leonid kavelin maloyaroslavets

Содержание

Местоположение обители Основание монастыря Степень монастыря и его преимущества и число братии История Малоярословецкого Черноостровского монастыря Отдел I. От первых письменных сведений об обители в начале XVII века до упразднения её в 1775 году Отдел второй. От восстановления обители в начале текущего столетия до настоящего времени: период постепенного благоустройства и процветания оной (от 1800 по 1862) Два ответных письма Митрополита Иона 1 2 3. Письмо Преосвященного Евлампия 4. Письмо Преосвященного Филарета 5. Письмо Графини A. А. Орловой-Чесменской Церкви и прочие здания Прочие здания внутри монастыря Здания вне монастыря Библиотека Ризница Чем прежде владел и чем ныне владеет монастырь? Земли b) Садовое место c) Огороды Благотворители обители и средства ее A. В настоятельство о. Архимандрита Макария B. В настоятельство о. Игумена Антония: 12,568 руб. 4 коп. серебром С. В настоятельство о. Архимандрита Никодима 19,828 руб. сер. внесли в пользу обители сумму на поминовение из процентов. Настоятели А. Строители Б. Игумены Краткая летопись важнейших событий города Малоярославца Христианские мысли при освящении храма во имя св. Николая Чудотворца в Малоярославецком черноострожском монастыре, которое совершено 20 августа 1843 года; и при открытии памятника в городе Малоярославце, происходившем 29 октября 1844 года, в воспоминание избавления от неприятеля в 1812 году

Местоположение обители

Малоярославецкий Черноострожский (правильнее Черноостровский) Николаевский 3-го классный мужской монастырь находится в уездном городе Калужской губернии, Малоярославце; он расположен на высокой особой горе, которая окружена с трех сторон водяными рвами, рытвинами и оврагами и только с южной стороны соединяется ныне с городом, посредством Боровской дороги, проложенной по дну бывшего оврага; но с первого взгляда видно, что место, занимаемое монастырём, составляло в прежнее время особый остров; остров этот, поросший лесом, именовался Чёрным, почему и самый монастырь получил название Черноостровского, а по храму во имя Святителя Николая – Николаевского.

Подъезжая к городу по Боровской дороге, которая идёт по левой стороне реки Лужи, между двумя прекрасными рощами, открывается живописный вид на Малоярославец и его св. обитель. Самый город не представляет ничего особенного перед прочими уездными городами. Но река в отлогих берегах, яркая зелень ракит, вишневые сады, составляющие главную доходную статью и вместе украшение города, и в особенности величественный храм Николаевского монастыря, придают много красоты Малоярославцу, расположенному на горе, у подошвы которой, по широкой равнине, течёт Лужа, а в нее, в виду города, впадает небольшая речка Ярославка.

Вид на эту равнину с монастыря прекрасный и вообще интересный: с высокого крытого балкона бывших настоятельских келий, устроенного над стеной, видно все поле знаменитой битвы 12-го октября 1812 года, и балкон этот имел счастье служить царственным особам для обозрения этой исторической местности.

Так в 1826 году покойная вдовствующая Императрица Мария Федоровна, а в 1837 году наследник престола, ныне благополучно царствующий государь император Александр Николаевич, посетили Малоярославецкую обитель; почтив память убиенных на брани за веру и отечество воинов слушанием в монастырском храме панихиды, они входили потом на упомянутый балкон, откуда осматривали поле сражения и любовались живописными окрестностями.

Со времени проведения через Малоярославец Московско-Варшавского шоссе (в 1840 году) нередко знатные путешественники и даже чужестранцы посещают сию святую обитель для той же любознательной цели, и таким образом более и более утверждается её значение, как церковно-исторического памятника, значение, начавшееся по гениальной мысли её настоятеля, отца Архимандрита Макария, построением величественного Николаевского храма для напоминания в роды родов о одержали здесь русскими войсками победы побед, которая, по словам французского историка графа Сегюра: «положила конец завоеванию вселенной...» или, как гласит одна из надписей военного памятника, соделалась: «пределом нападения, началом бегства и гибели врагов».

Основание монастыря

Устное предание относит основание Малоярословецкого Николаевского монастыря к XIV столетию, приписывая оное удельным Князьям Оболенским1, отчизна которых – г. Оболенск (ныне село Оболенское Тарусского уезда) находится в 30 верстах от Малоярославца.

Легко могло статься, что нынешний Малоярославец (названный этим именем позже), находясь в столь близком расстоянии от Оболенска, входил в состав родового удела Князей Оболенских под каким либо другим именем, а следовательно нет ничего неправдоподобного и в том, что они по своему усердию построили в этом городке, если не монастырь, то церковь во имя Святителя Николая, тезоименного победе, в которой они принимали личное участие.

Для ближайшего исследования о основании Малоярословецкого Николаевского монастыря обратимся к истории города, в коем он существует доселе.

По мнению нашего историографа (Карамзина) нынешний Малоярославец получил свое название в честь Князя Ярослава Владимировича, сына Князя Владимира Андреевича Храброго, двоюродного брата Великого Князя Московского Димитрия Иоанновича Донского. Действительно в духовной грамоте сего последнего князя, писанной в 1410 году, между прочим читаем: «а благословил есмь сына Князя Ярослава, дал есмь ему Ярославль с Хотунью, с тамгою и с мыты, и с селы и з бортью и со всеми пошлинами»2. Заметим, что в этом акте нынешний Малоярославец является в первый раз в истории под именем Ярославля; в последующих годах того же столетия он именуется Ярославец, а в XVI столетии Ярославец малый в отличие от другого Ярославля великого, или точнее сказать старейшего, ибо в то время они уже оба вошли в число городов Московского Великого Княжения. Некоторые, основываясь на том, что в древних актах с 1381–1456 год упоминается г. Лужа, а потом как бы внезапно исчезает из них, уступая свое место Ярославцу, полагают, что в древности (до 1410 года) Ярославец назывался Лужею, но догадка эта несправедлива, ибо в той же самой духовной грамоте Владимира Андреевича, где упоминается Ярославль (Ярославец), назначенный в удел князю Ярославу, упоминается особо и Лужа, о которой говорится так: «А жоне своей Княгине Олене дал есмь ей Лужу и со всеми слободами и с волостьми и с околицами и с селы и з бортью, с тамгою и с мыты и с озеры и со всеми пошлинами, и что в Луже села за слугами и в слободах, и те села все Княгине моей: Козлов брод с бортью и с селы и с оброчники и со всеми пошлинами, Бадееву слободку; а слободы Лужевское и волости Княгине моей: Ловышева, Ярьцева слободка, Сосвовец, Турьи горы, Бубол, Вепрейка, Якимова слободка, Маковец, Сетунка, Терехова, Спиркова, Артемова слободка, Скомантова, Гриди Ярцева, Михалкова Степана Осипова, Дынка Мосолова, Гриди Федотова Лукина»3.

Из числа этих волостей в слободе некоторые сохранились и до нашего времени и значатся в числе сел и деревень Малоярославецкого уезда; таковы например селы Вепрея, Сепрун, Терехово, а другие, как например: Маковец и Бубол находятся в пограничных Тарусском и Боровском уезде. А из этого легко усмотреть, что г. Лужа, существовавши, как мы видели, одновременно с Ярославцем, находился неподалеку от него на той же речке Луже, от которой вероятно и заимствовал свое название, а в конце XV века он должен был уступить свое значение, как центрального города этой местности, Ярославцу4.

В последний раз г. Лужа упоминается по древним актам в духовной грамоте (писанной около 1452 года) княгини, инокини Евпраксии5, вдовствующей супруги князя Владимира Андреевича; из этой грамоты видно, что княгиня Евпраксия пережившая всех своих сыновей, при жизни своей, согласно завещанию мужа, оставалась владетельницей г. Лужи, а в этой грамоте распоряжается Лужевскими волостями, как своею собственностью: «а внука своего благословляю князя Василья Ярославича в Луже селы: Юрьевское з деревнями и з Деготским, Осеньевским, Аврамовским, Михалковым, Миседским, Сосновским и з деревнями и что с тем селом потягло».

Далее княгиня упоминает, что на её «вотчинки Луже» состоит долгу 500 рублей «и Господин мой Князь Великий (Василий Васильевич) вотчиньку мою Лужу взял, а дал внуку моему, а долг мой взялся заплатить; и внук мой князь Василий (Ярославич) лужевского долгу заплатил 100 рублев, а за ним ея остало 400 рублев; и господин мой князь Великий Василий Васильевич пожаловал бы взял то серебро на внуке моем на князе на Василие, да дал бы то серебро снохам моим, и снохи мои должником заплатят, а с мой души сведут»6. Надобно полагать, что и Ярославец также перешел к Василию Ярославичу по наследству от отца его князя Ярослава Владимировича, скончавшегося еще в 1426 году, и, вероятно по тогдашней незначительности своей, не упоминается отдельно в договорной грамоте этого князя с Великим Князем Василием Васильевичем, писанной около 1448 года, где говорится лишь об одной Луже: «а што удел деда моего Княж Володимиров Андреевича Серпухов с волостьми, Боровск с волостьми, Лужа с волостьми, Хитун с волостьми и того ти Господин Князь Великий, всего подо мною блюсти и боронити, а не обидети ни вступитися, и твоим детем и под моими детьми»7.

Но согласие Великого Князя Василия Васильевича с его шурином Князем Василием Ярославичем8 продолжалось недолго: в 1456 году Великий Князь, по подозрению, лишил князя Василия всех уделов и сослал на заточение в Углич, где он и умер в 1464 году, а сын его князь Иван Васильевич бежал от смерти в Литву и изгнанником умер на чужбине, с ним и весь род Владимира Андреевича Храброго исчез с лица земли Русской.

Часть владений Василия Ярославича была передана Великим князем оставшемуся ему верным до самой смерти Верейскому Князю Михаилу Андреевичу, брат которого, князь Можайский Иван Андреевич, также подвергся опале Великого Князя и в 1451 году бежал в Литву. А Михаил Андреевич, поссорясь в последствии с своим сыном Василием (который, не желая покорствовать Великому князю, бежал тоже в Литву), лишил его наследства и духовным завещанием 1486 года предоставил все свои владения, и в том числе Ярославец, «своему Господину и Государю и Великому Князю Ивану Васильевичу». Замечательно, что, сделав сие завещание, князь Михаил Андреевич вскоре на третьей неделе после Пасхи скончался и погребен в Боровском Пафнутьевом монастыре. В этом завещании Ярославец упоминается во второй раз и уже более определённо, то есть9, именуется не Ярославлем, а Ярославцем.

В 1481 году последовало нашествие на Россию хана Ахмата: путь его к Москве лежал через нынешнюю Калужскую губернию. Сведав, что берега Оки сторожат полки Русские, хан повернул к границам литовским; обходя Оку и прошедши через нынешние уезды Лихвинский, Перемышльский и южную часть Мединского, он имел намерение перейти здесь Угру. Но Русские успели отразить передовой отряд татар, пытавшихся переправиться через Оку реку; 8-го октября пришли главные силы хана и, как саранча, покрыли весь правый берег Угры. Главные же силы Московские, под предводительством самого Великого Князя, стояли в Кременце на берегу реки Лужи10. Начались было переговоры о мире, по предлагаемые ханом условия далеко не соответствовали чести московского Великого Князя. Переговоры кончились; Иоанн, одушевленный посланием Архиепископа Вассиана и Игумена Паисия, исполнился веселья и мужества, стал готовиться к битве11. Прошло еще около двух недель; обе рати стояли в бездействии, отделенные одна от другой рекой. Хан сделал было попытку переправить свою отборную конницу через Оку у Опакова городка, но посланный отряд был отбит. Между тем река начала покрываться льдом; тогда Великий Князь, не надеясь долее удержать татар за Угрою, приказал сторожевым полкам отступить к Кременцу, откуда перенес свою главную квартиру в Боровск, намереваясь дать хану сражение на равнинах, окружающих этот город.

Этим движением русских войск были совершенно открыты для грабежа татарского уезды Калужский и Малоярославецкий, и надобно полагать, что татары не преминули сим воспользоваться. Вероятно и древний г. Лужа был разорен в это время; по крайней мере с этих пор он по упоминается более в летописях и исторических актах, уступив свое значение, как центрального города этой местности, Ярославцу. Конец этого нашествия известен. Русские войска, не поняв цели отступления с берегов Угры, бежали в беспорядке; в свою очередь и татары, полагая, что их заманивают лишь этим передвижением в искусно приготовленные сети, также бежали, объятые ужасом, но никем не гонимые и не преследуемые. Такое стечение обстоятельств и заставило наших летописцев видеть в этом событии лишь руку Божью, помощь свыше; «и могу», говорит один из них (летописец казанский), «нарещи ту реку (Угру) пояс самыя Пречистыя Богородицы, аки твердо от поганых защищающу Русскую землю».

Упомянутая выше духовная грамота Верейского князя Михаила Андреевича особенно важна потому, что она приводит нас прямо к цели нашего изыскания: разумею Малоярославецкий монастырь во имя Святителя Николая.

Назначая, по тогдашнему обыкновению, для поминовения по душе своей в разные монастыри и церкви, села и деревни, князь Михаил Андреевич упоминает о следующих современных ему церквах своего удельного города Ярославца: «А в Ярославци к Арханилу (Михаилу) к Соборной Церкви Протопопу и священникам даю свою деревню Шубинскую, да Костинскую деревню, да мельницю свою в Ярославце, да пошлины: померное, да роговое, да искунное, да венци новоженые; а держать ту мельницю и те пошлины Протопоп с братьею по моей грамоте жаловальной. Да в Ярославце ж даю к Николе деревню Раменсково; а к Спасу деревню Тураевскую; а к Пречистой Окуловскую деревню Солопова; а к Ивану Святому (Предтечи) Усищову деревню; а даю те деревни со всем, что к ней потягло. А что если дал к святому Георгию в Ярославце ж при своём животе деревню Прынсаковскую со всем, что к ней потягло: ино та деревня святому Георгию и есть»12.

Из этого видно, 1) Что в Ярославце в 1486 году было пять церквей, в том числе одна соборная, 2) Что под названием Николы надобно разуметь именно церковь нынешнего Николаевского монастыря, в чем удостоверяет между прочим и самое название приданной ей деревни Раменсково, которая в актах XVII столетия именуется пустошью Раменскою, запустевшей от крымских разорений.

И хотя по образу выражений этой грамоты о существовавших монастырях, например «к святому Спасу в Ондроников на Москве» и нельзя утвердительно сказать, что выражение к Николе относится к церкви, a не к монастырю, но первое по смыслу речи кажется вероятнее, ибо говорится сперва о соборной церкви, а далее о приходских, и если бы в то время существовал монастырь, то по ходу речи пришлось бы сделать о сем оговорку: «к Николе в монастырь». Таким образом мы останавливаемся на более вероятном предположении, что Николаевский монастырь основался позже, а именно в ХVI столетии, уже по присоединении Ярославца к Великому Княжению Московскому.

Дальнейшая история города малоизвестна: знаем лишь, что Великий Князь Василий Иванович отдавал его в кормленье выходцам из Литвы: сперва Князю Михаилу Львовичу Глинскому в 1507 году, а потом Князю Федору Михайловичу Мстиславскому в 1526 году; в 1563 году царь Иван Васильевич Грозный включил Ярославец с Суходровью в число городов учреждённой им тогда Опричины. Известно, что потом он неоднократно посещал города и свои дворцовые села в тех городах, следовательно был и в Ярославце. Из путешествий его в эту сторону записаны в летописях два, 1563-го и 1566 годов. Царь Федор Иоаннович дважды ездил на богомолье в Пафнутьев монастырь, в 1592 и 1593 годах, а Царь Борис Федорович Годунов в 1599 году.

Из числа неприятельских нашествий на этот край в XVI столетии особенно памятно нашествие крымского хана Девлет-Гирея в 1571 году. Его вели на Москву изменники, в том числе два брата калужанина Ждан и Иван Юденковы13. Воеводы царские спешили занять берега Оки; но не успели. Хан обошёл их путём, не удавшимся за сто лет тому назад Ахмату: переправился через Угру, в нынешнем Калужском уезде, подступил к неготовой дать отпор Москве, и сжёг её.

На пути к Москве и обратно Крымцы опустошили большую часть тогдашней Русской Украйны. Особенно свирепствовал тогда, помогая им, русский разбойник Кудеяр Ратишенков, белевский уроженец14, память о котором до сих пор ещё жива в народных преданиях поселян Калужской и сопредельных ей уездов Тульской губернии15. Можно с достаточной вероятностью предположить, что во время этого нашествия Николаевский монастырь уже существовал, ибо основание большей части, как ныне существующих, так и упраздненных монастырей Калужской губернии, по самым тщательным исследованием, относится к XVI столетию. Как бы ни было, а в одном из монастырских актов (столбцов) XVII столетия вспоминается о опустошении в это нашествие старой монастырской вотчины, приданной, как мы видели, к церкви Св. Николая еще Князем Михаилом Андреевичем Верейским Ярославецким, по духовному завещанию в 1486 году, деревни Раменской.

В книгах письма и окладу жилых данных (т. е. таких, которые платят с своих земель дань – оброк) церквей досмотру и межевания церковных земель Ярославца-Малого и уезда, Михайла Павлова 161/1653 и 162/1654 годов, между прочим написано: «Да к тому же (Николаевскому) монастырю пустошка Раменская …, а пашенная земля (той пустоши) лесом поросла большим »от Царева приходу Крымскова, как Москву жег». Уцелел ли в это время город и монастырь, как полагаем, тогда уже существовавший, неизвестно. Первое же письменное известие о сей обители относится лишь к первой четверти XVII столетия, из которого также можно заключить, что она существовала до литовского разорения, а следственно была основана, как и мы полагаем, в XVI столетии и притом легко может статься, что основателем её или первым ктитором, согласно местному преданию, был кто-либо из князей Оболенских, которые в царствование Иоанна IV Грозного ещё владели своей вотчиной, городом Оболенском, и пользовались некоторым значением за свои службы.

* * *

1

Родоначальником Князей Оболенских был внук Св. Князя Михаила Черниговского (убитого мученически в Орде в 1246 году), Князь Юрий Михайлович Тарусский; а его внук, Князь Константин Иванович Оболенский был (как упоминается в летописях под 1368 годом) убит во время нашествия на Россию литовского князя Ольгерда. Сыновья его, Князя Константина Ивановича: Иван и Симеон Константиновичи Оболенские, как присяжники Великого Князя Московского Дмитрия Иоанновича Донского, участвовали с своими дружинами в его походе на Тверь в 1376 году; а в 1380 г. и в знаменитой Куликовской битве, находясь в сторожевом полку.

2

Собр. Госуд. гр. и договоров T. I, № 40, стр. 75.

3

Собр. Госуд. Гр. И договоров. T. I, № 40, стр. 76.

4

В деревне Панской, в 8 верстах от города вверх по реке Луже, находится древнее городище, имеющее 12 саж. высоты над рекой, с остатком больших ворот в земляном валу. Имение это получено в вотчину прапрадедом нынешнего его владельца г. Кудрявцева. Не здесь ли надобно искать остатков древней Лужи?

5

Княгиня Елена, в монашестве Евпраксия, была дочь Ольгерда, Великого Князя Литовского, а внучка её Марья Ярославна была в супружестве за Великим Князем Василием Васильевичем.

6

См. Собр. гр. и догов., T. I, № 82, стр. 191 и 192.

7

Там же номер 71 и 72, стр. 156–162.

8

Великий Князь был женат на его сестре Марии Ярославовне.

9

См. Собр. Госуд. гр. и догов., T. I, № 121, стр. 299.

10

Ныне село Кременское в Медынском уезде.

11

Кар. И. Г. P. VI, стр. 99

12

См. Собр. гр. и догов., T. I, № 121, стр. 300.

Из сел Ярославецких в другие монастыри Михаил Андреевич завещал: «К Живоначальной Троице в Сергиев монастырь село Ивановское с деревнями; а к Пречистой в Пафнутьев монастырь даю свое сельце Кукеповское с деревнями в Ярославецком уезде с хлебом и с серебром, и со всем, что к тому сельцю и к деревням из старины потягло.»

13

Kap. И. Г. P., T. IX, стр. 105, пр. 52.

14

Кар. И. Г. P., T. IX, пр. 336.

15

Поселяне старые городища называют: Кудеяровыми выходами, в которых, по мнению их, таятся клады, положенные этим разбойником. В Белевском уезде есть даже деревня Кудеяровка.

Степень монастыря и его преимущества и число братии

Малоярославецкий монастырь со времени первых письменных о нем сведений принадлежал к Патриаршей, а потом Синодальной области. В 1764 году он оставлен в числе 7-ми заштатных монастырей Крутицкой Епархии, состоящих на своем содержании с настоятельством строительским; числившиеся за ним по росписи 1742 года 7 душ крестьян поступили тогда же в ведомство Коллегии Экономии. В 1775 году обитель эта была по бедности упразднена; в 1800 году по открытии Калужской Епархии восстановлена усердием частного лица по ходатайству Преосвященного Феофилакта; а в 1817 году 27-го сентября по Именному Высочайшему Указу перечислена из заштатных в штатные, с возведением в 3 класс на место упраздненного Крестовоздвиженского монастыря. Ныне в ней Настоятельство Архимандритское. Братии в монастыре числится: настоятель Архимандрит 1, иеромонахов штатных 5, сверх штатных 4, иеродиаконов 4, дьякон 1, монахов мантейных 3, рясофорных 2, послушников указных 5 и живущих на испытании 15; всего братии 40 человек, живут по общежительному уставу, то есть, пища общая, одежда одинаковая получается от обители. Штатных служителей положенное по штату число 9-ть.

История Малоярословецкого Черноостровского монастыря

Для удобства обозрения разделим её на два отдела: а) от первых письменных сведений о обители в начале XVII века до её упразднения в 1775 году, и б) от восстановления обители в 1800 году до настоящего времени.

Отдел I. От первых письменных сведений об обители в начале XVII века до упразднения её в 1775 году

Первые письменные сведения об Николаевском Черноостровском монастыре относятся к началу ΧVII века, и заключаются в выписи из переписных книг 1621 года Ильи Чемесова, в коих сказано: «Ярославце Малом на посаде монастырь, а в нем церковь Николы Чудотворца

ветха, стоит без пения запустела отъ 7118 (1610) года». Спустя слишком 20 лет в переписных книгах Михаила Павлова 1653 и 1654 годов о бывшем монастыре повторяется почти тоже самое сведение: «Ярославце малом была церковь Николы Чудотворца на острову черный монастырь и та церковь запустела от разорения.» Но древние монастырские акты показывают, что к 1659 году Николаевская церковь уже была возобновлена, монастырь возрожден, братство собрано и в главе его стоял старец Ипатий.

По ходатайству этого Старца последовало из Патриаршего Приказа (который тогда был причислен к Приказу Большого Дворца) Царская грамота на имя Патриаршего малоярословецкого десятинника Семена Иванова, в которой изъяснено: «в 167 (1659) году марта в 10-й день по Указу Великого Государя отдана из Патриаршего казенного Приказа (состоящая) в Боровской десятине церковная земля Николы Чудотворца в Ярославце Малом, что на острову черный монастырь; да того ж монастыря пустошь Раменская, да пустошь Шубинская, да пустошь Горелкина, да церкви Успения Пречистыя Богородицы дворовая и огородная земля, да той же церкви пустошь Солоповская, да пустошь Шадуевская, что на реке Луже, которыми владели Степан, да Мирон Меньшовы дети Батурина, Ярославца Малого пустыни Николы Чудотворца, что на острову на оброк Строителю Старцу Ипатею с братией и на нынешний на 167 год оброчные и пошлинные деньги в патриаршую казну на нем строителе взять.» «И велено ему десятиннику как придет к нему эта Царская грамота, чтобы он сам и кто по нем будет иные десятильники и старосты поповские, Ярославца Малого в пустыню Николы Чудотворца, что на острову чёрной монастырь, не въезжать и тех церковных земель и пустошей, которые в сей нашего Великого государя грамоте выше сего имяны писаны на оброк не отдавать и оброчных и пошлинных денег никакого не имать и никаких на строителей с братией тех оброчных денег не править, а велено ему Строителю Старцу Ипатею с братией оброчные и пошлинные деньги с тех церковных земель и пустошей по нашему Великого Государя Указу платить на Москве в Патриаршем казенном Приказе погодно. Да и впредь бы тех церковных земель и пустошей на оброк мимо ево Строителя Старца Ипатия с братией никому на сторону не отдавать, а Степану да Мирону Батуриным в тех церковных землях и пустошах велеть отказать; а прочет сю нашу Великого Государя грамоту и списав на Патриарше десятильниче дворе, а подлинную сю нашу грамоту отдать бы к ним Строителю с братией, но чем им теми церковными землями и пустошами впредь владеть».

Из платёжных квитанций 1660, 1661 и 1662 годов за подписью Патриаршего Казначея Старца Тихона Осбанина видно, что с означенных в приведённой выше грамоте церковных земель и пустошей взималось ежегодно в Патриаршую казну оброку 23 алтына 2 деньги; да казенных платежных пошлин с земли и с пустошей по 2 алтына по 2 деньги.

А с 1662 года кроме поименованных в грамоте земли и пустошей Николаевский монастырь взял на оброк ещё церковные земли двух Малоярославецких церквей: Св. Иоанна Предтечи бывшей на посаде и Михаила Архангела, что была внутри города; первой кроме церковной земли принадлежала ещё пустошь Усовская, сенные покосы с 30 копен; оброку за нее взималось 10, а у второй числилась дворовая и огородная земля, с которой взималось оброку 2 алтына, а пошлины с обеих церковных земель по 2 алтына, по 2 деньги на год.

В 1662 году старец Ипатий утвержден в звании Строителя награжденной им Николаевской обители Царской грамотой, из Патриаршего Приказа писанною, (вероятно) на имя тогдашнего Настоятеля степенного Боровского Пафнутьева монастыря (так как обитель Малоярославецкая находилась в Боровской десятине).

Грамота писана на столбце, начало его оторвано: «….быть того Никольского монастыря Старцу Ипатию и дать ему вашу Великого Государя грамоту, почему ему тот монастырь ведать и промеж братий и служек всякую расправу чинить. А как к тебе ея нашего Государя грамота придет и ты б в монастырь что на острову ехал, а приехав, переписал церковь Божию и в церкви Божие милосердие, образы местные и двери царские, и деисусы, и праздники, и пророки, и праотцам, и пятницы, и образов оклады золотые и серебреные, и в прикладе ж венцы и цаты, и жемчуг, и камение, и золотые пелены, и книги, и ризы, и стихари, и палицы, и служебные поясы, и патрахили и поручи, и улари, и кадила, и паникадила, и сосуды церковные серебреные оловянные и всякую церковную утварь на колокольнице колокола и наши Великого Государя жалованные грамоты и всякое монастырское строение, и братию, и служек, и вотчины, села и деревни, и всякие вотчинные крепости, и крестьян, и бобылей во имяном в двои книги имянуя крестьян порознь по статьям, а братьям и служкам, и служебникам и бобылем велел его Строителя Старца Ипатия во всем слушать и почитать, как и в прочих монастырях властей почитают и повинуются им, а ему Строителю Старцу Ипатию велел меж ими всякую расправу чинить по совету с братией, да о том к нам Великому Государю отписал и одне переписные книги за Строительскою и за братскою и за своею рукою прислал к Москве, а отписку и отписные книги велел подать в Патриаршем разряде Патриаршему Боярину Борису Ивановичу Нелединскому, да дьякам Ивану Кокошилову, да Лукьяну Голосову, да Ивану Калитину, а другие книги таковые же слово в слово за руками же оставил в монастырской казне впредь для ведома и спору. А прочет сю нашу Великого Государя грамоту и списав с нее список слово в слово оставил у себя, а сю нашу Великого Государя грамоту отдал бы еси ему Строителю Старцу Ипатию, почему ему в том Никольском монастыре строителем быть, братий и служек, и служебников и вотчинных крестьян, и бобылей ведать и меж ими всякую расправу чинить. Писан на Москве лета 7170-е сентября в день».

