшении обители. Вскоре по назначении о. Палладия в настоятели обители, преосвященный Феоктист, имея в виду его познания по строевой части, писал в Консисторию от января 1816 года «потребен план для Коренного монастыря, чтоб производить в нем строение по плану; входящему в святыя Коренного монастыря врата не представляется вид монастыря порядочно; для того присутствующим в Консистории рассмотреть с люботщанием и дальновидностью, чтобы и приходящим в монастырь представлялся приятный вид и живущим в монастыре были бы потребные выгоды».

Тщанием о. Палладия приведена к окончанию церковь всех Святых с братской внизу ея трапезой и кухней; освящена же она, уже при преемнике его Архимандрите Макарие 4-го января 1819 года.

О. Палладий был первым настоятелем Коренной пустыни Архимандритского сана. Архимандрия в оной учреждена указом Святейшего Правительствующего Синода в 1816 году, в следствие представления о сем Преосвященного Феоктиста. В этом представлении необходимость такого учреждения подкреплена следующими доводами: 1) Что монастырь сей огромного каменного здания, благолепием церквей Божьих отменно украшен и по случаю явления в нем Чудотворной иконы Знамения Божией Матери с давних лет от всех почитается; 2) Каждый год с оною Иконою после святой Пасхи во время девятой недели бывает из Курска великолепный крестный ход и в смежности с сим монастырем происходит знаменитая ярмарка, известная под именем Коренной, на которую не только со всех стран России, но иностранцев разного звания людей съезжаются многие тысячи; 3) По Высочайше конфирмованному докладу Синода, монашествующих в сем монастыре умножено против первоклассных монастырей до 30 , да больничных положено 10 человек; 4) В 1806 года сего монастыря, по Высочайшему повелению, вместо строителя определен Игумен; 5) Именным Высочайшим Указом 1797 декабря 18 состоявшиися, дозволено Синоду по губернским и другим знатным городам, где имеются монастыри 3-го класса, по усмотрению его для благолепия церковного служения, вместо игуменов посвящать архимандритов, с тем только, чтобы оные на положенных по штату игуменских окладах оставались».

О. Палладий Белевцев управлял Коренной пустынью всего три года (1815 – 1818) и перемещен отсюда настоятелем же в Курский Знаменский монастырь, в котором оставил прочный памятник своей заботливости и усердия о ея благоукрашении: обширный, величественный и изящный соборный храм во имя Знамения Божией Матери, служащий ныне кафедральным храмом Преосвященных Курских.

Преемник о. Палладия Архимандрит Макарий II переведен из заштатного Полоцкого монастыря (Могилевской епархии), родом из купцов города Смоленска; пробыл настоятелем сей обители всего два года (1818 – 1820) и перемещен тем же званием Олонецкой епархии в Александросвирский монастырь. В краткое время своего настоятельства он имел удовольствие освятить (11 января 1819 года), оконченную еще при его предшественнике церковь Всех Святых.

О. Макария заменил Архимандрит Израиль; произведен в сей сан из ризничих Александроневской лавры. При самом вступлении о. Израиля в настоятельскую должность, от него потребовано было сведение о вверенной ему обители, для истории Российской иерархии; это сведение, в каком виде принял о. Израиль Коренную пустынь, и вместе с тем выставляет в настоящем свете труд его предшественников, в особенности же о. Игумена Макария, который долее всех управлял обителью (с 1799 – 1815 г.) тогда как Палладию и Макарию II пришлось лишь кончить одно из зданий, начатое им же.

Приведем эту опись вполне, как для вернейшей оценки трудов о. Макария, так и для показания сравнения с тем, что сделано в последующие за тем 42 года (с 1820 по 1862) его преемниками.

Церквей каменных

1) Именуемая собором, во имя Рождества Пресвятыя Богородицы с колокольней о трёх главах позлащенных червонным золотом, с пребогато вызлащенным иконостасом и с лучшею по стенам живописью, означающей всех семь Вселенских Соборов и страданий Господа нашего Иисуса Христа. Позади крилосов иконостасы резные и червонным золотом позлащенные: первый у правого 6 аршин вышиною для святой Чудотворной Знамения Курской Божией иконы, которая по принесению из Курска во время коронной ярмарки в сей иконостас поставляется. А для молебствия желающим вынимается, и носится в киоте особо на сей предмет устроенном на кладезь во многочисленном народе, где первое было ея обретение. Второй у левого крылоса такой же меры и величины для престольного Образа Рождества Пречистыя Девы Марии. А третий тут же, близ онаго к окошку мерой в три аршина, также резной и пребогато червонным золотом вызлащенный для образа Казанской Божией Матери. И при той церкви в алтаре на правой руке устроена кладовая, в которой хранятся как Всемилостивейше пожалованные благочестивейшим Государем Императором Александром Павловичем, так и собственно монастырские церковные ризы из дорогих парчей и китайских материй, всего числом 57 риз.

2) На кладезе Живоносного Источника с пребогато построенным балдахином на столбах с железной решеткой; под которым во время ярмарки и после оной до 12-го сентября, святой Чудотворной иконе приносимой из соборной церкви во многочисленном народе, служат всенощные бдения и молебны.

3) Над Святыми вратами двупрестольная, 1-я) Преображение Господне, 2-я) Архистратига Михаила, при которой и начальнические кельи. А во втором этаже сего здания по обе стороны святых врат, довольно хорошо расположены кельи братские числом 10. Вне монастыря сего здания наружная стена лицом к гостиному ряду расписана св. изображениями и обведена бульваром, усаженным разными деревьями.

4) Всех Святых, к северо-восточной стороне от соборной церкви, несколько повыше в левую руку, недавно построенная в три этажа. В 1-м церковь с 10-ю колоннами и с пребогато вызолоченным лучшей работы иконостасом; во 2 братская трапеза с кухней; а в 3-м хлебня и погреба и все упомянутые церкви крыты листовым железом.

5) Церковь над собором Преподобных Киево-Печорских чудотворцев Антония и Феодосия.

Да при въезде на ярмарку в Московские ворота, на левой руке монастырская часовня, каменного здания о шести комнатах, устроена для сбору кошельковых денег во время ярмарки, комнаты нанимаются от монастыря градскою думою для земской полиции.

Кельи

1-й Корпус против Алтарного собора к его Восточной стороне, построен о двух этажах: внизу каменный, а вверху деревянный, в коих братских келий 142121, тут же сбочь онаго и сходы для ношения чудотворного образа из соборной церкви на кладезь, устроены на каменных столбах с деревянными площадками, покрыт тесом.

2) Корпус на Юг, каменного здания о трех этажах, которой огромностью своею заключает 24 братские кельи, покрыт железом2222.

3) Корпус деревянный, от Святых ворот в правую руку двухэтажный, в коих братских келий 15. А в конце оных в прямую линию над каретным сараем галлерея о трех комнатах, холодная. Тут же в прямую линию после каретного сарая два ледника рубленные из дубового леса.

4) А подле оных старая братская трапеза с кухней каменная, покрыта тесом.

Гостиницы

Вне монастыря идя к гостиному ряду на правой руке лучшего расположения и фасада с балконами, построено две, за которые монастырю приезжающие на ярмарку Господа платят 1500 рублей.

А с левой стороны от Св. врат до самого построено также довольно хорошего расположения и фасада 8, за которые монастырю приезжающие на ярмарку Господа платят до 2000 рублей.

Двор конюшенный

Также вне Монастыря на левой руке от церкви Всех Святых через дорогу, построен деревянный, жилой о четырёх комнатах корпус и конюшня о 10-ти стойлах; с закромами для ссыпки овса, рубленный из бревенчатого леса, и все сие строение покрыто тесом, на дворе тут же построены в приличных местах досчатые сараи для зимних и летних экипажей, а сбочь онаго двора в правую руку скотный двор же с сараем из досок построенным, покрыт дранью.

Сады

Вне монастыря 1-й на правой руке от первых двух гостиниц в прямую линию за дворянскими ставками расположен пространством на 5 десятин из лучших плодовитых яблоневых, дулевых и баргамотных дерев. 2-й при пасеке также из разносортных лучших яблоневых дерев, да от Св. врат позади келий вниз оврага до устья впадающего в реку Тускарь и на лево по косогору, мимо двух первых корпусов, до кладезной церкви также разносортные лучшие плодовитые яблоневые деревья, из давних времен посаженных.

Мельница

Всемилостивейше монастырю пожалованные на реке Тускори в 3-х верстах от монастыря состоящая. Доходу годового приносит деньгами 1000 рублей, хлебом: муки крупичатой 1-го сорту 12, второго 24 мешка, весом каждый в 5 пудов, ржи 120 четвертей, гречихи 50 четвертей.

Ярмарка

Именуемая по монастырю Коренная, не столько торговлей, как процессией, бываемой при Святой Чудотворной иконе, во время крестного хода, славится из первейших во всей российской Империи. А хотя Курское купечество в 1819 году, и утруждало Государя Императора всеподданнейшею просьбой, о переводе ярмарки в губернский город Курск, но Высочайшего соизволения в оном не последовало.

В настоятельство о. Израиля (1820–1831.) к описанным в приведённом сведении монастырским зданиям прибавился построенный им в 1828 году новый двухэтажный каменный корпус: вверху покои для Архиерейского приезда, а внизу братские кельи. При нем же сделаны по обители следующие улучшения:

1) На соборной церкви две главы и третья на колокольне вызлащены червонным золотом.

2) Колокол в 70 пуд разбитый с прибавкой 10 пудов новой меди, перелит вновь и еще для согласного звона куплено три новые колокола: в 53 пуда, 28 пуд, и в 20 фунтов.

3) В соборной церкви вновь перемощен пол и выкрашен краской красною.

4) Крыша всего каменного корпуса на настоятельских и братских кельях выкрашена зеленой краской.

5) Крыши на гостиницах и сараях вновь перекрыты и покрашены красною краской.

6) Сад монастырский в окружности 420 сажень занимающий, огорожен вновь.

7) Канава в 200 сажень отделяющая плоскость Коренной ярмарки для отводу дождевой воды на монастырь со всей ярмарки тёкшей, обложена и покрыта дубовым бревенчатым лесом.

8) Торговая каменная баня вновь построена и покрыта железом.

9) Завод кирпичный вновь исправлен на котором выжжено кирпича в 1821 году 100,000, а в 1822 до 300,000 тысяч.

10) В 1825 году Высочайше дозволено принять во владение монастырю пожертвованный Курским купеческим братом Александром Гладковым дворовое место с строением и построить вместо ветхого новый дом со службами.

Но тот же о. Архимандрит Израиль, донося епархиальному начальству о состоянии вверенной ему обители, относительно церквей писал: «В соборной каменной церкви во имя Рождества Пресвятыя Богородицы, построенной в 1709 году, в куполе над алтарем и в стене настоящей церкви с севера-восточной стороны показались от времени и от тяжести всего купола разы, требующие на поправление от угрожающей опасности великой суммы денег.»

2) На колодезе каменная церковь во имя живоносного источника, где явилась чудотворная Знамение Курская Божией Матери икона, построена в 1714 году, хотя подделанным под нею фундаментом, опасность в куполе с 1799 года показавшаяся и была несколько остановлена, но ныне в оной паки в том же месте и еще при входе в церковь над дверями открылись большие разы, угрожающие совершенным падением, почему оная церковь и требует безотлагательной настоящей перестройки2323.

А как по многолюдному стечению во время Коренной ярмарки из усердствующих едва 1/5 часть народа с Святой чудотворной иконой для одного только молебного пения может в оной церкви помещаться, то по сей тесноте, которая беспрестанно целую неделю продолжается и надлежит при перестройке распространить оную церковь, как в длину, так и ширину на несколько сажень, но поелику место под оною и в окрестностях состоит из иловатого грунта, то при перестройке церкви потребуется на один токмо фундамент весь кирпич ныне в церкви состоящий.

3) Два деревянные корпуса, помещающие в себя 28 братских келий, от давности их постройки пришли в совершенную ветхость и гнилость, почему и требуют за неимением по близости строевого леса, каменного здания.

Из этого донесения о. Израиля видно, как еще оставалось много сделать после него для окончательного обновления обители; эти труды достались на долю последующих настоятелей.

О. Израиль в 1831 году был перемещен настоятелем же в Николаевский Рыльский монастырь, а вместо его в Коренную пустынь назначен игумен Обояньского Знаменского монастыря Паисий с возведением в сан архимандрита.

О. Архимандрит Паисий (с 1831–1841) после отца Игумена Макария заслуживает особого внимания в ряду настоятелей управлявших сею обителью в текущем столетии, по своей благоуспешной заботливости о благе вверенной ему обители.

Происходя из купеческого сословия города Кролевца (Черниговской губернии), он был хорошо знаком с хозяйственной частью и своим умением обращаться с людьми всех сословий успел снискать общее расположение посетителей обители к её пользе. Незабвенной памятью его усердия остались в Коренной пустыни крытые каменные сходы, ведущие с верхней монастырской площади к нижней церкви Живоносного Источника, последний уступ коих составляет трапезу или притвор этой церкви. Сходы эти стоят более 20,000 рублей серебром и служат украшением обители; чрез построение их, устранилось одно из указанных в донесении о. Израиля неудобств: теснота нижней церкви, ибо ныне во время молебствий в ней богомольцы могут занимать всю галлерею, сверху до низу, которая устроена так удобно, что со всех площадей и ступеней её, видна середина нижней церкви и слышно совершаемое в ней Богослужение.

Не довольствуясь постройкой этих величественных сходов, о. Паисий внес еще из собранных им на сей предмет от благотворителей, а частью из собственных средств 3,000 рублей серебром (в трёх билетах: каждый по 1,000 руб. серебром) в Московскую сохранную казну, и Курский приказ общественного призрения, для употребления процентов с оных на поддержку и украшение этих сходов.

Построение началось в 1832 и окончилось в 1835 году; в том же году Преосвященный Илиодор объявил о. Паисию «признательность за отличную повелительность о благоустройстве обители».

В 1835 году дозволено перекрыть крышу на теплой церкви всех Святых.

В том же году дозволено близ церкви всех Святых устроить больничные кельи.

В 1836 году дозволено церковь на Святых вратах по ветхости упразднить для помещения ризниц и библиотеки.

В том же году дозволено покрасить соборную церковь во внутренности вгладь приличным цветом.

В 1838 году выстроено в Курске на пожертвованном в 1828 году дворовом месте, новый деревянный двухэтажный на каменном фундаменте дом со службами.

В 1839 году дозволено устроить вместо ветхого новый иконостас в церкви Живоносного Источника иждивением фатежского купца Николая Андреевича Харичкова, во исполнение завещания покойного отца его, на что употреблено до 2,000 руб. серебром.

В 1839 году 10 мая дозволено на большом жилом братском флигеле (длиною 18 сажень), на котором от бывших в прошлые годы бурь и сильных ветров сорвало крышу, оную исправить.

Преемник о. Паисия архимандрит Вениамин пробыл настоятелем с небольшим год (с 1843 – 1845)24*. Преемник же о. Вениамина архимандрит Палладий II управлял Коренной пустынью, подобно Паисию, 10 лет, с 1844 по 1854 год.

С самого вступления своего в настоятельскую должность о. Палладий стал помышлять о существеннейшей потребности Коренной пустыни: построении нового соборного храма, ибо в сводах и стенах старого уже давно обнаружились трещины, грозившие опасностью, а бывшая при храме колокольня, была разобрана по той же самой причине. А как в то время возобновились слухи о перенесении ярмарки в Курск, то о. Палладий, в своём донесении епархиальному начальству о неотложной надобности в построении храма, нашел нужным сделать замечание и о том, что предполагаемое дело не находится в прямой связи с существованием ярмарки здесь или в ином месте.

В донесении о сем Преосвященному Илиодору от 30 августа 1847 года он между прочим писал: «Так как многолюдное стечение Богомольцев в храме каждогодно при приносе и выносе иконы Богоматери и во все время пребывания её, составляется не из тех людей, которые приезжают для торговли и покупки, а из тех для которых ярмарка есть или дело второстепенное или даже вовсе постороннее, занимающиеся же ярмаркой посещают храм исподволь и потому без людей собственно составляющих Богомольцев, не требуется большого пространства в храме, 2) Благонадежными средствами к произвождению постройки, по проекту представленному в главное управление путей сообщения, представляется в настоящее время: для фундамента церкви материал прежнего собора, для самой церкви каждогодно приуготовляемый экономическим образом на принадлежащих монастырю заводах кирпича до 500,000 и извести до 3,000 четвертей. К сим средствам, как мы уповаем на милость Божию и помощь Царицы Небесной, прибудут пожертвования от благотворителей и ищущих покрова и заступления у чудотворной Ея Иконы на месте чудного Ея явления у кладезя целебных вод».

Еще за год до этого представления, в 1846 году одно из зданий обители, большой двухэтажный корпус, устроенный на южной стороне обители, при Игумене Макарие в 1814 году, оставленный до о. Палладия нежилым, по причине замеченной в нем наклонности на сторону оврага и образовавшихся в стенах трещин, разрушился сам собою, ночью, не причинив ни кому вреда.

Это обстоятельство ввиду неотложной надобности созидать новый соборный храм с колокольней, при ветхости остальных двух церквей и страхе за прочие здания обители, построенные также по кагорам на окрайне стесняющих монастырскую площадь оврагов, внушило о. Палладию мысль, перенести всю обитель на другое более обширное место.

Он находил удобным для сего плоскость, лежащую на юго-запад от обители, по ту сторону оврага в черте монастырских владений, где ныне у опушки монастырского леса находится довольно обширная сенокосная поляна.

О. Палладий полагал начать это перемещение постройки на избранном месте нового соборного храма, по окончании которого перекинуть через овраг к старому монастырскому дворищу висячий мост, и потом постепенно по мере обетшания зданий стоящих на старом месте, упразднять их, заменяя другими, которые строить уже на новом месте, близ собора.

Если и нельзя считать этот план вовсе неосуществимым и совершенно излишним, то с другой стороны можно назвать его исполинским, особенно если обратим внимание на те ограниченные средства, которые указывал в донесении тот же о. Палладий, для постройки нового соборного храма.

Однако же о. Палладий был так уверен в необходимости и возможности такого предприятия, что сделал о сем формальное представление Преосвященному Илиодору. Соображения свои по сему предмету он основывал на том: «Что корпус при Св. вратах ветх, ибо построен вместе с разобранной соборной церковью, а два корпуса по сторонам церкви: 1) В котором теплая церковь и, 2) Где комнаты для приезда преосвященных, устроены на краях оврагов, окружающих монастырь, где уже один корпус от обвалившейся земли сам собою разрушился, что в сих самых корпусах, вероятно по той же самой причине показывается наклонность зданий на сторону оврагов».

Но Преосвященный Илиодор не согласился с предложением о. Палладия, на том основании, что: 1) «Бывший в обители храм существовал 145 лет и разрушение его произошло не от грунта земли, а от непрочности фундамента, как оказалось при сломке; 2) Что настоящее место Коренной обители, находясь у самого источника явления чудотворной иконы Божией Матери, выдерживало более трёх столетий монастырские здания и этим долговременным существованием монастыря приобрело религиозное уважение, на котором основаны все средства, как для возведения вновь храма, так и для перестройки монастырских зданий, и 3) Что с перенесением в другое место, монастырь лишается способов к существованию».

После этого отзыва нынешний соборный храм был заложен на месте прежнего, 1 июля 1852 года, по плану, выданному из канцелярии главноуправляющего путями сообщения графа Клейнмихеля, который, посетив не за долго перед тем Коренную Пустынь, сам, Курский помещик, обратил на нее особое внимание, и заменил представленный первоначально план нового соборного храма, другим более соответствующим древности обители и её превосходной местности, по своей Византийской Русской архитектуре и изящным размерам.

Приготовительные работы заняли много времени, ибо так как трещины прежнего храма произошли в следствие непрочности фундамента, то на это и было обращено главное внимание, и почти весь кирпич старого храма пошел на бут и подвальный этаж нового.

О. Архимандриту Палладию суждено было лишь начать новый храм; через год с небольшим по закладке его, он скончался, а управление пустынью, для безостановочного продолжения работ по возведению храма, было поручено члену учрежденного для сего комитета эконому Курского Архиерейского дома Архимандриту Серафиму, который продолжал заведовать этой постройкой, и в краткое время настоятельства преемника Палладиева о. Архимандрита Иоакима (с 22 января по 9 декабря 1854 года). По увольнении же о. Иоакима на покой Архимандрит Серафим, согласно представлению Преосвященного Илиодора, был назначен настоятелем Коренной Пустыни и, управляя этою обителью в течении 7 лет с небольшим (с 9 декабря 1854 по май месяц 1862 года), усердно и что важнее всего, с знанием дела, потрудился над её обновлением.

В награду за понесенные им труды по возведению соборного храма, он имел утешение быть участником его освящения. Придел во имя Св. Иоанна Предтечи Господня освящен 15 мая, а настоящая 5 июня 1860 года Преосвященным Илиодором Архиепископом Курским и Белградским.

Кроме соборного храма о. Серафим успел в свое 7-летнее настоятельство окончить: 1) Колокольню над Св. вратами одинаковой архитектуры с соборным храмом, с помещением на ней колоколов и боевых часов. 2) По сторонам и одной связи с нею два двухэтажных корпуса братских келий, 3) Каменный же двухэтажный корпус с левой стороны при входе в монастырь (окончен в черне), и 4) Заложен фундамент такого же корпуса на правой стороне монастыря у въездных ворот.

8 мая 1862 года о. Серафим указом Святейшего Синода, получил другое назначение, будучи перемещён настоятелем же в первоклассный Мелецкий монастырь Волынской епархии, а на место его в Коренную Пустынь переведён настоятель Глинской Богородицкой Пустыни Игумен Ювеналий Половцев, возведенный в сан архимандрита 15 августа того же года.

На долю нового настоятеля достается не одно окончание обновления монастыря достройками, столь успешно веденное архимандритами Паисием и Серафимом его предшественниками2524, но что гораздо важнее, обновление обители в смысле духовном, через поддержание в коренной пустыни общежительных порядков; окончание дела начатого в 1799 году, вызванным нарочно для сего из Саровской пустыни иеромонахом о. Иларием и продолжавшегося преемником его о. Игуменом Макарием, о. Архимандриту Ювеналию, как полагавшему начало и жившему более 10 лет в общежительной пустыни, под руководством известного своею духовной опытностью старца (иеромонаха Макария) менее трудно будет достигнуть того, что было не легко некоторым из его предшественников, незнакомых практически с правилами иноческого общежития.

При этом невольно бросается в глаза то благознаменательное обстоятельство, что духовное обновление Коренной Пустыни достается именно на долю того настоятеля, управление которого, стоит на рубеже нового столетия самобытной жизни сей обители, имеющего начаться с будущего 1864 года.

В заключение скажем несколько слов о средствах к содержанию обители: они и в этом периоде, как и в предшествовавшем, состояли преимущественно в церковных доходах, имеющих своим источником усердие Богомольцев к месту явления достопоклоняемой чудотворной иконы Божией Матери, изъявляемое посильными приношениями.

Годовой доход сей обители, по донесению о. Архимандрита Израиля, выразился в следующих цифрах: 1) Остаток к 1 январю 1821 года 3756 руб. 8 коп. 2) Церковных за 1821 год 26,719 руб. 20 коп. ассигнац: 3) Экономических 5,021 рубль 60 коп. 4) Жалованных 300 руб. Итого с остаточными 35,797 руб. 48 коп.

Расход 1821 года выразился в следующих цифрах: 1) На содержание и починку Церквей, ризниц и прочей церковной утвари, также на содержание и починку келий, гостиниц, и прочего монастырского строения 15,621 р. 21 к. 2) На содержание монашествующих, послушников и наемных работников, также и на прокормление странных 12, 529 руб. 98 коп. 3) На отопку келий и содержание экономических дворов 5,044 руб. 50 кол. И того за расходом к 1822 года осталось в наличности 2601 рубль. 3 коп. «Но сии, прибавляет о. Израиль, малозначующие остатки от 1-го января до Коренной ярмарки (на первой недели Петрова поста) каждогодно бывают для содержания церкви и братий; также и для прокормления странных, которых в Коренном монастыре для богомолья в продолжении года бывает весьма много, недостаточны так, что до Коренной ярмарки от 1-го января монастырь ежегодно заимствуется от разных лиц до несколько тысяч рублей, которые и уплачивает из доходов в ярмарку получаемых».

В последние годы доходы монастыря от Коренной ярмарки по разным неблагоприятным обстоятельствам уменьшились, составляя гораздо менее половины всего годового дохода обители простирающегося от 8-ми до 10,000 руб. серебром, (считая в том числе ежегодную милостынную дачу 85 руб, 71 код. и процентов с 15,000 рублей серебром, капитала, находящегося в кредитных установлениях). Такой годовой доход, обеспечивая по милости Божией, существенные потребности обители по содержанию братства, далеко не покрывает экстренных расходов, итог которых значительно увеличивает необходимость докончить начатое в 1830-х годах обновление монастыря, достройкой соответствующей нуждам его гостиницы, и поддержкой обветшавших хозяйственных заведений.

* * *

18

18 Об этой пасеке, по описи учиненной к 1763 году октября 20 дня поручиком Лутовиновым, значится; «пасека огорожена вокруг плетнем длиной 25, шириной 20 сажень; в ней строений: изба, где пасечник живет, длиной и шириной две сажени, крыта соломой; амшенник длиной 3, шириной 2 сажени; ульев с пчёлами 88.» Пасека эта по отобрании от Монастыря была переведена в 1780 году за 4 версты в деревню Тазово.

19

19 Этому благодетельному архипастырю Российское монашество обязано вечною признательностью за его истинно отеческое попечение о благосостоянии и поддержании преимущественно Пустынных обителей, поддержанием в одних и заведением в других общежительных порядков, в чем ему оказывал большое содействие его келейник о. Феофан, бывший потом Архимандритом Новоезерскаго монастыря.

20

20 Уроженец я города Курска, отец мой Иван Даньшин был из Курских купцов отставной солдат: рожден я от него в бытность купцом, или уже солдатом припомнить не могу. От роду мне ныне 74 года, и потому лет 48 из города Курска отлучился я по Божьему и усерднейшему моему желанию монашеского рода жизни в Македонию во св. Афонскую гору, в коей пострижен монахом, и после по времени произведен в иеродиакона и иеромонаха; а потом в болезни моей по желанию моему облечен во св. схиму; и получа от болезни свободу выходил в Россию и паки возвращался во Св. гору.

А потом услышав, что по указному благословению Святейшего Синода в состоящей Курской Епархии Коренном Пустынном монастыре введен общежительный устав, то потому что я из самого юнейшего малолетства по Божьему усердию моему живал в оном Курском монастыре и трудился послушником, из св. Афонской горы пришел в оный Коренной монастырь и по благословению Его Преосвященства Феоктиста Архиепископа Курского и Белградского, жил в оном Курском монастыре более 10 лет во священнодействии неисходно.

Потом в оном Коренном монастыре случилось быть из Псковской Никандровой пустыни от Архимандрита Геннадия иеромонаху с послушником, и подговорил меня в оную Никандрову пустынь, написав оный иеромонах сам просьбу и за подписом моим взял с собою и доставил оную Архимандриту Геннадию, по представлению коего Указом Святейшего Синода, уже не с хотением моим из Коренного монастыря переведен и в оную Никандрову пустынь, в которой некоторое время пожив и быв Соборным старцем, я усмотрел там между Архимандритом Геннадием и между братией великое несогласие, неустройство и ссору происходившую на словах и бумаге, боялся дабы не быть чем вмешену в оные. А по елику Архимандрит Геннадий и увольнению был никак непреклонен, и по священному и иноческому моему обещанию и по совести моей признаюсь, ничего там предосудительного не сделал и ничего даже собственного своего не взял, из той Никандровой пустыни, тому прошло лет с десяток, отлучился сам собой и пришёл в Санкт-Петербург, и по елику я по гречески говорить твердо знаю, с случившимися Греками проехал за границу и пришел паки во св. Афонскую гору, а из той св. горы ходил в Палестину в Иерусалим, поклонился гробу Господню и гробу пресвятые Богородицы в Гефсимании, оттоль на Иордан реку, во св. Вифлеем и Назарет, св. местам поклонился же, оттоль возвратясь, ходил во Египет, намерение имел быть во св. горе Синайской; но Арапами разбойниками будучи воспящен, возвратился Нилом рекою в Александрию и оттоль в Кипрский остров, поклонился чудотворной иконе Пресвятой Богоматери, а из онаго острова пришел морем по обещанию моему в Италию в остров Корфу, поклонился св. мощам Спиридона чудотворца; и паки возвратился во св. Афонскую Гору.

В 1812 году известясь, что Турецкая Отоманская Порта заключила с Россией мир, то я испросил там от Отцов благословение и от Русскаго скита своего свидетельства, так же Афонской горы от посвящавшего меня во иеромонахи Епископа Игнатия на греческом диалекте грамоту, по старости моих лет возвратился паки в отечество мое в Россию и переплыв реку Дунай, явился в Бухаресте главнокомандующему Валахией и Молдавией Его Величества главному генералу Желтухину, у коего испросил паспорт в Отечество мое Курской губернии в Курский Коренной монастырь, до коего чрез долгое время, едва добрел».

21

21 Это надобно полагать тот самый, который «заложен некоторыми Хрпстолюбцами» во время управления о. Софрония в 1796 году, предполагался сначала двухэтажный весь каменный, но только о 8 кельях, а построен о 14 кельях с деревянным верхним этажом.

22

22 Построен при о. Игумене Макарие между 1803 – 1814 годами.

23

23 Из дел монастырского архива видно: 1 ) Что в 1799 году, когда впервые оказалось в куполе этого храма, построенного, как известно в 1714 году знаменитым фельдмаршалом Борисом Петровичем Шереметьевым, трещины, внук его Граф Николай Петрович, узнав об угрожавшей сему храму опасности, приказал своему вотчинному Михайловскому правлению освидетельствовать и представить смету, чего будет стоить поправка; но последовавшая вскоре после cero кончина добродетельного графа, остановила его предприятие. 2) В 1822 году о. Архимандрит Израиль обращался с просьбой о возобновлении церкви Живоносного Источника к графу Д. Н. Шереметьеву, напомнив в письме писанном к нему по сему случаю о намерении его родителя возобновить храм, построенный его благодетельным предком, но кажется просьба эта осталась без особых последствий, ибо в делах нет ответа на письмо о. Израиля.

24

* До приезда в обитель о.Вениамина в течении почти двух лет ( с 1843 –1845) управлял обителью Николаевского Белгородского монастыря игумен Иероним.

25

24 О. Ювеналий достроил заложенный Серафимом, двухэтажный каменный корпус на правой стороне монастыря, строил каменную двухэтажную гостиницу и приобрел для обители участок строевого леса в 32 десятины на сруб.

IV. Настоящее состояние Обители

А) Храмы и другие здания

В Коренной Пустыне в настоящее время две церкви каменные, двупрестольные.

1) Соборная церковь во имя Рождества Пресвятыя Богородицы, холодная с приделом во имя Св. Иоанна Предтечи Господня в ряд с настоящей, с левой стороны, а в симметрии с этим приделом вместо иконостаса устроено особое место для помещения чудотворной иконы Знамения Божией Матери на время её нахождения в сей обители.

История Храма: Нынешний храм уже четвертый на сем месте, со времени существования обители. Первый деревянный построен в 1597 году иждивением царя и великого князя Федора Иоанновича; он сожжен в 1611 году во время нахождения на Курскую область Крымских татар; второй деревянный же храм построен уже, по миновании «Литовского нашествия» настоятелем разоренной Коренной Пустыни, Игуменом Иосифом, который в 1613 г. сделан настоятелем (вновь устроенного для Чудотворной иконы в городе Курске) Курского Рождественского монастыря; церковь эта освящена в 1618 году, и как надобно полагать, в том же году был первый крестный ход с Чудотворной иконой, (тогда только что возвращённой из Москвы в Курск) из Курского Богородицкого монастыря в Пустынь, на место оной явления; чем положено начало сему благочестивому обычаю продолжающемуся до ныне, а также и начало Коренной ярмарке.

Первый каменный храм с такою же трапезой и колокольней был построен в 1703 году, коштом строителя из дворян монаха Боголепа Сухачева, при архимандрите Пимене; освящен по благословению Преосвященнаго Авраамия, Митрополита Белградского и Обоянскаго. Простоял до 1852 года; а в сем году 1 июня при архимандрите Палладии II заложен нынешний соборный храм, который приведен к окончанию при архимандрите Серафиме и освящен в 1860 году: придел 15 мая, а настоящий 5 июня того же года Преосвященным Илиодором Архиепископом Курским и Белградскимским.

Наружный вид Храма: выше было замечено, что храм по своему наружному виду имеет сходство с Благовещенской (конногвардейской) церковью в С.-Петербурге и следовательно принадлежит к тому стилю церковной архитектуры, который называется Византийской-Русским или по имени талантливого академика архитектора, создавшего несколько подобного стиля храмов в северной столице, Тоновским.

Местность, на которой стоит храм имеет покатость от запада к востоку и потому низкий (подвальный) этаж его с алтарной стороны представляет отдельное помещение весьма удобное к устройству нижнего храма; вход в него устроен под высокими рундуками (крыльцами) ведущими в настоящую церковь. Каждая из трех сторон высокого квадрата храма оканчивается вверху под крышей тремя остроугольными Фронтонами, из которых средний несколько возвышен. С западной стороны во всю ширину храма пристроена к нему паперть также троечастная низкая: в среднем отделении вход, а в боковых каменные палатки: правая теплая, в которой помещается комната для неусыпного чтения Псалтири и братская келья, а левая для продажи просфор. С северной и южной сторон высокие рундуки, на южной с прямым, на северной с боковыми сходами.

Во внешних орнаментах всех трёх сторон соблюдена та же троечастность: как в размещении связных пилястр, так и окон, которых на каждой стороне по три: одно над дверями двойное Итальянское, и два по сторонам дверей одинакие с духовыми перемычками и разрывными сандриками.

Над квадратом храма осьмигранный трибун или фонарь высокий на двухъярусном атаблементе с пилястрами но углам, освещен 8 двойными узкими окнами; верхний карниз его оканчивается кокошниками: накрыт осьмигранным же шатром с фальшивыми голосниками. На верху шатра, на небольшой каменной же шее утверждена грушевидная глава: как шатер так и глава покрыты белым железом, глава увенчана золочёным крестом с яблоком у подножия. По сторонам главного трибуна, четыре меньшие, точно такой же формы на квадратных двухъярусных подставах, с шатровыми главками и крестом.

Внутри храма, по древнему обыкновению, соблюдено тоже троечастное разделение: посредством двух рядов массивных квадратных колонн, на коих опираются своды: 4 внутри храма, две в алтаре, а две в трапезе; алтарь также троечастный полукруглый; среднее отделение освещается тремя окнами (среднее заложено), а боковые (из коих в левом придельный алтарь, а в правом палатка для ризниц), каждое имеет два окна.

Солея возвышена на 4 ступени и отделена от средины храма железной решеткой.

Иконостас перенесен из прежнего соборного храма; он двух ярусный, резьба наложена по золотому полю: украшен золотыми колоннами.

За столбами закрывающими клироса устроены два высоких киота, украшенные по зеленому полю золочеными колоннами и резьбой2625; в одном из этих киотов, правом, помещается храмовая икона Рождества Богородицы в серебрено-позлащенном окладе, а в другом икона Казанской Божией Матери в позлащенно же окладе, риза и убрус низаны жемчугом и украшены камнями, местночтимая, по бывшим от нее исцелениям. По монастырскому преданию, она стояла сперва на монастырской кухне, а после совершившегося по молитве пред ней чудесного исцеления больного ногами послушника, помещена в церковной трапезе и наконец поставлена на нынешнее свое место.

В симметрию с левым приделом устроено в одной линии с иконостасами особое место для Чудотворной иконы Знамения Божией Матери, также в виде иконостаса, который по серебреному полю украшен золочеными колоннами и резьбой. Икона помещена в нем в особенном позолоченном киоте, за стеклом, по сторонам занавес, а снизу привешена пелена. Над нею в арке резное изображение Св. Духа с сиянием.

Перед иконою устроена возвышенная площадка, обведена перилами (на равне с нижним краем местных икон) на которую всходят для того, дабы приложиться к иконе с двух сторон по деревянным лесенкам, (по одной всходят, по другой сходят), для избежания тесноты.