Мы кажется не ошибемся, если скажем, что все, относящееся в этой грамоте до вотчин и бобылей, есть не более как форма, ибо не из чего не видио, чтобы Николаевский монастырь имел в то время какие либо вотчины (кроме вышеупомянутых, и то оброчных, пустошей) и владел крестьянами, которых по времени отобрания монастырских имений в казну (в 1764 году) за ним числилось всего лишь 7 душ.

Старец Ипатий, которого по этим сведениям должно считать восстановителем Малоярославецкой Николаевской обители, управлял ею с 1659 по 1671 год.

Преемники его Антоний, Серапион и Нифонт известны лишь по именам из современных их управлению платежных квитанций во взносе ими Патриаршим десятинникам или поповским старостам оброчных и пошлинных денег за упомянутые выше церковные земли и пустоши, состоявшие во владении монастыря.

Строитель Васьян упоминается в двух грамотах, данных на его имя от Патриарха Иоакима. Поводом первой (1685 года) послужило челобитье самого Васьяна, в котором он изъяснял: «Что по Указу Великих Государей послан в Ярославец-Малый писец, а выписи ему Строителю с писцовых книг на церковные земли и пустоши, которые даны на оброк управляемому им Николаевскому Малоярославецкому монастырю, не дано, и потому просил дать таковую. В следствие чего по приказанию Святейшего Патриарха и была ему прислана подробная выпись: 1) С писцовых книг малоярословецкого посаду письма и дозору Ильи Чемесова, да подъячева Василия Прокофьева 1621 года, и 2) С писцовых книг малоярословецкого уезда письма и меры Василия Колычева, да подъячего Василия Рожнова 1628, 1629 и 1630 годов, и 3) Выпись с книг письма и окладу жилых данных церквей и досмотра, и межевания церковных земель Ярославца Малого и уезда Михаила Павлова 1653 п 1654 годов. Выписи же эти даны ему строителю Васьяну по Указу Великого господина Святейшего Иоакима Патриарха Московского и всея России и по помете на выписке Дьяка Перфилья Сменникова (для ведения), почему ему (Строителю) те церковные земли на оброке держать и при писцах написать в писцовые книги в церковные Святейшего Патриарха оброчные земли и отмежевать».

Вторая Патриаршая Грамота к Строителю Васьяну заключает в себе повеление ему от Святейшего Патриарха Иоакима об освящении одной из сельских церквей малоярословецкого уезда и сверх частного имеет и общий интерес, по отношению к церковным порядкам того времени.

Мы Божией милостью Великий Господин Святейший Иоаким Патриарх Московский и всея России: в нынешнем во 194 (1686) году бил челом нам Святейшему Патриарху Стольник Иван Батурин: в прошлом де во 183 (1675) году по челобитью Бориса Насонова с прихожаны дана наша благословенная грамота, велено в поместья их в Ярославецком уезде малого в селе Ивановском Скрыпорова тож старую церковь Николая Чудотворца разобрав подрубить мосты и потолоки положить вновь, и та де церковь Николая Чудотворца построена и стоит не освящена, а ныне де по их челобитью а по нашему благословению велено у той церкви быть по перехожей попу Анисиму Григорьеву. И нам Святейшему Патриарху пожаловати б их велеть тою церковь освятить и дать нашу освященную грамоту и антиминс. И аз Великий Господин Иоаким Божией милостью Святейший Патриарх Московский и всея России стольника Ивана Батурина пожаловал благословил велел тою церковь освятить Ярославца Малого Никольского монастыря Строителю Васьяну соборне, досмотря буде та церковь построена против нашей благословенной грамоты, а святить ему Строителю тою церковь по чиновнику, каков к нему послан с сею нашей грамотой, как в том чиновнике напечатано о положении святого антиминса и антиминс в тою церковь выдать, а вести антиминс со всяким брежением и чистотой попу или дьякону, а не простолюдину, а освятя ему Строителю Иеромонаху Васьяну тою церковь, чиновник держать у себя впредь для освящения иных новопостроенных церквей. Писана на Москве лета 7194 декабря в 16-й день».

У грамоты была печать красного воска (обломилась).

Место Васьяна заступил Строитель Старец Исаия. При нем в 1680 году, единственная монастырская деревянная церковь во имя Святителя Николая, Божиим посещением, сгорела, но Бог не оставил рабов своих скорой помощью и утешением: в следующем 1688 году один из благочестивых владельцев Оболенского уезда князь Константин Осипович Щербатов «поступился в Николаевский монастырь из своей вотчины села Трубина деревянную церковь во имя Святителя Николая с приделом Св. мученицы Екатерины.»

На челобитье о сем Старца Исаии Патриарху Иоакиму в том же 1688 году, последовала от него грамота такого содержания:

«Божией милостью великий Господин Святейший Кир Иоаким, Божией милостью Московский и всея России и всех Северных стран Патриарх, в нынешнем во 196 году били челом нам Святейшему Патриарху Ярославца малого Черноостровские пустыни, Николаевского монастыря Строитель Старец Исаия з братьею, а в челобитной их написано: в прошлом де во 195-м году волею Божией в том их монастыре церковь Николая Чудотворца сгорела и в нынешнем во 196-м году поступился к ним в монастырь Боярин Князь Константин Осипович Щербатов, из Оболенского уезду из вотчины своей из села Трубина деревянную церковь во имя Николая Чудотворца, да с пределом святыя мученицы Екатерины и нам Святейшему Патриарху пожаловать бы их благословить велел бы тое церковь перевесть и поставить на прежнем церковном погорелом месте во имя Николая ж Чудотворца и вместо мученицы Екатерины построить престол во имя святыя мученицы Парасковии Пятницы. И в том дать им нашу Святейшего Патриарха благословенную грамоту. И аз великий Господин Святейший Кир Иоаким Божией милостью Московский и всея России и всех Северных стран Патриарх» (конца не достаёт). Последняя по времени из монастырских грамот относится к Патриаршеству Адриана 7204 (1696) году, и касается упомянутых выше монастырских вотчинных пустошей, которая в силу этой грамоты окончательно выложены из оброка. Приведем и эту грамоту вполне, как составляющую последнюю страницу в истории обители ΧVII столетия.

«От великого Господина Святейшего Кир Адриана Архиепископа Московского и всея России и всех Северных стран Патриарха в Верею Вход-Иерусалмского монастыря Игумену Тимофею».

«В нынешнем в 204-м году октября в 23-й день били челом нам Святейшему Патриарху Ярославца Малого Николаевского Черного монастыря Строитель Старец Антоний з братьею, а в челобитной их написано: в прошлом де во 198-м году января в 8-й день, по Указу блаженная (памяти) Святейшего Иоакима Патриарха Московского и всея России, а по челобитью того монастыря прежнего Строителя Старца Васьяна з братьею велено им Николаевского Черного монастыря вотчинными пустошами Раменской, Горелками, Шубина тож, владеть безоброчно, потому что де те пустоши Николаевского монастыря вотчинные и дань с того Николаевского монастыря, которую положил во 182-м году староста поповской 25 алтын с деньгой, заезда гривна из окладу выложить и в приходной книге данных церквей очистить и впредь не писать; для того, что у того монастыря приходских дворов ничего нет, а пустошную церковную Успенскую землю кладбище и з двемя огороды и пустошми Соменовскую и Шадуевскою им Строителю Васьяну з братьею велено владеть из оброку до Указу, а оброку и пошлин платить им в нашу домовую казну по рублю по тридцати по два алтына по три деньги на год. А против того де Указу с того Николаевского монастыря данные деньги и до ныне не сложены. И нам Святейшему Патриарху пожаловати их церкви Николая Чудотворца и с монастырских их пустошей Раменской, Горелково, Шубино тож, против прежнего Указу данных денег платить не велели б. И мы Святейший Патриарх слушав докладной выписки и указу блаженныя памяти брата нашего великого Господина Святейшего Кир Иоакима Московского и всея России и всех Северных стран Патриарха, указали Ярославца Малого Черного Николаевского монастыря данные деньги, которые положил во 182-м году староста поповской сложить и из оклада выложить и в приходской книге данных церквей очистить и впредь во оклады не писать, и пустошми Погорелою Шубино тож, да Раменскою владети им Чёрного монастыря Строителю Старцу Антонию з братией, потому что те пустоши Николаевского Черного монастыря вотчинные. И как к тебе ся наша Святейшего Патриарха грамота придет и ты б Верейские десятины с церкви Николая Чудотворца Черного монастыря данных денег на нынешний 204 год старост поповскому и впредь иным старостам имати не велел и в сборных книгах старосте поповскому под тою церковью очистил, а пустошми Погорелою, Шубиной тож, да Раменской велел владеть Чёрного монастыря Старцу Антонию з братьею и впредь иным Строителям, потому что те пустоши того Николаевского монастыря вотчинные, а церковное Успенское кладбище велел Николаевского монастыря Строителю все кругом огородить забором столбы, чтоб усопшим телам от всяких скотин повреждений не было. А прочет сю нашу грамоту и список с нее за своею рукою оставил на нашем десятильничем дворе, а подлинную сю нашу Святейшего Патриарха грамоту отдал Николаевского монастыря Старцу Антонию з братьею с распискою. Писан на Москве лето 7204-го ноября в 28-й день.»

С того времени, как монастырь обеспечил хотя несколько свое существование освобождением от оброка своих старинных вотчинных пустошей благосостояние его стало заметно упрочиваться. На одной из этих пустошей мало по малу образовался посел, деревня Шубина, в которой в 1726 году считалось 5 душ мужеска пола; в первой половине XVIII столетия учреждено в обители Настоятельство Игуменское, что в истории всех обителей служит признаком их процветания. Первым Настоятелем Игуменского сана был Вассиан упоминается (с 1724 по 1751 год); с достаточной вероятностью можно полагать, что в его Настоятельство прежняя деревянная Соборная церковь перенесённая (как мы видели) из села Трубина заменена новой каменной: двухпрестольной Владимирской Божией Матери с приделом во имя Св. Николая Чудотворца в теплой трапезе. Храм этот простоял целое столетие (сломан в 1811 году).

Игумен Вассиан управляя монастырём, был в тоже время управителем в Духовом Правлении Оболенской десятины.

К его настоятельству относятся два любопытных акта: эго две выписи, данные ему Игумену с братией из «Серпуховской Канцелярии свидетельства мужского полу душ, находившихся под ведением Господина генерал-майора Григория Петровича Чернышева, на бывшего церковного причетника Федота Акимова и на сына его Петра, что быть им по желанию их в вечном услужестве в Николаевском Черноостровском монастыре.» 2) Такая же выпись на попова сына Сергея Киприанова, также в том, что быть ему по желанию его в вечном услужестве в Черноостровском монастыре.

Поводом этому распоряжению был разбор безместных церковнослужителей, с наблюдением, чтоб отнюдь не было праздных, и таковых повелевалось непременно записывать в податное состояние.

Из монастырских же дел 1742 года видно, что в этом году с монастырской деревни Шубино с 5 душ взято в казну на Ростовский пехотный полк, на первую и вторую половины года по 60 коп. с души 3 рубля, да с того платежа по 2 копейки с рубля, а с 1747 году на тот же полк на обе половины по 70 коп. с души, накладных 7 копеек, да прибавочных по 10 копеек на душу.

С монастырской мельницы, что на ключе, как видно из квитанции (с 1740–1746 г.) платилось оброку в Воеводскую Канцелярию по 50 коп. на год.

С 1755 года упоминается новый Настоятель Игумен Ириней, управлявший Николаевским монастырем до 1762 года (скончался и погребен в той же обители в январской трети сего года).

К первым годам настоятельства Игумена Иринея относятся две инструкции, данные им старшему Иеромонаху вверенного ему монастыря о. Павлу, относительно смотрения за монастырским благочинием и хозяйством; из этих актов надобно предполагать, что Игумен Ириней, до отпуска в свой монастырь занимал какую либо должность (вероятно экономскую) при доме Московских Преосвященных в Москве или Севске.

Инструкции эти знакомят нас с тогдашним состоянием обители и вообще характеризуют современную им эпоху и потому мы помещаем их вполне в приложении к сему отделу.

В 1758 году Игумен Ириней вошёл с прошением к Преосвященному Тимофею Митрополиту Московскому и Севскому (к Епархии коего принадлежал тогда Малоярославец) о том «что имеется в оном монастыре церковь во имя Пресвятые Богородицы Владимирская с приделом Чудотворца Николая и в том приделе имеется ж деревянный пол ветх, от которой ветхости и престол находится в поколебании, зачем и служба Божия происходит не без нужды». Почему и просил позволения «во оном приделе ветхость возобновить и освятить на прежнем антиминсе». На это прошение последовала резолюция Его Преосвященства: «ветхость показанную возобновить и по чиноположению церковного установления как надлежит освятив на прежнем святом антиминсе, священнодействовать Николаевского монастыря Игумену Иринею с братией.»

Притом же Игумен в 1760 году по Указу из Московской Духовной Консистории 20 сентября 1760 года, прислан на пропитание в сей монастырь: «отставной от службы капрал Апшеронского пехотного полку Кирилла Усачев и велено ему производить по силе Высочайшего 1731 года января 31 дня Указа денег по 3 руб. 36 коп.; хлеба буде женат муки ржаной по 6 четвертей, круп по 3 четверика в год, а ежели холост то хлеба в полы».

По кончине Игумена Иринея, во Игумены Николаевского Черноостровского монастыря посвящен Преосвященным Тимофеем Митрополитом Московским и Севским из Чудова монастыря иеромонах Мануил, который управлял сею обителью до конца 1764 года, а в этом году по учреждении о духовных штатах перемещен в Малоярославецкую (ныне Калужскую) Тихонову пустынь.

Этот трёхлетний период особенно богат сведениями о состоянии монастырского хозяйства, ибо различные о сем ведомости следовали одна за другою непрерывно и все не лишены любопытства.

К тому же 1764 году относится ведомость знакомящая нас с тогдашним состоянием монастырских зданий.

Оный Николаевский монастырь когда и по каким грамотам или указам и чьим коштом построен и на каком основании, о том никаких известий не имеется, ибо оный монастырь, по власти Божией пожаром посещен был, причём как церковь Божия, так и весь монастырь сгорели. При оном монастыре недвижимого имущества имеется всяких угодьев: огородной земли на острове 1 десятина, и на ней небольшой сад и около оного (монастыря) большого толстого старого леса на 2 десятины. Во оном монастыре имеется каменная церковь во имя Пречистыя Богородицы Владимирская с приделом Николая Чудотворца крыта тесом.

В оном монастыре прочего строения:

Каменного:

Колокольня над монастырскими воротами, крыта тесом, на ней 5 колоколов.

Хлебня мерою в длину 4 сажени, при ней сени деревянные, мерою в длину двух саженей с чуланами, крыты тесом.

Древянного:

Келья Игуменская новая, мерою двух саженей с половиной, и при ней сени и кухня мерою по две сажени, крыты тесом.

Братская келья двух саженей с половиной, при ней сени полторы сажени, с двумя чуланами, крыты тесом, крышкой обветшали.

Погребица и под ней погреб мерою двух сажень деревянный, крыт тесом.

Амбар хлебный двух сажень с половиной, крыт тесом.

При оном монастыре пруд небольшой.

Баня двух сажень, крыта соломой.

Ограда около оного монастыря с передней стороны 9 сажень каменная, а прочие две стороны, мерой по 20 сажень огорожены новым забором.

Ныне на лицо во оном монастыре всех монашествующих имеется:

1)  Игумен Мануил из Малороссиян, пострижен в монашество в Малороссии в городе Батурине в Николаевском Крупицком монастыре в 1749 году августа 6 числа, по Указу Киевософийской Духовной Консистории из студентов, а в Иеромонахи посвящен Его Преосвященством Митрополитом Московским и Севским смиренным Тимофеем (бывшим Киевским) в Кафедральном Киево-софийском монастыре в 1754 году, а в оный Николаевский монастырь произведен во Игумена им же в 1762 году.

2)  Иеромонах Павел из священников Малоярословецкого уезда Покровской церкви, что на Кориже, пострижен в оном Николаевском монастыре в 1751 году марта первого дня Игуменом Вассианом по указу Московской Духовной Консистории.

3)  Иеромонах Даниил из Священников малоярословецкого уезду Николаевской церкви, что в Скрыпорове, пострижен в оном Николаевском Черноострожском монастыре в 1762 году по Указу Московской Духовной Консистории.

Два белых священника определены в прошлом 1763-м году, по Указу Московской Духовной Консистории, для священнослужения: Петр Иванов Оболенского уезда, села Покровского, да Василий Яковлев малоярословецкого уезда села Сетуни.

И оные настоятель с братией, пропитание имели от монастырской земли, которой оного от монастыря крестьянами сеялось хлеба по 3 десятины, да в наем отдавалось монастырской земли на 20 рублей в год, да за мельницу (получалось от наемника) по 7 рублей в год, и от доброхотных деталей (см. приходо-расходные ведомости за 1762 и 1763 годы), а починка всякая нужная в оном монастыре исправлялась оного ж монастыря крестьянами.

И впредь ко оному монастырю и монашествующих содержанию полагается надежда таковая: ежели бывшая земля и вышеописанные бы с земли и мельницы денежные доходы указом оставлены будут за монастырём, то до 5 человек во оном монастыре, содержать можно.16

А в одном из последующих донесений на имя Преосвященного Амвросия Архиепископа Крутицкого и Можайского о. Игумен Мануил ссылаясь на выше приведённую ведомость (представленную в Крутицкую Консисторию) писал: «что хотя тогда в оной (ведомости) к содержанию монастыря и назначено было, что ежели прежние оного монастыря с земель и мельницы денежные доходы указом отданы будут, то оный монастырь и монашествующим себя содержать возможно будет; а ныне мы именованные по обнадеживании Малоярославецких помещиков, которые в той подлинной ведомости показаны17, оный Николаевский монастырь починкою всяким нужным строением и прочим содержать можем». В заключение сего донесения Игумен с братией объясняя Преосвященному Амвросию, если монастырь сей в силу именного Указа будет в Духовной Консистории определён в приходскую церковь, то всепокорнейше просим Ваше Преосвященство нас в Пафнутьев Боровской монастырь высокомилостивейшим указом определить».

Но опасения старцев по счастью не оправдались: по духовным штатам 1764 года Малоярославецкий Николаевский Черноостровский монастырь оставлен в числе 7 заштатных монастырей Крутицкой Епархии на своём содержании с 7-ю монашествующими.

Монастыри эти, как видно из указа Крутицкой Консистории от 20 декабря 1764 года были следующие: 1) Приписной к Крутицкому Архиерейскому дому Московский Покровский училищный, 2) Мещевский Георгиевский, 3) Мещевский Казанский Юхнов, 4) Малоярославецкий Николаевский Чсриоостровский, 5) Перемышльский Успенский Шаровкин, 6) Малоярославецкий Тихонов, 7) Козельский Оптин Макариев. В тоже время велено и «упразднить и приходскими церквами по приличеству состоящих при тех монастырях приходов и при них причта учинить» мужских восемь: 1) Мещовский Дорогошанский, 2) Серпейская Городеченская пустынь, 3) Приписной к штатному Боровскому Пафнутьеву Высоцкий Покровский, 4) Лихвинский Успенский Гремячев, 5) Приписной к Крутицкому Архиерейскому дому Лихвинский Рождественский Настасов, 6) Приписная к штатному Белевскому Спаса-Преображенскому монастырю Введенская Жабынская пустынь, 7) Мосальский Боровенский, 8) Перемышльский Николаевский. Да шесть девичьих: 1)Боровской Рождествен, 2) Козельский Вознесенский, 3) Мещевский Афанасьевский, 4) Перемышльский Рождествин, 5) Белевский Крестовоздвиженский, 6) Можайский Петровский18.

Из одной ведомости того же 1764 года видно, что в конце сего года (по объявлении духовных штатов) в Николаевском монастыре было всего и с настоятелем 3 человека, 1 игумен Мануил, иеромонахи Павел и Даниил; за тем недоставало до положенного по штату числа (7 человек) 4 человек, 1 иеромонаха, 2 иеродиаконов и 1 монаха. На иеромонашескую вакансию переведён из упразднённого Боровенского Мосальского монастыря Иеромонах Авраамий, на две иеродиаконские вакансии переведены: из упразднённых монастырей: Белевской Жабынской пустыни иеродиакон Макарий и Мосальского Боровенского моиастыря иеродиакон Игнатий; на монашескую вакансию переведен из упразднённого Мещовского Дорогошанского монастыря монах Никодим».

Игумен Мануил в начале 1765 года, был перемещен в Настоятели Малоярославецкой Тихоновой пустыни, а место его занял в Николаевском Черноостровском монастыре иеромонах Макарий, духовник Крутицкого Архиерейского дома; он управлял сею обителью до самого ее упразднения в 1775 году.

О. Макарий нашел вверенную ему обитель, как оставленную на собственном содержании, без всяких к тому средств, ибо прежние земли и угодья принадлежавшие обители поступили в ведение Коллегии Экономии; это заставило попечительного настоятеля войти в означенную Коллегию с прошением такого содержания:

«По конфирмованному Ея Императорским Величеством от учреждённой о церковных имениях Комиссии доклада марта 31-го прошлого 1761 года и учиненного в 1765 году января 10-го дня в Государственной Коллегии Экономии определению велено оставляемым на своём пропитании монастырям и пустыням оставить земли и угодья, коими они прежде владели, дабы от того монашествующие могли себя содержать безнуждным пропитанием.

A означенный Николаевский монастырь, от Крутицкой Консистории в ведомости с прочими в числе семи (заштатных) в Крутицкой Епархии состоящих монастырей и пустынь включен, и оставлен на своём содержании, в коем монашествующих ныне на лицо с Настоятелем имеется пять человек, коими отправляется повседневное священнослужение, точию в силу вышеизображенных узаконений; помянутому Николаевскому монастырю, как пашенной земли, так и сенных покосов и ничего не дано, без чего во оном монастыре в церковных требах, яко то в вине, ладане, в просвирах, свечах и в строении, да и монашествующим в пропитании, имеется большой недостаток.»

«При оном же Николаевском монастыре напредь сего во владении имелись две пустоши Шубина, да отхожия Раменская, а в них числилось в первой 145-ть, во второй 99 десятин, из коих на Шубинской ныне жительство имеют бывшие оного монастыря крестьяне приписные по ревизии из церковников 8 душ, а Раменская состоит за рекою Лужею и от той пустоши и деревни Шубиной в 6-ти, а от монастыря в 2-х верстах и отдавалась оная пустошь вся, а от Шубиной остаточная от монастырского и крестьянского владения напредь сего от монастыря, а ныне от Государственной Коллегии Экономии посторонним крестьянам ежегодно в наем, да состоящая под монастырём на ключе об одном поставе мельница на городской земле, в расстоянии с небольшим 600 сажень, коя построена монашеским имением, також и состоящий вокруг оного монастыря на острове и оврагах по более десятины леса, да кузня, которая ныне стоит впусте и в ведомстве оной Коллегии Экономии, а прежде состояла за оным монастырём. Того ради, Государственную Коллегию Экономии всепокорнейше сим представлением просим, за силу конфирмованного Ея Императорского Величества доклада из той же Коллегии Экономии, на потребы церковные, на пропитание Настоятелю с монашествующими, чем и прежде владели: вышеописанную пустошь Раменскую с состоящим при оном же монастыре лесом, мельницу и кузню определить по прежнему во владение к оному монастырю и об отдаче во владение прислать Указ».

Из этого прошения видно, что скудный и прежде монастырь, при учреждении о духовных штатах хотя и был оставлен на своём пропитании, но в тоже время через отобрание всего своего небольшого недвижимого имущества, и в том числе не населенной пустоши, окружавшего его стены леса, мельницы и кузницы его собственным иждивением построенной, внезапно очутился в самом крайнем нищетном состоянии, что и вынудило его Настоятеля к приведённой выше просьбе. Была ли она удовлетворена вполне или хотя отчасти? Ответа на это в уцелевших актах обители не находим, да и предположить сего нельзя, судя потому, что в 1775 году Николаевский монастырь был упразднен вовсе, вследствие представления Преосвященного Самуила Епископа Крутицкого и Можайского, именно по случаю совершенного неимения средств к дальнейшему поддержания оскудевшей во всех частях обители; церковь её обращена в приходскую и прописана к городскому Казанскому Собору. Братия были размещены по другим монастырям. О. Строитель Иеромонах Макарий определен по резолюции Преосвященного от 9 февраля 1776 года в число братий Козельской Оптиной пустыни.

Так окончился 155-летний период существования обители, со времени первых письменных о ней сведений, то есть, с 1620 года.

Но запустение её, попущенное по неисповедимым судьбам Промысла Божия, продолжалось не долго: через 25 лет ей суждено было возродиться снова, но и то не надолго, дабы пройдя через новое тяжкое испытание, утвердиться незыблемо вековечным историческим памятником, события великого и в малом месте по своим благим последствиям.

И действительно в настоящем своем виде Николаевский Черноостровский монастырь из рода в род будет передавать память о событии, священным памятником которого служит величественный храм его.

История восстановления обители в начале текущего столетия, разорение её в приснопамятный 1812 год и затем построение в память бывшей здесь упорной битвы и славной над неприятелем победы величественного храма с помощью усердия всякого чина людей, в особенности же участников отечественной войны, составит предмет следующей главы.

* * *

16

Земли за монастырем по ведомости сего года значилось: близ ограды сад и огород с полдесятины, пруд длиной в 13-ть, а в ширину 9 сажень. По дачам и крепостям: в пустоши Шубиной пашни и лесом поросло и с припускной землею 202 четверти в поле, а в дву потому ж; в пустоши Раменской пашни 30 четвертей; в поле и в дву потому ж, лесу непашенного 2 десятины, сенного покосу 2 десятины.

17

К сожалению списка или черновой ведомости не осталось.

18

После сего легко определить верность таблицы помещенной в памятной книжке Калужской Губернии на 1861 год в статье г. Ляметри: “Исторические сведения о монастырях Калужской губернии”. Эта очевидно сочиненная г. Ляметри таблица показывает время основания и время упразднения исчисленных выше монастырей?!!