Стены храма внутри местами расписаны: над боковыми окнами священныя изображения Евангельских притчей, в трибуне между окнами в простенках также 8 изображений. На восточной стороне: коронование Божией Матери, на других 7 ангельских чинов, в замках сводов 4 евангелиста с их символическими знаками. Местные иконы Спасителя и Божией Матери большого размера в серебренных ризах, венцы сребро-позлащенные гладкие, убраны разноцветными камнями. На месте храмоваго образа Феодоровской Божией Матери в сребро-позлащенном окладе, убрус низан жемчугом, на ризе вычеканена надпись: «1757 года сей Св. Образ списан с чудотворного образа Св. Богородицы нарицаемый Феодоровской явися ….. »; икона вставлена в золоченую дску равную по размерам величине местных икон, на полях коей в клеймах изображены разные святые; на ней внизу надпись: «Сооружен сей образ иждивением секунд-майора Матвея Васильева Мужланова, и тщанием супруги его Анны Ивановой в 1796 году, 12 апреля»2726.

В приделе Св. Иоанна Предтечи Господня местные иконы в серебреных же ризах с сребропозлащенными венцами. Храмовой образ Св. Иоанна Предтечи Господня, в золоченой рельефной в виде оклада дске. Внизу ея в клейме надпись: «Сей образ написася 1797 года, месяца Февруария 25 дня иждивением Коренного монастыря монахов ....(имена заглажены).

В алтаре настоящей церкви запрестольный образ большого размера, на котором изображено распятие Господне с предстоящими. А в придельном алтаре образ Спасителя стоящего, а по сторонам его внизу группа коленопреклоненных апостолов, оклад серебреный, а на Спасителе риза и венец позолоченные, на полях большие камни жёлтого цвета в гнёздах, на нижнем поле вычеканена надпись: «Тщанием и усердием Александры и Марфы Веревкиных»; клеймо 1813 года.

Чудотворная икона Знамения Божией Матери, (мерою: в вышину 9, а в ширину 6 вершков), как известно, бывает ныне лишь временно на месте своего первоначального явления и в это время помещается в вышеупомянутом боковом, нарочно для сего устроенном в виде иконостаса месте.

Заимствуем описание сей иконы и бывших на ней царских украшений, из старинной описи Курского Знаменского монастыря 1667 года.

Образ местной осмилистовой, Пречистыя Богородицы честнаго и славнаго ея Знамения, Чудотворной иконы, по искони вечному нарицанию Курская, на полях написан образ Господа Саваофа со пророки. У того чудотворного образа Пречистой Богородицы украшения: венец золот чеканный, в венце в челе камень яхонт лазорев, по сторонам два камени яхонты ж красные; у товож чудотворного образа Пречистыя Богородицы в челе жемчугу 34 зерна бурмицких, а около венца жемчугу 63 зерна, да ожерелье жемчужное низано по атласу; усерязи золотые, а в них в гнёздах два камени небольшие бирюзы, около усерязей 16 жемчужных зерен; две рязы жемчужные, а в них во шти (в 6-ти) плетенках в каменья место 9 прокладец, серебренных позлочены, тощие; у товож образа 3. П. Б. у предвечного Младенца Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа венец золот чеканный.

У товож образа Пресвятыя Богородицы поля обложены золотом резным с чернью, а около тех золотых пол, на краях, жемчугу 121 зерно; на придельных полях товож Чудотворного образа Пресвятой Богородицы около Господа Саваофа и пророков оклад серебряный резной позлачен, около тех резных пол, жемчугу 254 зерна, а около всего образа приделанных около края полях, оклад серебряный чеканный позлачен; а около тех от крайних пол со всех четырёх сторон по краям, жемчугу 80 зёрен.

У товож чудотворного образа Пресвятыя Богородицы гривна золотая чеканная, а в той гривне в гнёздах пять камней яхонтов червлёных, да шесть бирюз лазоревых небольшие; а по сторонам в той гривне и около тех гнезд каменья бирюзы лазоревые мелкие ж, да жемчужин, по конец те гривны проборцы серебреные позлочены; к той гривне устроена гривна серебреная резная позлачена, две гривны серебреные ж басменные, три цаты золотые, а на цатах каменья 30 бирюз средних, 36 бирюз мелких, 13 камней червчетых.

К той же золотой гривне устроено прикладу: крест мерой вдоль 2-х вершков, поперег и в толщину в ¼ вершка, аспидный зеленый, по концам обложен серебром, да крест серебряный мерою вдоль 1 ½ вершка, а в нем три камени, да четыре зерна жемчугу; четыре креста серебреных позлочены; а на них по четыре зерна жемчужных, 11 крестов серебреных позлаченыж, икона серебреная круглая мерой в золотой, на ней образ Пресвятой Богородицы, 16 золотых, 100 копеек серебреные позлачены, 12 шелегов Литовских позлаченых.

У товож чудотворного образа Пресвятыя Богородицы, три креста аспидных обложены серебром позлачены; да крест аспидный в ½ вершка, обложен серебром, 4 креста серебреных, 10 крестов серебреных позлаченых.

У товож чудотворного образа Пресвятыя Богородицы серьги серебреные позлачены с каменьем, на них жемчугу 30 зёрен.

А устроен тот чудотворный образ Пресвятой Богородицы в киоте деревянном четвероугольном, у киота на створех написано образы: Благовещение Пречистыя Богородицы, Рождества Пречистой Богородицы, Введение во Храм Пречистыя Богородицы, Успения Пресвятой Богородицы, да 8 лиц разных святых; на тех створех поля обложены басменным серебром позлочены; а покрыт тот киот и створ барановой красной кожей.

А построен тот чудотворный Образ Пречистыя Богородицы с малым киотом в большой киот; а в главе тово большого киота написано: отчество, на главе того киота крест древян.

У товож чудотворного образа пелена атлас червчат мерой 7 вершков, а потому атласу крест сделан кованым серебром 32 плащика позлочены, около тово креста в над венце устроено гнездами 44 плащика серебреные же позлащены, и около тово креста копие, трость и слова; и около тое пелены низано жемчугом, а поля у тое пелены обложены атласом вишневым.

А то украшение у чудотворного образа Пречистыя Богородицы, честного и славнаго ея Знамения нарицаемаго Курская: золотые и серебреные оклады и каменья и утварь жемчужня и пелена жалованные блаженные памяти Государя Царя и Великого Князя Федора Иоанновича всея Руси и его Государя Благоверной Царицы и Великой княгини Ирины Федоровны. У товож чудотворного образа Пречистыя Богородицы украшение убрусец шелков, блаженные памяти Великого Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича всея Руси, благоверной и Христолюбивой Царицы и Великой Княгини Евдокии Лукьяновны».

В настоящее время в Коренной Пустыне для чудотворного образа Пречистыя Богородицы во время его пребывания в сей Пустыни, имеются два оклада или ризы старая и новая; 1) Оклад сребропозлащенный, чеканный с травами; изображение Божией Матери отделено от полей, на которых изображены Пророки, четвероугольною прокладкой из крупных бурмицких зёрен, по углам коей вставлены аметисты осыпанные бирюзами. Венец украшен сиянием из страз; на венце корона из страз же, убранная драгоценными бриллиантами, розами, изумрудами и рубинами. На убрусе вокруг лика, обниз из крупных бурмицких зёрен, риза на Богоматери из жемчуга разной величины: поручи украшены цветными камушками и от одной поручи до другой дугообразная прокладка из крупных страз. На пророках венец с сиянием из страз, а по сторонам ветки из мелкого жемчуга. Поля иконы убраны крупными простыми цветными камнями в серебреных гнёздах; 2) Оклад сребропозлащенный; на изображении Божией Матери с Предвечным Младенцем, риза и убрус вышиты жемчугом и от воздетых горе рук, по одежде сделан, дугообразный пробор из крупных бурмицких зёрен, венцы с короной из страз; настоящее изображение Божией Матери обрамлено (от полей) четвероугольно жемчугом, между которым вставлены разноцветные камни в сребропозлащенных гнёздах.

На полях над Господом Саваофом венец из страз, ниже изображение Духа Святаго из страз же, на пророках венцы из страз и разноцветных камней.

В монастыре имеются две точные копии с чудотворной иконы: одна видимо древняя (XVII столетия); дска кипарисная, риза серебреная вызолоченная, чеканной работы и во многих местах вынизана мелким жемчугом, а в средине (между полями и изображением Божией Матери) крупным. Сверху над венцем Господа Саваофа серебреная веточка, с бриллиантом и крупные три аметиста, обниз жемчужная. По сторонам венца Божией Матери два большие аметиста, а над венцем крупный бирюзовый камень осыпанный розами, в венце корона украшенная бриллиантами, розами и стразами; в средине яхонт красный, и четыре гнезда из роз и стразов, в коих вставлены аквамарины. Убрус Божией Матери и под ликом у предвечного Младенца обниз крупного жемчуга. Сверх того риза в разных местах украшена мелкими разноцветными камнями, в гнездах. На оной чехол малинового бархата, вышит бусами и бисером.

Монастырское предание утверждает, будто бы это та самая икона (копия с подлинной), которая, как известно, была прислана в 1664 году от Царей и Великих Князей Иоанна и Петра Алексеевичей, в Курский Знаменский монастырь2827; это предание весьма вероятно, ибо в Знаменском монастыре нет иконы, к которой бы относилось упоминаемое событие.

Эта икона, в отсутствие из обители Чудотворной, ставится на её место.

Другая копия с Чудотворной иконы в сребропозлащенной, ризе, также местами украшена жемчугом, а корона в венце разноцветными камнями.

2) Церковь теплая каменная во имя всех Святых, домового расположения в корпусе, который из внутри монастыря двухэтажный, а со вне трёхэтажный; под церковью братская трапеза и кухня; корпус крыт весь железом. Над крышей небольшой глухой трибун также обит железом с главкою и крестом. По мысли Преосвященного Сергия, нынешний настоятель о. Архимандрит Ювеналий, намеревается заменить этот трибун другим осьмигранным одинакового стиля с теми, которые украшают Соборную церковь, что придаёт всем церковным зданиям одинаковый характер.

Длина церкви 39, ширина 19 ¼ арш. Потолок поддерживается двумя рядами круглых деревянных колонн (всех 10-ть).

Местные иконы живописные. Клиросы закрыты высокими старыми киотами; из них в правом образ Казанской Божией Матери, вышиною 6, шириной 6 ¼ вершков, в сребропозлащенном окладе с венцами и корона украшена жемчугом, по углам 4 жёлтых камня обделаны стразами, и на ризе в разных местах между жемчугом простые разноцветные камушки.

За левым клиросом вторая копия с чудотворной иконы Знамения Божией Матери, риза серебрёная с позолотой местами убрана жемчугом, венец и корона украшены разными камнями. С правой стороны в ряд с настоящим небольшой придел во имя Святой Троицы2928, освящен в 1832 году ноября 23 дня Преосвященным Илиодором.

3) Сходы: к нижней церкви во имя Живоносного Источника, построенной, на месте явления чудотворной иконы, ведут с монастырского двора или верхней площади, каменные крытые галлереи или сходы; эти величественные сходы, незабвенный памятник трудов о. Архимандрита Паисия, украшая обитель, придают ей совершенно отличный от других и вид, и характер, напоминая сходы в Киевские пещеры, или здания некоторых прибрежных Афонских монастырей.

Сходы состоят из 8 уступов каменных, покрыты железом; первые два верхние уступа, начинаясь противу южной стороны собора, имеют направление от юга к северу; последующие составляя с ними прямой угол, идут в низ к церкви, по направлению от запада к востоку.

Между двумя верхними уступами внизу арка, в которой устроены ворота ведущие к конному двору и к реке. Все сходы освещены большими итальянскими окнами с мелкими рамами и дугообразными, и перемычками; окна двух первых уступов обращены на восточную сторону, а одно (прямо против входных дверей, на повороте), равно как и окна всех прочих уступов обращены на север; из внутри: своды расписаны альфреско разными узорами; против каждого окна на противоположной стене и стороне, написаны большого, а вверху, над арками, меньшего размера живописные изображения разных обстоятельств сопровождавших явление чудотворной иконы Божией Матери и бывших от оной чудес. Перед этими святыми изображениями всегда, особенно в летнее время, найдёте группы Богомольцев, из которых одни, грамотные, читают надписи, а другие поучаются, наглядно созерцая в этих святых изображениях славу Богоматерней иконы, на поклонение которой пришли они, водимые верою и любовью к Царице Неба и земли.

Всех больших картин, 14: три на западной стене и 11 на южной. Над входными дверями ведущих внутрь покрытой галлереи (сходов) фронтон, a на фронтоне Ангел с трубой. На внутренней лестнице площадка деревянная; всех площадок девять. Вход в самый нижний уступ, составляющий трапезу нижней церкви, через арку, в которой устроены железные решётчатые ворота; далее ещё две железные поперечные решетки с дверцами, за последней Святой кладезь, который ныне уже по средине самой церкви Живоносного Источника и огражден отвсюду крестообразной же решеткой, для удержания напора во время стечения Богомольцев.

4) Нижняя церковь Живоносного Источника, по преданию вторая или даже и третья (после двух деревянных) на этом месте. В описи 1765 года она описана так: «Церковь во имя Пресвятой Богородицы Живоприемного её Источника, каменного здания, под горою внизу, при самой реке Тускори, о двух главах деревянных, из которых одна средняя крашена ярко, на ней железный крест позлащённый с цепми железными, а другая простая (над алтарем) не крашена и крест не позлащен. Построена коштом Фельдмаршала Бориса Петровича Шереметьева в 1713 году, при Архимандрите Курского Знаменского монастыря Александре.» Ясным подтверждением этому известию служит собственноручная надпись Фельдмаршала на Евангелии им в эту самую церковь пожертвованном: «Сие Святое Евангелие подано от фельдмаршала Б. П. Шереметьева, в новь построенную от него каменную церковь во имя Живоносного Источника на Святом кладезе, лета 1711, августа в 17 день».

Монастырское предание записанное игуменом Макарием к сему прибавляет, что «Как после знаменитой над Шведами под Полтавой победы Его светлость Фельдмаршал Граф Б. П. Шереметьев изволил проезжать в Москву мимо Коренной Пустыни и заехав в оною помолиться, он усмотрел, на столь важном и Святом месте, деревянную ужо обветшавшую церковь, пожалел о сем и по усердию своему к Пресвятой Богородице повелел на весь свой кошт построить, и построена сия каменная церковь за присмотром Его Сиятельства приставников новая по ныне существующая была покрыта тесом, а ныне (писано в 1807 г.) по обещанию С. Петербургского купца Матвея Сидорова Глухова покрыта железом и покрашена ярко зеленой».

Церковь имела в начале (до постройки нынешних сводов) вид равностороннего креста, ныне к западной ветви примыкают длинные крытые сходы, а с боковых сторон выступы украшенные вверху большими Фронтонами: прежде (как значится по описи 1765 года) в этих фронтонах были поставлены щиты и в них на холсте изображены: с южной и северной явления и чудеса чудотворной иконы, а с западной стороны: «Победы Богоматерные же над скифским воеводой по умолении с Святителем правоверных греков, древле оказанные»; ныне эти изображения заглажены. Крыша шатровая крыта железом; из нее выходит небольшой деревянный, снаружи круглый, а из внутри осьмигранный трибун или Фонарь, освещенный узкими окнами, накрыт тоже шатровой крышей, шейка и грушевидная глава с крестом, верх трибуна и глава обиты белым матовым железом. Алтарь троечастный, освещён тремя окнами, все окна небольшие с сандриками и дуговыми перемычками и с деревянными ставнями.

Внутри убранство просто, но церковь светла и внутри вся покрыта приятною для взора светло-зеленой краской. Длины 44 ¼ аршина, ширины 20 ¼ аршин; возле кладезя огражденного крестообразно железной решеткой, стоит аналой, на который полагается чудотворная икона во время бываемого молебствия; в кладезь вставлен медный котёл, в который богомольцы бросают деньги, вынимаемые лишь по отпуске иконы в Курск 12 сентября; прежде не редкость была видеть на дне котла серебреные рубли, но ныне это составляет действительную и большую редкость, что впрочем зависит от недостатка серебреной и золотом монеты вообще; вместо серебреных рублей, ныне видна бывает в котле медь и между нею мелкое серебро нового чекана.

Из икон cero храма заметим храмовую икону Живоприемного Источника, писана на кипарисной дске, на ней до половины риза серебреная, кованная с сребропозлащенным венцем, оклад кованный серебреный вызлощен Московской работы; икона древняя, поправлена в 1765 году иконописцем Тимофеем Мизиновским.

Южные двери этой церкви выводят на небольшой дворик, на западной стороне которого покатость горы обсечена отвесно и одета каменной одеждой, к которой приставлен деревянный щит; в нем вверху, сквозь проделанное в каменной одежде отверстие, виден корень или пень того дерева у которого явилась некогда чудотворная икона. Дерево – вяз; из корня этого 600-летнего дерева растут вверх три отростка тонкие и высокие, с зеленеющей вершиной, которые можно видеть взойдя на гору, по боковой тропинке; на деревянном щите ниже корня изображена Чудотворная икона, держимая мужем; перед нею со спуском, фонарь – лампада; над щитом деревянная крыша на столбах, а внизу деревянный помост, над которым находится «самообразовавшийся при явлении источник»; из него вода трубой проведена в кладезь, находящийся посреди церкви.

Говорят, что это место было в небрежении, пока один из знатных посетителей в управление Архимандрита Палладия II обратил на оное свое внимание и просил Настоятеля привесть его в надлежащий вид.

Б) Прочие здания внутри обители

Здания Обители до нынешнего распространения её к Западу (и Югу) занимали в длину всего 53, а поперег 18 саженей. В настоятельство Архимандрита Серафима, при постройке новой колокольни, передний фас или линия монастырских построек отнесена на несколько саженей вперёд, ближе к ярмоночной площади, дабы дать место внутри монастыря, в боковых линиях, ещё двум корпусам.