Отдел второй. От восстановления обители в начале текущего столетия до настоящего времени: период постепенного благоустройства и процветания оной (от 1800 по 1862)

Хотя действительное восстановление Малоярославецкой обители, и совпадает с открытием Калужской Епархии, однако дело о сем началось еще с 1791 года. 3-го апреля этого года бывший Игумен Калужского Лаврентьева монастыря О. Феофан получил из Московской Духовной Консистории Указ следующего содержания; «Сего года января 22 дня поданным Святейшего Правительствующего Синода члену Высокопреосвященнейшему Платону Митрополиту Московскому и Калужскому и Святотроицкой Сергиевы лавры священноархимандриту, Московский купец Терентий Целибеев и Московского первой гильдии купца Ильи Веневцова жена Наталья Иванова дочь, прошением прописывали: Епархии де Его Высокопреосвященства Калужского Наместничества в городе Малом Ярославце издревле имелся Николаевский Черноостровский монастырь на особом острову, в роще зданием каменным и деревянным разных строителей и вкладчиков построен в котором до состоявшегося о монастырях штата были Настоятели с монашествующими и послушниками, коих было человек до десяти, довольствовались же коштом от единого доброхотных дателей подаяния и были в хорошем удовольствии и в прошлом 1764 году при рассматривании бывшим Преосвященным Крутицким оный монастырь в надежде прочности оставлен по прежнему в числе седмичном штатных монастырей, в коем вседневно монашествующими славословие Божие исправляемо было, при чем того города граждане таковым святым местам, а паче исправляемым славословием Божиим пользовались с радостным духом, также и погребали во оном монастыре усопших; а в прошлом 1776 году резолюцией Преосвященного бывшего Крутицкого незнаемо для какой причины оный монастырь уничтожен и отдан во владение к состоявшему в том городе Малом Ярославце Казанскому Собору священнослужителям, о чем состоящие в том городе граждане, а равно и он Целибеев, как был старинный того города купец, сожалея как о испразднения того монастыря, а паче в нем ежедневные божественные службы, и всегда побуждаются ревностным с соболезнованием сердечным желанием тот монастырь возобновить по прежнему. Калужская Казенная Палата отдала гражданам во владение при том монастыре имеющуюся рощу и прочее, то они граждане на содержание в нем будущих монашествующих отдают обратно все прежде бывшее за тем монастырем во владении, яко ту рощу с землёй, так и с состоящими на ней прудами и при том монастыре лавки, в коих торгуют в году по три ярмарки, от коих лавок в то время собирается доходу некоторое число, а к тому ж и дворяне Малоярославецкие, кои были в том монастыре вкладчики подаянием не оставят, а сверх того когда тот монастырь определен будет возобновить, то и они на возобновление и содержание того монастыря дают: он Целибеев внесет в следующее узаконенное место в вечность по отдаче из процентов две тысячи рублев, а она Наталья Веневцова даёт три тысячи рублев и просили от упоминаемых Малоярославецких граждан и от дворян вкладчиков истребовать в тот монастырь о вышепоминаемом сведение, что они желают ли тому монастырю быть по прежнему и при нем имеющуюся рощу и прочую землю обратно тому монастырю письменно отдадут ли, и буде в том обяжутся, то и оне к тому реченным вкладом усердствуют, дабы в оном монастыре было ко исправлению Божественные службы пристойное число монашествующих и на число того определенного братства по расписанию кому и куды принадлежит повсегодно объявленной положенной от нас суммы непременно получать будут; последовавшей ж от его Высокопреосвященства на учиненной в Консистории по тому прошению справке резолюцией велено предписать Лавревтьевскому Игумену Феофану, чтоб он съездил в Малоярославец и учинил следующее: 1) Спросил бы граждан того города и вкладчиков того монастыря, что они желают ли оному монастырю возобновлену быть по прежнему и возвратят ли рощу и землю монастырю, которая затем монастырём была и сколько десятин сей земли и в каком расстоянии от монастыря; 2) Граждане и вкладчики согласны ли положить для содержания монастыря какую либо годовую дачу навсегда; 3) В каком положении ныне тот упраздненный монастырь, сколько строения и в каком они состоянии и кто оным владеет; 4) И бывает ли служба и кто

служит и служащие чем пользуются от того монастыря; 5) Прислать план тому монастырю с объяснением каждого строения и в каком состоянии; 6) Все то удобно ли, Игумену представить с мнением своим, что удобно ли и надежно ли тот монастырь возобновить и нет ли каких к тому препятствий и сомнений».

Мы не знаем, что писал в ответ Консистории Игумен Феофан, но знаем, что дело это не подвинулось оттого ни мало вперед до самого открытия Калужской Епархии.

В 1800 году, вероятно по представлению первого Калужского Архипастыря, Епископа Феофилакта, Указом Святейшего Синода от 13 декабря того же года дозволено монастырь «сей возобновить, согласно прошению московского купца Терентия Цилибеева, бывшего Малоярословецкого уроженца, на его собственный кошт». Преосвященный Феофилакт, принимая в этом деле живое участие, тогда же поручил устроение обители Настоятелю Оптиной пустыни Строителю Авраамию: «яко человеку в общежитии довольно обращавшемуся и сведущему в распоряжении строения общежительных монастырей». Современная опись показывает, что уцелело из монастырского имущества при восстановлении обители. Прилагаем её, как необходимый материал для сравнения и оценки настоящего состояния обители.

Соборная церковь во имя Владимирской Пресвятой Богородицы каменная, в ней иконостас столярный гладкий с позолотой, а местами посеребрен и выкрашен красками, которая от долговременности вся пришла в обветшание, также и иконы в ней многие полиняли.

В оном храмовая икона Владимирской Пресвятой Богородицы, венец на ней с короною, цата и поля обложены окладом серебренным и позлащены, убрус жемчужный небольшой, а жемчуг мелкий и все в обветшалости.

Вторая икона Николая Чудотворца; на нем венец серебренный, образ полинял.

Пред местными образами четыре лампады медные ценовные.

Евангелие печатано в 1714 году, обложено бархатом зелёным ветхое, на нем средние, Евангелисты и на нижней дске круглоугольники и застежки серебреные.

Один крест благословенный помятой.

Ковчег оловянный, а дароносица серебренная, потир, лжица и два ящика серебряные ж.

За престолом образ Смоленской Пресвятой Богородицы, на нем венец серебряный, убрус медный с запанами небольшими, низан мелким жемчугом.

Сосуды серебряные, чаша вызлащена, в которой немного в некоторых местах имеются скважины, а блюдца и заездница много помятые.

Ризы:

1)  Камки красной с травами зелёными, оплечья камки брусничной, низаны половинчатыми зёрнами с запаны серебряными, к запанам камешки зеленые простые, крест и звезда низанные теми ж зернами; в оплечье в кресте две запаны помяты, осыпь есть.

2)  Парчовые жёлтые полосатые, оплечье белое моревое сеткой серебреной обложено, ветхие.

3)  Штофу вишневого, оплечье шторное ж, позументом обложено, ветхое.

4)  Парчовое по малиновой земле, оплечье парчи золотой, ветхое.

5)  Атласу красного с травами, оплечья шитые по бархату красному золотом и серебром, ветхое.

6) Штофное дикое полосатое, оплечье моревое, ветхое.

7)  Грезетовые зеленые ветхия.

8)  Моревое желтое с насыпью, оплечье голубое моровое с травами серебрёными круг оного и подольника обложены газом серебреным.

Стихари:

Камки галевой с травами зелеными, оплечье камки брусничной низано половинчатыми зернами с запаны серебренными, в них камешки зеленые простые, крест низан теми ж зёрнами и во многих местах зерна осыпались, ветхое.

Среди церкви Владимирской Богородицы паникадило медное среднее привешено на цепи железной.

Кадило одно серебряное, цепи и кадицы серебреные.

Книг печатных разных годов:

1 Апостол 1796 года.

Две минеи месячных 1752 года.

Устав 1752 года.

1 Ирмолог 1748 года.

1 Служебник 1709 года.

Николая Чудотворца служба в 6 день.

Книжицы:

Для пения о безветрии и бездождии ветхие.

Сокращённая Христианская Богословия. Службы: в Новый год, Богоявления Господня, Благовещения Богородицы, Кира, Иоанна, Преображения Господня, великомученика Евстафия.

Придел Николая Чудотворца

Иконостас столярный гладкий весь полинял.

Местных образов:

Спасителев без окладу, полинял.

Тихвинской Богоматери пяти листовой, венец и риза кованые серебрёные, лик полинял.

Николая Чудотворца с чудесами, на нем венец и цата кованые серебреные, а написанные чудеса все полиняли.

Евангелие напечатано в 1757 году, обложено трипом, на нем средник и Евангелисты медные.

Воздухов:

Три воздуха черного бархата кресты низаны бисером белым и вставлены камешки в средине разные простые.

Казенного имущества:

Посуды оловянной восемь блюд больших, средних, да тринадцать тарелок глубоких и мелких разных сортов, в том числе имеются ветхие; подсвечник медный местный.

Вновь устроенные (от 1800 до 1803 года).

Два образа большие без окладов, во имя Божьей Матери Печерская и явленная Калужская.

Образ Николая Чудотворца новый, писан на старой дске.

Колокольня:

Небольшая каменная, на ней четыре колокола, вес не обозначен.

А в 1802 году 20 февраля назначен в восстановленную обитель и Строитель: Оптиной же пустыни иеромонах Мефодий. Из донесения О. Мефодия Преосвященному Феофилакту от 1-го октября того же года видно, в каком положении нашел он вверенную ему обитель, при вступлении в должность Строителя; «Строение в здешнем Николаевском, монастыре доносит О. Мефодий, начатие свое восприняло с сего 802 года сначала весны, до совершенного окончания еще не малое остается количество, но сумма ассигнованная и выданная попечителем сего монастыря Московским купцом Терентием Целибеевым на построение и разные материалы всего двенадцать тысяч рублей, употреблена вся, да сверх оной от него купца Целибеева показанных Игуменом Авраамием в разные времена тысячу восемьсот девяносто девять рублей семьдесят восемь копеек, да по просьбе его же Целибеева мною издержано из положенной на содержание братии тысячи рублевой суммы четыреста пятьдесят девять рублей тридцать восемь копеек. А всего в расходе состоит четырнадцать тысяч триста пятьдесят девять рублей шестнадцать копеек; ныне же хотя я, для окончания построения минуя, в наличности у себя денег и не имею, однако ж означенный купец Целибеев строение производит и по ныне, только не потому плану, каковой вашему Преосвященству был представлен, а единственно по своему более расположению, и называя себя не яко попечителем сея обители, но вкладчиком. Что же ныне выстроено и состоит в наличности, о сем вашему Преосвященству всепокорнейше доношу: из преуготовленного материала выкладено на забученном в прошлом 1801-м году фундаменте строение каменное, для жительства монашествующим и для братской провизии, погребица, выходы, конюшня и сараи с полами и накатами деревянными; и покрыто тесом, в длину же оное по ограде с башнями 27 сажень, шириной 11 ¾ аршина, у оного ж флигеля не много одной башни недокончено, а другая покрывается по деревянным стропилам железом, отступя ж от оного флигеля внутрь монастыря 20 аршин, для братских келий выбучено нынешней весной в длину на 20-ть, а в ширину на 5-ти саженях, из коей меры ныне только успели выкласть на одиннадцати саженях и одном аршине, которые по деревянным стропилам покрываются железом, о чем сим вашему Преосвященству всепокорнейше и рапортую».

То место этого рапорта, в коем говорится, что купец Целибеев «производить строение не по тому плану, какой был представлен Его Преосвященству, а более по своему расположению» служит достаточным пояснением, почему вскоре О. Мефодий был уволен согласно его прошению, обратно в Оптину пустынь19, а место О. Мефодия занял иеромонах той же пустыни О. Парфений, который управлял Малоярославоцкою обителью с 1802 по 1809 год. При нем, продолжалось, хотя и медленно, строение монастыря, который и возобновлен и снабжен церковной утварью и ризницей достаточно; в заключение попечитель обители купец Целибеев внес в Сохранную Казну на всегдашнее обращение 20,000 рублей ассигнациями, с тем, чтобы получаемыми с сей суммы процентами содержать братию и поддерживать монастырское строение.

Ho не вдруг установился внутренний порядок возобновленной обители, не вдруг собралась и братия, в 1809 году штатное число (7 человек) еще не было пополнено. О. Парфений отказался от управления обителью, не столько по собственному желанию, сколько будучи вынужден к тому обстоятельствами; он вступил по прежнему в братство Оптиной пустыни. На место его был сперва избран благочинный Малоярославецкой обители Настоятелем Лихвинского Покровского Доброго монастыря Архимандритом Пименом Боровского Пафнутьева монастыря иеромонах Геронтий, но Калужская Консистория распорядилась весьма благоразумно, предписав «сперва пополнить (в монастыре) штатное число братии, и когда оное наполнится, тогда и выбор Настоятеля учинить им за подписанием всех при Отце Архимандрите Пимене и прислать оной при рапорте».

В следствие этого распоряжения в том же 1809 году избран по общему желанию всей братии и по просьбе попечителя обители купца Целибеева Оптиной пустыни Иеромонах Макарий из купеческого сословия и по знанию хозяйственной части человек вполне способный к внешнему, а по своей благочестивой жизни к внутреннему устройству, только что восстановленной обители.

Преосвященный Евлампий, муж просвещенный и благочестивый, узнавши о единодушном выборе о. Макария, немедленно утвердил этот выбор следующей резолюцией на представление Консистории: «Отцу Макарию Иеромонаху Оптиной пустыни препоручается пустыня Малоярославецкая, коему да благословит Господь Бог быть там Строителем во славу Его Трисвятаго имени и в назидание церкви нерукотворенной». 1-го ноября 1809 года с ним перешли в Малоярославсцкий монастырь 1 Иеромонах, 2 монаха и 4 послушника.

О. Макарий с грустью оставил пустынную обитель Оптину и много скорбел о прежней тихой и безмятежной жизни, ясно сознавая всю трудность многозаботливой обязанности Настоятеля, в сравнении с жизнью простого инока, но памятуя отеческое изречение: «послушание паче поста и молитвы» и свой обет, повиновался воле Архипастыря беспрекословно. Грусть его увеличилась ещё более, когда он, войдя в порученную ему обитель взглянул на церковь, от времени и скудости средств обветшавшую, на утварь и ризницу, оставленные без внимательного присмотра, на полуразвалившуюся колокольню, стоявшую на утесе у большой дороги в Москву. Две небольшие кирпичные башни соединенные бревенчатым тыном сторожили северную сторону монастыря (обращенную к Спасской слободе), окруженного с одной стороны глубокой водяной пропастью, с другой рвами и оврагами, в которых сумрачно и важно высились тёмные вязы, осеняя этот точно Черноостровский по тогдашнему своему унылому виду монастырь. Но о. Макарий, как избранник Божий, не упал духом возложив упование на сказанное в Св. Писании «утешит Тя, нарекий Тя», он ревностно, но не самонадеянно занялся устроением обители и тем оправдал вполне надежды Архипастыря, братии и Малоярославских граждан.

И тогда, как оба его предшественника не успели или не умели сойтись с Т. А Целибеевым, он лаской и любовью в короткое время успел снискать полное его доверие с очевидной выгодой для обители и без всякого ущерба для своей настоятельской власти. При этом условии дело возрождения обители пошло если и не так скоро, но за то безостановочно и успешно. Т. А. Целибеев, видя усердие и хозяйственные способности нового Настоятеля, тотчас же поощрил его, пожертвовав ему 2000 рублей на продолжение построек, которые хотя и начались при О. Мефодии, но почти совершенно остановились при О. Парфении.

Уже через год по вступлении своем в должность (31 мая 1810 г.) О. Макарий, получив от Консистории план монастыря с приказанием донести, что против оного ещё не устроено, доносил, что присланный при Указе план еще старого монастырского строения, а потому и строения по нему не производилось, выстроен же монастырь по другому плану против того лучшему: церковь поправлена,20 колокольня, ограда, настоятельские и братские кельи, братская трапеза, для поклажи амбары летний и зимний, погреба все каменные, близ монастыря гостиный дом деревянный на каменном фундаменте, при нем конюшня и каретный сарай; под горою монастыря скотный двор, при нем две избы, одна просто деревянная, а другая с каменным выходом, отстроена все в порядке и скрыты: церковь, колокольня и братские кельи листовым железом; сараи же и погреба и деревянные строения крыты тесом, и тем строение оного монастыря уже кончено и более ни в каком строении вновь нужды не предвидится». Прибавим, что по показанию того же О. Макария на приведение его в описанное выше положение употреблено T. А. Целибеевым более 20 т. рублей сверх внесенных на вечное время 20,000 рублей в Сохранную Казну на содержание братии из процентов.

Но кипучая деятельность о. Макария не могла остановиться на этом: он посоветовавшись с другом своим Т. А. Целибеевым и братией, решился приступить к построению нового храма, а чтоб не остановилось в обители богослужение, пристроил к старому с левой стороны особую церковку в виде придела во имя великомученицы Параскевы нарицаемой Пятниц, после чего начертал план и фасад новой церкви, представил оные в 1811 году на утверждение Преосвященного Евлампия и вместе с утверждением их получил книгу на сбор денег «для лучшего в сем деле успеха.»

А в феврале 1812 года вошёл с представлением к тому же Преосвященному, что «поелику к построению новой, не касаясь теперешней ветхой церкви, нельзя приступить, по той причине, что другого способного места не имеется, то объясняя сие Вашему Преосвященству, всепокорнейше испрашиваю Архипастырского соизволения разломать оную церковь настоящей зимою, дабы приуготовить заблаговременно к будущей весне место к начатию новой церкви, для отправления же службы Божией придел во имя великомученицы Парасковии останется нетронутым».

Ha это представление последовало разрешение Преосвященного Евлампия от 10-го мая того же года «старую церковь сломать дозволяется». Таким образом неприятельское нашествие в октябре 1812 года застало уже старую древнюю монастырскую церковь разрушенной и начатые на месте её работы по возведению нового храма; на монастыре оставался лишь один вышеупомянутый придел во имя Св. Великомученицы Параскевии Пятницы, который и принял на свои стены боевые язвы21.

Таким образом весна грозного 1812 года застала мирную Малоярославецкую обитель и её деятельного Настоятеля почти врасплох: внутренность тесного монастырского двора была загромождена строительными материалами и небольшое братство сверх отправления ежедневного богослужения, последуя примеру своего неутомимого начальника, помогало наемным рабочим в планировке местности, срытии косогоров, засыпке рвов, уготовляя место для закладки нового двухэтажного храма обители.

Богослужение же, как мы видели, исправлялось в оставшемся придельном храме Св. Великомученицы Параскевы. Так как уравнение места, потребовало много времени и усилий, то в течение лета едва успели положить бут и вывести фундамент, как грозные вести быстро следуя одна за другой, начали доходить до жителей мирного городка: Бородинское сражение 26 августа, занятие Москвы и наконец 7 октября выступление главных сил из Москвы по старой Калужской дороге в Калугу, куда путь прямо лежал через Малоярославец; но не доходя до сего городка Наполеон вдруг с старой Калужской дороги повернул на новую, и 10 октября утром явился перед Боровском. Город был совершенно беззащитен. Жители застигнутые врасплох бросали дома, имущество и спасая жизнь и честь, спешили укрыться кто в окрестных лесах, а кто бежал по большой дороге к Малоярославцу, отстоящему от Боровска в 23 верстах.

Того же 10 октября в пятом часу по полудни приблизились к Малоярославцу передовые отряды французской пехоты, состоявшие из гренадер 13-й дивизии Генерала Дельзона, готовясь без выстрела овладеть беззащитным городом и приготовить в нем квартиру своему Императору.

Но Царь Царей и Господь Господей судил иначе!....

Большая дорога от Боровска, не доезжая версты три до Ярославца, пролегает в обе стороны к лесу, выходя на просторную лужайку, по которой у подножия высоких, крутых утесистых гор городка, извилистой серебренной лентой стремится речка Лужа. Влево и право вся окрестность перед городом покрыта мелким частым кустарником, из которого кой-где возвышались большие роскошные деревья, а в чернолесье и кустах расстилались цветистые зелени пастбищ. На реке, берега которой будто бисерной бахромой унизаны мелким густым ивняком, существовала и теперь устроена мукомольная мельница. Смотря на крутые горы Малоярославца и картину местности города,

можно сказать, что светлая речка, охраняемая с одной стороны горами, на которых распространился в вишневых садах город, церкви и хижины, а с другой чернеющим лесом, отдыхает в узорчатой ткани душистой муравы и цветущих кустарников.

Чтоб попасть в Малоярославец, неминуемо надо было пройти деревянный мост на реке Луже и пуститься меж утесистых гор, прихотливо набросанных природой и добавленных искусством. На крутой, утесистой горе пролегала тогда изрытая, узкая дорога, трудная для въезда повозок и вовсе неудобная для артиллерии; такая же крутая, узкая, изрыта дождём дорога лежала мимо стен Черноострожской монастырской обители утёсистым, земляным отвесным валом, называемом городищем. Трудный этот путь огибая белые монастырские стены и небольшие круглые четырехугольные башни, основанные на самом обрыве, выводил путников на площадь к святым воротам обители, на которых изображён лик Христа Спасителя, и от Святых врат монастыря прямо в город на соборную площадь, на торжище к лавкам и присутственным местам, где до 10 раз сражающиеся схватывались мериться силами, где целые сутки кипела кровавая упорная битва; где целые сутки не переставала резня, не затихали выстрелы и где остались одни только трупы, но не было победителей и побежденных.

По одну сторону площади красуется пятиглавый Собор, во имя Святого Георгия, а по другой часовня (выше церковь) во имя Успения Пресвятой Богородицы; от площади прямо длинная улица вытягивается к Калужской заставе на дорогу в Калугу и Медынь. Напротив монастыря у самого въезда в город, между дорогой и речкой Лужей, возвышается примечательный, по своей величине, с пространной площадью утесистый курган, который со стороны дороги, по своему правильному отвесному положению, решительно не доступен. От реки, гребень утеса опоясан возвышением в роде бруствера, приспособленного к грудной обороне; от поверхности же гладко срезанной площади, земляной вал понижается двумя сторонами к реке, но не совпадая с берегами, оканчивается обрубом у самой воды. Народ по преданию называет это курганное возвышение: городищем. Надо полагать, что это то самое место, как свидетельствуют старинные сказания, подтверждаемые самим прозвищем и вполне оправдываемое своим расположением, где жители Малоярославца отсиживались от неприятельских нашествий во времена татарских погромов, Крымских и Литовских разорений.

Начертав картину местности, на которой происходил главный эпизод приснопамятной битвы 12 октября, обратимся к последовательному рассказу о тех частях этого события, которые имеют непосредственное отношение к обители, основываясь на свидетельстве очевидцев и историков22.

10 же октября в самую сумятицу, когда коренные оседлые обитатели Боровска, в отчаянии бежали и мешались с испуганными жителями Ярославца, спеша искать приюта за Окой, тогдашний городничий Малоярославца П. И. Быковский, обложа хворостом и соломой обе стороны деревянного моста на реке Луже, послал объявить инокам Николаевской обители, чтобы они все, что только можно, выбирали, закапывали и спасали, а с тем вместе спасались бы и сами, что сильный корпус Наполеона стоит в 6-ти верстах в Городне и передовые войска на час пути от города, а сам Быковский решился сторожить у моста неприятеля с огнем.

О. Макарий, хотя еще 6-го числа получил Указ из Калуги о приближении неприятеля и успел отправить ценные вещи и ризницу вместе с другими монастырями Калужской Епархии в Орёл, но не полагая, чтобы ожидаемое нашествие последовало так быстро и внезапно, поехал в Калугу, дабы явиться к Архипастырю и узнать лично, в чем дело и куда спасаться с братией, в случае опасности.

В то самое время, как на возвратном пути на одной лошадке он приближался к родному городу и обители, погруженный в молитвенную думу о грядущих для них опасностях, братия его обители, предупрежденные Городничим, зарыв наскоро, что могли, в землю из монастырских вещей, собрав свое бедное имущество и уложив его на две подводы, помолившись у св. врат пред ликом Христа Спасителя, со слезами оставили свой мирный приют; они направились по дороге в Калугу, захватив с собою домашний скот (коров) и уже в темноте, неподалеку от Малоярославца, они так сказать столкнулись нечаянно с своим возвращавшимся из Калуги домой настоятелем и со скорбью поведали ему о случившемся. С грустью, но с покорностью пред неисповедимыми судьбами Промысла Божия о. Макарий выслушал печальное известие и помолясь в ту сторону, где осталась его опустевшая обитель, отправился вместе с братией обратно.

В пятом часу утра 10-го октября, пишет Глинка, показались из за леса кивера Французской пехоты, и блеснули неприятельские штыки гренадер 13 дивизии Генерала Дельзона. Светлые полосы пушек и чернеющие осмоленные лодки на колёсах, казавшиеся подвижными крепостцами, напоминали римские стенобитные орудия. Колонны шли быстро и с какою-то уверенностью в своей безопасности и в своём решительном успехе. Перед ними на возвышенных, крутых, скалистых горах, как бы нарочно набросанных для твердой основы города, как море в тихий час погоды, раскидывалась плоская равнина пастбищ, окруженная густым тёмным лесом, кой-где усеянная кудрявым кустарником и перерезанная светлой полосой прозрачной речки. Вишневые сады, соломенные хижины и изредка каменные дома с раскрашенными кровлями, и все это разбросанное по горам, напоминало западным жителям счастливые виды Швейцарии, мирные деревни берегов Рейна с тихой семейной жизнью. Три каменные, древней постройки, церкви, одна деревянная на северной стороне города, монастырь над глубоким рвом, каменная дорога между утесов, все это говорило сердцу о тех местах, куда люди спешат на поклонение, богомолье, раскаяние, и на сознание в уединении цели своего бытия, своего назначения! Ничто вооружённым не напоминало о необходимости готовиться к бою. Пустота, малочисленность, бедность жилищ, не выказывали зажиточности обитателей, ничто не приманивало к грабежу и добыче.

Нигде по улицам города не раздавались военные клики, ни одного грозного орудия, ни одного знамени, призывавшего к защите, не развевалось над штыками, не бросалось в очи неприятеля, и все уверяло Дельзона, что он без малейшего сопротивления, пройдя Боровск, займет также и Малоярославец. Его усатые и усталые воины были уже на пути к мосту. Три сотни смелых Донцев из отряда генерала Иловайского во всю дорогу перестреливались с неприятелем, кто бросался на мост, а кто вплавь по Луже и в рассыпную начали подниматься и карабкаться с своими длинными пиками, в мохнатых шапках, на сухопарых лошадях чрез горы в город. И вдруг сквозь, затлевшую солому, наваленную под мостом, из черного дыма хвороста семиглавым огненным змием взвилось в воздух кровавое пламя, обхватило мост и, составя багровый язык, как бы подразнивало неприятельские батальоны, так спокойно готовые пуститься по мосту! Твёрдые сваи и спаи подгорели, бревенчатые основы, соединяющие оба берега рухнули и изумленные воины остановились с досадой, опустив ружья к ноге и недоверчиво одни из них молча, другие с громкой бранью подглядывая друг на друга, от нечего делать, ставили ружья в козлы, а казаки вскочили в город, из которого кто только мог бежал, и вместе с их появлением, в нескольких местах, там и сям разостлался густым облаком по соломенным крышам дым, блеснул огонь, и к вечеру вся местность осветилась пожарным пламенем. Иноки творили молитвы, и в сокрушении сердца глядя на небо, все еще медлили оставить обитель. Трудно было расстаться с тем, что дорого сердцу, в чем одна светлая надежда души, весь приют и отрада жизни!

Начальник Французского авангарда, не считая уничтожение моста за большую защиту города, а еще менее остановку движения войск, велел наводить понтонные мосты, и понтонные роты быстро в двух местах начали показывать свое проворное искусство раскидывать плавучие мосты, настилать дорогу на проход своим землякам; а праздное войско, осматривая брошенный жителями город, с весёлым довольством приветствуя успешное окончание переправы, уже мыслями разгуливало на роздыхе и покое в наших южных губерниях.