Этот передний западный фас составляет св. врата с высокою над ними колокольней одинакового стиля с соборным храмом в виде осмигранного 4-х ярусного столба, накрытого шатровым верхом: в нижнем ярусе св. врата, в пролете деревянная платформа и на обе стороны сходные лестницы с деревянными же ступенями; во втором ярусе лестница; этот ярус освещен двойными окнами; в третьем ярусе помещены колокола; здесь вместо окон 4 пролета; в верхнем ярусе боковые часы; палатка, в которой они устроены, освещена 4-мя окнами; шатровый верх обит белым листовым железом и увенчан золочёным крестом. Эта высокая колокольня составляет украшение обители, по обеим сторонам её длинные двухэтажные корпуса братских келий крытые железом. В конце правого корпуса, перпендикулярно к нему въездные в монастырь ворота.

На правой южной стороне: а) Вновь строящийся двухэтажный корпус, в котором предполагается поместить просфорню, хлебню и устроить братские кельи.

б) Деревянный двухэтажный флигель; в нем в верхнем этаже 5 келий; с северной стороны галлерея на столбах. В нижнем этаже две кельи и кухня, для приготовления пищи на гостиницу для гостей. Покрыт тесом. Все здание ветхо и предназначено к сломке.

в) Трёхэтажный каменный корпус по концам с досчатыми галлереями и подъездным крыльцом, крыт железом. В верхнем этаже кельи для приезда преосвященного: прихожая, зал, буфет, столовая, гостиная, спальня, две кельи для прислужников и висячий балкон с южной стороны, с северной два крыльца и лестница; а в двух нижних этажах братские кельи. Всех келий в этом корпусе 24. В длину 48, в ширину 18 аршин. Выстроен в 1828 году, при Архимандрите Израиле.

г) Рядом с этим корпусом, каменный же: с переднего фасада одноэтажный, а с оврага двухэтажный корпус (бывшая братская трапеза); ныне внизу занимаются хлебопечением, а вверху свечница и просфорня, при них 7 братских келий с чуланами, коридоры и мучной закром. Покрыт листовым железом. Выстроен до 1765 года, ибо упоминается в описи этого года, а покрыт железом в 1823 году, при Архимандрите Израиле.

На северной стороне

а) Новый отстроенный вчерне в 1862 году (архимандритом Серафимом) двухэтажный каменный корпус, в коем предназначено поместить рухлядную и братские кельи.

б) Каменный так называемый больничный корпус, выстроенный над погребными сводами и подведенный под одну крышу со зданием теплой церкви; в нем по обеим сторонам коридора находятся к северу 4, а к югу 3 кельи. Между келью и церковью просторные сени или притвор, в коем к северу находится кладовая для помещения ризницы и библиотека. С южной стороны сего притвора приделано большое всходное деревянное крыльцо, а с западной стороны деревянный коридор в виде галлереи с чуланами.

Корпус сей в длину 25, а в ширину 19 аршин, покрыт листовым железом, выстроен старанием архимандрита Паисия, в 1837 году.

в) Под тёплою церковью братская трапеза, при ней кухня и две кельи для ключника и повара с большими сенями, чуланом и двумя ледниками. В нижнем этаже находится 5 погребов для поклажи разных вещей и материалов.

д) Рядом с трехэтажным корпусом, в котором помещается теплая церковь, начинается первый уступ каменных сходов, ведущих к нижней церкви Живоносного Источника; над сим уступом въездовые ворота к конному двору и погреб для складки разных вещей: сходы покрыты листовым железом, окрашены зеленой краской. Стены побелены, (подробное описание их смотри выше).

В) Здания вне монастыря

1) На берегу реки Тускори находится каменная баня, разделенная на три отделения с прибанником, в каждом отделении по 2 чугунных котла и по два деревянных чана для тёплой и холодной воды. Баня покрыта листовым железом.

2) К северу конный двор; внутри оного: а) Двухэтажный каменный флигель, в нем вверху комната для прислуги с сенями и чуланом, а внизу кухня для рабочих с сенями и чуланом же. Вокруг сего флигеля балкон на деревянных столбах, для сушки белья, покрыт тесницами.

б) Другой двухэтажный флигель каменный же, в нем и в верхнем этаже три комнаты для эконома, его помощника и прочих рабочих с приделанными к ним деревянными из шелевок сенями и чуланами; покрыты тесом.

в) Подле сего флигеля к северу сарай для рогатого скота, устроен из досок и крыт тесом.

г) При въезде в левую сторону к югу, сарай с широкими воротами для летних и зимних экипажей и при нем малый намет для подъезда повозок и саней, составленный из досок и покрыт листовым железом.

д) К западу в одной связи две конюшни каменные с деревянными стойлами для лошадей, желобом и помостом, и два деревянных амбара для ссыпки разного хлеба и поклажи упряжи и других вещей, покрыт тесницами.

е) При, этих конюшнях в одну линию сарай на столбах для бондарства, покрыт тесницами и при них деревянный пластовый амбар для складки разных припасов.

3) К югу вне конюшенного двора каменная кузница с принадлежащим кузнечным инструментом.

4) К востоку квасоварня в одной связи с ледниками, в ней очаг кирпичный с двумя чугунными котлами, крыта тесницами.

Г) Сады, пасеки и огороды

1) На северную сторону монастыря близ конюшенного двора сад из плодовых дерев, а между деревьями огород, выкопан пруд, и построен деревянный домик, разделенный на две комнаты с сенями; покрыт тесницами. В этом саду пасека и братское кладбище, на котором стали погребать с 30 годов текущего столетия.

2) Близ этого сада находится небольшая, весьма живописно расположенная пасека в балке закрытая лесом, ограждена плетнём, заведена трудами казначея обители иеромонаха Антония, при Архимандрите Серафиме; в ней маленькая летняя хата, крыта соломой.

3) Монастырская пасека в 60 с небольшим колодок, расположена на южной стороне обители, по оконечности монастырского леса; внутри пасеки посажены плодовые деревья, и изба для пасечников.

Вне пасеки, на восточной стороне, беседка на столбах с куполом, для отдыха.

4) Большой монастырский сад находится на северо-западной оконечности монастырских владений близ ярморочного места; он занимает 4 десятины окружности, окопан широким рвом и огражден высоким плетнем: внутри сада дом, в нем: комнаты, сени и два чулана, покрыт тесницами.

5) На северо-восточной стороне монастыря на полуострове образуемом течением реки Тускори заливной монастырский огород, на коем сажаются разные овощи, преимущественно же капуста; обсажен деревьями.

Д) Гостиницы

1) Идя в монастырь на правой стороне, начиная от границ монастырских владений до Св. врат построено несколько деревянных флигелей; все они во время ярмарки отдаются в наймы. А ближайшие к монастырю дворы с жилыми флигелями навесами, огражденные забором служат постоянно (летом и зимою) монастырской гостиницей, до построения уже заложенной каменной, более соответствующей потребностям довольного числа посетителей Св. обители.

2) На правой стороне также гостиный двор, на коем два корпуса ветхие деревянные летние, с мезонином и балконом; тут же несколько деревянных ставок.

Все эти здания в прежнее время приносили монастырю во время ярмарки до 1000 руб, ассиг. дохода; но уже обветшали и требуют капитальной поправки; в замен сего строится ныне каменная двухэтажная гостиница приспособительно к потребностям времени и настоящему состоянию обители.

Е) Отдаленные принадлежности Монастыря

1) К западу от монастыря за гостиным двором близ Московской дороги каменная часовня, поврежденная от бывшего пожара; при нем особый флигель каменный о шести покоях отдается во время ярмарки в наём для помещения Земской полиции.

2) На южной стороне монастыря расстоянем одной версты находится кирпичный завод, с двумя печами для выжжения кирпича и извести. При нем деревянная изба о двух кельях, с русскою печью. Выстроена вместо старой сгоревшей в 1823 году.

3) На юго-восточной стороне, вниз по течению реки Тускори, против села Долгого, расстоянием от монастыря в 2-х верстах находится монастырская мельница, состоящая из трёх амбаров: двух мукомольных и третьего для толчения замашек; в амбаре 4 постава для мук; и малая сукновальня с крупорушкою; в толчейном амбаре две толчеи.

При оной мельнице находится разное монастырское строение: изба для смотрителя, двор с избой для мельника и два деревянных амбара для ссыпки хлеба.

Первоначально построена игуменом Моисеем (1651–1667) в 1764 году отобрана в казенное ведомство, а в следующем 1797 году возвращена монастырю; до отдачи монастырю ходила по оброку за 95 руб. 50 коп. В 1801 отдана за 300 рублей, 30 четвертей ржи, 20 гречихи; в 1824 г. о. Архимандрит Израиль отдал её на 8 лет войсковым обывателям села Долгого, братьям Черкашиновым с платой ежегодно 2000 р. ассигн. Перестроена в 1837 г. о. Архимандритом Паисием, а новая плотина устроена о. Архимандритом Палладием. В настоящее время мельница продовольствует монастырь хлебом.

Ж) Достопримечательные церковные вещи и ризница

Утварь церковная

Из числа сосудов первыми в описи значатся:

1) Сосуды сребропозлащенные, украшены: чаша накладным чеканом, а поддон литыми фигурами 4-х Евангелистов, обычные изображения в чаше и поддоне в венках из стразов и бирюзы. Пожертвован Архимандритом Паисием. Весу в сосуде с прибором 8 фунтов 40 золотых.

2) Серебряный отливной густо позлащенный с бронзой; на чаше лишь один образ Спасителя финифтяный; снизу обхватывает чашу накладка в виде снопа с перевязью; на поддоне венок из виноградных гроздьев. Надпись внизу «о упокоении рабы Божией Екатерины 1805 года» сосуд сей неизвестно почему слывёт в обители под названием: Царского.

3) Дарохранительница местами посеребренная вызолоченная, с клеймом 1780 года, весом в 10 фунтов.

4) Крест серебряный вызолочен с литым изображением Распятия Христова, венец на Спасителе украшен стразами, весу 1 фунт, 40 золотников.

5) Два креста серебряные небольшие, позлащённые в деревянном киоте за стеклом с святыми мощами разныеугодников Божьих; тут же приложены две бляхи серебряные четвероугольные с надписью имен их. (Сии кресты описаны подробно выше в описи 1765 года).

6) Умывальница, состоящая из сребропозлащенных лахани и рукомойника; лахань овальная 8-ми сторонняя иностранной работы. По окраине чеканный пояс, в коем вычеканены цветы гирляндами и в 4-х клеймах, в одной фамильный герб, а в 3-х человеческие фигуры, мелкой искусной работы.

На дне лахани наведена пунктиром надпись: «В Коренной монастырь подано на память от супруги Д. C. С. и К. лександра Матвеевича Веревкина, скончавшегося в 11 день ноября 1821 года» (был здесь Гражданским губернатором).

Рукомойник осьмигранный же украшен мелкой чеканной искусной работой, в одном месте изображена коронованная глава, в другом (в клейме) герб; вместо ручки человеческая фигура.

7) Ковш для теплоты серебреной большой жалованный, в виде продолговатого с низкими краями сосуда или челна. Внутри рельефное изображение Российского государственного герба, ручка вся с лицевой стороны и несколько внутри ковша, украшена цветочной чеканкой; в средине клейма с царским вензелем E. И. и в конце Имперская корона; но противоположная ручке сторона, загнутая вверх, оканчивается литым Государственным гербом, (двуглавым орлом с короною).

Надпись с наружной стороны ковша в клеймах «Божьей Милостью Мы Екатерина вторая Императрица и Самодержица Всероссийская и пр. и проч. пожаловали сим ковшом нашего Войска Донского Старшину и легкой станицы Атамана Абросима Луковкина за его многие и верные службы. В Москве лета Господня 1763 февраля 5-го». Под загнутым вверх концем изображено резьбой в глубь грудной бюст Императрицы Екатерины II в венке.

8) Посох Архимандритский серебреный: на нем змейка и пять колен позлащены, а яблоки и наконечник не позлащены, между змеек вставлен аметист, осыпанный стразами, на верху крестик с зелёными камушками. Весом в 6 фунтов.

Ризница вообще находится в удовлетворительном состоянии, но замечательна лишь так называемая Царская ризница, пожертвованная блаженные памяти Государем Императором Александром Павловичем в 1814 году.

Риз семь. 1) Настоятельская, голубой парчи, оплечье белое с цветочками, обложена в три ряда позументом широким, подбита голубым гарнитуром. 2 и 3) Две голубого штофа французского с букетами, оплечье белой парчи, с цветочками, обложена позументом широким, подбита дикой тафтою. 4. 5. 6 и 7) Четыре штофа французского полосатые, дикого цвета с кривыми цветными дорожками, оплечье таковые ж обложены широким позументом, подбит дикою тафтой3029.

Напрестольная одежда золотой парчи по голубому бархату, подольник темно-зеленого бархату, шит золотом и шелком.

Воздухи: 1) Белой парчи с красными и голубыми цветами, крест и вокруг обложены широким золотым позументом, по углам золотые кисти. Подбит тафтой. (Эти воздухи принадлежат к Царской ризнице).

2) Малинового бархату с живописным изображением Знамения Божией Матери, двух Серафимов и 4-х Херувимов с вышитыми по углам золотыми цветами; на покровцах: на одном вышиты серебром образ Спасителя и 4 Серафима; на другом образ страждущего Спасителя.

Напрестольные Евангелия:

Первым в главной описи значится: Евангелие в лист большого формата, Московской печати 1830 года. Покрыто все и корешок окладом сребропозлащенным. На передней дске, по гладкому полю наложены круглые финифтяные образы искусной работы; средник Воскресение Христово и наугольники Евангелисты, осыпаны вокруг аметистами в серебреных гнездах. На задней дске вычеканен образ Рождества Пресвятой Богородицы. Пожертвовано Архимандритом Паисием.

2) Из прежних замечательно Евангелие, описанное в описи 1761 года под номером 1 (см. выше) «Построено, как видно из надписи, в сею Пустынь в 1764 году, января 13 дня, казённым коштом».

3) Также значащееся в описи 1765 года под номером 3, Московской печати 1697 года, на котором по листам написано: «Сие Св. Евангелие вкладу Фельдмаршала Б. Н. Шереметьева в построенную от него каменную новую церковь Живоносного Источника Пречистыя Девы Богородицы иже на Св. Кладезе в Коренной Пустыни лета 1714 августа в 10 день, по повелению Строителя Старца Кариона монаха» (т. е. сделана эта надпись).

4) Евангелие в лист Московской печати 1762 года, пожертвовано в 1767 году от казаков города Острожека.

Богослужебные старопечатные книги

1.) Апостолы Московской печати два, один 1864, другой 1719 года.

2.) Октоих, две книги Московской печати 1666 года.

3.) Общая Минея без выходного листа (в описи 1765 года названа новою). В конце её приплетен отрывок из Анфологиона Львовской печати 1626 года, в котором заключается слово на праздник Св. Великомученицы Параскевы и на день Воскресения Христова.

4.) 12 Миней месячных Московской печати 1692 года с надписью по листам: «Лета 207 (1699) февраля в 3-й день на память. Подал сии дванадесять книг в Курскую Пустынь Знаменского монастыря в церковь Рождества Пресвятой Богородицы по обещанию своему, Белгородского собора церковный ключарь Иван Андреев, по прозванию Томар для моления о здравии и спасении его».

5.) Триодь постная Московской печати 1695 года, подпись по листам: «1706 года сентября дня монах Вениамин отдал в дом Пресвятой Богородицы честнаго ея знамения в Пустынь на Корень».

6.) Триодь цветная Московской печати без выходного листа; по листам надпись: «182 (1674) года февраля 17-го дня, дана сия книга в Курский Богородицкий монастырь из приказу Великого Государя тайных дел».

7.) Анфологион в ¼ долю листа, Московской печати, 1660 года.

8.) Служебник большого Формата, Киевской печати 1735 года.

9.) Служебники Московской печати, 1658, 1670, 1705 и 1739 годов.

10.) Требник большой Петра Могилы Киевской печати 1646 года. На заднем листе надпись: «Сию книгу по усердию моему и на память о мне дал вкладу в Κ. К. Пр. Б. Обитель Ставропигиального Соловецкого монастыря Архимандрит Иларион Конаныкин 1806 года 8 февраля С. Петербург.

11.) Устав или типикон Московской печати 1695 года надпись на листах «1706 года монах Вениамин отдал сию книгу глаголемую устав в дом Пречистой Богородицы Ея Знамения в Пустынь на корень, а подписал своею рукою».

12.) Евангелие учительное два экземпляра Московской печати 1781 и 1691 годов.

Примечание: Небольшая монастырская библиотека состоит из разного духовного содержания книг, между которыми особенно замечательных или редких изданий не имеется.

3) Кладбище

Кладбища не только древнего, но и прошедшего столетия, за теснотой места и бывшей в обители в начале текущего столетия капитальной перестройкой, не существует и следовательно сохранилось лишь несколько памятников позднейшего времени. Часть памятников сгруппировалась на небольшом пространстве, обведённом лёгкой решеткой, которое примыкает к крытым сходам и находится с правой стороны оных. Здесь погребены два настоятеля обители: Архимандрит Паисий – строитель сходов и о. Палладий II и бывший духовник иеромонах Паисий (+ 1859) старец благочестивой жизни. Над могилой Архимандрита Паисия стоит небольшой каменный столбик, а над могилой о. Палладия положена большая каменная плита. Тут же стоят памятники с надписями:

1.) Статского советника Василия Сидоровича Денисьева и супруги его (+ 1811 года).

2.) Статского советника Дениса Григорьевича Репяхова (+ 1829 года).

3.) Статской советницы княгини Анны Ивановны Прозоровской, урожденной княжны Волхонской (+ 1809 г.).

4.) Действительного Статского советника князя Дмитрия Александровича Прозоровского.

5.) Александры Фёдоровны Белевцевой (+ 1847 г.); на чугунном пьедестале крест; могила окружена решеткой.

Другая часть кладбища находится за алтарем Соборной церкви, здесь тоже стоит несколько памятников, колонн и гробниц пощаженных временем.

1) Дочь премьер майора Захарьевича(+ 1818 г. ).

2) Девицы Елисаветы Лаврентьевны Цуриковой(+ 1813 г. ) на гранитном пьедестале, урна с надписью.

3) Анна Анфеевна Свенске, урожденная Макова.

4) Штабс-капитан Василий Андреевич Маков (+ 1810).

5) Харьковский купец Иван Иванов Скрыжев (+ 1845).

6 ) Поручик …….. Васильевич Мозалевский.

7) Гранитный памятник (большой). Петр Михайлович Ртищев (+ 1820).

8) Гаврила Гаврилович Веревкин (+ 1812).

9) Майор Владимир Александрович Головин, (+ 1813). Тут же несколько могильных холмов без памятников. Далее к востоку на самой оконечности монастырской площади стоят уединенно рядом два памятника: гранитные колонны, одна с урной на верху. Надпись показывает, что здесь погребены: генерал-майор Петр Васильевич Денисьев (+ 1842) и супруга его Марья Михаиловна Денисьева (1837).

Примечание: Со времени о. Архимандрита Палладия братия обители погребаются в саду, который находится близ монастыря на северной стороне.

Из бывших Настоятелей обители погребены: Игумен Макарий под папертью Соборного храма; иеромонах Софроний под Предтеченским приделом.

* * *

26

25 Оба киота устроены в недавнее время усердием Щигровского помещика Никиты Алексеевича Глазова.

27

26 Один из его предков Астафий Мужланов был в Курске дьяком с 1700 по 1702 год и временно управлял за смертью воеводы Князя Гагарина с 1609 по 1712 год

28

27 Место торжественной встречи этой иконы за городом в последствии времени отдано на память сего события в дар Курскому Богородицкому монастырю и известно доселе под именем Знаменского, служит для летнего пребывания Курских архипастырей.

29

28 В последствии переименован во имя Рождества Пречистыя Богородицы

30

29 К этим ризам принадлежат 7 епитрахилей(настоят: парчовая, два франц. Атласа, 4 франц. голуб. штофа), палица и набедренник франц. атласа с серебряным цветом, 7 надризников, 7 поясов, 12 поручей, 5 стихарей дьяконских, 5 орарей, одежда на престол(франц. полосатого штофа с мелкими разными цветами) и жертвенник, два покрывала на престол, две одежды на аналогии и воздухи(см. ниже).

V. Степень, преимущества и устав монастыря

Коренная Рождество-Богородицкая пустынь, будучи построена царским иждивением, получила при самом своём основании в 1597 году настоятельство Игуменское.

В период зависимости сей обители от Курского Знаменского монастыря(1618 – 1764), ею управляли старшие иеромонахи малого братства в ней проживавшего, которые по актам XVIII столетия назывались Строителями, а самая пустынь именовалась приписной пустынькой или монастырьком к Курскому Богородицкому монастырю.

В 1764 году, во время учреждения о духовных штатах Коренная пустынь, по распоряжению епархиального начальства, будучи отчислена от Курского Богородицкого монастыря, в тоже время включена в число заштатных монастырей Белгородской епархии, оставленных на своём содержании, с настоятельством строительским и 7-ю монашествующими.

В 1806 году, строитель сей пустыни, о. Макарий, по Высочайшему повелению возведен в сан Игумена, а в 1816 году, в следствие представления Преосвященного Феоктиста, учреждено в Коренной пустыни с высочайшего разрешения по примеру Ниловой пустыни – Архимандрия, «ради знаменитости места, по явлении в нем прославленной Божией Матери иконы». В 1804 году, по Высочайше конфирмованному в 9 день февраля того года докладу от Святейшего Правительствующего Синода поданному, в сем монастыре прибавлено штату в сравнении с первоклассными монастырями, по знатности места, до 30 человек монашествующих и 10 человек больничных, а в последствии, в силу общих распоряжений, дозволено наштатное число монашествующих содержать такое же число указных послушников.

Монастырь с самого основания своего по актам именуется общим; во время зависимости его от Курского Богородицкого Монастыря, жившая в тогдашней пустыньке братия содержание имела частью от ежегодного приноса Иконы, а частью от своего хозяйства: огородов, пасек, садов; хлеб же получала из ближайших монастырских вотчин, монастыря, к которому была приписана их Пустынька; монастырский порядок этого периода остается неизвестным.

В период самостоятельного существования обители с 1764 по 1792 год, общежитие в обители было не полное; так в делах 1785 года находим известие, что кружечные деньги, собранные в богомолье о девятой пятнице, поступали в раздел по третям на одежду, но трапеза и тогда была общая.

Для заведения в обители более точных общежительных правил и порядков, по просьбе Преосвященного Феоктиста был вызван в сию пустынь в 1792 году Саровской пустыни иеромонах Иларий, который прибыл сюда с иеродиаконом Парфением и 2-мя послушниками.

В 1800 году, на запрос благочинного Обители Архимандрита Иосифа, каким правилам следуют живущие в сей обители на испытании и о уставе обители вообще, Строитель о. Макарий отвечал письменно, так: «Послушники здесь находящиеся для преобучения к монашеской жизни живут на основании св. Отцев преданий и общих гражданских законов, так как в Саровской, Санаксарской, Флорищевой, Ниловой и прочих общежительных честных обителях; оный Коренной монастырь чин и устав имеет по долгу общежительства, яко же церкви святой устав изъявляет. Впрочем, в оной Коренной пустыни настоятель и братия ныне пребывающие содержали, содержать и впредь содействующей благодати Божией всегда, вседушно и всеусердно, желают чин Монастырский содержать и устав жития своего продолжать, во всем по святейшим заповедям и советам Евангельским, также соответственно верноподданническому своему в отношении Его Императорского Величества долгу, имея целью, как бы спастись и явиться с незазренной совестью пред страшное судище Христа Спасителя нашего. Ей, Аминь!»

По духовному управлению Коренная Пустынь, как принадлежавшая Курской области, с самого своего основания, с 1597 и до 1067 года состояла вместе с своим областным городом в Патриаршей области, а с 1067 года, по открытии в сем году Белгородской епархии, числилась в сей епархии и состояла в духовном управлении в зависимости от Архиереев оной, именовавшихся сперва Белградскими и Обоянскими, потом Белградскими и Курскими и наконец, по перенесении в 1833 году Архиерейской кафедры в Курск, Курскими и Белгородскими.

VI. Настоятели Коренной Пустыни

А) Настоятели первого периода (1597 – 1618)

Игумены

1) Первым Настоятелем Коренной Пустыни был Игумен Евфимий; пострижен в монашество из священников г. Рыльска, в мире именовался Георгием. Упоминается в рукописном сказании о явлении чудотворной иконы Знамения Божией Матери Курская в 1597 году.

2) Вассиан, 3) Давид, 4) Серапион: Упоминаются в одном из монастырских актов 1622 года, а именно: в деле о принадлежавшем исстари Коренной Пустыне Святом городище на реке Рати, в 15 верстах от Курска, при чем замечено, и что прежние игумены монастыря Пречистой Богородицы: Вассиан, Давид и Серапион, приходя из Пустыни (на урочище, что при реке Рати) рыбу лавливали и всяким угодьем владели.

5) Игумен Иосиф, упоминается под 1611 – 1613 годами; он перешёл с братией из пустыни в Курск от неприятельского нашествия, куда еще ранее по Царскому указу была перенесена из пустыни же Чудотворная икона и все ценное церковное и монастырское имущество, по тому же поводу; сидел в осаде 1611 года, а как в том же году монастырь что в Пустыне был разорен и сожжен Крымскими Татарами, то Игумен Иосиф и остался с братией того монастыря в Курске, где по просьбе «всякого чина градских людей» занялся строением, по данному ими во время осады обету, в малом острожке церкви и монастыря во имя Рождества Пресвятой Богородицы, по устроении коего в 1613 году был назначен настоятелем сей новоустроенной обители. Можно полагать, что его же попечением , по миновании неприятельского нашествия, построена паки в пустыне на месте разоренной обители деревянная церковь во имя Рождества Пресвятой Богородицы, которая по одному акту 1617 года, значится еще не освященной.

Б) Настоятели второго периода (1618 – 1764)

Строители:

По возобновлении около 1618 года Пустынной Обители на месте явления Чудотворной иконы, этою Пустынькой во весь долгий период её зависимости от Курского Богородицкого монастыря (1618 – 1764) управляли иеромонахи того монастыря, которые в XVIII столетии именовались строителями; некоторые из них известны и по именам, таковы например:

1) Иеромонах Рувим упоминается под 1701 годом.

2) Иеромонах Боголеп Сухачев из дворян: он построил в пустыньке в 1703 году «своим коштом» первый каменный храм во имя Рождества Пресвятой Богородицы с приделом в трапезе во имя Св. Иоанна Предтечи и каменной шатровой колокольней. Храм этот сломан лишь в 1852 году.

3) Иеромонах Карион упоминается под 1703 и 1714 годом в подписи на Евангелии напрестольном.

4) Иеромонах Софроний упоминается под 1722 годом.

В) Настоятели третьего периода (1764 – 1862)

Строители3130

1) Игумен Гавриил поступил в 1764 году; за разные проступки в 1765 году лишен по суду игуменского сана и назначен на жительство в Сумской монастырь.

2) С августа месяца 1764 года управлял Коренной Пустынью в звании «Начальника обители» Курского Знаменского монастыря иеромонах Иоиль Фалькевич.

3) Игумен Исайя, по прозванию Илляшевич, родом из Харькова, сын священника Михайло-Архангельской церкви, что в слободе Борисовке ( Хотмыжского уезда); пострижен в монашество в Белгородском Архиерейском доме преосвященным Иоасафом Горленко; проходил в том же доме порядки и послушания: житейного, ключника, ризничего и казначея, а в 1758 году посвящен в Игумена в Карповскую Троицкую Пустынь, по упразднении коей (в 1764 году) указом от 8 апреля 1765 года назначен Настоятелем Коренной Пустыни, а в 1770 году 13-го сентября месяца, по указу Преосвященного Самуила Епископа Белградского перемещен Настоятелем же в Белгородский Николаевский монастырь.

4) Строитель иеромонах Стефан из Белоградского Николаевского монастыря, определён в сию должность по указу Преосвященного Самуила Епископа Белоградского от 10 сентября 1770 года; 15 октября того же года был назначен временно управлять Курским Знаменским монастырём, по случаю избрания и посвящения настоятеля оного, Архимандрита Иова в сан Епископа Переяславского. Был присутствующим в Белгородской Духовной консистории (вероятно по званию эконома Белоградского Архиерейского дома).

5) Игумен Афанасий Илляшевич упоминается с октября 1772 года, по октябрь 1774 года. Родитель о. Игумена Исаии, последний из Настоятелей упразднённого Коренного Никольского ратского монастыря (в Белгородском уезде).

6) Строитель иеромонах Александр из казначеев и ризничих Белгородского Архиерейского дома, упоминается с 1774 no 1775 (декабрь) в звании строителя сей Пустыни, был вместе и экономом Белгородского Архиерейского дома при Преосвященном Аггее и присутствующим в Белгородской духовной консистории.

7) Строитель иеромонах Лаврентий Карпинский с 1775 по 1778 год, перемещен настоятелем в Горохватскую Рождественскую Богородицкую Пустынь.

8) Строитель иеромонах Константин с 1788 по 1780 год, переведен из строителей Богородицкого Знаменского монастыря, указом Преосвященного Аггея от 1-го ноября 1778 года.

9) Строитель иеромонах Авдий Туранский с 1780 по 1792 год, из духовного звания. Обучался в Харьковском коллегиуме, пострижен в монашество в Харьковском же Покровском училищном монастыре и оставшись в коллегиуме обучал в оном латинскому языку, грамматике, пиитике, риторике, философии и богословию; а в прибавочных классах: немецкому языку, истории, географии и арифметике по 1778 год, а с 1778 года, по резолюции Преосвященного Аггея, находился в том же Харьковском коллегиуме учителем низшего грамматического класса и по воскресным дням после ранней обедни преподавал «Инструкции на катехизис», Московского и Калужского Архиепископа Платона. В 1760 году назначен настоятелем в Коренную Пустынь; в 1783 сделан присутствующим в Курском Духовном правлении; в сентябре 1791 года префектом Курского Духовного училища, а в 1792 году перемещен из Коренной Пустыни Настоятелем в Обоянский Знаменский Монастырь; оттуда Игуменом в Молченской Печерский, а в 1796 году 17 февраля произведен в Архимандрита и назначен Настоятелем Преображенского Острожского монастыря и ректором Волынской семинарии; скончался 23 сентября 1807 года.

10) Строитель иеромонах Иларий 1792 по 1795 год, назначен в следствие указа Святейшего Правительствующего Синода к Преосвященному Феофану епископу Тамбовскому, о высылке из Саровской общежительной пустыни иеромонаха в Курскую Коренную пустынь, для заведения в оной общежительных порядков. По ведомостям значится из Великороссиян духовного звания, пострижен в монашество в Астраханском Спасском монастыре в 1758 году, был в Астраханском Архиерейском доме ризничим, экономом и духовником, и наконец определен там же строителем, Покровского монастыря, откуда по собственному желанию перемещен Тамбовской Епархии в Саровскую общежительную пустынь; а в 1792 году 20 октября по указу Святейшего Синода назначен строителем в Коренную пустынь, откуда в конце 1795 года, согласно его собственному прошению, уволен Преосвященным Феоктистом обратно в Саровскую пустынь.

11) Иеромонах Софроний, до назначения нового Настоятеля управлял Коренной пустынью, с званием «начальника обители». По ведомости 1797 года, о. Софроний из Великороссиан купеческого звания; поступил первоначально в Ростовский Яковлевский Монастырь, где и пострижен в монашество Архимандритом Феоктистом, (в последствии Архиепископ Белгородский) в 1772 году, посвящен в иеромонахи в 1774 году, и был при строении Яковлевского монастыря, в том же году переведен в Ставропигиальный Симонов монастырь, в 1779 в Курский Знаменский монастырь, где был казначеем по 1781 год, отсюда в Ставропигиальный Воскресенский монастырь, где был ризничим по 1786 год, а потом наместником по 1793 год, а в сем году, по желанию его переведен в Коренную Пустынь, в которой исправлял казначейскую должность, по 1795 год, а с этого года, за увольнением о. строителя Илария в Саровскую Пустынь, а до назначения нового Настоятеля управлял сею обителью в звании Начальника оной.

12) Игумен Макарий Каменецкий, с 1799 по 1815 год. Отец Макарий по справедливости должен занять самое почетное место в ряду настоятелей Коренной Пустыни, как наиболее (разумеем с наибольшим успехом) потрудившийся в её пользу, почему и более других имеет право на её благодарную память и признательность.

Родом из Великороссийских дворян, по фамилии Каменецкий; до пострижения в монашество находился в разных монастырях и послушаниях: с 1766 – по 1770 в Киево-Печорской Лавре, с 1770 по 1773 в Коренной Пустыне, с 1773 по 1780 в Саровской общежительной Пустыне, с І780 по 1787 в Ставропигиальном Воскресенском Новый Иерусалим именуемом монастыре, во время управления оным Преосвященного Епископа Сильвестра; с 1787 по 1792 в Ставропигиальном Новоспасском монастыре, с 1792 по 19 апреля 1793 в Святотроицкой Александроневской Лавре (бывшей тогда ещё монастырём) послушником же и в почтенных послушаниях и знатных доверенностях. 19 апреля 1793 года в св. пятидесятницу пострижен в монашество Высокопреосвященным Гавриилом Митрополитом Новгородским и С. Петербургским; 12 июня того же года он посвящён в иеродиакона, и 6 декабря в иеромонахи и с февраля месяца этого года (1793) до февраля 1799 года проходил послушание трапезатора, то есть: «Был попечителем и распорядителем в довольствии Преосвященного и тоя Лавры Священно-Архимандрита и всей Лавры, а случайно и Императорского придворного штата, съестными и питейными припасами и имел наблюдение принадлежащей к тому экономии.»

Между тем в Святейшем Синоде «был трактован» к посылке начальником миссии в Северную Америку в Кадьяк в сане Архимандрита; но это не состоялось, ибо оказался желающий из Валаамского Спасопреображенского монастыря иеромонах Иоасаф. Потом Преосвященный Павел, Епископ Нижегородский приглашал о. Макария Архимандритом же в свою Епархию, но и от этого приглашения, он по смирению своему уклонился. Наконец, по просьбе Преосвященного Феоктиста Епископа Белгородского и Обоянскаго и по благословению своего покровителя Митрополита Гавриила в 1799 году, марта 23 числа он был определён настоятелем в Коренную Пустынь в звании строителя и оказал ей, как мы видели в историческом обозрении оной, многие и незабвенные услуги, своею постоянной заботливостью и прилежанием о её благоустройстве.

В том же 1799 году, во время священнодействия в первый день Петровского поста Преосвященный Феоктист наградил о. Макария набедренником. Потом тот же Преосвященный, ценя заслуги и способности о. Макария, три раза соглашал его принять сан Архимандрита: первый раз по смерти настоятеля Курского Знаменского монастыря Архимандрита Амвросия, во второй по кончине Софрониевой Пустыни Архимандрита Феодосия (+ 1802) и третий в 1804 году на место умершего настоятеля (Архимандритского сана) Рыльского Николаевского монастыря; но о. Макарий из усердия к Коренной Пустыни, желая окончить свою жизнь на месте ознаменованном особым благоволением Божией Матери в явлении Ея чудотворной иконы, смиренною просьбой уклонился от всех трёх приглашений, хотя о последних двух и было уже сделано представление Святейшему Синоду.

В 1806 году в бытность в Петербурге, по делам своей обители, о. Макарий, по представлению тогдашнего обер-прокурора князя A. Н. Голицына, по Высочайшему повелению посвящен в сан игумена той же пустыни, 25 февраля Митрополитом Амвросием «во уважение усердия и беспорочной его службы», как выражено в Синодском о сем указе. Скончался 16 августа 1815 года благоустроив во всех частях вверенную ему обитель и обеспечив на долго средства к поддержанию её благосостояния, испрошением дозволения продлить срок пребывания в Пустыне чудотворной иконы вместо прежних двух недель до 12 сентября, с правом пользоваться церковным сбором за все это время Коренной Пустыни безраздельно. Погребен 19 августа под папертью соборного храма.