Но случилось иначе: сила Божия не всегда в силе, а чаще в немощах наших совершающаяся, внушила геройскую мысль одному из обывателей Малоярославца задержать, победить наступавших Французов. Тогдашний секретарь Уездного Суда Савва Иванович Беляев, спускаясь с крутой горы к мельнице, махнул рукою смельчакам. Покажите пример – подражатели сыщутся. Действие полного сердца сильнее магнита, и вот он бегом пробравшись к мельнице на плотину, отдёрнул прежде одну заставку, потом другую, вода хлынула, подоспели другие…., смельчакам понравился замысел Беляева, дружно принялись разорять плотину, и на 7 вёрст удерживаемая вода запрудом, с свистом, с шумом и пеной вырвавшись из-за твердого оплота, разнесла его свинцовой клокочущей своей силой, выхлынула из берегов и, разлившись по лугу, наводнила местность. Разорванные понтоны всплыли, и поплыли врозь к берегам, а некоторые оторванные силою воды понеслись по течению. Французы изумились, и огласили воздух своей ужасной клятвой – клятвой, которая гремит над всем человечеством, при слове которой содрогаются все народы! В досаде на неудачу, отраженные без свинца и меча, сознав всю невозможность занять город, одни повернули свои колонны и пошли ночевать к деревне Гродне за 16 вёрст, другие расположась становищем, разложили огни. Смелый, дальновидный виновник неприятельского отступления, иноки и оставшиеся жители, видя удаляющихся воинов, крестились и спешили воспользоваться временем, что можно спасать и спасаться по Калужской дороге.

Не зная лично отважного, предприимчивого, почтенного Саввы Ивановича Беляева, я (В. Глинка) передаю рассказ архимандрита Макария и окрестных старожил. Есть дела, которые не могут быть выражены никаким красноречивым пером, а только существуют в признательности потомства. Имя его, не включенное в историю, должно быть записано живыми буквами в летописи 1812 года. Его решительная воля продержала целые сутки врага пред Малоярославцем, и тогда этот город, вознесенный на горы, окружённый вправо лесом, показался неприятелю медведем, неприступно спящим в берлоге и если бы на крутизну гор, на эти природой устроенные стены крепости, бросить двадцать, тридцать пушек, поставить ниже вправо у переправы батарею, прикрыть дивизией штыков и встретить таким распорядком неприятеля, то великая армия Наполеона, не затевая попытки овладеть городом, должна была бы искать другого пути в Калугу. Малоярославец был бы неприступен. И теперь, когда французы более суток должны были бездействовать, ожидая переправы у брода саженной, мелкой и самой незначительной речки, в город явился Платов, спешил с 6-м корпусом генерал Дохтуров и с своими отрядами Дорохов, а к полудню и вся Русская армия, и тут-то, вполне уже Малоярославец соответствовал своему гербу: «разъяренный медведь, вооруженный молотом» как бы в этом символическом гербе заключалось какое-то давнее прорицание неслыханной страшной защиты.

Дивизия Дельзона, задержанная перед Малоярославцем сперва разобранным мостом, а потом разливом речки от спуска плотины, только 11 числа в 6-м часу вечера перешла обмелевшую речку и заняла беззащитный город и Спасскую высоту, на которой выставили сильную батарею. Между тем с нашей стороны корпус Дохтурова, также задержанный переправой у Спасского по наведении плавучих мостов через реку Лужу на рассвете 12-го числа подоспел к Малоярославцу.

Приснопамятное Малоярославецкое сражение 12 октября началось с нашей стороны в 4 часа утра, посылкой в город двух Егерских полков, с целью осмотреть позицию занимаемую неприятелем и, если можно, вытеснить его из города, что и было исполнено буквально. Сражение продолжалось 18 часов кряду с раннего утра до поздней ночи с переменным счастьем и равным мужеством; с каждой стороны было введено в бой до 24,000 человек, потеря каждой убитыми и ранеными простиралась до 6,000 человек. В числе пропавших без вести были многие погибшие в пожаре Малоярославца, пленных же было очень мало, потому что с обоих сторон сражались с необыкновенным ожесточением и не давали пощады.

Город, служивший местом побоища, представлял зрелище совершенного разрушения. Из 200 домов уцелело лишь 20.

Церкви были сожжены и ограблены; на одной из них была надпись, означавшая, что она служила конюшней генералу Гельемино. Никольский монастырь также потерпел значительно: церковь ограблена, деревянное строение выжжено; особенно же пострадали каменные въездные ворота, на фронтоне которых не задолго до неприятельского нашествия был изображен по извести лик Спасителя (нерукотворенный образ). Все вокруг него изъязвлено картечными и ружейными пулями, но ни одна из них не коснулась Божественного изображения, как бы в знамение того, что Спаситель рода человеческого обратил лицо Свое в день брани к нам, уповающим на милость Его, и сокрушал мышцы на ся уповающих.

Глинка замечает, что большая часть выстрелов, знаки которых видны и доселе (ибо Высочайшим Указом покойного Государя Императора велено сии св. врата обители оставить неприкосновенными в память сражения 12 октября), относится к тому моменту Малоярославецкого сражения (см. в прибавлении), когда французы были подкреплены свежими силами. Генерал А. П. Ермолов, приняв начальство над всеми войсками, вступившими в город, послал в помощь начавшему дело 33-му Егерскому полку 5-й и 19-й Егерские, под командой Полковника Вуича. Завязался упорный бой. 19-й Егерский полк, впереди которого шёл его Полковой священник Васильковский с животворящим крестом в руках, вытеснил неприятеля из средины города к самому монастырю; обе стороны долго оспаривали небольшую площадь пред его св. вратами.

Генерал Дельзон, видя, что войска его, теснимые нашими, спускаются к мосту, кинулся вперед, чтобы ободрить их, и в то самое время, когда защищал упорно дефиле, ведущее к реке между монастырем и городищем, был смертельно поражен пулей в голову: вместе с ним погиб родной брат его, бросившийся к нему на помощь. Потеря вождя еще более смешала французов23; не удержась на горе, они стеснились у монастырских ворот, ища укрыться за оградою; наши егеря ворвались туда же вслед за ними и штыками и грудью сбрасывали неприятеля в ров. В этой-то ужасной свалке сотни выстрелов напечатлелись на св. вратах, вокруг св. лика Христа Спасителя. Пять сот пудов свинцовых пуль собрали и продали после боя бесприютные Малоярославецкие граждане, а сколько эти пули стоили жизней! И в эту зиму, как рассказывают старожилы, ружейными ложами отапливали печи своих новых жилищ. В отсутствие из разоренной обители её Настоятеля и братии, искатели добычи успели вынуть и из монастырской ограды три ядра и около сотни пуль, которые о. Макарий усердно желал сохранить на память события неприкосновенными.

16 октября ο. Макарий, узнав, что обитель им устроенная разорена, сожжена и разграблена, оставя Калугу, в лаптях и рясе, в сопровождении одного послушника, спешил в Малоярославец на новый подвиг забот и труда. Все улицы города представляли груду пепла и развалин. Но горевшие строения дымились еще в пожарных остатках. На высоте Никольской слободы и по высотам Спасской, у развалин церкви Спаса Преображения, пылали и курились огромные костры неприятельских тел! Окрестность, окровавленная площадь, улицы, все было устлано мертвыми телами и лошадиными трупами. Ужасно было взглянуть в монастырский ров, заваленный людьми и лошадьми; он представлял страшную свирепость смерти, обезобразившей лица людей. Кой где местами из расщелин выходили слабые стоны и восклицания раненых и умирающих. Болезненные вздохи терзали сердце, но вытаскивать и облегчать страдания мучеников скорой помощью, было невозможно. Несколько из раненых были вытащены и спасены. Остальных надо было жечь там же, в пропасти. Ветер раздул прах погибших!

Долго молился о. Макарий на святые ворота, не сводя взора с лика Спасителя, и потом с должными молитвами, с содействием Исправника Василия Александровича Аришова, начал хоронить и прибирать мертвых. Восемь тысяч одних наших лежат в трех курганах-могилах, не считая врага, испепелённого на кострах, в огне! Два кургана с двумя простыми, деревянными, неокрашенными крестами виднеются в слободе Кисловке у самого Марьинского поля; а третий пространнее обоих на Бессоновском кладбище, возле церкви св. Великомученика Феодора Стратилата; тоже простой деревянный крест, от времени уже погнивший, знаменует прах защитников нашей свободы, спасителей отчизны. Церковь воздает им Христианское поминовение ежегодно вместе со всеми убитыми 29-го августа, в день усекновения главы Иоанна Предтечи, по всем вселенским субботам и собственно им одним храбрым соборная панихида воздает христианскую память 13 октября, в день их самоотверженней смерти. Каждогодно 13-го октября Священнослужители и молящиеся миряне отправляются с крёстным ходом к святым монастырским воротам, где изливают свои души в благодарственном молебствии за свое освобождение пред Христом Спасителем!

Настоятель о. Макарий, затеплив лампаду у образа Спасителя, над воротами обители, отслужил панихиду о падших во брани; и с той поры день и ночь яркой звездой сияя во тьме ночной и алмазом сверкая при солнце, горит неугасимо лампада. Теряясь в раздумье, он болезненно глядел на развалины монастыря, не знал, где взять и где искать средств к возобновлению. Будущность обители была темна и непроницаема, как душа человека. В монастыре не было ни куска черного хлеба, ни зерна крупы; все запасы расхищены и все ценное захвачено, все удобство жизни разорено и во всем городе остались только одни признаки гражданского быта. В колодцах и водяных рвах в кровавой воде везде плавали трупы. Послан был один из старцев за шестнадцать верст от города на Угадцкий завод за хлебом, но, с трудом купленный хлеб и вода, почерпнутая пригоршнями из ручья, не могла долго утолять голода и быть верным пропитанием. Необходимое возобновление монастыря и участь братии вынудила о. Макария отправиться в Москву.

Ни мир, ни война, ни буря не смиряют корыстолюбия людей, которое в одних, по чувству жадного приобретения, в других по действию суровой необходимости голода, обнажало мертвые тела, собирало добычи и вытаскивало свинец из стен ограды и святых ворот монастырской обители; но знаки от ударов свинца и чугуна, и теперь резко обозначаются.

До времени братство разоренного Николаевского монастыря с его настоятелем было по распоряжению Епархиального Начальства помещено на жительство в Перемышльском Троицком Лютиковом монастыре у Архимандрита Виталия.

Но о. Макарий, осмотрев лично свою обитель, в которой уже при самом первом входе в нее застал грабителей увозивших вещи, пощажённые огнем и неприятелем, решился, хотя и с нуждой, водвориться в сей немедленно, предпочитая родное пепелище чужому гостеприимному крову.

Поручая себя молитвенному покрову крепкого Помощника и Защитника обители, Святителя Николая, о. Макарий с братией24 к празднику 6-го декабря 1812 года уже переместился в свою обитель.

Как мы видели выше, в ней во время неприятельского нашествия была всего одна малая церковь (придельная) во имя св. Великомученицы Параскевы; о. Макарий при первом её осмотре, 16 октября нашел, что престол и жертвенник были обнажены, но остались на месте; Царские двери были разломаны, резьба на иконостасе попорчена, почему о. Макарий по водворении в монастыре занялся исправлением повреждений, сделал на престоле и жертвеннике новые одежды (антиминс прежде нашествия был снят), и приведя все в должный порядок, обратился в Консисторию с вопросом: «Каким образом должно ему приступить к Богослужению в сем осквернённом нашествием неприятеля Параскевиевском приделе». На что получил Указ от 11 декабря того же (1812) года, «совершив в церкви малое водосвятие, окропить церковь внутри; за тем возложить на обнаженный неприятелем престол и жертвенник одежды по чиноположению, значащемуся в Требнике Петра Могилы».

Таким образом ровно через месяц после неприятельского нашествия попечением неутомимого Настоятеля было восстановлено Богослужение в его полуразоренной обители.

По требованию Епархиального начальства тогда же о. Макарий представил в Калужскую Консисторию ведомость о состоянии вверенной ему обители после нашествия и прогнания неприятеля, в которой изъясняет: «1) Вышеписанный монастырь по части церковного здания остался цел, но престольная и с жертвенника одежды и срачицы, и плащаница шитая по голубому бархату золотом, также паникадила медные, водосвятная чаша и блюдо для освящения хлебов и две пары шёлковых риз и местная икона Николая Чудотворца похищены, а книги по описи значащиеся все сожжены, восковые свечи разного сорта пудов до двенадцати разграблены, лучшая же ризница и вся серебряная утварь церковная соблюдена. Из части монастырских зданий: Настоятельские двухэтажные каменные кельи железом крытые внутренностью со всей мебелью и крышкою сожжены, а железо отчасти разграблено, и стены так разбиты, и к житию неспособны; братские двухэтажные каменные кельи также внутренностью и крышкою с имуществом их сожжены и стены разбиты и к житию неспособны, и во всех оставшихся жилых кельях рамы и стекла большей частью разломаны и разбиты. Из монастырского имущества медная, оловянная, чугунная и деревянная посуда пожжена и ограблена, годовая всякого рода провизия для братии заготовленная вся без остатку расхищена. Сена до трёх тысяч пудов, овса до пятнадцати четвертей, также связного железа, заготовленного для вновь строящейся церкви, сто пудов разграблено. Сверх сего кирпичные сараи и изба для рабочих с не малым количеством дров сожжены без остатку и пропало до 80,000 не обожженного кирпича, также не малое количество досок, приготовленных для нового строения и к конюшне принадлежащее имущество телеги, сани, колеса и конская сбруя. 2) Богослужение в оном монастыре по освящении алтаря производится. 3) Удалившийся из монастыря от неприятеля иеромонах Иов еще не возвращался, а находится ныне Калужской Епархии в Мещовском Георгиевском монастыре. Белый диакон Вонифатий найден под батареями убитым25. Послушники Сергий Иванов находится в Козельской Оптиной пустыни,

(25)

Евдоким Степанов где обретается, мне неизвестно. 4) Как братское имущество и провизия ограблены, то возвратившиеся в монастырь во всем не мало нуждаются. 5) Годовая сумма получаемая из Воспитательского Дома на содержание монастыря тысяча пятьсот рублей издержана еще до нашествия неприятеля, а неокладных сумм кроме шестнадцати рублей с полтиной с мельницы, которые также издержаны, ничего не имеется. 6) Монашествующие и послушники в другой монастырь переходить нужды крайней не имеют, а могут помещение иметь в своём монастыре. Из уцелевших зданий остались неповрежденными Настоятельские вновь выстроенные двухэтажные каменного здания кельи, крытые железом, в коих разбиты только все стекла, братская кухня и трапеза, пекарня, конюшня, квасоварня и две башни каменного здания, также гостиный дом и скотной двор с принадлежностями деревянного здания».

Возложив все упование на помощь Божию, о. Макарий весною 1813 года приступил к вторничному возобновлению обители; Т. А. Целибеев утомленный форменными отношениями к делу, в котором он желал руководиться лишь одними сердечными побуждениями, на форменный запрос к нему Консистории: «намерен ли он продолжать возобновление разоренного монастыря, отозвался, что он заниматься возобновлением сего монастыря не в силах». Тогда Преосвященный Евлампий, постоянно поддерживающий труды о. Макария своим Архипастырским вниманием, входя в положение обители и ревнуя о её восстановлени, вошел с представлением в Святейший Синод, испрашивая о вознаграждении сего монастыря за претерпенные им во время неприятельского нашествия убытки в строении единовременным пособием до 3000 рублей26. В следствие этого представления прислано при Указе из Святейшего Правительствующего Синода 1713 года апреля 2-го дня с прочими суммами, назначенными на исправление разоренных неприятелем в Калужской Епархии монастырских и прочих зданий, 3000 рублей; с этими-то деньгами и при пособии доброхотных дателей о. Макарий и приступил к обновлению обители. Так в этом году выстроен каменный двухэтажный корпус с деревянным мезонином и подвалами длиной 36, а шириной 12 аршин; вверху устроены Настоятельские и для почётных гостей покои, а в нижнем братские кельи, который по показанию самого о. Макария стоит около 25,000 рублей; в тоже время продолжались работы и по возведению заложенного в 1812 году перед нашествием неприятеля Соборного храма; необходимость потребовала сломать придельную церковь во имя Св. Великомученицы Параскевы; по сказанию старожилов несколько времени ежедневное служение (вечерня, утреня и часы) отправлялись в Настоятельском корпусе, но по настоянию Преосвященного Евгения, посетившего Малоярославецкую обитель, летом была изготовлена к зиме того же 1813 года новая придельная церковка и освящена самим Строителем о. Макарием 23 декабря во имя преподобных Антония и Феодосия Печерских Чудотворцев. В 1814 году отошёл ко Господу незабвенный благодетель Малоярославецкой обители Московской купец Т. А Целибеев; чувствуя приближение своей кончины, он написал (10 сентября 1814 года) духовное завещание на благоприобретенное им имение и сделав душеприказчиком о. Макария, тогда же отдал в его полное распоряжение билеты Московской Сохранной Казны на сумму 14,200, да от частных людей векселей, заемных писем и расписок на 56,400 рублей, а всего со включением земли и строения, стоящего 300 рублей, на сумму 70,900 рублей для употребления всей этой суммы согласно его завещанию на докончание начатого при его жизни монастырского строения.

В 1816 году Калужская Палата Гражданского Суда сообщением Калужской Консистории давая знать, что в нее представлено из Малоярославецкого городового Магистрата на утверждение завещания покойного Целибеева, вместе с тем требовала взыскать с Строителя о. Макария следующие со всей объявленной в духовном завещании суммы пошлинные 4363 руб. 50 коп. деньги и прислать их в Палату. Но о. Макарий, не имея возможности представить немедленно требуемых денег, как потому, что вся наличная сумма завещанная Целибеевым уже была издержана, так и по несостоятельности векселедателей, обратился к тогдашнему Обер-Прокурору Святейшего Синода, Князю Александру Николаевичу Голицыну, с прошением об исходатайствовании Монаршей милости в пользу монастыря.

В следствие всеподданнейшего о сем доклада Г. Обер-Прокурора покойный Государь Император Александр Павлович, «вместе с царским словом: закона переменить не могу, приняв в особенное внимание, что под стенами сего самого монастыря неоднократно переходившего в руки неприятеля, и наконец соделавшегося местом достославного поражения и победы, Высочайше повелел выдать из Государственного Казначейства 10,000 рублей, как на уплату пошлинных денег 4363 руб. 50 коп., требуемых Калужской Палатой, так и в пособие на исправление монастырских зданий27".

Этою монаршей милостью и высоким вниманием к восстановляемой обители деятельность о. Макария получила новые силы к продолжению начатых трудов, и надобно полагать, что в это-то время созрел окончательно в голове его гениальный план о построении нынешнего величественного Соборного храма; это тем вероятнее, если принять в соображение относящийся к тому времени вышеупомянутый отзыв Государя о Малоярославецкой обители, который служил для Старца удостоверением, что историческое значение обители не есть одна мечта высокой души его, но что отселе она уже запечатлена Царским словом и жертвой.

Но прежде, чем приступим к рассказу о построении нынешнего Николаевского Соборного храма, необходимо сказать, что было сделано о. Макарием вообще для обители, после её разорения. Тотчас по миновании неприятельского нашествия, о. Макарий приступил к обновлению монастыря и дело это шло у него безостановочно и успешно; выше упомянутые средства служили лишь основной того, что о. Макарий издержал на возрождение обители, при пособии разных благотворителей «всякого чину людей», которых он успел возбудить к участию в судьбах своей исторической обители. Подробнее о сем будет сказано ниже, а теперь исчислим, что сделано им с 1814 по 1825 год, заимствуя сведение о сем из представления о нем Св. Синоду Преосвященного Епископа Филарета (в 1825 году).

1) В 1813 году построен каменный двухэтажный, в низу с подвалами, длиною в 36, а шириной в 12 аршин корпус, в верхнем этаже и в мезонине с настоятельскими и для нарочитых гостей покоями, а в нижнем этаже с братскими кельями, покрытый железом и мумией, внутри и снаружи выштукатуренный, внутри сверх того расписанный хорошим мастерством и столярной работой в окнах, дверях, полах и лестницах отделанный, с изразцовыми печами, который корпус при всём наблюдении экономических издержек стоит до 25 т. рублей.

2) В 1814 году построена вновь с основания каменная по правую сторону св. ворот теплая церковь о двух приделах, первый внизу во имя Корсунской Божией Матери, а второй в верху во имя преподобных Антония и Феодосия Печерских с прикладкой к оной за ограду небольшой башни. Эта церковь внутри оштукатурена и по стенам расписана, с четырьмя изразцовыми печами, покрыта железом и окрашена зеленой краской медянкой. С отделкой двух иконостасов вызолоченных во резьбе, также с иконами и утварью употреблено на сию церковь до 26 т. рублей.

3) В 1815 году против помянутой церкви, по резолюции Преосвященнейшего Епархиального, построены больничные каменные кельи; внизу оных устроен каменный со сводами подвал, а подле самих келий за ограду каменная башня; покрыты железом и окрашены чёрною краской. С отделкой полов, дверей, рам, печей и со штукатуркой внутри употреблено на сей корпус 9 т. рублей с небольшим.

4) В 1816 году по резолюции же Преосвященного Калужского, выстроен по правую сторону каменный с деревянным по средине на обе стороны мезонином двухэтажный братский корпус в соответственность с Настоятельским шириной в 12, а длиной в 36 аршин, покрытый железом и выкрашенный мумией. В сем корпусе вверху в мезонине братская рухольня, в средине братские кельи и братская же трапеза с кухней, а внизу каменные погреба, для огородных овощей. С поделкой изразцовых печей, окон, лестниц и прочего стоит сей корпус более 19 т. рублей.

5) В том же году сделана каменная в полтора аршина толщиной ограда монастырская, простирающаяся по правую сторону от теплой церкви до братского корпуса, а по левую от больничных келий до Настоятельского корпуса с двумя каменными башнями, кои покрыты тесом и выкрашены мумией, что все стоит до 5 т. рублей.

6) В 1817 году построен кругом каменной стеной обнесенный конный двор, с каменной для людей избой, каменной же конюшней на 14 стойл, с сараями и поднавесами, покрытый тесом; который двор с таковой же обстройкою стоит более 7 т. рублей.

7) За монастырем под горою устроен скотный дом деревянный, кругом огороженный, и покрытый тесом, стоющий в обстройке более тысячи рублей.

8) На задней ограде монастыря, что в виду с возвышенностей от Московской дороги, построена новая каменная большая башня, и как оная, так оставшиеся после разорения неприятельского сараи и погреба покрыты железом и окрашены мумией. Что все стоит до 2-х тысяч рублей.

9) Начатая в 1817 году по резолюции Преосвященного Антония монастырская над св. воротами каменная трехъярусная колокольня окончена в 1821 году, всею каменной отделкой с покрытием купола, шпиля и карнизов белым железом, и стоит в полной отделке более 19 т. рублей.

10) В оврагах на ключах подле монастыря устроены три рыбные сажалки, с утверждением на них трёх высоких плотин; на что употреблено более 7500 рублей.

11) Кругом монастыря на правой стороне вновь заведён фруктовый сад с выпланированием под оный на оврагах 3 десятин, и с обгородкою вокруг толстым деревом. Что стоит более тысячи рублей.

12) В 1823 году по утвержденному плану и фасаду начата соборная во имя Святителя Николая церковь каменная двухэтажная, которая выведена уже до сводов верхнего этажа, и на которую в течении двух лет употреблено уже боле 45 т. рублей, да заготовлено для окончания оной необходимо нужного материала с лишком на 5 т. рублей.

13) На пожертвованной монастырю земле по причине крайне стесненного его и рвами с двух сторон окружённого местоположение, построен для поддержки на будущее время монастыря дом за монастырем, примыкающий к конному двору и монастырскому саду, весь каменный, покрытый железом и зеленой краской, и стоющий с принадлежащими к нему строениями, как-то: кухней, сараями и конюшней, более 8 т. рублей. Оный приносит монастырю доходу ежегодно 500 рублей.

14) Построен каменный подвал, покрытый тесом с покраской, который в обстройке стоит до 3 т. рублей, и отдается от монастыря в наймы в год за 300 рублей.

15) Сверх всего означенного приобретено им Игуменом Макарием от доброхотных дателей, во первых: четыре колокола, из коих большой в 251 пуд весом, за ним следующий в 172 пуда, средний в 87 пудов и меньший в 47 пудов; во вторых, для церковной утвари серебряных изделий, состоящих в венцах, крестах, потирах, Евангелиях и прочем, более полутора пуда серебра, и значительное количество риз церковных и других облачений парчовых и штофных; в третьих: на вечное обращение из процентов, для поминовения и устроения обители, приобретено им от разных доброхотных дателей, вновь сверх вышеозначенных капиталов ещё 30,000 рублей, кои и хранятся в Московском Опекунском Совете Императорского Воспитательного Дома.

Рядом с этим шло также безостановочно с 1814 по 1822 год возведение каменного Соборного двухэтажного храма, заложенного еще весною 1812 года; в одной из монастырских бумаг 1818 года видно, что в это время нижний храм уже был готов вчерне и изготовлялся для него иконостас, как вдруг постройка остановилась. По словам старожилов поводом к этому было будто бы то, что от внезапной осадки фундамента поделались трещины в сводах, на которых надобно было утверждать второй этаж. Может быть и так, но как бы ни было, а создавшийся в течение 8 лет (с 1814 по 1822 г. включительно) храм был разобран до основания и в 1823 году вторично заложен Соборный храм по новому плану, утвержденному в том же году Преосвященным Филаретом Епископом Калужским и Боровским.

В монастырских делах 1822 года есть Указ Калужской Духовной Консистории, в котором значится, что о. Макарий входил в сем году с прошением к Преосвященному Филарету, изъясняя в нем, что «по воле вкладчика, московского купца Терентия Целибеева, с 1814 года начатая строением в вверенном ему монастыре каменная двухэтажная во имя Святителя Николая Чудотворца и Преображения Господня церковь до сего времени строением еще не окончена; а по личному усмотрению Его Преосвященства оная церковь признается удобнее быть одноэтажной, и потому просил дозволения вместо двухэтажной построить одноэтажную во имя Святителя Николая Чудотворца на том же основании»; на что и последовала резолюция Преосвященного Филарета дозволить.

А между тем из донесения того же Преосвященного Филарета Святейшему Синоду в 1825 году видно, что с 1823 года началось в монастыре строение Соборной двухэтажной же церкви по плану им утверждённому в гораздо обширнейших против прежней размерах; соображая все эти обстоятельства, мы приходим к тому заключению, что о. Макарий, как человек с пылкой душею и твёрдой волею, будучи проникнут мыслью о значении Малоярославецкой победы для всего нашего Отечества, вознамерился создать во вверенной ему обители достойный её памятник, построением такого храма, который бы по своим размерам, виду и внутренней отделке был достойным памятником и выражением приснославного события; возможности же достигнуть осуществления этого задушевного плана он питал надежду чрез то, чтобы сделать участниками в построении сего храма всю Россию, всех сподвижников и участников знаменитого 1812 года.

Мысль эта утвердилась, созрела и окрепла в его уме, окончательно, как мы полагаем, в 1817 году, когда сам блаженной памяти Император Александр Павлович, вняв просьбе Старца, пожаловал на обновление Николаевской обители 10,000 руб. из Государственного Казначейства, и вместе с тем дал возможность осуществиться мысли Старца, признав официально историческое значение его обители.

Вслед за этой милостью последовала другая: Николаевский монастырь в том же самом 1817 году, по представлению тогдашнего Калужского Епископа Преосвященного Антония был введён в число штатных монастырей и тоже: «в память и в вечное благоволение Всевышнего, Отечеству нашему над врагами преславную победу под стенами Его даровавшего28."

Приняв эти милости за явный знак благоволения Божия к его тайному сердечному обету, о. Макарий начал мало по малу готовиться к достойному осуществлению своей поистине гениальной мысли, и найдя полное сочувствие к ней в тогдашнем Архипастыре калужской паствы Преосвященном Филарете, по своему иноческому смирению и дорожа не словами, а сущностью дела, облёк его с согласия Преосвященного в ту официальную форму, которая сохранилась на страницах приведенного выше консисторского Указа: «дозволение вместо строившегося двухэтажного построить одноэтажный на том же основании.» С тех пор построение этого храма сделалось задачей всей жизни трудолюбивого и боголюбивого Старца, главным предметом его дум, забот и попечений; о совершении сего дела он молился в храме и в тиши келейного уединения, им был занят с раннего утра до позднего вечера, ездил для сборов в Москву и, возвратясь, с усиленной деятельностью принимался за продолжение работы, писал к кому только мог от высших до низших, прося, моля и убеждая внести свою лепту на дело, которым желал увековечить память места, послужившего пределом нашествия двадесяти язык.