Архимандриты

13) Палладий Белевцев с 1815 по 1818 год. Избран по кончине о. Макария из казначеев той же обители, братией и при том, как сказано в Консисторском указе, «единогласно». О. Палладий родом из дворян Курской же губернии по фамилии Белевцев, получил воспитание в инженерном корпусе, из коего, по окончании курса наук, поступил на службу в артиллерию. Чувствуя влечение к иноческой жизни, он скоро оставил военную службу и поступил на испытание себя в Коренную Пустынь, где и пострижен в монашество 15 апреля 1806 года игуменом Макарием, в том же году произведен во иеродиакона и иеромонаха и проходил в сем монастыре должность казначея и поверенного по значительным делам вне обители. По кончине о. Макария, по избранию братии сделан из казначеев настоятелем обители с возведением в сан Игумена, а в 1816 году посвящен в Архимандрита с оставлением в той же обители, по случаю учреждения в ней в этом году Архимандритского настоятельства.

В 1818 году переведён настоятелем же в Курский Знаменский монастырь, а в 1829 взят наместником в С.Петербургскую Александроневскую Лавру, где и скончался.

14) Макарий II (1818 – 1821) Архимандрит и кавалер Ордена Св. Анны 2 степени. Назначен в Коренную Пустынь из настоятелей заштатного Полоцкого монастыря (Могилевской губернии). Отец Макарий, по ведомостям значится из купеческого звания, Смоленской губернии, города Гжатска; пострижен в монашество в 1806, в Старообрядческом Покровском монастыре, Черниговской губернии иеромонахом Филаретом, а в 1815 году, Преосвященным Михаилом Епископом Черниговским, посвящен 15 апрель во иеродиакона, а 17 во иеромонахи в Петербурге на Ярославском подворье в домовой церкви и проходил экономскую должность; в 1816 году произведен в Архимандриты Могилевской епархии в полоцком Богоявленском монастыре, который восстановлен им, после французского разорения, на сумму отпущенную из комиссии училищ и был награждён за то орденом Св. Анны 2-й степени; и отсюда по известной Святейшему Синоду способности его к управлению монастырским общежительством и содержанию оного в назидательном устройстве, назначен настоятелем сей Пустыни. В мае месяце 1820 года, перемещен настоятелем же в Александросвирский монастырь, Олонецкой епархии.

15) Израиль (1820 – 1831) из духовного звания, уроженец Орловской губернии. В 1804 году рукоположен в диакона преосвященным Досифеем епископом Орловским и Севским, того же года сентября 11 был определён к Севскому кафедральному собору для исправления иподиаконской должности, которую и отправлял по 1810 год, а в сем году был вытребован в Александроневскую Лавру, где и постригся в монашество в 1811 году, в 1812 году назначен Митрополитом Амвросием в должность ризничего, а в 1813 посвящен в иеромонахи и принадлежал с 1814 года к соборному служению, награжден набедренником, а в 1820 году, февраля 25 дня, посвящен Митрополитом Михаилом во Архимандриты и назначен настоятелем сей Пустыни. В 1831 году марта 31 дня, перемещен настоятелем же в Николаевский Рыльский монастырь.

16) Паисий (1831 – 1841) из купеческого сословия, Черниговской губернии города Кролевца; в монашество пострижен в 1814 году в Глинской Богородицкой Пустыне; в том же году марта 12 рукоположен Преосвященным Феоктистом во иеродиаконы, а 14 во иеромонахи; проходил в Глинской Пустыне должности ризничего и казначея; в 1817 году определен строителем в Обоянский Знаменский монастырь; а в 1818 году посвящен в сан Игумена Преосвященным Владимиром «за устройство сего монастыря, приобретение значительного количества церковного имущества и введение в оном общежития». В 1831 году, 22 июля посвящен во Архимандриты и назначен настоятелем в Коренную Пустынь; в 1835 году получил от Преосвященного Илиодора признательность за отличное попечение и благоустройство вверенной ему обители и по его же представлению Всемилостивейше сопричислен к ордену Св. Анны 2-й степени. После о. Игумена Макария это был один из наиболее потрудившихся в пользу Коренной Пустыни её настоятелей. Нынешние величественные каменные крытые сходы ведущие от соборного храма к нижней церкви Живоносного Источника и стоящие до 800,000 руб. ассигнациями, навсегда останутся незабвенным памятником усердия о. Паисия к благоукрашению сей обители и вместе памятником его практической опытности в монастырском хозяйстве. Скончался 2 мая 1841 года, после трёхмесячной болезни, с напутствием Св. Христовых таин и погребен в сей же обители с боку устроенных им сходов3231.

17) Вениамин (1841 – 1844) из духовного звания, Волынской губернии, был на службе в Китайской Пекинской миссии, в октябре месяце 1845 года перемещен из Коренной Пустыни в Преображенский Посольский монастырь (Иркутской епархии), но при проезде через С. Петербург оставлен наместником в Александроневской Лавре, скончался же в Крыму, где в последнее время был настоятелем открытых там Преосвященным Иннокентием скитов.

18) Палладий II (1844 – 1853) родом из мещан, пострижен в монашество в Курском Знаменском монастыре в 1852 году. В том же году посвящен Преосвященным Илиодором 26 июля во иеродиакона, а в 1834 году 7 октября во иеромонаха; проходил в оном монастыре должности: ризничего, и казначея; в 1835 году награжден набедренником; в 1841 году назначен экономом Архиерейского дома; в 1843 году получил золотой наперстный крест, а в 1844, января 21 дня назначен настоятелем Коренной Пустыни с возведением в сан Архимандрита. Скончался в 1853 году и погребен в сей же обители. До назначения ему преемника управлял Коренной Пустынью эконом Архиерейского дома иеромонах Серафим.

19) Иоаким определен в сию Пустынь Указом Святейшего Синода 22 января 1854 года из настоятелей Владимирского Спасо-Евфимиевского монастыря, а в декабре месяце, того же года, уволен, согласно его прошению, на покой в Воронежскую епархию.

20) Серафим (1854 – 1862) из вдовых священников, Курской епархии; по окончании курса наук в Курской духовной семинарии, посвящен в священники Покровской церкви села Липовец (Обоянского уезда), в 1821 году; овдовев вступил, в число братства Коренной Пустыни, где и пострижен в монашество в 1838 году; 15 июля того же года избран в благочинные сей обители; в 1841 году переведен в Курский Знаменский монастырь (Архиерейский дом); 15 апреля того же года определён духовником для ставленников; 26 назначен для особых занятий по хозяйственной части с определением благочинным монастыря; 3 мая награжден набедренником; с 1841 года по 1843 год управлял Белгородским Свято-Троицким монастырем, по случаю вызова настоятеля оного в С. Петербург на чреду священнослужения. В 1843 исправлял должность эконома Архиерейского дома. В том же году 31 декабря посвящён в сан Архимандрита с присвоением ему лично настоятельской степени третьего класса, а в 1844 утвержден экономом Архиерейского дома. С 1845 года, состоя членом нескольких временных комитетов, заведовал разными постройками в Курском Знаменском монастыре (Архиерейском доме) и неоднократно получал признательность Преосвященного Илиодора за усердие и попечительность. В 1851 году Всемилостивейше сопричислен к ордену Св. Анны 3 степени. В 1853 году (26 ноября), по случаю кончины настоятеля Коренной Пустыни Архимандрита Палладия, было вверено ему управление оною с возложением на него попечения о постройке соборного храма, а в 1854 году 9 декабря о. Серафим определен настоятелем сей Пустыни и членом строительного комитета на постройке в ней соборного храма; в 1862 году в мае месяце перемещён настоятелем же в первоклассный Мелецкий монастырь Волынской епархии.

21) Ювеналий с 8 мая 1862 года. Отец Ювеналий по фамилии Половцев из дворян Псковской губернии; по окончании курса наук в артиллерийском училище, недолго находился в военной службе и по склонности к монашеской жизни, оставил се, в 1847 году, с чином подпоручика артиллерии; поступил на жительство в скит Св. Иоанна Предтечи Господня, находящийся при Козельской Введенской Оптиной Пустыни (Калужской епархии). Здесь постригся в монашество 29 апреля 1855 года; в следующем 1856 года 8 ноября посвящен во иеродиакона Преосвященным Григорием епископом Калужским и Боровским, а 11 июля 1857 года во иеромонахи; по указу Святейшего Синода от 22 октября того же года назначен членом Иерусалимской духовной миссии; а указом от 14 апреля 1861 года уволен из оной, согласно прошению, по болезни, с награждением за службу при миссии набедренником и наперсным крестом. По возвращении в Россию, 10 ноября 1861 года назначен настоятелем Глинской Богодицкой Пустыни (Курской епархии) с возведением в сан Игумена; а 8 мая 1862 года перемещён настоятелем же в Коренную Рождесгво-Богородицкую Пустынь, при чем согласно указу Святейшего Синода от 13 июля того же года, 15 августа возведен в сан Архимандрита в соборном храме Курского Знаменского монастыря Преосвященным Сергием Епископом Курским и Белоградским.

* * *

31

30 Примечание: настоятельство в обители с 1764 года и по 1800 год было строительское, как в заштатной; управляло же ею в начале несколько игуменов поступивших с сим званием из упразднённых монастырей, а с 1806 и по 1816, Игуменское; первый настоятель Игуменского сана был Макарий, возведенный в сей сан из настоятелей в 1806 году по Высочайшему повелению; вторым о. Палладий возведенный в 1816 году в сан архимандрита по случаю учреждения в сей обители архимандритского настоятельства.

32

31 До приезда нового Настоятеля в течении почти двух лет (1841–1843) управлял сей Пустынью Белгородского Николаевского монастыря строитель о. Иерофей.

VII. Монастырские угодия

А) Чем владел Монастырь до 1764 года

Надобно полагать, что Коренная Пустынь, будучи основана в том периоде, когда уже соборным уложением было воспрещено монастырям принимать населённые имения, в 1600 году получила от Царя Бориса Федоровича на свое содержание лишь одну поместную землю на которой вскоре образовались поселы; слободы: Долгая и Служня и деревни Тазово и Жерновец. Но сказать этого утвердительно не можем, ибо в древнейшей из уцелевших до нашего времени выписей «на вотчинную поместную землю» этой обители курского Семена Иванова сына Языкова с 1615 году, то есть, после разорения Коренной Пустыни, в 1611 году, Крымскими, Ногайскими и Казанскими Татарами, когда «вотчинная поместная земля» бывшей Коренной Пустыни, перешла в вотчину новопостроенного Курского Рождественского (ныне 3наменского) монастыря, в этой выписи уже упоминается: а) Пустошь, что была Слободка Служня, и Пустошь, что была слободка Долгая и, б) Две деревни; Тазово и Жерновец, как уцелевшие после разорения.

Следовательно верно лишь одно, что эти четыре посела существовали на вотчинной поместной земле Коренной Пустыни, до её разорения в 1611 году, а были ли они населены, после построения сей обители, или существовали прежде и были приданы в вотчину ей после построения, утвердительно сказать не можем, потому что в разорении Коренной Пустыни все её грамоты и выписи погорели, при том же (как видно из других актов) «и Курские старые книги, письма и меры Алексея Зиновьева с товарищи в 107 году в Московское разорение пропали».

Приведем несколько разновременных актов, знакомящих нас с состоянием бывших вотчинных владений Коренной Пустыни из того периода, в который она сама, будучи возобновлена после разорения, около 1618 года, числилась приписной к большому Курскому Рождественскому монастырю, основанному ея же иконами.

1) Выпись 125 года, письма и меры купца Ивана Васильева Волынского, на поместную землю, данная Курского монастыря строителю Тихону.

2) Дело о принадлежавшей издревле Коренной Пустыне на реке Рати земля, что завладел насильством Курчанин Тит Родин с товарищи, 101 четверть.

3) Выпись из описи Курского монастыря 1667 года.

I

Из выписи 125 года, июня в 12 день, писца Ивана Васильева Волынского, на поместную землю данной Курского монастыря строителю Тихону.

В Курском уезде в Обмяцком стану вотчина Пречистой Богородицы Курская, что был монастырь общий на реке на Тускори, а в монастыре церковь Рождества Пречистой Богородицы не освещена. На монастыре четыре кельи. В кельи старец Прохор, в кельи старец Иов Тебишев, да вкладчик поп вдовой Михайло, да вкладчик Кирсан Уколов, да вкладчик Сергей Константинов, да вкладчик Филипп Овчинин. Товож монастыря Пречистой Богородицы Курская вотчины деревня Жерновец на реке на Тускори, а в ней двор монастырский, да крестьян 10 дворов, да бобыльских дворов 13, да четыре двора пустых, запустели от татар и от Литовских людей воинствия. Пашни паханые добрые земли 2 четверти, да перелогу и дикого поля и дубровы пашенные 38 четвертей и обоего пашни и дикого поля 40 четвертей в поле, а в дву потомуж; сена по реке по Тускори и по дикому полю и по дуброве стоит 50 копен, лесу и пашенного по оврагам 1 ½ десятины, да товож Монастыря Пречистой Богородицы Курская в вотчине деревня Тазова на реке Тускори, а в ней крестьян 11 дворов, да бобылей дворов 20, да четыре двора пустых разоренных от войны от крымских и от литовских людей, пашни паханые добрые земли три четверти да перелога дикого и поля и дубровы пашенные 37 четвертей и обоего: пашни и дикого поля 40 четвертей в поле, а в дву потомуж, сена по реке по Тускори по дикому полю и дуброве 150 копен, лесу не пашенного по реке по Тускори и по оврагам десятина. Тогож монастыря Пречистой Богородицы Курская пустошь, что была слободка Долгая и слободка Служня на реке на Тускори восемь мест дворовых, пашни перелогом 10 четвертей и обоего перелогом и дикого ноля и дубровы добрые земли 20 четвертей, в поле, а в дву потомуж, сена по реке по Тускори и по дикому полю 40 копен, лесу непашенного меж поль по оврагам 1 ½ десятины. И всего Пречистой Богородицы Курская две деревни живущих, да пустошь, а в них двор Монастырский, да двор служек, да 20 дворов крестьянских, да 33 двора бобылей, а люди в них тож, да четыре двора пустых, да восемь мест дворовых; пашни паханые, добрые земли 5 четвертей; да перелогу и дикого поля и дубров пашенных 95 четвертей и обоего пашни и дикого поля 100 четвертей в поле, а в дву потомуж, а сошного письма с живущим а в пусте пол четверти сохи а платили с живущего с пяти четвертей. А мера той вотчинной земли Пречистой Богородицы Курская по обе стороны Тускори реки и по речке по Неполке на гору по правую сторону до уст ржавого и до верх ржавого по дуб кудрявый, а на нем грань, а от того дуба кудрявого к большой Кромской дороге, а тою дорогой до верх караульца, да вниз по караульцу к большому дубовцу; да тем же дубовцом речкой вниз до обметца озера круглова, а обметцом до реки до Тускори, да вверх по Тускори до устья Мощенского и за Тускорь устье Мощенского по реке Мощенки по левой плотине до верховья Мощенского, а от верховья Мощенского, до верх Сухоребрика , да от верховья Сухоребрика, да к Ратцу ниже лесков прямо и вверх по Ратцу до верховья, а с верховья Ратцова к Сетному верху прямож, и сетным верхом до верховья, а сверх сетного верха до верх Жерновца по Куковицкое озеро, и до реки до Тускори, да по реке по Тускори по правой стороне на гору от Куковицкого озера, бортной ухожии во всех в урочищах по лесам и по лугам, а в том бортном ухожьи знамя венец, да знамя другое две дуги, крест знамя третье, четвертое знамя крюк. Да в том же ухожьи бортном на усадищах слабодка Служня, да слободка Долгая пуст, да за рекой за Тускорью слободка Тазова, да слободка Жерновец, да река Тускорь от Куковицкого озера на гору до верховья и с упадыми речками с рекой Сновою и с малою Снавкою и со озеры и со озерки и с рыбною ловлею из береги и с бобровыми гоны и с хмелевыми болотцы и со всякими угодьями, что к тому бортному ухожью всяких угодий на реке на Тускори. Под деревнею под Жерновцем, озеро Куковицкое, да на Сновах озеро вступное 7 озерок и с иными с малыми с упалыми озерки рыбныя ловли и река Снова по их Монастырские земли.

II

В 130 году били челом Государю царю и Великому Князю Михаилу Фёдоровичу всея Руси из Курска Пречистые Богородицы Курские Игумен Аркадий с братией. Государева до жалованья дано к монастырю вотчины блаженные памяти при Государе царе и Великом Князе Федоре Ивановиче всея России и при Царе Борисе в Курском уезде, в Обмяцком стану деревня Тазова, деревня Жерновец, да слободка Служня, да слободка Долгая, на реке на Тускори, а в тех деревнях и слободках было монастырской и крестьянской пахотные земли 600 четвертей, а перелога и дикого поля не ведают сколько четвертей. Старые книги и прежние Государевы жалованные грамоты и выписи в войну утерялись. Да монастырской же вотчины было на реке на Рати, что завладел насильством Курчанин Тит Родин с товарищи 100 четвертей, а монастырь де и монастырские вотчины от крымских и от литовских людей разорен, всего осталось 5 человек живущих. А по государеву указу дозирал в Курску дозорщик Семён Языков, а после Семена Языкова Иван Волынский и написал тою монастырскую вотчину по сыску всего города Курска по старым местам, а по дозору в живущем а перелогом а дикого поли и средодубу в книгах и выписях в оклады прописали, потому что у них приправочных старых книг не было, а мерить им те земли не велено, а лес де за монастырём написали, а лес подшел под монастырь и под монастырскую вотчину и монастырских де слуг и крестьян и бобылей в тех лесех Курчени дети боярские бьют и грабят, а за ними те леса в книгах и в выписях не написаны, и владеют и грабят насильством и от того крестьяне их поместные бредут розно. Да дозорщики прописали на Рати Монастырской земли 100 четвертей, что ныне владеет Тит Родин с товарищи, а прежде сего до разорения был на том месте на реке на Рати двор монастырский и пахивали того монастыря землю на Монастырь, а в те де поры как были прежние дозорщики братьев и слуг имели мало, сказать было про тою монастырскую землю…….. некому, просить: «сыскать и по сыску ту монастырскую землю описать и изметить и написать в книги».

Сентября 13 дня.