Бог благословил намерения и труды Старца, хотя ему также не суждено было видеть полного осуществления своей мысли, может быть для того, да не похвалится всяка плоть пред Богом.

Но тем не менее святое дело совершилось и Николаевский храм из рода в род будет напоминать о славном событии, а величественный вид его заставит невольно всякого спросить об имени Строителя, прах которого покоится под сводами святилища, рядом с другим незабвенным благодетелем Малоярославецкой обители Т. А. Целибеевым, благочестивая щедрость которого положила начало обители и храму.

Рассказав общую историю построения храма, перейдем к частностям. Мы уже упомянули, что с 1817 года Старец заметно начал подготавливаться к осуществлению своей заветной мысли: к 1822 году он окончил обновление обители, обеспечил непрерывность богослужения построением и внутренней отделкой двухпрестольного теплого храма, трехъярусной колокольни, устроив во всех частях монастырское хозяйство, которое расширилось через дарованные монастырю и положенные по штату угодия, и обеспечил содержание братии прибавлением к прежнему основному капиталу, внесенному купцом Целибеевым в пользу обители 20,000, еще 30,000 рублей ассигнациями.

И после этого он всей душой отдался осуществлению своей гениальной мысли: построению нового Соборного храма, который заложил в 1823 году. Из донесения Преосвященного Филарета Святейшему Синоду (с представлением о. Макария в архимандриты) в 1825 году видно, что в сем году новосозданный храм, был уже выведен до сводов верхнего этажа, на что в течении двух лет употреблено более 45,000 рублей; да заготовлено для окончания оного необходимо нужного материала слишком на 5000 рублей.

Возникает вопрос: откуда брал о. Макарий такие суммы как на обновление обители, так и на создание такого храма, каким украсил он Николаевскую обитель?

Мы уже заметили, что он умел подвигнуть на участие в сем деле все сословия, и в особенности участников 1812 года.

Основанием Николаевскому храму послужил, как признает сие сам его Строитель о. Макарий, Благочестивейший Государь Император Александр I, о чем о. Макарий во всех своих воззваниях к жертвователям выражался так: «Щедроты в Бозе почившего Монарха России Александра Павловича положили основание храму во имя Святителя и Чудотворца Николая, воздвигаемому иноками Малоярославецкого Николаевского Черноостровского монастыря в память героев, павших у стен оного в прошлую 1812 года войну за веру, Царя и Отечество, а ревнующие примеру Монарха, Его верноподданные добровольно по мере любви к святыне, пожертвованием преподавали средства к окончательному сооружению оного.»

Из участников войны 1812 года, к которым обращался с просьбой о пожертвовании на созидание храма о. Макарий, первыми являются храбрые сыны Дона, игравшие столь важную роль в отечественней войне. О. Макарий вступил в переписку с тогдашним Наказаным Атаманом Войска Донского, Генерал-Лейтенантом Алексеем Иловайским в первый год построения нынешнего соборного храма, то есть, в 1823 году. В монастырском архиве сохранилось особое дело, составившейся из этой переписки о. Макария и отношений Наказных Атаманов, с препровождением к нему денег, собранных при их содействии от всех чинов воинства Донского; дело это составляют шесть отношений за подписью Наказного Атамана, Генерал-Лейтенанта Алексея Иловайского 1-го: 1) От 17 июня 1823 года с препровождением 435 руб. 3 коп. ассигн.; 2) От 31 августа 1823 года с 1615 руб. 60 ½ коп. ассигн.; 3) От 26 ноября 1823 года с 1017 руб. 80 коп. ассигн.; 4) От 24 января 1824 года с 352 руб.; 5) От 8 мая 1824 г. с 55 руб. ассигн.; 6) От 19 января 1826 г. с 122 руб. ассигн. и два отношения за подписью Наказного Атамана Ивана Андрианова: 7) От 7 января 1827 года с препровождением 160 руб. ассигн., 61 руб. сер. и 2-х голландских червонцев, и 8) От 22 марта 1827 года с 100 руб. 45 коп. серебром.

В том же деле сохранились и два благодарственных письма, которые писал о. Макарий к Иловайскому по получении пожертвований; первое письмо оканчивается так: «Нося по сие время язвы нанесенные в 1812 году, мы не можем без помощи верующих свершить обета нашего при всём сильном стремлении увековечить следы прошедшей славы и доблести сынов России, искупивших ценой крови теперешнее бытие наше. Возвысьте и паки, Ваше высокопревосходительство, глас моления нашего к сынам знаменитого Дона! Да вспомянут храбрые те печальные дни осиротевшей обители нашей, когда громы вражьих ополчений разрушали дом Бога Вышнего и место святыни Его, и обозря ряды беспрерывных трудов своих и славы, утешатся наконец мыслью, что мерой их усердия к Святыне, на развалинах и пепле созиждется священный памятник, во свидетельство позднейшему потомству сыновней преданности Дона к Отечеству и любви к славе его.»

«Я же смиренный со всею о Христе братией поставим священным себе долгом на гробах усопших о Господе Донских воинов совершать неумолкаемое поминовение и моление о душах их, доколе Вышнему Богу угодно будет продолжать бытие обители сей.»

В другом письме (от января 1826 года) о. Макарий писал к тому же Наказному атаману Иловайскому: «при сем долгом моим поставляю почтеннейше известить Вас, Милостивый Государь, что труд, употребленный Вами на собрание посильных приношений на сооружение дома Божия, равно и всех вообще подкрепивших пожертвованиями намерение наше, не тощ пред Господем: храм зиждемый в обители нашей, помощью Божией и Угодника Его Святителя Николая, почти уже приведен к окончанию. Церковь совершена и купол покрыт железом, но судя по великолепию вида наружного, внутреннее украшение долженствует соответствовать оному, и требует еще значительной суммы.»

«До избытка проникнутое сердце мое благоговейным благодарением к тому: имже вся быша, возбуждает меня, а Ваша снисходительность и благосклонность осмеливают еще раз взывать к Вам, яко особенному споспешнику мне в деле созидания дома Божия, о приглашении известных Вам по усердию и ревности во благочестии особ к пожертвованию на внутреннее украшение оного. И так явите мне, благотворитель, через сие новый опыт ревности своей. Дело Ваше напишется неизгладимыми буквами в книге живота. Верен Бог, обещавый воздать десятерицею всем делающим для славы Его великого имени. Необидлив Он, еже забыти и дела Вашего и труда любве, ею же послужисте братии, Вашей."

Одновременно с обращением к усердию Донского воинства, о. Макарий обращался с просьбой о пожертвовании на созидание Николаевского храма и в полки Гвардейского корпуса, причем писал: «Малоярословецкий Николаевский монастырь, воззванный к бытию, после разорения в Отечественную 1812 года войну претерпевшего, в недрах своих и на останках разрушения воздвизает ныне храм во имя Святителя и Чудотворца Николая.

Цель сооружения того святилища есть усердие Старцев монастыря почтить память Героев, павших во брани за веру, Царя и Отечество; основанием к зданию доселе было добровольное каждого, по мере любви в святыне, пожертвование.»

«Игумен монастыря оного покорнейше просит лейб-гвардии (такой-то) полк принять участие в пожертвовании на создание храма того! марта дня 1823 года. Богомолец Игумен Макарий.»

Сверх письменных приглашений к пожертвованию мест и особ известных своим благочестием и щедростью, о. Макарий посылал в Москву и в окрестные губернии сборщиков на тот же предмет. В одной из сборных книжек сохранилось и посланное с ними воззвание такого содержания:

«Благочестивые чада Церкви Христовой!

Известно всем, сколько в несчастную годину для Отечества нашего пострадал город Малоярославец, при котором положен конец неистовству врага, и указан путь к постыдному его бегству. Но ни одно место в сем городе не претерпело столько, как обитель Черноостровская, бывшая так сказать с обеих сторон метою для гибельных орудий, так, что все почти в оной здания до основания были разрушены и истреблены и бедным рассеянным старцам не оставалось никакого в оной пристанища. Но Промысел Вышнего видимо в святых обителях имени Его великому посвященных присутствующий, подвиг благочестивые сердца к состраданию, и любовь их к святыне помогла разрушенное несколько исправить и устроить. Остаётся до ныне неоконченным единый главный храм, во имя Святителя Николая воздвигнутый, колокольня, и прочее каменное здание.

По сему-то обитель, щедротами Благочестивейшего Монарха и усердием доброхотных дателей из пепла и праха возрожденная, но еще лишённая своего лучшего украшения, к вашему ныне, Христолюбивые чада церкви усердию, обращается с мольбой, благочестивую вашу любовь умоляя, простерти к ней руку помощи, и споспешествовать устроением в оной святилища и прочего.

Всё во всех почти местах разрушенное рукою врага облеклось в лучшую прежней лепоту свою, единая сия обитель носит еще на себе следы своего разрушения. И неужели благочестие ваше, толикие знаки оказавши доброхотства и щедрости, откажет в помощи взывающей к вам сей обители?

Конечно, всякое доброхотное даяние приемлет Вышний с благосердием: но вящшую являет благодать к тем, которые оказывают любовь свою ко храмам имени Его посвященным. Он выну присутствуя в оных, каждодневно внемлет молитву своих служителей, о создателях храма и вносит имена их купно с оною в книгу живота.

Благочестивые чада Церкви Христовой, не отвергните мольбы сея и не затворите сердец ваших к прошениям обители, денно и нощно молящейся о здравии и долгоденствии своих доброхотных дателей.

Вашего благочестия

усердные богомольцы общежительного монастыря

Архимандрит Макарий с братией.»

По кончине o. Макария, при поверке сборных книг оказалось собранной по оным суммы 21,083 руб. 13 коп. сер., но это составляло менее половины той суммы, (45,000), которая употреблена о. Макарием на построение одного Николаевского Собора в два первых года по его заложению (в 1823 году).

Из сборщиков того времени особенной памяти Николаевской обители заслуживает монах Иоанникий, который почти постоянно проживал с этой целью в Москве и пользовался особым расположением московских граждан, в особенности же купеческого сословия. Память о о. Иоанникии и расположение к нему еще недавно (в 1861 году) проявились особенным образом: один из московских жителей, пользовавшийся духовными назиданиями о. Иоанникия, поручил о. протоирею московского Архангельского Собора 2000 рублей серебром с тем, чтобы на эту сумму через посредство его была воздвигнута в обители над могилой покойного Старца часовня, в которой теплилась бы неугасаемая лампада и совершалось в положенные дни о упокоении души представльшегося церковное поминовение29.

Окончив вчерне Николаевский Собор, о. Макарий продолжал неусыпно заботиться о том, чтобы внутреннее велелепие храма соответствовало его величественной наружности. А как основание храму положили щедроты тогда уже почившего Монарха, то Старец желал, чтобы и в основе внутреннего украшения также положена была жертва его преемника, тогда Царствующего Государя Императора Николая Павловича.

Руководимый такими мыслями, о. Макарий обратился к одному из тогдашних советников, уже оказавшему свое благоволение к Малоярословецкой обители своим ходатайством о включении её в число штатных монастырей, князю Александру Николаевичу Голицыну, в августе месяце 1826 года с письмом:

Сиятельнейший Князь

Миловестивейший Государь!

Восстановление по милостивейшему Вашего Сиятельства ходатайству у покойного Государя Императора Александра Павловича из небытия в бытие из заштатных и прежде вовсе бывшего уничтоженного, в число штатных Малоярославецкого Черноостровского Николаевского монастыря и испрошением милостивейшего пожертвования монастырю в прошлом 1817 году были первым и начальным для меня с братией побуждением пещися о приведении в благоустройство как самого монастыря, так и священного храма во имя Святителя и Чудотворца Николая, в 1812 году в нашествие неприятельское разоренного.

На продолжение с того времени устроения споспешествовали не токмо окружные, но из дальних губерний, а паче войска Донского, доброхотные датели, побуждаемы будучи особенной ревностью веры воздвигнуть разоренный храм Святителя Христова Николая, яко священный памятник на высотах гор Малоярославецких, откуда крепкой мышцей всесильного Бога и скорым в бедах предстательством Святителя Христова Николая низвержен новый Фараон со всем воинством и всесовершенно препят в путя своего неистовства и опустошения остальных губерний.

Высокоблагодетельнейший Патриот Христовой Церкви и Отечества верный сын! Чувствую истощение сил моих и братии, не нахожу более ни средства, ни надежды доставить сооруженному храму всевозможным старанием внутреннего украшения, доверши тобою начатое ими же сам веси судьбами во славу Бога и Его Угодника; в честь Отечества и в память защитников героев за спасение наше и будущих родов пред очами нашими живот свой положивших».

При сем был приложен список самонужнейших для новостроющейся церкви вещей.

А в сентябре месяце того же самого года о. Макарий получил от князя A. Н. Голицына частное уведомление следующего содержания:

Действительный Тайный Советник, князь Александр Николаевич Голицын уведомляет Игумена Малоярославецкого Никольского монастыря отца Макария, утруждавшего Государя Императора всеподданнейшей просьбой о вспомоществовании на внутреннее украшение отстраиваемого в сем монастыре храма, что Его Императорское Величество в 11 день сентября Высочайше повелеть соизволил: сделать от Двора ризницу на Соборное служение сего монастыря, которая и будет в свое время доставлена из кабинета его Величества.

Князь Александр Голицын.

27 Сентября 1826 года.

Москва.

Ризница эта (из зеленой материи с золотыми крестами) была прислана в Калужскую Духовную Консисторию от Министра Императорского Двора, при отношении Его Сиятельства князя Волконского, а из консистории к Настоятелю монастыря Игумену Макарию при Указе от 21 марта 1827 года за № 1104. В ответном от Настоятеля донесении в Консисторию от 12 апреля того же 1827 года сказано, что: «за изъязвление Монаршей милости отправлено благодарственное молебствие Соборне.» Ризница сия употребляется нарочито в Царские дни.

Продолжая изыскивать средства к приведению в окончание внутренней отделки храма, о. Макарий в 1828 году снова утруждал князя A. Н. Голицына об исходатайствовании Высочайшего повеления Комиссии Духовных Училищ выдать ему на сей предмет заимообразно 15,000 рублей, но просьба эта не имела успеха. Оставленный одним собственным средствам, то есть, поддержке от частных пожертвований с течением времени умалявшихся, о. Архимандрит Макарий тем не менее до последнего дня своей жизни продолжал трудиться над исполнением гениально задуманного плана, не уклоняясь ни мало от его осуществления и в самомалейших частностях.

А между тем здоровье его расстроенное беспрерывными напряженными трудами видимо истощалось, как лампада раздуваемая ветром. Старец прожил одно лето в Москве, где пользовался минеральными водами, хлопоча в тоже время о сборе на храм, и возвратясь в обитель, с удвоенной ревностью принялся за любимое дело. Смерть застала его не на одре, а среди обычных трудов. Он мирно скончался на руках им собранной и любившей его как попечительного Отца братии, 27 августа 1839 года на 74 году от рождения и погребен внизу под сводами созданного им храма, рядом с своим духовным другом и сотрудником Т. А. Целибеевым.

Как Моисей не сподобился войти в землю обетованную, а только видел её издалеча, так и о. Макарию не суждено было видеть полное осуществление своей мысли, дни его прекратились в то самое время, когда он, отягченный бременем забот и лет, отдыхал мысленно, на созерцании внутренней лепоты своего создания; но советы Божии не суть якоже советы человеческие: докончить внутреннюю отделку и праздновать освящение Николаевского храма суждено было преемнику о. Макария о. Игумену Антонию.

В управление о. Макария Малоярославецкая обитель была осчастливлена посещением двух царственных особ: в Бозе почивающей Императрицы Марии Фёдоровны и наследника престола Великого Князя, ныне благополучно царствующего Государя Императора Александра Николаевича; отслужа панихиду по убиенным здесь православным воинам, они входили на балкон настоятельского дома, откуда открывается прекрасный вид на поле, кипевшее сражением 12 октября 1812 года, и любовались живописными окрестностями.

Покойная Государыня Императрица Мария Федоровна посетила обитель в 1826 году, когда ехала на встречу Императрице Елисавете Алексеевне, но известясь об Ея кончине в Белеве, на возвратном пути из Калуги в Москву, в проезд через Малоярославец, изволила пожаловать в Николаевский монастырь для поминовения Венценосной покойницы 1000 руб., на кои устроено бархатное пунцового цвета облачение, употребляемое при богослужении в торжественные дни.

Государь наследник Великий князь Александр Николаевич, ныне благополучно Царствующий Государь Император, посетил Малоярославецкую обитель во время путешествия своего по России в 1837 году.

Подробности сего посещения видны из донесения о нем настоятеля обители тогдашнему Калужскому Архиерею, Преосвященному Епископу Николаю, от 22 июля 1837 года. Вот извлечение из этого донесения: «Сего июля 21 дня, по предварительном извещении о скором прибытии Его Императорского Высочества наследника и Великого князя Александра Николаевича в город Малоярославец, в монастыре Черноостровском производим был несколько времени в большой колокол благовест, и потом, когда Его Высочество приближаться начал к городу, был звон во вся. Настоятель монастыря с братией, согласно изданным на сей предмет правилам, со крестом во святых вратах в начале 1-го часа по полудни сретали Государя Наследника. Его Высочество, приложившись ко кресту, окроплённый на руку священной водою, шествовал в теплую церковь монастырскую за Настоятелем, при пении тропаря: «Спаси Господи люди твоя.» По входе в церковь и сугубой ектении принесено было Господу Богу моление и о здравии всей Августейшей Фамилии и провозглашено многолетие. После чего Государь Наследник, по целовании креста, прикладывался к иконам, потом, по выходе из теплой церкви, был в новоустроенной соборной монастырской церкви и пожаловал в оную 300 рублей ассигнациями денег. Далее удостоил посещением и настоятельскую келью, в которой, спросивши про мезонин верхний, изволил входить в оный и, соображаясь с военными планами и описью, рассматривал те местоположения, где в 1812 году были воинские действия русских сил с неприятелем. Наконец, после после сего настоятель монастыря проводил высокого посетителя до экипажа, что было уже во 2-м часу, и Благоверный Государь Цесаревич, Наследник престола изволил отправиться по тракту из Малоярославца в Тарутино. А в монастыре Черноостровском тогда же по чиноположению совершено было о благополучном Его Императорского Высочества путешествии с коленопреклонением молебствие. Во все время бытия Его Высочества в Малоярославце большое было стечение разного пола, возраста и состояния зрителей при ясной и благоприятной погоде.

О чем в сходственность с 22-м пунктом правил встречи Императорской при Указе ко мне от 17 мая сего года за № 2639 присланном Вашему Преосвященству благопочтеннейше сим и рапортую. Июля 22 дня 1837 года.»

Все Калужские Архипастыри, при коих о. Макарий управлял обителью, более или менее ценили его усердие и неутомимую деятельность, соединенную с примерным благочестием, которое одно и одушевляло, и поддерживало его в скорбях и заботах, сопряженным с многотрудным званием Настоятеля.

Но особенно были расположены к о. Макарию три Архипастыря: Епископы Евлампий, Антоний и Филарет. Первым он был избран и утвержден в звании Настоятеля восстановленной обители и Преосвященный видимо дорожил им, поддерживал его, как человека вполне оправдавшего его выбор и доверенность, двукратным возграждением обители с 1809 по 1812 г. и после разорения от неприятельского нашествия. Он же исходатайствовал разоренной обители хотя небольшое, но во время весьма полезное пособие (3000 руб.). Преосвященный Антоний, видя благоустройство Малоярославецкой обители, коим она была единственно обязана неусыпному попечению своего Настоятеля, свидетельствовал о его трудах Святейшему Синоду в своём представлении (в 1815 году) и тем содействовал зачислению обители в число штатных монастырей в 1817 году по его же представлению, а в 1818 году о. Макарий возведен в сан Игумена. Наконец Преосвященный Филарет, как Архипастырь просвещенный, кроткий и монахолюбивый, умел оценить в о. Макарие редкое сочетание внешней способности к хозяйству с ревностью к славе Божьего имени и устранив формальности, нередко столь стеснительные для всякой благонамеренной и честной деятельности, своим личным сердечным участием в деле построения храма более всех своих предместников облегчил о. Макария в осуществлении его гениальной мысли: создать в Малоярославце храм, достойный служить вековечным памятником великого дня, 12 октября 1812 года, дня, в который гордый воитель невольно должен был опытом убедиться, что и при самых гениальных соображениях есть пределы надеющимся на ся! Замечательно, что таковым пределом для земного величия суждено было послужить малому городку, в имени которого недаром скрывалось слово слава, как будто зародыш той великой славы, которая приосенила его на веки веков в благознаменитый день 12 октября 1812 года.

Для большей характеристики о. Макария приведем из переписки его несколько писем (хранящихся в монастырском архиве) как с своими архипастырями, так и с другими благочестивыми духовными и светскими особами, высоко ценившими иноческое участие, добродетели, благочестие и ревность к делу Божию.

Два ответных письма Митрополита Иона

1

Преподобнейший Отец Игумен Макарий,

Возлюбленный о Христе брат!

Приятно видеть из писания вашего, мною полученного, что вы продолжаете украшать святую свою обитель. Приглашение на пожертвование для сего предмета, близко к сердцу обитающих в России; но Асийским жителям оно далеко. Хотя Грузия гораздо прежде России, т. е. в начале 1-го столетия по Рождестве Христова, восприняла веру Христианскую, и видны следы прежнего его благочестия; но со всех сторон будучи окружена дикими и безбожными народами, беспрестанно обуревалась от частых набегов их, потрясений, убийств, опустошений, разграблений, истреблений, и с политическим ослаблением ее, ослабела вера, так что удивились бы вы, если бы видели, сколь несоответственны святыне и бедны самые храмы Господни.

Препровождая при сем 100 рублей, прошу употребить оные на сооружаемый Вами храм Святителя и Чудотворца Николая, и не забывать в святых ваших молитвах того, который с истинным почтением и братской любовью всегда был и пребудет к Вам,

Боголюбезный Старец,

покорнейшим слугой

Екзарх Грузии Иона, Архиепископ Карталинский и Кахетинский.

10 августа 1825 года Тифлис.

2

Высокопреподобнейший Отец Архимандрит Макарий,

Возлюбленный о Христе брат!

За любовь и писание ваше, полученное мною с подателем сего, Старцем вашим искусным, благодарю Ваше Высокопреподобие. По записке, посланной мною с ним, прошу вас и братию вашу святую у престола Божия поминать за упокой сродников и благодетелей моих. На сей конец и известная вам сумма на имя Настоятеля с братией святой обители вашей, в Московский Опекунский Совет на вечное обращение в Сохранной Казне из узаконенных процентов мною внесена; в чем чрез Калужскую Консисторию вы давно, думаю, получили билет. Приятно мне было в проезд мой из Грузии в С. Петербург видеть неусыпное ваше попечение о благоустройстве святой обители вашей и благолепии Божественных в ней храмов. Да благопоспешит Господь Бог благочестивой ревности вашей, во славу всесвятаго имени Своего, украсить прекрасный помощью Его святой сооружённый вами храм благолепным иконостасом. Сего, так как и вечного веселья, мира и спасения о Христе Иисусе, усердно вам желая, пребуду с истинным почтением и любовью

Вашего Высокопреподобия

усерднейшим доброжелателем Митрополит Иона.

12 июля 1833 г.

С. Петербург.

3. Письмо Преосвященного Евлампия

Преподобнейший Отец Макарий!

Благодарю вас за поздравление, и с тем же вас поздравляя, молю воскресшего Господа, да благословит вас и обитель вашу благодатью Своею и во искушениях ваших укрепит и утешит. Прочь уныние и горесть! Воскресший Христос вина нашего неотъемлемого есть веселия.

Приезжайте скорее не медля ко мне. Я имею средства помочь, не опускайте.

Усердный вам

Евлампий Епископ Калужский.

20 Апреля 1813

К. Л. А.

4. Письмо Преосвященного Филарета

Преподобнейший Отец Игумен Макарий,

Любезный о Господе брат!

Чувствительнейшую приношу вашему Преподобию благодарность за память вашу о моем недостоинстве, и за поздравление меня со всерадостнейшим и всеспасительным днем воскресения Господа нашего Иисуса Христа. И вас взаимно поздравляю с сим великим праздником, и от всего сердца желаю, да сподобит вас Господь Бог насладиться блаженным лицезрением Его в невечернем дне Царствия Своего. Молю Господа милосердия и щедроты да поможет вам совершить храм святый, созидаемый многотрудным и многоболезненным попечением вашим, во славу Его Пресвятого имени! Не скорби брат, что не получаешь за труды твои воздаяния. Придет время, когда Господь воздаст тебе мерою полной преливающейся. Для истинного монаха благо есть от единого Господа получать себе утешение и награду.

Призывая на вас и на обитель вашу благословение Божие со всегдашнею к вам любовью, имею пребыть

Вашего Преподобия

покорнейший слуга

Филарет Епископ Рязанский

8 мая 1826 года, Рязань

5. Письмо Графини A. А. Орловой-Чесменской

Преподобнейший и Почтеннейший Отец

Игумен Макарий!

Поздравляю вас с наступающим праздником Рождества Христова, равно с приближением нового года; желаю вам от всего моего сердца получить от Рождшегося Царя Славы всех благ земных и вечных; благодарю вас чувствительно за приятнейшее ваше писание. Молю и прошу Господа, дабы Ваши желания совершились надо мною многогрешной, и чтобы я воистину жаждала очистить мое окаянное сердце, для принятия Единого Сладчайшего Господа нашего Иисуса Христа! О! Христе всех Царю, даждь ми слезы тёплые, да плачу мою душу, юже зле погубих.

Истинно воистину, кроме зла во мне ничего не обретается30. Прошу ваших святых молитв и вашего благословения. Остаюсь с истинным уважением вас много почитающая

А. Орлова-Чесменская

Остров 22 декабря

1822 г.

Простите меня Господа ради, что не посылаю к вам никаких лекарств, не знаю что может быть для вас полезно. Если же ваше здоровье доселе не исправилось, то сделайте милость, отпишите все в подробности, чтобы доктор мог знать, что для вас нужно. Ваши поручения нашим общим знакомым еще не выполнила; причина оному, что я уже несколько дней живу в Острове в своём тихом уголке, а как только их увижу, то непременно в точности ваше приказание выполню. Прошу паки вашего благословения, почтеннейший о. Макарий, при желании вам совершенного здоровья, примите мой земной поклон за все.

***

Две каменных церкви и трехъярусная колокольня, братские и больничные кельи, обнесенные оградою, а вне его каменные: гостиница, конный и скотный двор и на пруду мельница, отдаваемая в арендное содержание, вот, говоря вкратце, в каком виде остался Малоярославецкий монастырь по кончине своего незабвенного обновителя; но если все эти монастырские постройки и обязаны своим бытием изобретательной и неусыпной ревности О. Макария, при котором содержание обители обеспечено значительной капитальной суммой и доходами с монастырских хозяйственных заведений, то многое также оставалось и после него упрочить и довершить, особенно же предстоял высокий подвиг духовного устройства братии, которой собралось более 20 человек, дабы сами они, как живые камни созидались в храм духовный для принесения духовных жертв благоприятных Богу Иисусом Христом (Петр.1:2,5). Вместе с тем, как обитель сия служит священным памятником славных военных событий, она напоминает живущим в ней инокам о необходимости брани духовной с страстями, воюющими на душу и с греховными помыслами, составляющими их злой корень. Короче сказать, за внешним устройством сей обители оставалось водворить и утвердить её внутреннее устройство, по духу веры и благочестия, по правилам опытных подвижников, по образцу лучших обителей Русских. И об этом-то духовном подвиге в св. обители ревновал преимущественно во время своего управления преемник о. Макария, о. Игумен Антоний, который поступил сюда из Скитоначальников Скита Иоанна Предтечи при Оптиной пустыни, и завел здесь тамошний монастырский чин и порядок.

На долю о. Антония выпали также заботы и о приведении к окончанию Николаевского храма, по внутренней отделке; слух о скором открытии памятника требовал ускорения дела, а притом и собственное усердие и внимание к памяти предшественника внушали желание сделать все именно так, как было задумано основателем. Настоящая церковь освящена в день памятной бородинской битвы 26 августа 1843 года, Преосвященным Николаем Епископом Калужским и Боровским при многочисленном стечении народа. Прилагаем31 современное событию описание сего духовного торжества, написанное одним из его очевидцев и участников, тогдашним инспектором Калужской Духовной Семинарии о. иеромонахом Даниилом.

Вверху за балюстрадой устроен небольшой придел во имя Преображения Господня, и к 1848 году окончена совершенно внутренняя отделка храма, а именно: оба иконостаса как настоящий, так и вверху придельный вызолочены; вся прежняя живопись на стенах и в куполе возобновлена, с прибавлением по стенам еще вновь до 30-ти разных священных изображений; местные св. иконы поновлены, оба клироса в настоящей закрыты по приличию большими вызолоченными киотами, в коих устроены на правой стороне: иконы двунадесятых праздников; а на левой святцы 12 месяцев. Сделано новое большое паникадило, металические позлащенные хоругви и прочая приличная утварь. А в 1849 году июля 3 дня освящен и придельный храм во имя Преображения Господня; так с Божией помощью довершилось окончательно устройство нынешнего храма Св. Николая, продолжавшееся 36 лет (с 1813 по 1849 год), а если исключить 12 лет, употреблённых на построение первого (сломанного потом) храма, 24 года (с 1825 по 1849 г.)32

О. Игумен Антоний, окончив начатое его предшественником внешнее и положив прочное начало внутреннему устроению обители, в 1853 году отказался по болезни от Настоятельской должности, ныне продолжает свой молитвенный подвиг в Оптиной пустыне, являя братству оной назидательные примеры смирения, а вместе и всех иноческих добродетелей, и с терпением и благодарением неся тяжелый крест повседневной болезни.

На место его назначен в Настоятели Малоярославецкой обители Мещовскаго Георгиевского Монастыря Игумен Никодим, также из постриженников Оптиной пустыни.

Забота о поддержании и улучшении всего сделанного двумя его предшественниками была главной чертою его 9-летнего управления. Так в 1854 году Соборная церковь и колокольня прочно оштукатурены, а также и теплая церковь. Настоятельские кельи, братский корпус и гостиные кельи, и все это перекрыто вновь листовым железом. В том же 1854 году на одном дворе с гостиницей, на восточной стороне оного, выстроена иждивением московского купца Александрова странноприимница. В донесении своём о её построении Преосвященному Григорию от 30-го сентября 1855 года о. Никодим писал: «Сим честь имеем донести, что предполагаемый странноприимный дом при Малоярославецком Николаевском Черноострожском монастыре, собственно для принятия проходящих бедных странников, где бы они имели возможность ради Господа Иисуса Христа успокаиваться безмездно, ныне приведен к окончанию, и благодетельный виновник сему, Мануфактур Советник Павел Матвеевич Александров, существование дома сего обеспечил на все времена, положив в Сохранную Казну Московского Воспитательного Дома 10,000 руб. сереб. с тем, чтобы получаемые проценты с капитала сего употребляемы были на пищу странникам, а с 3000 руб. серебром, им же положенных, проценты на ремонт и поддержание странноприимного Дома сего, каковые билеты монастырь и получил.

«О каковом благодетельном учреждении донося Вашему Преосвященству, мы всепокорнейше просим существование странноприимного дома сего упрочить на вечное время законным порядком и в память благотворителя дом назвать Павловским".

Все сие и исполнено, согласно желанию о. Никодима: долг справедливости требует заметить, что как внушение сей благотворительной мысли г. Александрову, так и материальное её исполнение принадлежит непосредственно о. Никодиму.

В 1859 году о. Никодим вошел к Преосвященному рапортом, в котором изъяснял: «что Малоярословецкого уезда помещик, отставной майор Федор Максимович Максимов в память сражения при городе Малоярославце в 1812 году, где был ранен, а многие из товарищей его пали геройской смертью, желает на могилах их выстроить каменную по прилагаемому при сем плану часовню с тем, чтобы она принадлежала во все времена вашему монастырю. При часовне полагается теплая келья для монашествующей братии, обязанность которых будет читать заупокойный псалтырь, смотреть за чистотой и охранять её от неприязни, а в день самой битвы, т. е. 12 октября, после Божественной Литургии из монастыря, Соборной и Градских Церквей к часовне быть крестному ходу для совершения по убиенным православным воинам панихиды. Построение часовни поручается мне. Представляя таковое похвальное усердие майора Максимова на усмотрение Вашего Преосвященства, он всепокорнейше просит доброе намерение его архипастырским благословением своим не оставить».

По получении разрешения о сем от святейшего Синода было приступлено к постройке. Часовня окончена и приготовлена к освящению в сентябре 1860 года. На донесение о сем о. Никодима последовал Указ 7 октября 1860 года, коим согласно его представлению разрешено ежегодно совершение к сей часовне 12 октября крестного хода из собора и всех церквей в совокупности с монастырём для отправления панихиды о убиенных в тот день в 1812 году воинов.

В 1857 году о. Игумен Никодим, по представлению Преосвященного Григория Епископа Калужского и Боровского, за труды свои в пользу вверенной ему обители по Указу Святейшего Синода возведен в сан Архимандрита, а в 1861 году сопричислен к ордену Св. Анны 3-й степени, а в октябре месяце 1862 года, согласно его прошению, уволен на покой, в тот же монастырь, на место же его назначен Настоятелем обители иеромонах Пафнутий, бывший духовник Оптиной пустыни и Начальник состоящего при ней Предтеченского Скита.

Церкви и прочие здания

1) Соборная церковь во имя тезоименного победе Святителя Николая Чудотворца с приделом на хорах во имя Спаса Преображения заложена еще в 1812 году Настоятелем обители о. Макарием, когда миновалась гроза неприятельского нашествия; постройка продолжалась до 1822 года, но по поводу обнаружившихся от осадки насыпной под ней земли трещин в сводах была сломана до основания, и на том же самом месте в 1825 годѵ заложен по плану, утвержденному бывшим Епископом Калужским и Боровским Преосвященным Филаретом, нынешний Соборный храм, который к кончине храмоздателя о. Архимандрита Макария, последовавшей в 1839 году, был уже окончен вчерне, с постановкой внутри иконостаса.

Внутренней отделкой окончен преемником о. Макария Игуменом Антонием, а его преемник о. Архимандрит Никодим прочной штукатуркой всего здания придал ему лучший внешний вид. Освящена настоящая во имя Св. Николая церковь 1843 года августа 26 числа Преосвященным Николаем Епископом Калужским, а придел во имя Преображения Господня 1849 года июля 3 дня: оба при Настоятеле обители Игумене Антонии.

Соборный Николаевский храм, как говорят, построен по одному плану с церковью московского девичьего Зачатейского монастыря. Он стоит на втором из уступов монастырской горы вышиною с крестом 22 сажени, длиной (внутри) в 13 сажень, шириной 6 сажень. Северная и южная стороны полукруглые; а восточная и западная плоские, украшены во втором этаже небольшими выступами с фронтонами, из коих каждый поддерживается двумя колоннами и 4 пилястрами с капителями Коринфского ордена.

Нижний этаж, предназначенный также для церкви, служит пока лишь усыпальницей, в которой погребены два незабвенные для обители Малоярославецкой мужа: восстановитель обители московский купец Терентий Елизарович Целибеев († 1814) и Строитель сего храма о. Архимандрит Макарий († 1839). Освещается 6-ю окнами, по три с каждой стороны; среднее большое полуциркульное.

Второй этаж в два света, нижний ряд окон (по 7-ми с каждой стороны) с дуговыми перемычками, в верхнем среднее окно большое полуциркульное, по сторонам по 4 с каждой с прямыми перемычками. Над квадратом храма обширный и высокий цилиндрический трибун, освященный 8-ю большими окнами с дугообразными перемычками; между ними пилястры и над каждым окном рустики по сторонам среднего трибуна; на каждом из четырёх углов квадрата церкви возвышаются четыре боковых главы на высоких цилиндрических же трибунах с куполами, яблоками и крестами; вершина их находится лишь наравне с слуховыми окнами, выходящими из карниза большого купола. Церковь покрыта железом и окрашена медянкой, а все пять глав обиты белой английской жестью, кресты на них и яблоки медные, позолоченные накладным червонным золотом

Над средним трибуном купол обит листовым железом. Карниз его окрашен 8-ю слуховыми окнами с фронтоном и суппортами. Над карнизом еще трибун с 8-ю же продолговатыми окнами, которые разделены колонками; над ним купол в виде опрокинутой чаши, над ней круглая глава, увенчанная осьмиконечным крестом. Купол малого верхнего трибуна, глава и крест позлащены, а также главки и кресты боковых башен. К южному полукружию пристроена каменная продолговатая паперть (в длину 18-ть, в ширину 4 ½ аршина), освящается боковыми окнами; а как второй этаж храма находится наравне с средней площадкой, то паперть эта служит как бы мостом, соединяющим этот храм с зданиями, находящимися на средней площадке; паперть эта освещена с обеих сторон 7-ю большими окнами, и вымощена по средине чугунными плитами, а по сторонам белым камнем; с левой стороны сделан каменный же полукруглый сход из мячковского камня с железной между каменными столбиками решеткой и под железным зонтом; сход этот ведет вниз на площадку, служащую основанием Соборного храма, на которой кроме того построены два жилых корпуса: старый Настоятельский и трапезный. Паперть эта расписана изнутри в простенках между окнами священными изображениями, а лицевая сторона её украшена фронтоном на 4-х массивных столбах, расписана под мрамор с полукруглым входом.

От св. ворот под колокольней через всю среднюю площадку до паперти и через нее до входных дверей в Соборную церковь устроен красивый чугунный помост. Войдем внутрь св. храма: первое замечание, которое приходится сделать, вступив в храм, будет то, что внутренний вид его, соединенный притом с изяществом отделки, вполне соответствует внешним величественным размерам храма. В южном полукружии (со входа) находится трапеза, в части соединяющей её с округленной срединой храма устроены два особых помещения: одно, с правой, представляет вход на хоры, в другом, слева, помещается церковная библиотека; оба входа украшены каждый пилястрами с золочёными капителями; вокруг стен устроены места для стояния, обитые красным сукном.

Квадрат храма, как сказано было выше, накрыт светлым и почти равным по размерам квадрату храма трибунов; хоры поддерживаются 4-мя массивными столбами, из коих два на южной (входной) и по одному на восточной и западной (боковых) сторонах (против простенков между окнами), и таким образом средина храма образует обширную ротонду, имеющую 6 сажень в диаметре; хоры обведены балюстрадой и освящаются верхним рядом окон того же самого второго этажа; балясник местами позолочен; между ним 12-ть столбиков, в голубом поле сделаны 12 резных вызолоченных Херувимов: над Царскими дверями арка, в которой в резном сиянии помещается образ Господа Саваофа; а с правой и левой сторон Царских врат фронтоны. Весь иконостас, равно как и резьба из липового дерева, позолочен сплошь и украшен во всю длину свою 12-ю колоннами, сделанные под белый мрамор с позолоченными капителями Коринфского ордена.

Местные иконы большого размера (в длину 1 ¼, а в ширину 1 аршин):

1)  Спасителя в серебряном вызолоченном окладе с венцом украшена стразами и каменьями (весом 16 фунтов 71 золотник), цена ризе 411 руб. 97 копеек.

2)  Храмовый образ Святителя Николая Чудотворца, также в серебропозлащенной ризе с венцом (весом 11 фунтов 60 золотников, ценой 446 руб. 47 коп. сер.).

3)  Образ Св. Иоанна Предтечи Господня в сребропозлащенном венце, убран цветными каменьями.

4) Тихвинской Божией Матери в сребропозлащенном окладе в венцах, украшен стразами и каменьями ( весом 11 фунтов 8 золотников, ценой 427 руб. 27 коп. сер.).

5) Священномученика Иерофея в сребропозлащенном венце, убран цветными каменьями.

6) Великомученика Георгия в сребропозлащенном венце; под местными образами в тумбах также вставлены священные изображения.

Выше местных икон размещены в два ряда иконы двунадесятых праздников (в верху полукруглые); над образом Спасителя и Божией Матери три резные Херувима в облаках и сиянии, а над северной и южной дверьми (в верхнем ряду) символические изображения Ветхого и Нового Заветов.

Местные образа вставлены в золочённые украшенные резьбой рамы, за стеклом.

Клироса закрыты большими деревянными позлащенными киотами, из коих в правом помещена составная икона Воскресения Христова, окруженная изображениями двунадесятых праздников, а за левым составная же икона: в средине Св. Николая Можайского, окружённая 12-ю

иконами так называемых святцев, икона Св. Николая в сребропозлащенном окладе, а венец и митра убраны восточным хрусталём и разноцветными камушками33.

Весь храм расписан священными изображениями по мысли своего Строителя, хотя уже и после его кончины. Между окнами трибуна в простенках изображены Св. Апостолы; на нижнем карнизе, где трибун соединен с квадратом храма, страдания Апостолов; в самом храме между простенков окон изображения святых угодников Божиих; а на паперти события из Евангельской Истории.

На средине храма повешено большое трёхъярусное паникадило (хорос) с разноцветными стеклянными лампадами, посеребрённое, искусной работы; оно укреплено в куполе, в храме на деревянной связи, украшенной золочеными яблоками и вместе с большими металлическими позлащёнными хоругвями служит к украшению величественного храма.

Алтарь занимает северное полукружие; по одну сторону его устроена ризница, а по другую пономарня, соединенные с главным алтарем арками; алтарь освещается 4 окнами, а ризница и пономарня имеют по одному окну. На горнем месте образ Тайной вечери без оклада в длину 3 аршина 4 вершка, в ширину 2 аршина 12 вершков, в деревянной резной вызолоченной раме, помещён между двух белых под мрамор с вызолоченными тумбами колонн.

На хорах придел во имя Преображения Господня, в том же северном полукружии над алтарём настоящей церкви. Иконостас столярной работы полукруглый, устроен между 4-мя колоннами Коринфского ордена, сверх которых сделана резная сень в виде балдахина с карнизом вокруг ея, а на верху , сени всевидящее око в сиянии. Все это, т. е. как поле иконостаса, так и сень, и резьба на ней и иконостас, позлащены, а колонны окрашены под белый мрамор.

Царские врата представляют золотой крест в позлащенном сиянии.

Если смотреть из трапезы, или вообще снизу: то весь этот иконостас верхнего придела представляется как бы продолжением нижнего иконостаса, что соответствует вполне художественной мысли храмоздателя, при котором, как мы видели выше, уже были поставлены иконостасы.

2) Теплая каменная двухэтажная церковь во имя Корсунской Божией Матери с приделом на хорах во имя Преподобных Антония и Феодосия Печерских Чудотворцев; первый престол освящен в 1814, а второй в 1819 году.

В 1858 году настоящая церковь возобновлена, весь иконостас вновь перезолочен и перекрашен, а внутренность всей церкви: алтарь, настоящая и трапеза расписаны священными изображениями.

Церковь построена на средней площадке, длина её с алтарем 34 аршина, ширина 10 аршин. Северная её сторона обращена внутрь монастыря, а южная поднимается со дна глубокого оврага, который тянется вдоль южной стены обители; с западной стороны её устроена башня, служащая притвором и трапезой для верхнего придельного храма; тут же устроен особый вход в него; придел простого устройства и не имеет никаких особых украшений; он устроен на хорах (полатях) над трапезой настоящей церкви и поддерживается снизу двумя рядами колонн; часть храма, в которой находится сей придел, освещается двумя рядами окон по 5 в каждом ряду, с прямыми перемычками и железными решетками. Настоящая церковь украшена с обеих сторон небольшими выступами с фронтонами; эта часть освещается 6-ю большими окнами (по три с каждой стороны) и над каждым по одному полуциркульному окну; в алтарном полукружии освещается двумя окнами. Трапеза освещается 8-ю окнами (по 4 с каждой), в западной её оконечности устроена ризница, вход в которую изнутри храма освещается двумя окнами. Печей в церкви три изразцовые: одна в алтаре и две в трапезе. Пол в алтаре и в настоящей до половины выслан лещадью, а в конце трапезы деревянный и поднят несколько выше для удобства стояний во время службы монашествующих. Хоры поддерживаются 8-ю деревянными колоннами на тумбах с капителями, окрашены под мрамор и сверх того 3 пилястры при входе в ризницу с западной стороны.

Вся церковь покрыта железом и окрашена медянкой; над квадратом настоящий низменный глухой трибун накрыт куполом, над ним на продолговатой шейке глава и крест обит английской жестью, а крест и яблоко позлащены червонным золотом; над входной папертью, изнутри монастыря с северной стороны на каменной тумбе глава с яблоком и крестом также позлащенные, а над алтарем небольшой крест и яблоко обиты белым железом.

Круглая башня с западной стороны также покрыта железом, купол её увенчан крестом.

Иконостас в настоящей трехъярусный разделен колоннами Коринфского ордена; поле окрашено светло-зеленой краской, а резьба вся позлащена.

Местные образа мерой в длину 1 аршин 8 вершков, в ширину 13 вершков: Спасителя и Божией Матери Печерской, в сребропозлащенных венцах, Св. Николая Чудотворца и Пр. Сергия Радонежского Чудотворца; над ними в клеймах двунадесятые праздники; во втором ярусе лики Апостольские, в третьем Пророческие; клироса закрыты большими киотами; из коих в правом образ Знамения Божией Матери в сребропозлащенном окладе, а в левом храмовый образ Корсунской Божией Матери, в длину 7, а в ширину 6 вершков; на нем риза и венец сребропозлащенные, украшен бриллиантами, алмазами и розами, веса в одном серебре 113 ½ золотников, ценой вся риза 487 руб. 48 коп. серебром.

3) Колокольня с святыми под ней воротами находится при входе на среднюю монастырскую площадку прямо против Соборного храма, между теплой церковью с одной, и новым Настоятельским (бывшим больничным) корпусом с другой стороны. Колокольня эта трехъярусная, выстроена в 1821 году. Внизу арка для св. врат с деревянными створчатыми воротами и проделанной в них калиткой; во втором ярусе колокола, а в третьем боевые

часы; колокольня покрыта железом, шпиль и глава обиты английской белой жестью, глава украшена медными позлащенными звездами и ложками, а яблоко и крест позлащены червонным золотом.

Колоколов 10-ть; большой весом в 251 пуда 10 фунтов, вылит в Москве в 1822 году, по усердию купца Михаила Гавриловича Богданова.

Полиелейный весом в 189 пуд 10 фунтов, вылит в 1805 году в Москве по усердию купца Василия Ивановича Веневцева.

Прочие здания внутри монастыря

Малоярославецкий монастырь по расположению своему представляет некоторую заметную особенность от других иноческих обителей. То, что собственно называется монастырём, т. е. церкви и здания, бывают обыкновенно со всех сторон замкнуты стенами с башнями; в Малоярославецкой обители эта часть их расположена на трёх уступах или площадках, составляющих гребень той особной горы, на которой построена вся обитель; боковые же покатости этой горы, и южная, более ровная сторона её, которой она примыкает к городу, также ограждены частью стеной, частью заборами и составляют то, что в монастырской описи весьма разумно названо предместьем монастыря; передовая (южная) часть этого предместья, ведущая во внутренний монастырь, представляет также две площадки: первая прикрыта спереди каменной оградой и св. вратами, на фронтоне коих начертан нерукотворенный образ Спасителя, оставшийся неуязвленным в достопамятный день малоярословецкой битвы; боковые въездные ворота; башня, в которой помещается Духовное Правление; другая башня, в которой устроена часовня; внутри двора: странноприимный дом и гостиница. На втором дворе или площадке по средине проход от первого двора к внутренним св. вратам под колокольней, справа конный двор, сад и овраг, слева сад примыкающий к гостинице и протягивающийся вниз вдоль западной стены монастыря; под горою на северо-западном углу примыкает к этому саду скотный двор.

Внутри монастыря на первой площадке расположены следующие здания: а) теплая церковь, б) напротив её бывший больничный, ныне настоятельский корпус и с) между ними монастырская колокольня; на следующей площадке уступ, который имеет 4 ½ аршина высоты; здесь построен соборный храм во имя Св. Николая, а позади его, по сторонам той же площадки, один против другого два корпуса, оба каменные с мезонинами: старый настоятельский и трапезный.

И наконец самая нижняя тесная площадка, обставленная со всех четырёх сторон зданиями и называемая «житным двором».

Позади житного двора до начала ската горы еще есть порядочное пространство, занимаемое огородом и обнесенное лёгким досчатым забором; по тесноте монастыря вообще и нижнего отделения его зданий в особенности, это пространство представляет в будущем возможность отвести заднюю северную ограду монастыря на самый край верхней площади монастырской горы и тем увеличить его нижний двор.

После этого необходимого вступления сделаем краткий обзор монастырских зданий, начиная с первой площадки оного от города.

Этот первый дворик обведен со стороны города каменной оградою, в средине которой находится безмолвный по красноречию памятник битвы 12 октября: св. врата с фронтоном, на коих изображен по штукатурке нерукотворенный лик Спасителя, чудесно уцелевший неприкосновенным в то время, когда все пространство вокруг него изъязвлено картечными и ружейными пулями. Мы уже видели, что по Указу блаженной памяти Государя Императора Николая Павловича высочайше повелено на память потомству оставить эти св. врата неприкосновенными, что и исполняется в точности. Но простая видимость показывает, что для того, дабы точнее достигнулась цель этого указа, необходимо было бы испросить разрешение устроить над образом и горящей перед ним неугасимой лампадой железный зонтик, дабы предохранить священное изображение от конечного изглаждения, ибо небольшой каменный потрескавшийся от времени карниз вовсе не предохраняет образ от влияния сырости и атмосферических перемен дождя и снега.

По рассказу современного Старца (иеромонаха Сергия) образ этот написан на св. вратах незадолго до Малоярословецкого сражения, когда неприятель уже вступил в пределы России. «Не пишите, говорили некоторые из горожан трудившемуся над этим делом живописцу (с сыном); враг надругается над св. образом». «Нет, отвечал верующий изограф, скорее Он поругается врагу», что и сбылось вскоре.

По сторонам св. врат в той же ограде две каменных башни; в одной помещается Малоярославецкое Духовное Правление, в другой угловой (на Боровскую дорогу, при начале спуска с монастырской горы) часовня; в ней находится несколько старинных образов из прежней церкви, и между прочим резное распятие и резное же изображение Св. мученицы Параскевы Пятницы, в честь которой, как мы видели, был прежде в монастырской церкви особый придел.

Между башней, в которой помещается Духовное Правление, и странноприимным домом в юго-восточном углу сего двора въездные ворота, против которых через площадку находятся ворота, ведущие на конный двор.

Странноприимный дом устроен настоятелем обители, о. Архимандритом Никодимом, на сумму нарочито пожертвованную для сего московским купцом Π. М. Александровым в 1854 году и назван в честь основателя Павловским. Он представляет каменное продолговатое одноэтажное здание, украшенное с лицевой стороны входным крыльцом с фронтоном на колоннах; на фронтоне образ Спаса Вседержителя, а по карнизу надпись вязью: «Приидите ко мне вси труждающиися и обременении и аз упокою вы». Внутри здание разделено на две половины: мужскую и женскую; каждая состоит из большой комнаты; в глубине комнат помещено 8 кроватей; на каждой кожаная подушка, войлок с наволокою и шерстяное одеяло; в передней стене большой стол, по стенам лавки; за перегородкой русская печь для приготовления пищи.

Между странноприимным домом и конным двором колодезь под крышей.

В северо-западном углу той же площади каменная гостиница; с средней стороны одноэтажная, а с задней двухэтажная с деревянным мезонином на 4 кельи.

Между гостиницей и конным двором легкая каменная ограда, в ней ворота, ведущие через вторую площадку к колокольне; ворота устроены в каменной арке с фронтоном, главкою и крестом; над входом икона Спасителя, сидящего на престоле; лестница, ведущая на вторую площадку, об 11-ти ступенях.

От св. врат до ворот со ступенями на вторую площадку 54 аршина, а северная сторона этой площадки имеет пространство 80 аршин.

Вторая площадка состоит собственно из аллеи, ведущей с первого двора к внутренним св. вратам, находящимся под монастырской колокольней; проход этот, имеющий покатость от юга к северу, усажен по обеим сторонам липовыми деревьями, и отделен с левой стороны от сада, начинающегося за гостиницей и идущего вниз по окраине Боровской дороги, и справа от небольшого сада (длины 45, ширины 20 аршин), находящегося между теплою церковью и конным двором34, легкой каменной шахматной оградой. Этот проспект тротуара (длиной 93 аршина, шириной у ворот 17, а у колокольни 25 аршин) приводит к монастырской колокольне, под которой устроены внутренние св. врата и сход на среднюю площадку; на ней здания: с правой стороны теплая церковь (южная часть её, а именно круглая башня, служащая притвором для верхней церкви, находится вне внутренней ограды за колокольней); против церкви корпус настоятельских келий, каменный с передней стороны одноэтажный, а с задней двухэтажный; второй этаж, как основанный на следующей площадке, находится весь в земле; на этом корпусе в верху деревянный мезонин. Позади небольшой дворик, который разделяет собою надвое сад, находящийся с западной стороны обители; на этом дворике несколько хозяйственных заведений и двое ворот, одни против других: первые ведут на этот дворик изнутри монастыря, а вторые во внешней садовой ограде выходят на Боровскую дорогу; каменная стенка, отделяющая дворик от сада при гостинице, упирается в небольшую башню, находящуюся во второй (внешней) ограде, обращенной к Боровской дороге.

Средину этой площадки занимает вымощенный чугунными плитами тротуар, который прямо от ворот, что под колокольней, приводит к крытой паперти Соборного храма; по обеим сторонам этой паперти по окраине уступа, отделяющего одну площадку от другой (уступ этот в 4 ½ аршина) справа до теплой церкви, а слева до угла настоятельского корпуса, идёт железная решетка. Из соборной же паперти с левой стороны её устроена особая спиральная лестница с ступенями из белого мячковского камня с решеткой и под железным зонтом, ведущая с средней площадки на нижеследующую, на которой построен Соборный храм; под папертью внизу сделана арка; она проходная, с одной стороны против нее ворота, ведущие на сажалку, которая находится за монастырем в глубине оврага, а с другой вышеупомянутые ворота, ведущие из ограды этой площадки через дворик новых настоятельских келий к воротам, что во внешней садовой ограде на Боровскую дорогу.