И послана Государева грамота в Курск к дозорщику Константину Опухтину и подьячему Федору Кунакову и велено им сыскать, и во 130 году апреля в 1 день Курские дозорщики в поместном приказе отдали обыск и в обыску 73 человека, человеки сказали по крестном целовании, Курской Пречистой Богородицы про вотчинную землю про деревню Тазово, да про деревню Жерновец, да про слободку Служня, да про слободку Долгая . . . . То монастырская земля старинная, как и город стал, а на реке на Рати, что ныне владеет Тит Родин с товарищи, то они ведают, что исстари владели прежни Игумены Пречисгыя Богородицы Курская старцы: Васьян, да Давыд, да Серапион, приходя из пустыни рыбу лавливали и всякими угодьями владели, а сколько четвертей в даче на реке Рати, а то оне слышали что сто четвертей…….. И в сыску сказали: то монастырская земля, а усадница к той земли, что на прежде сего живали старцы Пречистой Богородицы Курская, на реке на Рати на Святом Городище и тем усадищем владеет и поставил деревню Курчанин сын боярский Григорий Наумов».

Прим.: Дело кончилось тем, что все прежние владения Курской пустыни и Святое Городище на реке Рати были утверждены за Курским монастырем Пречистой Богородицы.

III

Состояло монастырских вотчин по описи 1667 года

Богородицкого монастыря в вотчине во Обмяцком Стану деревня Жерновец, а в ней монастырский дворец, а в том дворце живет приказной старец Корнилий Машкин, да на том же дворце живет дворник Серешка Ферапонов; на том дворце келья, против ея клеть крыта соломой, гумно, на гумне овин да житница, две ямы ржи, сорок четвериков, сарай; на дворце три коровы, шесть телят, 30 овец; в той же деревни бобыльских дворов 36. В земли сеяной ржи монастырской три десятины. Деревня Тазова, а в ней монастырский дворец а в нем живет приказной старец Сергей Матюнин, да на том же дворце живет дворник Черкашенин Сенька с женою Катериной. На дворце изба крыта соломой, против ея пунька крыта соломой же, на дворе ж сарай гумно, на нем овин, на гумне житница, в яме 20 четвериков ржи, корова, четыре свиньи.

В той же деревне Тазове бобыльских дворы 44. Да в той же деревни сеяной монастырской ржи три десятины.

Товож Богородицкого монастыря в вотчине против деревни Долгой на реке на Тускори пруд, на нем два амбара, крыты соломой, в них три камени, да четыре ступы со всяким мельничным заводом; построена при бывшем Игумене Моисее.

Деревня Долгая, а в ней бобыльских дворов 27, в той же деревне Долгой монастырский дворец, на дворце изба, да сарай, да 8 волов; на мельнице шесть топоров, два долотца, два буравца. Да на дворце ж кузница, а в ней два меха, наковальня, двои клещи, два молота больших.

Слободка Служня, а в ней двор белого попа Флора Алексеева, да монастырские служки 13 дворов.

Товож Богородицкого монастыря в вотчине в Тускорском стану, слободка под святым колодцем, а в ней бобыльских дворов 11.

Товож Богородицкого монастыря в вотчине на Есенки слободка, а в той слободке монастырский дворец а на дворце изба, да две клетки крыты соломой, а на том дворце живет мельник Тимошка с женою Матренкою.

На колодезе Есенки пруд монастырский, на том пруде амбар, а в нем один жернов.

Да в той же слободке бобыльских дворов 15.

За монастырём же Пречистой Богородицы, Курская монастыря в вотчине в Курском уезде в Куряцком стану пустошь дикое поле на речке на Вабле и на колодязе березовце усадище к реке к Вабле и к колодезю Березовцу.

Б) Владения монастырские после 1764 года

В 1764 году при отобрании от монастыря вотчин, казначей бывшей коллеги экономии, под тем предлогом, что пустынь эта в описях значилась приписной к Курскому вотчинному монастырю, отобрал у неё все её старинные земли и угодья и даже издревле окружённые окопом. В это время отошли от монастыря не только такие его угодья, как древняя монастырская заповедная роща называемая Богородицкой, состоявший на 6 десятинах плодовый сад, пасека с 88 колодами пчёл, мельница на реке Тускори, но даже ревнители буквы, закона, овладели и некоторыми хозяйственными заведениями, находившиеся под самой монастырской оградой, как то: гостиными кельями, баней и несколькими избами.

I. Не взирая на то, что по усиленной просьбе бывшего настоятеля обители о. Игумена Исайи(1765 – 1770) еще в 1772 году последовал от государственной Коллегии Экономии указ, об отводе Коренной Пустыни 30 части из бывшей монастырской заповедной рощи, называемой издревле Богородицкою, состоящего при той роще сада, гостиных келий, избы и проч…..

Только в 1779 году 1 января, бывший тогда строитель иеромонах Константин принял, (как видно из его рапорта в Б. Д. Κ.), во владение монастыря часть бывшей своей собственности, а именно: а) Из состоящей близ оного монастыря казенной рощи, по способности к Монастырю, 30 часть несколько годного к строению, идучи в монастырь от большой московской дороги к передним св. вратам по правую сторону в длину 67 сажень, с обязательством употреблять на дрова лишь один валежник, а остальной лес сберечь на нужные по монастырю достройки.

б) Сад, который близ деревни Служни, в нем 225 яблонь , 56 груш , 30 дул , слив 4 , берез 14, осина 1, дубов 2; вокруг оного сада огорожена плетневка новая.

с) При оном монастыре у св. врат на каменном фундаменте гостиные кельи о девяти покоях, с боку сих келий кухня на каменных столбах соснового лесу, с деревянным очагом.

II. В 1794 году, в следствие прошения строителя иеромонаха Илария с братией, поданнаго бывшему Орловскому и Курскому генерал-губернатору генерал-поручику Беклешеву о возвращении монастырю монастырских земель и угодий «бывших во владении онаго, яко безвотчинного, и неведомо по каким обстоятельствам отобранных в казенное ведомство, бывшей Государственной Коллегии экономами» и об отводе от Курской Казенной Палаты оному монастырю временно места близкого к ярмарке, не более как до 4-х десятин и служащего единственно для украшения того монастыря, просимое место отведено, но с тем однако условием, чтобы имеющийся на том месте лес, был и числился казенным, а монастырю ростить его, беречь хозяйски, и иметь от оного себе какие можно выгоды.

III. В силу высочайшего указа даннаго правительствующему Сенату 18 декабря 1797 года Курской казенной палатой, отведено Коренной Пустыни из числа отобранных у нея в 1764 году земель и угодий:

а) Земли состоящей под дровяным ясеневым и кленовым лесом и лозовым кустарником по одной стороне реки, где монастырь, положа в число вышеупомянутой двоекратно возвращенные части, всего 34 десятины; б) Пониже монастыря на реке на Тускори мельница и с) На той же реке рыбная ловля. Но эти земли и угодья окончательно поступили во владение монастыря лишь в 1800 году. Эти прибавки тогда же утверждены Правительствующим Сенатом и тогда же уездным землемером Шошиным план с означением в нем земли, которою прежде владела Пустынь и земли вновь прибавленной, в числе 19 десятин, и был выдан от Курской Казенной Палаты в Пустынь для ведения ея владений.

Обитель начала на дарованной земле делать нужные ей постройки и ограждать свою собственность забором, как вдруг в мае месяце 1809 года, бывший тогда исправник Дмитрий Анненков, по приказанию Курского гражданского губернатора князя Димитрия Прозоровского, остановил сии постройки и принудил оныя снять. По жалобе, принесенной от монастыря на таковые притеснения, предписано было от губернского правления губернскому землемеру Кореневу вымерить монастырскую землю, как прежнюю, так и прибавочную. Землемер сей без депутата от духовной стороны, без поверенного от Пустыни и не давши знать монастырю о имеющем быть измерении монастырской земли, измерял оную с одними только Курскими купцами и нашел яко бы на ней излишних две десятины с саженями. Продолжена была жалоба на обиды, и Курское губернское правление указом от 8-го апреля 1810 года предписало Курскому Уездному суду отправиться на монастырскую землю с Губернским землемером Короневым, с членом Казенной палаты советником Боголюбовым, с депутатами от Духовной стороны и градской Думы и с поверенным от Пустыни для положения межи между землёю принадлежащей Коренной ярмарке и Пустыни. Губернский землемер Коренев, измерив землю монастырскую, нашел якобы ошибку в плане, составленном Уездным землемером Шошиным и выданном Пустыни от Курской казенной Палаты, и именно: на линии между монастырской и ярморочной землею ромб в 45 градусов тогда, как надлежало бы написать на той линии ромб в 40 ½ градусов, и на сем основании, без сличения плана монастырского с планом, имеющимся на Коренную ярмарку, без определения уездного Суда и без разрешения, какое нужно было бы испросить у Губернского Правления сам собою провел линию на земле, издавна находящейся во владении монастыря, поставил, в присутствии одних купцов, на оной столбы и уехал с ними в Курск. Уездный суд по сему случаю мая 30 дня 1810 года постановил свое заключение и представил на благоусмотрение Губернского Правления. Заключение суда было следующее: «Хотя при произведении Уездным Судом теперяшнего на месте вообще с г. Советником Боголюбовым, Губернским землемером Кореневым, Депутатами, с духовной стороны протоиреем Ганковым, от шестигласной Думы градским главою Гладким, и поверенным от монастыря, принадлежащей монастырю земли свидетельства и измерения, показуемого на плане, прежде учиненном губернским землемером, излишества во владении Игумена Макария с братией не оказалось, о чем он землемер сообщением известил с тем, что осталась монастырю настоящая принадлежность, и где границе между монастырем и ярмаркою следует быть, поставлены им из столбов признаки; однако же по свидетельству уездного суда вообще с г. советником Боголюбовым, депутатом С духовной стороны и поверенным от Монастыря открылось, что им Кореневым те столбы поставлены, 1-й на окопе с начала второго починного пункта, а еще за ним два столба совсем не на той линии, где Уездным судом с Г. Советником Боголюбовым, Землемером, Депутатами, поверенными и сторонними людьми чинено измерение и по сей, назначенной им Кореневым границе как в натуре явствует, во первых подвержены истреблению монастырские новое и старое строения, из коих о старом и спору со стороны Градской думы не происходит, во вторых стеснится проезжая мимо домиков, занимаемых г. г. гражданским Губернатором и Вице-губернатором, дорога так, что последний при оных близ монастырского сада маленький домик весь захватывает. Следовательно он Коренев излишество с одной стороны монастырскаго владения в натуре хотя и обнаруживает, но сколько именно десятин, или саженей, за показанием его в сообщении, что по исчислению его излишества не оказалось, суду неизвестно; измерения ж земли, Коренной ярмаркой занимаемой, для найдения параллельной линии он Коренев чинить не стал, и плана на оную от Градского Главы не представлено, а о измерении землемером Кореневым не против планов, при деле имеющихся, чинимом поверенный от Монастыря в поданном в Уездный Суд сведении объяснил разные опровержения, рассмотрение которых и удовлетворение к претензии Монастыря до Уездного суда не относится. Почему назначенной им Кореневым границы за настоящую утвердить нельзя. Следовательно и предписание Курского Губернского Правления относительно проложения вновь линии и обозначения оной окопом, в исполнение теперь привести не можно, а за сим и за отъездом как г. советника, так землемера и градского головы уже суду на месте быть надобности не предвидится, но возвратясь в Курск с прошением всего вышеописанного оному Губернскому Правлению донесть рапортом с испрошением в резолюцию указа, Господину же советнику Боголюбову и депутатам передать с сего Журнала за секретарскою скрепою копию.»

О таковом губернского землемера поступке представлено по означенному журналу от уездного суда на рассмотрение и по рапорту депутата с духовной стороны протоирея Ганкова сообщено из консистории от 13 июня 1810 года в Курское губернское правление, а от Преосвященного Феоктиста к Курскому гражданскому губернатору: но о последствиях по сему ни Преосвященнейший, ни консистория не уведомлены. 1811 года января 26 дня Его сиятельство, Святейшего правительствующего Синода Обер прокурор князь Александр Николаевич Голицын отношением за № 99 просил г. Курского гражданского губернатора князя Прозоровского, дабы он обратил внимание на обиды причиняемые монастырю; но ничего не сделано. Наконец смерть Преосвященнейшего Феоктиста и неусыпного попечителя Коренной пустыни игумена Макария прекратила дальнейшее ходатайство по сему делу и оно сделалось без дальнейшего донесения. Преемники благодетельного для монастыря игумена Макария не занялись сим делом и монастырь до сего дня не имеет того, что предоставлено ему по Высочайшему повелению, как вышесказано, в 18 день декабря 1797 года. Это очевидно из копии плана Коренной ярмарки, скопированного 7 июня 1785 года губернским землемером Василием Яковлевым, где границы владения Пустыни с западной стороны показаны косвенной линией, а пустынь ныне имеет на границе своих владений прямую линию, и чрез то не владеет землею, лежащей к западу до границ, назначенных для Коренной ярмарки.

А между тем в 4 день июня 1836 года воспоследовало Высочайшее повеление о наделении иноческих обителей из казённых дач такими участками земли, которые могли бы удобнее служить к устройству земледельческого хозяйства (примерно от 100 до 150 и более десятин), везде, где местные обстоятельства сие дозволить могут и чтобы нужный на построение хозяйственных заведений лес по мере возможности и удобности, также был отпускаем из ближайших казенных дач.

Многие из пустынных обителей уже успели воспользоваться этой Высочайшей милостью, но преемники о. Архимандрита Паисия не сделали этого. И таким образом Коренная Пустынь в отношении надела землями и угодьями находится сравнительно в худшем с другими пустынными обителями Курской епархии положении3332.

В Монастырской ризнице хранятся следующие акты и планы на монастырские владения. 1) Геометрический специальный план Коренного монастыря с облежащей его землей, которому по мнению Государственного Совета Высочайшим повелением утверждено в 30 день июля 1811 года, из прилежащих к оному казённых 126 десятин 1795 лесных пораслей отдав исключить из ведомства лесного правления. А дано всего 98 десятин 48 сажень. К числу 126 десятин 1795 сажень недостаёт 28 десятин 1747 сажень, а с прежними монастырскими владениями всего на лице 143 десятины 442 сажени.

Подлинное подписал и сочинял уездный землемер Т. С. Иван Шошин. С подлинного копировал Κ. К. П. экономический землемер Крыжановский, 1833 года, февраля 28 дня. 2) Дарственная запись данная в 22 день декабря 1837 года Курским купеческим братом Петром Гладким сему монастырю в том, что он Гладкой с Высочайшего разрешения в отношении Курской Духовной Консистории от 9 июля 1837 года изъясненного, предоставляет сему монастырю вечно и безвозвратно крепостное свое благоприобретенное дворовое место, состоящее города Курска во 2-й части в 18 квартале, под № 3, которое имеет в ширину 15, а в длину 47 квадрат. сажень.

При ней лист о вводе во владение этим местом с деревянным на каменном фундаменте домом и плодовитым садом настоятеля сей обители Архимандрита Паисия 24 января 1838 года. А также ситуация места и план расположения всех строений и фасада передней линии на улице Чикинской с натуры.

* * *

33

32 В текущем 1863 году, по ходатайству нынешнего Настоятеля обители о. Архимандрита Ювеналия, предназначено к отводу сей Обители 150 десятин пахотной земли ( в том числе 13 дес. мокрого луга) в Щигровском уезде ( в 57 верстах от Монастыря) из казённой оброчной Никольской статьи.

VIII. Крестный ход и Коренная ярмарка

Мы видели из исторического обозрения обители, что начало Крестного хода с чудотворной иконой Знамения Божией Матери из Курского Богородицкого монастыря в Коренную Пустынь, устное и письменное предание относит к 1618 году, то есть ко времени возрождения сей последней обители и освящения новопостроенного в ней храма; при чем срок пребывания иконы в Пустыне с течением времени постоянно увеличивался.

С 1618 по 1726 год икона оставалась в Пустыни, по своем перенесении туда в девятую (после пасхи) пятницу всего три дня.

С 1726 по 1765, в течении одной недели; а в этом году встречаем в актах обители просьбу настоятеля оной о. Игумена Исайи к Епископу Порфирию, о увеличении этого срока вместо одной на две недели, и есть некоторый повод полагать, что просьба эта была удовлетворена тогда же.

В 1767 году крестный ход с иконой, по указу Святейшего Синода, прекращен вовсе и возобновился снова лишь в 1791 году, по просьбе в Синод же Курских граждан, при чем дозволено оставлять икону в Пустыне в течении двух недель. А в 1806 году, по ходатайству тогдашнего настоятеля Коренной Пустыни о. Макария срок пребывания иконы в Пустыне указом Святейшего Синода продлен от 9 по Пасхе пятницы до 12 сентября; при чем все сборы, бывающие в это время от молебнов и свечной продажи предоставлены исключительно в пользу Коренной Пустыни.

В прошении поданном о. Макарием о продолжении сего срока поставлены на вид следующие побудительные причины: «что так как стечение народа на Коренную ярмарку год от году против прежнего времени умножается, то по таковому маловременному той св. иконы в Коренном монастыре пребыванию, всем желающим по обещаниям своим, пред оною на месте обретения ея, отправить акафист, молебны, водосвятия, и оных молебствий, благонамеренного удовольствия выполнить успеть никак не возможно, и тем паче, что сближается, а иногда и совсем прилучается время самое работное, сенокосное и жатвенное, почему и Коренной монастырь остается и многие усердствующие отходят без удовольствия.

Первое указание на порядок соблюдаемый издревле по перенесении иконы заключается в указе Белгородской Консистории, по случаю возобновления крестного хода в 1791 году: «Архимандрит Курского монастыря по древнему обыкновению должен с братией и всеми священно и церковнослужителями градскими при пении и звоне провожать из монастыря до Московских ворот, а оттуда назначаются Курского же монастыря 3 иеромонаха, которые должны быть оба в пути в ходу, на месте и в Коренной Пустыни иметь прилежное смотрение о целости оной. По принесении же св. иконы к Коренной Пустыни, строитель оной должен со всею своею братией встретить и с пением препровождать в самую большую церковь. По окончании же ярмарки должен он же строитель с подобающим пением провожать (икону) до назначенного места и отпустить оную с теми же тремя иеромонахами, а как св. икона на возвратном пути ночует в ямской слободе, то архимандрит Курского монастыря с братией и со всем священством при полном звоне должны встретить у Московских ворот и идти прямо в монастырь, поя молебен Пресвятой Богородице.»