На той же площадке по сторонам её и несколько позади собора два каменных корпуса, один двухэтажный с деревянным мезонином, называется бывший настоятельский: во втором этаже его крытая стеклянная галлерея, дающая превосходный вид на поле Малоярославской битвы; она уже имела не раз послужить для обозрения поля сражения царственным особам и знатным путешественникам; второй корпус одноэтажный на сводах, которые с двух сторон в земле, а с двух открыты (к оврагу и житному двору) с деревянным же вверху мезонином; в левой половине его помещается трапеза и кухня, а потому он называется трапезным. От трапезного до старого настоятельского корпуса по площадке меры 55 ½ аршин; эта сторона образует уступ вышиною в 5 аршин, одетый на всем протяжении со внешней стороны каменной стенкой, в виде контрфорсов, отделяющее таким образом эту площадку от нижней, на которую ведёт каменная коленчатая лестница; на этой площадке устроены разные хозяйственные заведения: так к передней стене, образующей уступ, пристроены кладовая для деревянной посуды и квасоварня, погреб и сарай для дров; все это строение покрыто тесом на один скат.

В западной стене каменный одноэтажный жилой корпус, крытый железом на 16 аршинах длины; в нем находится просвирня и несколько келий; против него под сводами, на которых стоит бывший настоятельский корпус, устроен погреб со сводом. Вдоль задней северной стены между двух кругловатых двухэтажных башень устроена средняя башня двухэтажная же четырехугольная; к ней с одной стороны примыкает одноэтажное здание о 6-ти кельях, а с другой две каменных кладовых. Все сии здания образуют заднюю стену монастыря длиной 78 ½ , шириной 103/4 аршин, а вышиной в двухэтажных башнях 10'/2 аршин, а в прочих примыкающих к ним зданиях 5 аршин; угольные башни и примыкающие к ним здания, крыты железом, а средняя башня тесом и окрашены красной краской.

В юго-восточной башне устроена хлебопекарня; рядом с сенями, сарай на каменных столбах, покрыт тесом, во всю длину восточной стороны площадки; над ним ворота, которые ведут через мост на овраге на дорогу, проходящую по той стороне оврага на скотный и конный дворы.

Из-под сарая дверь в темный коридор и мастеровые рабочие кельи, устроенные под сводами, на которых стоит трапезный корпус, две мастерских кельи, с окнами на западную сторону монастыря.

С восточной стороны монастырь отделяется от Боровской дороги садом, который, как выше было упомянуто, разделяется двориком, примыкающим к новому настоятельскому корпусу на две части: верхняя принадлежит собственно к зданию гостиницы, а нижняя тянется вдоль внутренней монастырской ограды между новым и бывшим настоятельским корпусами; далее до скотного двора, находящегося под монастырской горою, продолжается овраг. Этот сад и овраг со стороны Боровской дороги и вплоть до скотного двора огражден решетчатой оградою на высоком каменном фундаменте.

Здания вне монастыря

1) Конный двор находится в западной стороне монастыря близ монастырского дворика или площадки четырёхугольной (длины 50 аршин, ширины 45 аршин) и весь каменный, имеет двое ворот; передние, которыми соединяется с двором, на котором находится гостиница и странноприимный дом, и здания, ведущие через мост, перекинутый по оврагу на вторую монастырскую площадку и на дорогу, ведущую по окраине оврага вниз на житный и скотный дворы.

На восточной стороне жилая одноэтажная изба; левая половина занимается рабочими, правая экономом, и навесы; на западной стороне навес и сараи; на северной конюшня и задние ворота; на южной ограда и передние вороты.

От конного двора вниз вдоль всей западной стены монастыря тянется глубокий овраг, через него вверху перекинут мост, ведущий к задним воротам конного двора. На дне оврага ключ, который образует три сажалки: первая против теплой церкви, вторая против Соборного храма, к ней есть ворота; близ нее на дне же оврага деревянная баня; ниже её другой мост35 к задним воротам житного

двора (27 аршин длины и 6 ширины), ниже этого моста третья сажалка.

Западная сторона этого оврага обсажена берёзами, а на дне его и по скатам растут древние вязы, остаток бывшей монастырской рощи; от конного двора и вниз по краю оврага идет мощёная дорога, на скотный двор; с правой стороны её тянется ограда вплоть до скотного двора, на право деревянная на пространстве 30 аршин с воротами на огород, а далее каменная до скотного двора на пространстве 435 аршин с двумя каменными воротами.

2) Скотный двор находится под горою, на которой высится монастырь на северо-восточной стороне оного; он подобно конному двору составляет четвероугольник, обстроенный вокруг; скотная изба, коровник, двое ворот, палатка, сарай под тесовой крышей, в коих внешние стены каменные, а внутри двора деревянные между каменными столбами. Кругом всего двора строение занимает пространство 210 аршин, и все ветхо.

Близь оного двора на Боровской дороге часовня каменная со сводом, покрытая железом, внутри не отделана; рядом с часовней, к речке Ярославке и к небольшой старинной сажалке деревянные кельи на каменном фундаменте покрыты тесом, также ветхи.

3) К монастырю принадлежат два каменных дома с мезонинами, находящиеся рядом с оным с западной стороны его, под которыми земли по передней улице 66 аршин, с задней стороны 79 аршин, а в глубину с садами и огородами 135 аршин. Этот сад, тянущийся, как выше было замечено, по скату горы вдоль западной стороны монастыря, от города также отделяется досчатым забором с одними воротами, как дома, так и находящийся позади их большой сад, отдаются в наймы. Кроме этих домов тут же в конце огорода, находится каменный сарай с дверью, покрыт тесом, отдается в наймы под казённый провиант; под сараем имеется еще подвал.

4) Фабричное заведение, устроенное на месте бывшей монастырской мельницы на ключе, которая называлась Колотовкою, ибо о. Макарий сначала толок в ней ивовую кору, которая находила себе выгодной сбыть на Московские кожевенные заводы.

В фабричное заведение мельница эта обращена уже при настоятеле о. Никодиме и отдается в арендное содержание Малояраславецкому купцу М. В. Владимирову с платой монастырю ежегодно 200 рублей серебром.

На этой фабрике выделываются сукна, суровье ценой от 1 ½ до 2 руб., которые ткутся из шпанской шерсти и продаются для окончательной отделки в Москву.

Заведение это находится расстоянием от монастыря в 200 саженях на западной стороне подле реки Лужи, обнесено кругом деревянным забором в каменных столбах. Внутри двора строения: 1) Каменный двухэтажный дом, в нижнем этаже две стены в земле, а две открытые, крыты тесом. 2) По левую сторону дома забор, за оным на углу каменная кухня со сводами и подвалом. 3) От кухни каменная стена, за ней к воротам каменная сушильня со сводами, крыта тесом. 4 ) По правую сторону дома ворота, из коих выход к горе, с которой текут ключи; рядом с воротами в углу деревянный корпус одноэтажный без фундамента, на стульях, крыт тесом. Под корпусом проведена по желобу из ключей вода на колесо. 5) Устроенное в другом двухэтажном корпусе, находящемся по правую сторону двора без фундамента же на сваях, крыта тесом. В этом корпусе устроены фабричные аппараты; принадлежат содержателю. Кроме этих главных построек, находится ещё деревянный одноэтажный корпус, выстроенный вновь по правую сторону въездных ворот, но остающийся за уменьшением производства впусте.

Позади сего заведения у подошвы горы, с которой текут ключи, находится сажалка длины 52 сажени, ширины 21 сажень, а к реке Луже насыпная плотина шириной до 12 аршин, которая запруживает воду от реки Лужи; по плотине растёт до 130 корней берёз.

5) При спуске с монастырской горы по ту сторону Боровской дороги близ городища, находится бревенчатая кузница, с двором при ней, составляющая также древнее монастырское владение, отдается в наймы; позади двора небольшая площадка для складки и заготовления камня и дров, и кирпичная печь для выжигания извести.

6) Кирпичное заведение построено более 40 лет, на пустопорожней земле близ оврага, из которого протекает небольшой ручей, называемый речкой Ярославка. Два сарая для обделки и сушки кирпича и при них кирпичная печь на 2 отделения, из которых выходит выжженного кирпича до 50,000; над печами сарай и при них жилая изба с сенями, крытая тесом.

Из отдаленных принадлежностей монастыря назовём еще построенную недавно близ Московско-Варшавского шоссе в виду одного из могильных курганов каменную под железной крышей часовню византийской архитектуры с жилой при ней кельей: внутри иконостас, в коем помещается 4 иконы хорошего письма: Спасителя, Божией Матери, Св. Николая, Св. мученицы Параскевы; поле иконостаса выкрашено темно-коричневой краской, а карнизы позлащены; перед ним панихидный столик. Сюда ежегодно 12 октября бывает крестный ход из монастыря, Собора и городских церквей, и отправляется соборная панихида по убиенных за веру и Отечество в день Малоярославецкой битвы воинах.

Сверх этих зданий Малоярославецкий монастырь имеет в Москве каменное подворье, выстроенное бывшим настоятелем архимандритом Макарием на приобретенном им же месте Пятницкой части в 4-м квартале под №№ 37 и 74, близ церкви Св. Николая Чудотворца, что в Пыжах, между улицами: большая и малая Ордынка.

Жилые помещения сего подворья отдаются в наймы и приносят монастырю ежегодного дохода 800 рублей серебром.

Библиотека

Монастырская библиотека не имеет вовсе рукописей, и не заключает в себе особенно замечательных старопечатных книг. Она разделена, как и все нынешние монастырские библиотеки, на отделы: 1) богослужебные книги, 2) Писания Св. Отцов, Книги духовного содержания, 4) Исторические, всего около 500 номеров. Книг первого отдела богослужебных по описи 1855 года показано 108 номеров. Из них заметим печатанные до 1725 года: 1) Минея общая 1687 года московской печати в лист, 2) Минея праздничная 1706 года Московской печати в 1/8 долю листа, 3) Октоих 1712 года Московской печати в 1/8 долю листа, 4) Минея общая 1743 года в 1/8 долю листа. Кроме того есть несколько старопечатных книг без выходного листа: требник, триодь постная. Книг второго отдела писаний Св. Отцов показано 95 номеров. 1) Беседы Св. Иоанна Златоуста в лист Московской печати 1709 года 2 части. Книг третьего отдела духовного содержания показано 160 номеров. Старопечатная лишь одна: жезл Правления напечатана в Москве 1666 года. Книг четвёртого отдела Исторического показано 40 номеров в числе их значатся: 1) Деяния церковные Барония Московской печати 1719 года в 2-х книгах, 2) Деяния Пётра великого, Голикова, 10 частей и дополнение к ним 18 томов, печатаны от 1788–1797 года, все переплетены в коже с золотым обрезом. 3) Собрание древних грамот и актов городов: Вильны, Ковна, Трок, православных монастырей, церквей и по разным предметам, с приложением трёх литографированных рисунков в 2 частях, на русском и латинском языках, печатано в Вильне 1843 года, в большую четверку листа в корешке.

Ризница

Малоярославецкая обитель по недавнему своему возобновлению в текущем столетии хотя усердием своих настоятелей и снабжена утварью и ризницей в достаточном количестве, но никаких особенно ценных или заслуживающих внимания любителей церковной старины вещей не имеет, кроме двух облачений, с которыми соединена память о внимании к сей обители Особ ныне благополучно царствующего дома.

1)  Риза и стихарь пунцового бархата с оплечьем из голубого бархата; крест шит золотом с блёстками, имеет серебряные звездочки; около креста вышито золотом же: « сим победа 1812 года»; около оплечья и подольника обложено золотым газом; вокруг ризы и стихаря обложено узким золотым позументом, подкладка розовой китайки. Оная риза сделана на деньги, пожертвованные обители от почивающей в Бозе Императрицы Марии Федоровны в 1826 году.

2)  Соборное облачение: шесть риз, подризников, шесть епитрахилей, пять поясов, набедренник, палица, 6 стихарей, 9 поручей, 4 ораря и 3 воздуха присланы в 1827 году из Кабинета покойного Государя Императора Николая Павловича.

Ризы и стихари шелковой материи зеленого цвета с ткаными по ней золотыми крестами, оплечье в одной ризе и стихаре золотой парчи по белой серебряной земле с тканым из разного шелка цветком, а в прочих пяти золотого глазета обложены: оплечье, подольник и по краям широким золотым гасом; крест и звезда в одной ризе и стихаре шиты золотом по карте, а в прочих из золотого гасу, подкладка зеленой тафты. Подризники белой серебряной объяри.

Епитрахили, палица и набедренник, пояса, поручи и орари пунцового бархата, две пелены и два чехла для аналогии из той же материи, как и ризы. Воздухи из золотого глазета с золотыми кистями и бахромой.

Чем прежде владел и чем ныне владеет монастырь?

Земли

Владения монастырские в XVII столетии видны из выписи, данной сему монастырю из Патриаршего Приказа по челобитной Строителя её иеромонаха Васьяна, по Указу Патриарха Иоакима, за подписью Дьяка Перфилья Семенникова.

«В 7193 году апреля в 30 день бил челом Великому Господину Святейшему Иоакиму Патриарху Московскому и всея России Ярославца Малого посаду Николаевского монастыря Строитель иеромонах Васьян, а в челобитной ево написано по нашему де Святейшего Патриарха Указу даны ему к монастырю на оброк церковные пустоши: пустошь Раменское, пустошь Шубино, пустошь Горелково, да Ярославца Малого посаду церкви Успения Пречистыя Богородицы дворовые и огородные места, да пустошь Солоповская, да пустошь Шадуевская, а ныне де по Указу Великих Государей в Ярославец Малый послан писец, а выписи де на те церковные дворовые и огородные места, и на пустоши ему с писцовых книг не дано. И Святейший Патриарх пожаловал бы ево велел бы ему с писцовых книг на те церковные земли дать выпись и Святейшего Патриарха в Казенном Приказе в списку с писцовых книг посаду письма и дозору Ильи Чемесова, да подъячева Василья Прокофьева 129 году, каков список прислан из Посольского Приказу в прошлом во 192-м году за приписью Дьяка Ивана Волкова написано в Ярославце на посаде монастырь пуст, а в нем церковь Николы Чудотворца ветха, стоить без пения запустела от 118 году, в Успенском конце церковь Успения Пресвятые Богородицы; да предел святой великомученицы Парасковии нареченные Пятницы, древянна клецки, стоит без пения, строение церковное было мирское, на монастыре же место дворовое поповское, место дворовое проскурницино, место дворовое пономарское, пять мест дворовых, a на них жили нищие; а в списку ж с писцовых книг Ярославецкого уезда малого каков прислан из Поместного Приказу в прошлом в 186-м году за приписью Дьяка Дмитрия Федорова, письма и меры Василья Колычева, да подъячева Василья Рожнова 136 и 137 и 138 годов написано: в Городошевской волости в церковных землях Ярославца Малого с посаду Успения Пресвятыя Богородицы пустошь Солоповская: пашни перелогом двадцать четей, да лесом поросло двадцать пять четей, сена двадцать копен. Пустошь Шадуевская пашни лесом поросло двадцать пять четей; сена шестьдесят копен. И всего церковных две пустоши пашни перелогом и лесом поросло семьдесят четей в поле, а в дву потому ж, сена восемьдесят копен. Да в книгах же письма и окладу жилых данных церквей и досмотру и межевания церковных земель Ярославца Малого и уезда Михаила Павлова 161 и 162 годов написано: в Ярославце Малом была церковь Николы Чудотворца на острову Черный монастырь и та церковь запустела от разорения. И той церковной земли распахано около кладбища осминник. Да к тому ж монастырю пустошка Раменская, да пустошка Шубинская, да пустошь Горелкова, пустоши Раменской распахано две десятины, да сена по оврагу Гнетке и около боярака десять копен, а пашенная земля лесом поросла большим от Царева прихода Крымскова, как Москву жег, а рубежей пустоши никто не знает. Пустоши Шубиной на Оселке распахано полторы десятины, сена под тем же оселком по речку было по Толинку три копны, на пустоши Горелковой сена три копны. В Ярославце Малом была церковь Успения Пресвятыя Богородицы и та церковь запустела от разорения и той церкви дворовой и огородной земли десятина, да облогу около кладбища осминник. Да к той же церкви пустошь Солоповская сена две копны, а на Шадуевской сена одна коппа. А в приходной книге жилых данных церквей нынешнего 193 году в Ярославце Малом написано церковь Николая Чудотворца на посаде в монастыре, да к тому ж монастырю с приписных оброчных пустошей Раменской, Горелкиной, Шалаповской, Шадуевской, да с Успенского усадебного и огородного места дани двадцать пять алтын с деньгою, заезда гривна.

И по указу Великого Господина Святейшего Иоаким Патриарха и всея России, а по помете по выписке дьяка Перфилья Семенникова дана ся выпись Ярославца Малого посада Николаевского монастыря Строителю иеромонаху Васьяну с братией, почему ему те церковные земли на оброке держать и при писцах написать в писцовой книги в церковные Святейшего Патриарха оброчные земли и отмежевать Семенников.

Упоминаемые в этой выписи церковные земли и пустоши, как старинные вотчинные Николаевского монастыря пустоши: Раменская, Шубино и Горелкино, так и бывшей Успенской церкви отданы Николаевскому монастырю (по его восстановлени, после литовского разорения), по грамоте из Патриаршего Приказа в 1660 году оброк (23 алтына 2 деньги, да казенных и платёжных пошлин с земли и пустошей по 2 алтына по 2 деньги) велено было самому Строителю Старцу Ипатию вносить въ Патриарший Приказ погодно, а Патриаршим десятинникам в монастырь не въезжать. Такой порядок взимания оброка продолжался с 1660 по 167І год (до Патриаршества Иоакима).

А с 1674 года как самый оброк увеличен, так равно изменен и способ его взимания; то есть деньги стали получаться на месте поповским старостой и записываться в книгу им на сей предмет данную. Таким образом с 1674 года по 1679 год взималось оброчных денег 25 алтын с деньгой, заезду гривна, казенных платежных пошлин 3 алтына 4 деньги, а с 1679 года 5 алтын две деньги, да за десятильничий доход 10 алтын (а по некоторым квитанциям ещё приказных 10 денег). В 1690 году, в следствие челобитной Строителя Старца Васьяна с братией велено было Николаевскому мопастырю владеть своими старинными вотчинными пустошами Раменскою, Шубино и Горелкино без оброчно, а в 1696 году Патриарх Адриан подтвердил грамотой своей Патриаршему десятиннику Верейского Вход Иерусалимского монастыря Игумену Тимофею, те земли из оброка выложить и впредь в книги не писать, а владеть им теми пустошами без оброчно. За церковную же землю и пустоши, принадлежавшие бывшей Успенской церкви, оброк взимался по

прежнему. Кроме того из платёжных квитанций видно, что Николаевский монастырь держал на оброке с 1663 по 1677 годы: а) церковную землю бывшей на посаде церкви Св. Иоанна Предтечи с отхожей ея пустошью Усовскою (сенных покосов 30 копен) и церкви Михаила Архангела «что была внутри города» с дворовой и огородной земли оброку платили с первой 10 алтын, со второй 2 алтына, да пошлин по два алтына по 2 деньги, а в 1696 году велено платить.

А с 1677 по 1706 год держали на оброке одну землю церкви Михаила Архангела, платя прежний оброк 2 алтына да пошлин 2 алтына 2 деньги.

***

Какие именно земли находились во владении Николаевского монастыря до 1764 года и от 1764 по 1775 до его упразднения утвердительно сказать не можем; знаем только, что до 1764 года за ним состояло 7 душ крестьян, поселенных вероятно на одной из его старинных вотчинных пустошей, и вероятнее всего на Раменской, которая, как мы видели из истории обители, еще в XV столетии принадлежала к числу населенных мест и запустела в ΧVI столетии от крымского разорения.

По восстановлении обители в начале текущего столетия во владение её поступило: 1) Как видно из плана 1805 года, земли, состоящей собственно под монастырем и около оного в участке № 1 семь десятин 355 кв. сажень и в участке№ 2-го 1436 кв. сажень.

2) По возведении Николаевского монастыря в 1817 году в 3 класс, ему отмежевано Боровского уезда из пустового рождественского погоста, что в Гремячего, так называемая Гремячевская дача, в коей по плану значится всей земли 32 десятины 1302 кв. сажени, а за исключением неудобных мест одной удобной земли 30 десятин. План сделан по Указу Калужской Казённой Палаты 1818 года июля 3 дня, Мосальским Уездным землемером Герасимом Мартыновым.

Дача эта, по отдаленности от обители, неудобна к заведению на

ней хуторного хозяйства; монастырь пользуется покосом, которого считает всего 11 десятин.

3)  Монастырю принадлежит близ города Малоярославца отхожая пустошь сенных покосов 6 десятин 1252 кв. сажени, поусердствованная ему от крестьянина Антона Фирсова Чудакова, а ему доставшаяся покупкой от Г. Коллежского Советника Петра Болтина; на эту землю монастырь имеет от крестьянина Чудакова запись 1810 года мая 14 дня и при ней план и верющее письмо, данное ему отставным Артиллерии сержантом Гавриилом Гомзиным.

4)  Земля, состоящая при бывшей монастырской мельнице (ныне фабричное заведение) мерою в длину 50-тъ, а в ширину 20 кв. сажень, предоставлена во владение монастыря в 1827 году мая 21 дня по приговору Малоярославецких граждан: купцов и мещан. Подлинный приговор хранится в монастырских делах.

b) Садовое место

Монастырю принадлежит в городе Малоярославце место, состоящее из усадебной и огородной земли, на коей посажены плодовые деревья (более вишни); оно состоит в 5-м квартале в Приходе Св. Иоанна Предтечи, и досталось монастырю в 1814 году по духовному завещанию от московского купца Терентия Елизаровича Целибеева: на владение этим местом имеются в делах монастырских акты, в коих означены границы и пространство оного: 1) ширины с левой стороны в глухом переулке по смежности с садом мещанина Емельяна Жданова 60 ½ сажень; 2) с правой стороны в переулке, к повороту Ивановской церкви 28 сажень; 3) длиной: по Петровской улице во весь квартал 83 ½ сажени; 4) по Ивановской в смежности по правую сторону с усадьбой мещанина Емельяна Жданова, а по левую с усадьбой коллежского асессора Зубкова 18 сажень; 5) от усадьбы Г. Зубкова внутрь сада до угла сада мещанина Емельяна Жданова 17 сажень, и 6) от сада Жданова к Ивановскому переулку 51 ½ сажень.

Оное место со всех сторон огорожено досчатым забором, со входа ворота растворчатые с запором; а внутри сада имеется небольшой деревянный на каменном фундаменте флигель, покрытый тесом: длины 12, ширины 10 аршин, о двух кельях.

с) Огороды

Монастырю принадлежат близ него три огорода, из коих первый показан по плану в числе описанной выше монастырской земли 8 десятин, 29 кв. сажень: а) первый огород с вишневым садом с боку конного двора и оврага, до протока речки Ярославки, мерой от конного двора до протока по юго-восточной стороне 69 сажень, с горы до речки Ярославки по водотоку, впадшему в эту речку по северо-восточной стороне, 130 сажень, вдоль речки Ярославки до скотного двора 188 сажень, огорожены досчатым забором.

б) Второй огород от монастыря к северо-западной стороне вверх реки Лужи, длиною 36 сажень, ширины в нижнем конце 25 сажень, вверху реки Лужи 5 сажень, кругом обнесены простою изгородью.

в) Третий огород подле фабричного заведения (бывшей мельницы) от заведения вниз по течению реки Лужи, а от второго огорода вверх реки Лужи; длиною 76 сажень, ширины к заведению 12 сажень, внизу реки Лужи 14 сажень, тоже огорожен простою изгородью.

Благотворители обители и средства ее

А. В настоятельство о. Архимандрита Макария

1)  В ряду благотворителей сей обители первое место бесспорно принадлежит её восстановителю, Московскому купцу Терентию Елизаровичу Целибееву, который кроме суммы, употреблённой им на материальное восстановление обители, с 1800 по 1816 год внес разновременно в кредитные установления 50,000 рублей ассигнациями на содержание обители, в том числе 10,000 по духовному завещанию 1816 года, коим он предоставил в пользу сей обители почти все свое недвижимое имущество и капитал, заключающийся в расписках и векселях на частных лицах на 50,800 рублей, с которого при утверждении завещания проходилось монастырю уплатить одних пошлин 4,563 руб. 50 коп. ассигнациями.

Вообще же внесено в разное время для поминовения в пользу монастыря из процентов в Настоятельство о. Макария 76,500 руб. ассиг. или 21,857 руб. 14 коп. серебром.

2)  От купечества и мещанского общества города Малоярославца в 1805 году на возграждение обители 1,000 руб. ассиг., сумма не столько значительная по своему значению, сколько дорогая, как видимый знак общего усердия граждан к их родной Обители.

3) Московской 2-й гильдии купец Ефимий Гаврилов Жуков два билета, по 5000 руб. ассиг. каждый. Суммы менее значительные пожертвовали (и два больших колокола в 300 и 180 пуд): 4) Московские 1-й гильдии купцы Василий и Симеон Андреевы Лукутины, 5) Купеческая жена Ксения Манатейникова,

6) Дочь Титулярного советника Фиона Стефановна Арсеньева, 7) Княжна Прасковья Григорьевна Вяземская, 8) Девица Екатерина Павлова, 9) Капитан Карп Николаевич Смирнов, 10) Прасковья Степановна Коробьина, 11) Московский мещанин Михаил Михайлов Аристов, 12) Московская купеческая вдова Мария Алексеевна Половинкина, 13) Московского купеческого сына жена Александра Васильевна Мазурина, 14) C. Петербургский купец Василий Иванов сын Иванов, 15) Гвардии прапорщик Алексей Иванович и супруга его Мария Андреевна Желябужские, 16) Полковница Вера Глебова Лукина, 17) Титулярная Советница Мария Ивановна Головина, 18) Мосальский купец Иван Федорович Залипаев, 19) Титулярный Советник Иван Иванович Хоботов и 20) Коллежская Советница Авдотья Буланина.

В. В настоятельство о. Игумена Антония: 12,568 руб. 4 коп. серебром

1) По духовному завещанию графини A. А. Орловой-Чесменской в 1848 году билет в 5000 руб. сер., 2) Из дворян девица Екатерина Алексеевна Ельчанинова, 3) Г-жа Акилина Терентьевна Кусикова, 4) Из дворян девица Екатерина Николаевна Киреевская, 5) Малоярославецкая купчиха Марфа Алексеевна Лисицына, 6) Оптинского скита иеромонах Макарий, 7) Поручица Фиона Ивановна Пушешникова, 8) Надворный Советник Василий Алексеевич Окуньков, 9) Московский мещанин Степан Михайлович Головин, 10) Почетный гражданин Гавриил Алексеевич Занегин, 11) Титулярная Советница Мария Ивановна Головина, 12) Из дворян девица Евдокия Петровна Загряжская, 13) Дворовая девица Г-жи Ларионовой, Иулиания Егорова, 14) Помещица Александра Семёнова Коротнева, 15) Подпоручица Елена Николаевна Завацкая, 16) Мценский помещик Димитрий Михайлович Мансуров, 17) Дворянин Николай Акимович Барков, 18) Майорша Надежда Петровна Загряжская, 19) Губернская Секретарша Анна Семеновна Небольсина, 20) Девица из дворян Александра Ивановна Зенбулатова, 21) Купеческий сын Михаил Евстафьев Гуськов, 22) Солдатка Авдотья Иванова Шаманова, 23) Почетный гражданин Дмитрий Семенович Лепешкин, 24) Козельский гражданин Николай Васильевич Буканов, 25) Монахиня Раиса Николаевна Ярославова и 26) Московской купец Василий Иванов Путилов.

С. В настоятельство о. Архимандрита Никодима 19,828 руб. сер. внесли в пользу обители сумму на поминовение из процентов.