Этот порядок в главных чертах соблюдается и ныне, но со времени перенесения Архиерейской кафедры в Курск (в 1830 году) торжественность крестного хода увеличилась тем участием, которое принимает в оном сам Владыко, как настоятель Курского Знаменского монастыря, служащего киотом сей местной святыне. С того же времени порядок соблюдаемый при ежегодном крестном ходе с св. иконой и все касающиеся до cero распоряжения, по утверждении их Преосвященным прописываются подробно в консисторском указе, посылаемом для сведения и руководства в оба монастыря. Накануне выноса иконы (т. е. накануне 9-й пятницы) во всех градских церквах в 6-ть часов по полудни, бывает всенощное бдение3433. В монастыре совершается оное самим Преосвященным с почетнейшим градским духовенством, при многочисленном стечении богомольцев.

В день выноса, в церквах города, ранняя литургия начинается в 5, а поздняя, в одном монастыре, в 8 часов по полуночи. Ее совершает Преосвященный с духовенством, участвовавшим во всенощном бдении, при собрании чиновников Курских присутственных мест, дворянства, градского общества и иногородцев. С началом этой литургии чудотворная Икона переносится в алтарь и поставляется на святом престоле, а духовенство города, с приличным облачением собирается в монастырь.

Преосвященный окончив литургию, износит чудотворную икону из алтаря на свое облачальное место, и передав её двум предстоящим Архимандритам, благословляет молебное пение Божией Матери. В это время духовенство становится в два ряда, протоиереи в церкви, а прочие вне ея, с северных дверей.

При пении, на молебне тропаря Богородице, Преосвященный приняв, обратно от Архимандритов чудотворную икону, несет ее из храма, в предшествии всего духовенства, животворящего креста и церковных хоругвей, при колокольном звоне во всех церквах, до красной городской площади, где осенив святой иконой народ и город, вручает ее начальнику губернии и губернскому предводителю дворянства, для дальнейшего несения к Московским городским воротам, до церкви Благовещенской. Здесь Преосвященный вторично осенив иконой народ, и передав её Архимандриту Коренной Пустыни, входит в Благовещенскую церковь; а Архимандрит, поставив святую икону в кивот, препровождает ее до Ямской слободы, со всем духовенством, при непрерывном пении Богородичных ирмосов причетниками и певчими из Курских граждан, попеременно, на расстоянии двух верст. Отсюда Архимандрит, поручив смотрение за сохранностью иконы двум иеромонахам своей обители, отправляется в Коренную пустынь для встречи там иконы, а городское духовенство возвращается в город.

От слободы ямской сопровождают святую икону, в том же порядке крестного хода, в каком несена была от Знаменского монастыря до Ямской, четыре уездные благочинные, ежегодно для сего назначаемые. Каждому из них, по пути шествия до Коренной, указана определенная дистанция, которую каждый благочинный проходит при иконе с 6-ю священниками, четырьмя дьяконами и 6-ю причетниками своего ведомства.

По приближении иконы к Коренной ярморочной площади, сретает оную Архимандрит Коренной пустыни; и, по принятии им св. образа, произносится, одним из иеродиаконов сугубая ектения с провозглашением Государю Императору и всей Августейшей Фамилии многолетия. За тем икона переносится в обитель, где остается до 12-го сентября.

12-е сентября есть день обратного перенесения чудотворного образа Богоматери из Коренной пустыни в Курский Знаменский монастырь. К этому дню народ из Курска, окольных селений и ближайших уездных городов стекается снова в пустынь в многочисленном количестве. Архимандрит пустыни, со старейшими монашествующими, совершив в оный день раннюю литургию, препровождает икону, с торжественным крестным ходом, подобным тому, каковым бывает при выносе иконы из Курска, за пределы обители до села Долгого. Здесь осенив святой иконой народ, и поставив ее в кивот для несения в Курск, возвращается, с своею братией, в обитель; а икону, от этого места, препровождают, до пригородной слободы Ямской, уездные благочинные, с духовенством ведомства каждого из них.

При внесении иконы в Ямскую, один из Курских Протоиереев, с 6-ю градскими Священниками, четырьмя Дьяконами и 6-ю причетниками с крестом и хоругвями, сретив ее, препровождает в приходскую церковь этой слободы, где отправляется всенощное бдение Богоматери, и Чудотворная Икона остается здесь на целую ночь, под сохранением трех иеромонахов Пустыни, которые, по всенощной, до полуночи, отправляют жителям слободы и сторонним пришельцам молебствие Богоматери.

На другой день, 13-го сентября, по отправлении в Слободской церкви местным духовенством, ранней Литургии в 5 часов, святая Икона в сопровождении протоиерея с духовенством переносится в Курскую Ахтырскую церковь, в коей Коренской Архимандрит, с священниками этой церкви, в 7-м часу утра совершает литургию, и отправив, за тем акафист Богоматери, препровождает Икону в предшествии всего градского духовенства, начальника губернии, чиновников присутственных мест дворянства, купечества, мещан и иногородных Богомольцев, при пении Богородичного канона и колокольном звоне во всех церквах города, в градский Воскресенский Собор. Здесь Преосвященный с несколькими протоиереями, сретив Чудотворный образ, вносит его в Собор и начинает позднюю Божественную литургию.

По окончании сей литургии, Чудотворная икона в сопутствии Преосвященного, духовенства и народного собрания, переносится в Знаменскую церковь Курского монастыря, где по возглашении сугубой ектении и многолетия Государю Императору и всей Августейшей Фамилии икона поставляется на обычное свое место в монастыре.

Со стороны гражданского начальства также предписывается соблюдать во время крестного хода от Курска до Коренной Пустыни и обратно установленный раз на всегда порядок или церемониал. Порядок же этот необходим тем более, что этот ход обыкновенно сопровождает несколько тысяч народа, стекающегося для поклонения Чудотворной иконе даже из отдаленных губерний, так что сопровождающие оную Икону богомольцы занимают по крайней мере пятиверстное пространство. Довольно сказать, что подобного стечения народа нельзя встретить не только в России, но и во всей Европе.

В 1860 году в этом ходе участвовало более 60,000 человек.

«Нельзя изобразить, пишет один из ежегодных участников этого события3528, с каким живым чувством веры, с каким сердечным умилением весь народ сопровождает Чудодейственный Образ Богоматери. Кроме внутренней преданности к святыне, каждый старается выразить её и внешним образом. По сему всякий бдительно заботится или участвовать в несении кивота, в коем помещается Святый образ, или, за множеством ревнующих о сем, хотя только коснуться его. Все предметы, употребляемые в крестном ходе, как то: большие фонари, наполненные горящими свечами, церковные хоругви, цеховые значки, и проч., несутся богомольцами с теплым усердием. Самое ненастье, не редко бывающее во время этого хода, нисколько не охлаждает их в трудах и не останавливает сопутствия иконе. Грамотные из них составляют из среды себя хоры, и под управлением причетников, во все продолжение шествия, поют, попеременно с церковнослужителями, канон Богоматери, стихиры и Богородичны, что придает шествию особенную торжественность, умиляющую самое жестокое сердце. Желать надобно, чтобы такое высокое чувство благочестия и пламенное усердие к вере всегда одушевляли православный Русский народ».

Церемониал соблюдаемый во время крестного хода следующий:

1) Полицейские жандармы на лошадях.

2) Взвод пикинеров, квартирующих в Курске кавалерийского Казанского Драгунского полка.

3) Часть богомольцев простого звания.

4) Хоругви и в средине оных два церковных фонаря с зажженными свечами, несут оные дьяконы.

5) Киот со списком явленной иконы, несут на носилках богомольцы, а по сторонам по одному унтер-офицеру пикинеру Казанского Драгунского полка.

6) Два больших фонаря с зажженными свечами, особенно устроенные для этой церемонии, на носилках несут богомольцы.

7) По обеим сторонам цеховые значки, несут их мастеровые, принадлежащие к тому цеху, а в середине несет купечество три креста.

8) Соборные певчие, а по сторонам их дьяконы несут хоругви.

9) Духовенство с несколькими сзади Архимандритами, в полном церковном облачении с иконами, евангелием и крестом; по сторонам их по одному унтер-офицеру, пикинеру Казанского Драгунского полка; по две хоругви и два больших фонаря с зажженными свечами, одинаковой величины с № 6-м; хоругви несут дьяконы, а фонари богомольцы.

10) Адьютант штаб-офицера корпуса жандармов.

11) Полицейские жандармы на лошадях.

12) Архиерейские певчие и по сторонам их цеховые значки, несут их мастеровые, принадлежащие к тому цеху, а по правой стороне, сзади их, состоящий по армии Курский полицмейстер на лошади.

13) Большой крест и Хоругви, несут дьяконы.

14) Военный Губернатор и губернский предводитель дворянства в парадных мундирах, несут явленную икону Знамения Пресвятой Богородицы, а над ней дьяконы держат рипиды.

15) Епископ в полном церковномъ облачении, а по сторонам его протодиаконы и дьяконы несут хоругви.

16) Чиновники города Курска в мундирах, их семейства, купечество и приезжие богомольцы из дворян, а по сторонам по одному унтер-офицеру пикинеру Казанского Драгунского полка.

15) Два фонаря с зажженными свечами, такие же, как и под № 6, несут богомольцы.

16) Две Хоругви, несут дьяконы.

17) Два церковных знамя, несут купцы города Курска.

18) Два фонаря с зажженными свечами, одинаковые с № 6, несут богомольцы.

19) Две Хоругви, несут дьяконы.

20) Два фонаря с зажженными свечами, такие же как под номером 6, несут также на носилках богомольцы, а по сторонам по одному унтер-офицеру, пикинеру Казанского Драгунского полка.

21) Два больших креста и шесть хоругвий, несет Курское купечество, а богомольцы несут на носилках устроенные две большие иконы, украшенные натуральными цветами.

22) Еще последние одиннадцатый и двенадцатый большие фонари с зажженными свечами одинаковые с номером 6, несут также богомольцы.

23) Две Хоругви и два значка, несут дьяконы и мастеровые и по сторонам по одному унтер-офицеру, пикинеру Казанского Драгунского полка.

24) Взвод пикинеров Казанского Драгунского полка.

25) Во всю процессию с обоих сторон укреплены на столбах веревки, у коих в некоторых местах стоят городовой полиции солдаты, чтоб народ не теснил шествие процессии.

Между тем у каждаго иногородного богомольца из простого звания имеется на плечах палочка с навязанным на ней в верху белым или другого цвета небольшим куском холстины; а у других видится на платочке маленький пук соломы, ветвь с дерева и тому подобное; этими знаками они обнаруживают себя своим товарищам, пришедшим с одного места, и по окончании крестного хода, каждая партия весьма легко и скоро сходится вместе.

Остается в заключение сказать несколько слов о Коренной ярмарке. Это одна из важнейших ярмарок в России, начинается обыкновенно в девятую пятницу после Пасхи и считается у купцов горячей ярмаркой, т.е. разыгрывающейся относительно капитального ярмарочного товара (мануфактурных произведений) в несколько дней.

Вообще же ярмарка продолжается дней 10, а с приездом и разъездом, даже более двух недель. Она обязана своим началом и существованием, большому стечению богомольцев в Коренную

Пустынь и бывает ежегодно в течении более 200 лет.

Следуя монастырскому преданию, начало ярмарки совпадает с началом крестного хода, а начало крестного хода, как было сказано выше, относится к 1618 году.

Ярмарка сперва продолжалась не более 3 дней, потом неделю, а потом две недели, сообразно тому, увеличивалось и пребывание в Коренной Пустыни Святой иконы: с 1618 по 1726 три дня, с 1726 по 1767 неделю, с 1791 по настоящее время две недели.

До 1764 года, Коренная ярмарка как заведенная на земле принадлежащей обители, находилась в ведении Курского Знаменского монастыря, но таможенные пошлины и питейные сборы шли в казну, как видно сие из челобитной, которую подавал в 1708 году Петру I «Курчанин посацкой человек Афанасий Одинцов». В этой челобитной между прочим говорится следующее: «Курского Богородицкого Знаменского монастыря в пустыне, которая расстоянием от Курска в 20 верстах, бывает богомолье и мирской съезд повсегодно вовремя Петрова поста на первой неделе, а Курские таможенные и кабацкие бурмистры ездят в те времена в тое пустынь для продажи вина и меду и сбора пошлинных денег, а того же богомолья и съезду и сбору Государевой денежной казны бывает по три дни, а сколько в той пустыне таможенных пошлин и питейной прибыли в сборе бывает и того сборщики имянно в книгах не пишут, знатно сборной Государевой денежной казной корыстаютца они бурмистры себе»3634. Одинцов просил, чтобы эти сборы отдали ему на откуп; вероятно с тех пор сборы эти и стали отдаваться на откуп с торгов и с наддачи; монастырь же лишь пользовался доходами поземельными и от отдачи в наем помещений жилых и под склад товаров. Так было до 1764 года, в котором ярмарочная площадь и со всеми бывшими на ней построенными от монастыря строениями поступила в казну. Настоятели восстановленной Коренной пустыни не раз просили возвратить её монастырю, но неуспешно. А в 1787 году при проезде Императрицы Екатерины II из Новороссии чрез Курск, Курское градское общество подало прошение об отдаче ему ярмарочного места с увольнением от платы поземельных денег на 20 лет.

В следствие чего в том же году последовал Высочайший указ на имя Курского наместника Зубова следующего содержания:

Господин правитель Курского наместничества Зубов! Чтоб строение гостиного двора для бывающей близ города Курска Коренной ярмарки по утвержденному от нас плану удобнее в действо произведено быть могло, повелеваем оное предоставить градскому обществу сего города с тем, чтобы они выстроили означенный двор гостиный каменный по плану и за то пользовались с лавок и других тут мест в течении 20-ти лет; имеющееся же там деревянное ветхое строение ни к какому употреблению не способное позволить им употребить на обжиг кирпича и другие при сем строении надобности.

На подлинном подписано собственною Ея Императорского Величества рукою тако: Екатерина июня 17 дня 1787 года в Орле.

В именном указе 1808 года июня 23 дня мы читаем: «Указом 1787 и 1800 годов предоставлен Курскому градскому обществу в течении 24-х лет доход с Коренной ярмарки в замен того, что оно должно выстроить гостиный двор; но общество представило, что оно доходами своими не может окончить и содержать потом это здание. Повелено: ярмарку отдать в управление и распоряжение Курского градского общества с тем, чтобы оно докончило это здание, пользуясь всеми доходами. Когда же окончится здание, то половину доходов отдавать казне; все расходы по ярмарке отнести на счет общества»3735.

Курская дума достроила гостиный двор и половину доходов с ярмарки до сих пор отдает в казну, а половина поступает в пользу города Курска. С 1812 по 1822 год казна получила с ярмарки 333,939 рублей, да за 1822 год 44,113 рублей. В 1854 году было получено по таксе, утвержденной местным губернским начальством, всего 29,652 рубля 31 коп. серебром, из которых 7,343 р. 82 ¼ коп. израсходованы на устройство ярмарки, (потому что на это время переезжает туда отделение почтовой конторы, часть пожарной полицейской команды; устраивается приличное помещение для приезда местных властей; из оставшейся за расходом суммы половина отправляется в уездное казначейство. В 1860 году собрано доходов: с лавок, балаганов, мест и проч. 38,320 рублей 99 ¼ к. серебром. Намерение перевести ярмарку в Курск, начавшееся с 1820 годов, снова возникло довольно сильно в сороковых и в начале пятидесятых годов. Возбудились споры. Защитники переводов предъявили желание купечества, письменно выраженное 163 лицами из 280 человек инородных купцов; объясняли, что Курск центральнее Коренной пустыни, по отношению к прочим малороссийским ярмаркам; указывали на выгоду для Курска. Сбудется ли относительно Коренной ярмарки предположение той или другой стороны, т. е. защитников оставления её на своем месте, или желающих перенесения её в Курск, где она протянется до тех пор пока не устроится железная дорога»3836, нам неизвестно, но позволим себе прибавить к этому очерку ярмарки несколько слов для верующих в несомненное участие Промысла Божия в делах человеческих. Не даром ярмарка эта возникла и существует более 200 лет под покровом обители. Она начинается и сопровождается молитвенным испрошением благословения Божией Матери, перед её Чудотворной Иконой, на месте её явления; уделяя в пользу Коренной Пустыни небольшую долю своей ярмарочной прибыли, благочестивое русское купечество и торговцы свидетельствуют тем свою признательность обители, которой эта ярмарка обязана существованием и в свою очередь поддерживают существование обители. Такое отношение торгующего на ярмарке купечества к Пустыне весьма понятно, как имеющее корень в религиозных чувствах русского народа, но желание выраженное частью местного Курского купечества о переводе ярмарки из Пустыни в Курск, из одних материальных расчётов, становится вовсе непонятным для историка обители, ибо он имеет перед своими глазами акт, которым тоже самое купечество в 1791 году ходатайствовало о восстановлени крестного хода, именно «для поддержания Коренной Пустыни». Хотим думать, что противное сему действие, было лишь временное увлечение части общества, материальными выгодами, в ущерб нравственно религиозной стороне дела, которая надеемся еще долго будет в соображениях большинства благочестивых Курских граждан занимать первое место; в памятование того, чем и сколько они обязаны благодетельному покрову Чудотворной Иконы Божией Матери и сколь дорого было сердцу их предков и отцов святое место её благодатного явления.

* * *

34

33 К проводу иконы и к крестному ходу, народ начинает стекаться в Курск с понедельника 9-й недели. Его собирается ко дню выноса, т. е. к 9-й, пятнице многочисленное количество разного звания, пола и возраста. Знаменский храм, где пребывает чудотворная икона, ежедневно, с утра до глубокой ночи, постоянно бывает наполнен народом и молебное пение пред Святой иконой совершается монашествующими непрерывно, дабы никто из усердствующих не остался без удовлетворения.

35

28 Смотри историческое описание Курского Знаменского первоклассного монастыря Протоиерея Иоанна Истомина стр. 93.

36

34 Из дел Курского Знаменского монастыря.

37

35 Перв. полн. собр. закон. рос. Империи. Т. XXX, № 23107.

38

36Смотри статью под заглавием: Коренная Ярмарка в художественном листке 1861 года № 18-й.

Источник: Составил И.Л. (Издание в пользу Св. Обители) Санкт-Петербург. В типографии М. Эттингера, 1865. От С.-Петербургского Комитета Духовной Цензуры печать позволяется. С.-Петербург. Апреля 9 дня, 1865 года. Цензор, Архимандрит Сергий