1) Неизвестный на поминовение о упокоении Даниила, Симеона, и Исаии, 2) Малоярославецкий мещанин Κ. Е. Холин, 3) Московский купец Пётр Иванов Протопопов, 4) От неизвестного в 1856 году 200 руб. на поминовение монаха Савватия, 5) Коллежский асессор A. А. Петровский, 6) Почетный гражданин Николай Гаврилович Целибеев, 7) Титулярная Советница Екатерина Линкова, 8) На поминовение девицы Е. А. Поливановой, в инокинях Евфимии, 9) Три билета от московского купца П. М. Александрова в 18,000 руб. сер., в том числе 15,000 на содержание устроенного его иждивением при монастыре странноприимного дома.

Настоятели

Настоятельство в сей обители сначала её известности и до упразднения в 1775 году было Строительское. По монастырским актам известно по именам несколько Строителей XVII века:

А. Строители

1) Старец Ипатий восстановитель обители после Литовского разорения, упоминается в Царской жалованной грамоте 1659 года, в грамоте о его утверждении в звании Строителя в 1663 году и в платёжных квитанциях о уплате оброчных денег с 1660 по 1671 годы.

2) Старец Антоний упоминается с 1672 по 1677 год.

3) Иеромонах Иерофей упоминается в 1678 и 1679 годах36.

4) Старец Серапион упоминается под 1680 г.

5) Старец Нифонт упоминается в 1681 и 1682 годах.

6) Старец Васьян упоминается под 1685 и 1686 в двух Патриарших грамотах, писанных на его имя и под 1690 годом.

7) Исайя упоминается под 1688 годом в Патриаршей Грамоте на его имя.

8) Антоний II упоминается под 1696 г. в платёжной квитанции и в Патриаршей грамоте.

9) Арсений упоминается под 1706 г. в платежной квитанции.

Б. Игумены

10) Вассиан упоминается в монастырских бумагах с 1724 по 1751 год.

11) Ириней упоминается с 1755 по 1762 г., скончался и погребен в сей обители.

12) Мануил посвящен в Игумены из иеромонахов Московского Чудова монастыря Преосвященным Тимофеем Митрополитом Московским и Севским, управлял сею обителью с 1762 до конца 1765 года, а в этом году перемещен Настоятелем в Малоярославецкую Тихонову пустынь.

13) Строитель Иеромонах Макарий из духовников Крутицкого Архиерейского Дома. Он управлял обителью с 1765 г. до самого её упразднения в 1775 году, причем согласно его прошению зачислен в число братства Козельской Оптиной пустыни.

С восстановления пустыни в 1800 году управляли оною:

14) Строитель Мефодий из иеромонахов Оптиной пустыни с 1802 г.; в 1806 году сперва уволен обратно в Оптину пустынь, а потом вскоре назначен Строителем Калужской Тихоновский пустыни; оттуда в 1812 году перешёл в Рязанскую Епархию, скончался в Малоярославецком монастыре в 1827 году.

15) Строитель Парфений из Иеромонахов Оптиной пустыни с 1806 года; в 1809 г. уволен согласно прошению в число братства в Оптину пустынь.

16) Архимандрит Макарий (с 1809–1839 год). В мире Матвей Онисимович Фомин из купцов города Коломны, жил послушником на Валааме, оттуда перешел в Оптину пустынь; в 1795 году октября 5 дня уволен из купеческого общества в монашество и определен Указом в Козельскую Введенскую Оптину пустынь в число братства 1798 года ноября 20 дня; пострижен в монашество 1800 года марта 7 дня, посвящен во иеродиакона того же года, марта 24, во иеромонаха ноября 30-го Преосвященным Феофилактом, первым Епископом Калужским. В 1808 году он был назначен Строителем в Мещовский Георгиевский монастырь Преосвященным Феофилактом, но упросил его уволить от сего назначения, а в 1809 году октября 26 дня определен Строителем в Малоярославецкий Черноостровский монастырь по единодушному избранию братии сей обители и прошению попечителя оной T. А. Целибеева, им же Преосвященным, по резолюции же Преосвященного Евлампия в 1810 году декабря 6-го награжден набедренником. В 1818 году по Указу посвящен во Игумена Преосвященным Антонием; того же года определен первоприсутстввющим в Малоярославецкое Духовное Правление; 1827 года марта 11 дня по Указу Святейшего Синода возведен в сан Архимандрита Преосвященным Григорием 1, скончался в 1839 году августа 27 дня на 75 году от рождения и погребен в склепе созданного им Николаевского храма, рядом с восстановителем обители, московским купцом Терентием Елизаровичем Целибеевым. Память обоих этих мужей написана неизгладимыми чертами в летописи Малоярославецкой обители, а наипаче в сердцах её иноков, а Николаевский храм, созданный по мысли о. Макария, по его плану и под его личным наблюдением при пособии Целибеева, отказавшего обители почти все своё достояние, служит лучшим памятником их благочиния, ревности к делу Божию и полезной деятельности.

17) Игумен Антоний, из иеромонахов и начальников Предтеченского скита, что при Оптиной пустыне, из московских купцов по фамилии Путиловых до поступления в Оптину пустынь проживал с братом своим о. Моисеем (бывший Архимандрит и Настоятель Оптиной пустыни) в Рославских лесах Смоленской губернии в семье тамошних отшельников; будучи вызван Преосвященным Филаретом Епископом Калужским и Боровским для устроения Скита при Оптиной пустыни, рукоположен в оном во иеродиакона и иеромонаха, потом облечен в звание Скитоначальника, а в 1839 году определён Настоятелем малоярословецкого монастыря с возведением в сан Игумена; окончив начатое о. Архимандритом Макарием устроение обители, в 1853 году по болезни отказался от Настоятельской должности с увольнением на покой в Оптину пустынь, где проживает и поныне.

18) Архимандрит Никодим, в мире Николай Петрович Демутье, из дворян, воспитание получил в Морском Кадетском Корпусе, служил в первых офицерских чинах в Черноморском флоте; начало полагал в Троицкой пустыне, что близ Петербурга, оттуда перешёл на жительство в скит Оптиной пустыни, где пострижен в монашество и рукоположен во иеродиакона и иеромонаха; в 1842 году назначен Преосвященным Николаем в Строители в Мещовский Георгиевский монастырь, который обязан ему своим приведением в лучшее против прежнего устройство, как во внешнем, так и во внутреннем отношении, за что посвящен в сан Игумена; в 1853 году перемещен Настоятелем в сию обитель, где в 1861 году возведен в сан Архимандрита и получил орден Св. Анны 3-й степени.

19) Игумен Пафнутий, в мире Пётр Осмоловский, из дворян Черниговской губернии города Глухова. Оставив мир в молодых летах, поступил на жительство в Козельскую Введенскую Оптину пустынь; определен в число братства оной Указом от 29 января 1836 года. Пострижен в монашество 27 мая 1839 года; рукоположен во иеродиакона того же года сентября 8-го, а во иеромонаха 1843 года января 30. В 1853 году 30 ноября назначен начальником состоящего при Оптиной пустыни Скита Св. Иоанна Предтечи, а указом 26 февраля 1854 года определен духовником обители. В 1855 году награжден набедренником. В 1862 году в ноябре месяце по Указу Святейшего Синода, основанному на представлении Преосвященного Григория Епископа Калужского и Боровского, назначен Настоятелем сего Малоярословецкого монастыря, с возведением в сан Игумена (21 ноября).

* * *

19

Но вскоре был назначен Строителем в Тихонову Калужскую пустынь. Кончил жизнь в братстве Малоярословецкого монастыря.

20

В чем состояла эта поправка, можно заключить из того, в каком положении нашел монастырскую церковь о. Макарий, при своем вступлении, о чем он упоминает в одном из своих последующих донесений так: «церковь была в ветхом положении, а кольми паче иконостас для приходящих к слушанию божественной литургии угрожал падением, а иконы почти все также от сырости вида не имели».

21

Из приведенной выше Мефодиевой описи, видно, что до 1803 года при Соборном Храме был лишь один придел во имя Св. Николая, и потому полагаем, что придел во имя Св. Мученицы Параскевы, построен о. Макарием с упомянутой выше целью, – хотя и не нашли о сем сведений в монастырском архиве.

22

Сей рассказ о ходе битвы заимствуем из новейших соч. «История Отеч. войны 1812 года» соч. генерал-майора М. Богдановича T. III и соч. Владимира Глинки: «Малоярославец в 1812 году», а также из сказаний старожилов и участников сего сражения, из коих один проживает в числе братства сей обители.

23

Недавно один старожил (старик лет под 80) Калужской легковой извозчик, везя меня в Лаврентьев монастырь, дорогою рассказывал мне о хорошо памятном для него 1812 годе, говорил: «как стали в Малоярославце биться, у нас в Калуге слышно было, стоило только маленько наклониться к земле, гул такой идёт; все повывезли на реку и погрузили на барки, а кто победнее, так и остались, положась на власть Божию. Только под Малоярославцем то ему не посчастливилось: сначала, говорят, его верх был, а как убили «Польского Короля», так наши и начали его одолевать. «Да какой же такой Польский Король?» нарочно спросил я словоохотливого старика, «Я не слыхал этого?», «Ну уж наверно тебе сказать не могу, батюшка», отвечал рассказчик, «а только помню, что тогда как точно кулер рассказывал нам»? Очевидно сохранилась в этом рассказе память о переломе битвы в нашу пользу, начавшейся со смертью Дельзона, павшего под стенами Николаевской обители.

24

По рассказу сторожила о. Иеромонаха Сергия.

25

Старожил монастыря о. Иеромонах Сергий рассказывает,, что при уходе их из монастыря диакон Вонифатий, будучи с давнего временн болен и приготовляясь к смерти, соборован и причащен св. Таин, не взирая на представляемые ему неоднократно от братии просьбы взять его с собою, сам пожелал остаться в Обители. Обстоятельства его кончины, то есть, сам ли он выполз из своей кельи и попал под неприятельские батареи, или был извлечён из кельи ворвавшимся в монастырь неприятелем и убит ими, – неизвестны. Но решимость его остаться в обители на волю Божию заслуживает удивления и благодарной памяти.

26

А не 30,000 тысяч, как пишет в своём сочинении В. Глинка.

27

Из отношения г. Оберег-Прокурора к Калужскому Преосвященному Антонию от 27 марта 1817 года.

28

См. в монастырском архиве представление Преосвященного Антония от 27 мая 1847 года.

29

В исполнение воли неизвестного жертвователя заказана на могилу Старца чугунная часовня хорошего рисунка.

30

Приводим сии письма, как выражение глубокого смирения нашей Русской Мелании.

31

См. в конце книги.

32

Рассказывают, что некогда покойный о. Макарий, разговаривал с одним знакомым о строении обители и денежных средствах, о несовершенстве плана в архитектуре и ошибках в строении, грустно задумался, и потом вдруг окинув быстрым взором созданный им монастырь, и как бы с пробужденной юношеской думой, пылко произнес, взглянув на небо: «О, если бы были у меня достаточные средства, один Он только знает, чтобы я сделал для прославления Его благости!» Это доказывает лишь энергический характер основателя. Он сделал если и не все, чего желал, то конечно все, что мог, и признательное потомство не забудет о. Макария за сделанное!

33

Кроме этих икон в трапезе перед двумя колоннами поддерживающими хоры поставлены два массивные, резные позолоченные аналогии на которых положены по два образа.

34

В этой ограде с левой стороны ворота, ведущие в сад, что за гостиницей, которой длина от гостиницы до настоятельской кельи 80 аршин, а ширина от настоятельской кельи до Боровской дороги 60 аршин; справа ограда с воротами на мост к задним воротам конного двора; мост этот перекинут через глубокий овраг длины 14 аршин, ширины 7 аршин, бревенчатый, намощен по каменной арке, по балкам; арка вышины 12 аршин.

3

Собр. Госуд. Гр. И договоров. T. I, № 40, стр. 76.

35

Против этого моста в каменной арке Ворота на монастырское братское кладбище, устроенные внутри сада; на кладбище небольшая деревянная часовня.

36

Впрочем Иорофей мог платить по доверенности.

Краткая летопись важнейших событий города Малоярославца

От литовского разорения (в1610 году), до настоящего времени

1)  В 1613 году марта 13 дня в числе выборных, подписавших грамоту о избрании на Царство Михаила Федоровича от Малоярославца был дворянин Константин Семёнов.

2)  В 1639 году в Малоярославецком уезде по грамоте Царя Михаила Федоровича заведены железные заводы (Вестник Европы, на 1816 год № 8, стр. 292). В 1781 году заводы эти (три) пожалованы Графу Шувалову.

3)  В 1642 году на земском соборе, на коем был обсуждаем вопрос: удерживать ли за Россией Азов, взятый у Турок казаками, или нет? Из Малоярославца выборными были: Афиноген Челищев и Иван Тарбеев (Собр. Госуд. Гр. Ч. III, стр. 382 и 399).

4)  В 1653 году, в числе других городов, и в Малоярославце Окольничий Князь Д. А. Долгорукий и дьяк Иван Тимашов верстали детей боярских поместными и денежными окладами.

5)  В 1654 году моровое поветрие, свирепствовавшее в Москве, посетило и Калужскую область; в Малоярославце оно продолжалось с 1-го сентября по 28-е декабря.

6)  В 1681 году собиралось на жалованье московским стрельцам в Малоярославце с 101 двора 10 рублей 30 алтын. (см. Акты Ист. Ч. IV, № 250).

7)  В 1682 году прислан был, в числе прочих городов, и в Малоярославец Стольник Иван Богданов сын Яковлев для высылки к Троицкому монастырю ратных людей для усмирения стрелецкого бунта.

8)  В 1708 году Малоярославец вошёл в состав особой провинции, которая названа Калужской и приписана к Московской Губернии. При открытии провинции в Малоярославецком уезде считалось 1637 дворов. При втором образовании Калужской провинции в 1718 году Боровск, Малоярославец и пригороды Таруса и Оболенск остались просто в зависимости от Москвы.

9)  В 1760 году в донесениях из Калужской Провинциальной Канцелярии, по случаю составления общего атласа Российской Империи, между прочим сказано: «в Малоярославце на острове Черноостровский Николаевский монастырь недавно построенный; в уезде есть Городище, подобное небольшой круглой горе; три железных завода Графа Шувалова, построенные иностранцами более 100 лет назад, и три Фабрики, заведенные полотняные в 1718, бумажная в 1726 и суконная в 1751 году».

В московском любопытном месяцеслове на 1776 год в числе упразднённых в 1764 году монастырей значится: Рождественский Богородицкий мужской в Малоярославце (?).

В 1765 году по статскому календарю на тот год показан воеводой в Малоярославце Степан Григорьев.

В 1767 году при сочинении проекта нового Уложения в С. Петербурге были из Малоярославца от дворянства Полковник Александр Ермолов; он 14 августа того же года должность свою сдал Подполковнику Ивану Позднякову; от Малоярославецких граждан купец Григорий Гаврилов.

В 1777 году открыто Калужское Наместничество, при чем перечислен в нее и Малоярославец из Московского ведомства.

По размежевании того же года значится в Малоярославецком уезде 116,790 десятин 947 кв. сажень.

При императоре Павле Наместничества были переименованы Губерниями; причем в Калужской Губернии города Серпейск, Малоярославец и Лихвин были упразднены и причислены к уездам Мещовскому и Перемышльскому. Но император Александр I снова поставил эти города, кроме Серпейска, на чреду уездных. По шестой ревизии 1811 года в Малоярославце показано жителей 1,413 человек.

В 1812 году Малоярославцу суждено было сделаться «пределом нападения, началом бегства и гибели врагов». 12 октября он семь раз переходил из рук в руки: то занимаем был корпусами генералов Дохтурова, Раевскаго и Бороздина, то снова взят французами под начальством Вице-Короля Италийского. От 5 часов по полуночи до 10 по полудни пальба не умолкала; с обеих сторон оказали чудеса храбрости, истощили все пособия военного искусства; кровопролитный рукопашный бой непрестанно возобновлялся в улицах, всюду объятых пламенем, всюду заваленных мертвыми телами. Под вечер город представлял одну безобразную груду

развалин; из 200 дворов уцелело 20, из 40,000 сражавшихся пало 10,00037. Но цель Русскаго главнокомандующего была достигнута: движение нашей армии со старой на новую Калужскую дорогу благополучно, сообщения неприятельские прерваны, путь в плодородные южные Губернии прегражден. Наполеону оставалось избирать одно из двух: или дать генеральное сражение в земле, объятой народною войной, далеко от всех пособий, для него необходимых, или обратный выход на смоленскую дорогу, им же опустошенную. Не смотря на численное превосходство сил своих, он не решился на отчаянный бой, и поспешное отступление его от берегов Лужи скоро обратилось в нестройное бегство38.

Малоярославец, и прежде недостаточный в отношении торговли, после конечного разорения в 1812 году долго не мог оправиться, пока не прошла через него линия Московско-Варшавского шоссе, благодаря которому городок этот ожил и приметно улучшился зданиями. Жителей в нем ныне 2062 человека мужеского и 2161 женского пола. В городе бывает 5 ярмарок, на которые привозится ежегодно разных товаров на сумму от 20 т. до 30 т. рублей. В городе находятся две тесемочные Фабрики московских купцов Малютиных; на них вырабатываются простого сорта ленты и бумажная тесьма на

сумму 25 т. рублей серебром при 110 рабочих; третья монастырская суконная на аренде московского купца Владимирова, 8 машин, 3 ½ аппарата, 1 трепальня и 2 самопрядильни. Местные жители промышляют разведением плодовитых, особенно вишнёвых дерев (78 садов и 212 огородов); здешние вишни очень предпочитаются известным Владимирским, ценятся дороже и находят выгодный сбыт в Москве. Средняя цена по 3 р. 50 коп. за пуд. В 1858 г. продано на 30 т. ассигнациями. Лучшие здания сосредоточены на городской площади, тут же присутственные места, против них чугунный в виде пирамиды памятник в память битвы 12 октября 1812 года (открыт 29 октября 1844 г.), почтовая станция, две церкви: Успенская, Казанский Собор (с приделами во имя Св. Великомученика Георгия и Св. мученика Иоанна воина), наравне с прочими городскими церквами ограбленные и разоренные в 1812 году, возобновлены щедротами Императрицы Марии Федоровны.

* * *

37

Три высокие кургана еще долго будут указывать на место, где погребены убитые. В субботу перед Троицыным днём жители Малого Ярославца ежегодно молятся здесь о упокоении душ воинов, положивших здесь живот свой на брани за Веру и Отечество.

38

К странной исторической случайности надобно причесть то, что пределом неприятельского нашествия в Боровском уезде было село Спас- Прогнан, неизвестно когда и кем так названное.

Христианские мысли при освящении храма во имя св. Николая Чудотворца в Малоярославецком черноострожском монастыре, которое совершено 20 августа 1843 года; и при открытии памятника в городе Малоярославце, происходившем 29 октября 1844 года, в воспоминание избавления от неприятеля в 1812 году39

Там, в нарде Израильском, где ведом был Единый, Истинный Бог, на глас браней некогда отзывались священные песни пророческие; здесь, в Богохранимой России, где издавна сияет Православная вера и пламенеет народная любовь к самодержавным Помазанникам Божиим, в то время, как на Западе Европы в душах людей померкло было Христианство и потрясались Престолы, происходила отечественная война, достойная не одних летописей военных, но и духовных гимнов Христианских.

Война сия и в начале, и в продолжении, и в дивных своих последствиях, подлинно представляется бранью священной. Открывалась она с нашей стороны не из видов преобладания, от которых обезумел наш соперник Наполеон, а единственно для защиты Отечества и народных прав, во имя Бога правды, ко славе святой Его Церкви. При нашествии неприятелей, и во все продолжение войны, мы особенно негодовали на супостатов за то, что они оскверняли нашу Русскую Святыню, и мы со слезами испрашивали небесной помощи во храмах Господних; и потому враг наш, дотоле шедший все вперёд, доколе за пределами нашего Отечества воевали с ним из видов политических, преткнулся о грудь Русскую. Благочестивейший Государь Император Александр, при всех военных превратностях, непоколебимо утверждался в уповании на Промысл и по вере Русского Царя и народа, краеугольный камень Церкви, Иисус Христос, сокрушил огромный истукан Навуходоносора наших времён, составившийся из двадцати народов. Сбылось пророчество во устах царских, пророчество о том, что «дотоле не положится оружие, доколе ни один враг не останется в пределах Русскаго Царства.» А что потом за пределами нашего Отечества? Христианская вера торжественно прославила себя там, где торжественно была поругана неистовством врагов наших пред кумиром обоготворенного ума: здесь то, в столице умиренных уже врагов наших, во время торжества торжеств Христианских, в праздник св. Пасхи, многочисленные победоносные войска и Цари их, по манию сердца Александра Благословенного, преклонили за общею мольбой колена пред Спасителем нашим Господом Иисусом; те же Венценосцы заключили между собою священный союз, по которому закон Евангельский – закон правды и любви Христианской, принят за основание гражданских законов и взаимных отношений Государственных.

Такой славный для Христианства и благотворный для человечества переворот совершился в следствие отечественной войны 1812 года, и Российская Церковь и Держава, относя оный к имени Христа Спасителя, торжественно исповедует славу Его в благодарном молении в день Рождества Его по плоти. «Не нам, не нам, но имени Твоему», изображено на крестах и медалях за 1812 год, с оком Провидения. Велик Бог! Воскликнул наш Русский Гедеон, с меньшими своими тысячами побеждавший гораздо большие тысячи неприятельские, наш Русский Архистратиг Михаил Кутузов, невидимо покровительствуемый соименитым ему Архистратигом небесным. И храмы и памятники той же великой годины равно поведают славу Божию, да и так поведают, что аще мы умолчим, камение сие возопиет (Лук. 19:40). Вот что гласят храм и памятник, воздвигнутые в Малоярославце, в воспоминание начала избавления России от неприятелей, которые доселе шли всё наступательно, отселе же стали отступать по опустошенному ими самими пути, поражаемые и холодом, и голодом, и огнем и мечем.

При освящении помянутого храма и при открытии памятника, очевидцу представлялись достопамятности Смоленска, Бородина и Москвы.

Смоленский памятник напоминает славные для Кутузова битвы, давшие ему и проименование Смоленского, и наипаче напоминает, что он на пути отечественной брани шел под предводительством иконы Смоленской Божией Матери (Одигитрия), и Ей именно, Царице Небесной, приписывал успехи оружия.

Малоярославец освободился от неприятелей именно в тот день (12 октября), в который явленная икона Калужской Божией Матери ежегодно с крестным ходом обносится по стогнам отстоящего за 58 вёрст губернского города Калуги: список сей иконы на хоругви осенял тогда ополчения Русские.

Бородинское поле битвы, где Бог браней воссел рассудить вся языки, хотящие браней (Иоил. 3:12. псал. 67:31) с Россией, и где маститый герой наш Кутузов-Смоленский, первый раз встретился в России с Наполеоном, представляло тогда все ужасы смертной жатвы.

И Малоярославецкое поле битвы, по словам неприятелей наших, представляло такое торжество смерти, какого они дотоле нигде не встречали: и Наполеон, опять нашедший здесь на Кутузова и вынужденный отступить назад, первый раз в России воскликнул: О Боже! О небо!40. На том и другом поприще битвы Малоярославецком и Бородинском, возвышаются теперь памятники с сияющим крестом Спасителя – древним и вечным знамением победы.

Москва, сердце России, куда проложили кровавый след неприятели, стала в то время жертвой всесожжения за спасение России. И Малоярославец был тогда подобной жертвой, превращенный в груды пепла: о сие место сопричастно быть людских зол случившихся, последи же благодеяниям от Господа приобщися, паки в примирении Владыки с великою славою исправися (2Мак. :20). В древней Столице нашей созидается теперь храм Христа Спасителя в священную благодарность за избавление от врагов. В Малоярославце же над вратами св. обители уцелел невредимо нерукотворенный образ Спасителя, хотя вокруг него все изъязвлено бранными выстрелами, и сей святейший лик послужил знамением избавления, которое послал Господь нам людям своим; а в самой обители создан и освящён в воспоминание оного избавления храм во имя св. Николая Чудотворца, который видимо помогал нам в отечественную войну. Вот что свидетельствует одно устное предание: в то время недалеко (в 4-х верстах) от Медыни, соседнего с Малоярославцем города, пленные неприятели, которых там было в двадцать раз более, чем русских, говорили нашим победителям-поселянам: «Страшен нам ваш седой старец, что впереди вас сражался; он нас прогнал». «Знать-то сам Николай Чудотворец за нас!» с удивлением воскликнули наши41. Посему прилично, в память победы над Галлами и двадцатью с ними народами, воздвигнуть здесь и храм во имя Святителя Христова Николая, коего самое имя знаменует победителя народов.

Основание сему храму положили щедроты в Бозе почивающего Императора Александра Благословенного, при усердных пожертвованиях прославившегося в отечественную войну Донского войска и прочих благочестивых и любящих благолепие Дома Божия людей.

Для освящения сего храма избран день исторический (26 августа), напоминающий Бородинскую битву и ещё задолго прежде случившееся избавление Москвы от Тамерлана чудесной помощью от иконы Владимирской Божией Матери: в тот же самый день, ровно через год, была и закладка Малоярославского памятника; открытие же его со священными обрядами, совершенными Епархиальным Преосвященным Николаем с прочим почётным духовенством, происходило в том месяце (29 октября), в который в 1812 году отступили отсюда неприятели.

Освящение помянутого храма и первая в нем Божественная Литургия, при многолюдном стечении молящихся, совершены Преосвященным Епископом Николаем, произнесшим, по освящении, поучительное слово, в котором с трогательной силою отозвалось знаменитое местное событие. В ново-освященном храме провозглашена была вечная память, в Бозе почившему Императору Александру Благословенному, щедротами своими положившему основание сему храму, и воинам православным, живот свой положившим у св. обители; не забыта притом и память погребенного под сим храмом и много лет трудившегося над его созиданием, бывшего Настоятеля обители о. Архимандрита Макария. Более 20 лет созидался сей храм среди дымящейся, так сказать, крови Православных воинов, и доколе будет стоять храм сей, дотоле за них, и за всех храмоздателей, а наипаче за благочестивейших Венценосцев России, всегда имеет приноситься в нем бескровная жертва Христова. Но величественный храм сей, достойный напоминаемого им события, при всей неутомимой попечительности нынешнего Настоятеля обители, о. Игумена Антония, заботащегося особенно и об устроении живых камений в храм духовен (1Петр.2:5), доселе еще, к сожалению, не доведен до предположенного совершения и благолепия: да подвигнет к тому Святитель Христов, Николай, усердие людей благочестивых и, по молитвенному ходатайству Его, во мзду за сие от самого Христа Господа, благоволившего призреть и на две лепты вдовицы, пожертвованные в сокровищницу Иерусалимского храма, да примут они вместо временных – вечная, вместо земных – небесная.

Гора, на которой высится храм сей, гора, упитанная кровью многих отцов, братий, друзей, знакомых живущих теперь друзей и защитников Православной Отчизны, гора, над которой у лика Спасителя, как бы над Вифлеемом, впервые воссияла звезда спасения России, гора сия достойна того, чтобы к ней обращены были сердца Русских, дышащие благочестивым патриотизмом.

* * *

39

Маяк 1845, T. XXII. K. XLIV. Смесь. Эта статья написана покойным Архимандритом Даниилом, бывшим тогда в сане иеромонаха, инспектором Калужской Духовной Семинарии.

40

Описание Малоярословецкой битвы в 1812 году, стр. 84 и 151.

41

Там же, ст. 9.

Источник: Составил И. Л. Издание в пользу св. Обители. Санктпетербург. В типографии Якова Трея. 1863. Печатать позволяется, с тем, чтобы по отпечатании представлено было в Цензурный Комитет узаконенное число экземпляров. С. Петербург, февраля 10 дня 1863 года. Цензор, архимандрит Сергий