chudetskij opyt issled

Содержание

Монастыри, закрытые в 19 веке Приложение. Список монастырей упраздненных в XVIII и XIX веках 

Указ, крепкий заказ, «малобратные монастыри и пустыни сводить с прочими в совокупление неотложно без продолжения и оные пустыньки весьма упразднить»2 вышел в первый раз от первого Императора России в 1721. году. Самая мысль о закрытии монастырей впервые высказана гораздо ранее, еще на соборе 1681 г.3 Но составлению закона и применению его на практике предшествовал целый период в истории монастырей, продолжительный по времени, механически-разрушительный по своему характеру. Да, мы видим падение монастырей прежде, чем разум и воля правительства направили свое действие против них. Обратим внимание на века ближайшие к рассматриваемому периоду – XVI и XVII. Условия жизни народа печальны, и от бедствий, претерпеваемых народом, не спасались и св. обители иноков. „Свейские немцы“, литовские люди воюют против них, разоряют до основания, выжигают без остатка, „русские воры“ или „темные люди“ родной стороны делают также нападения на них, убивают монахов, монастырских крестьян и „трудников“, грабят церковное имущество. Пожары, мор, разливы рек довершают бедствия монастырей от людей. „Нужа и терпенье“ их становятся так. обр. очень-очень великими, ощутительными. В общей и частной истории монастырей они составляют особые моменты, служат началом для особых отделов повествования; дают монастырям право на имя многопострадавших обителей“, возбуждают в современном писателе благоговейное удивление при взгляде на многолетнее существование их 4. Как ни велики, однако, были внешние бедствия, они не ослабили могущества монастырей, не подорвали корня их жизни. За „разорением“ следовало „возграждение“ монастырей, и мы читаем на страницах описаний их после периода бедствий рассказы о постепенном устройстве их: сгоревшие „воскресают из пепла и развалин“; подмытые „полою водою“ переносятся на удобнейшее место; опустошенные врагами, опустевшие от морозного поветрия и от других причин возобновляются. В XVII в., веке общего разгрома России, всюду раздался печальный клич: „монастырь, пустыня стоит в пусте “; или: „монастырек, пустынька, а в нем (в ней) церковь... стоит без пения, запустела“... Но проходит 20, 30, 50 лет, для двух лишь монастырей 97 и 100 с лишком лет5, – к „пустым“ монастырям, пустынькам приходят старцы Вавила, Ипатий, или старицы Иулиания, Макрина. Около старцев мало-помалу собираются братия, сестры; совокупными силами их строятся кельи, церкви, – и вот в недавней „пустыне“ снова возникает жизнь монашеская 6. Правда не всем выпала счастливая доля :немало монастырей в городах, областях после разорения “упразднилось навеки” 7. За то, с другой стороны, не одна сотня их и вновь построена в XVII же веке 8. Отсюда в итоге, в общем числе монастырей XVII в. сравнительно с числом их в XVI в., мы не получаем минус, напротив имеем плюс. B этом явлении справедливо признать торжество благочестия над варварством, веры над „страхованиям и природы“, древнерусских аскетических идеалов над потребностями земного благополучия. Верно писано о России в XVII веке: „царство... благочестивое христианское; земля велика и широка...; ученых людей и докторов и Философов имеют у себя мало...; книжному писанию учены не все... Но... верою все люди зело благочестивы, церквей божиих и монастырей имеют много, подобно звездам, иноков же бесчисленно“ 9...

Время шло своим чередом вперед; в государстве, в обществе возникали и развивались новых идеи и начала, новые потребности жизни; являлись новаторы в земстве, реформаторы в правящем классе. Число их постоянно увеличивалось, и в начале 18 в. они уже составляли особую партию;– общество делилось на две, категории: „публику“ и „народ“. Естественно, между ними завязалась борьба.

Эта борьба была чисто внутренняя, борьба за убеждения, понятия, за господствующий порядок. Она проникла также в область священного, религии, – проникла тем легче, что бытовые и нравственно-религиозные формы слишком тесно соприкасались между собой в действительности, если не поглощали друг друга. В пылу этой-то борьбы со всей смелостью критики и стремительностью к практическому решению поднят был между прочих и монастырский вопрос. Подняли, затронули его с различных сторон, насколько различны были вновь возникавшие потребности, затронули глубоко и серьезно; можно сказать: каждый раз, ставился вопрос о самом существовании монастыря. Здесь монастырь испытывает на себе уже не действие внешнего случайного насилия, а неотразимое влияние внутренних постоянных причин, обусловленных новым складом мыслей и понятий передовых людей, – новыми потребностями государства. При Петре Великом государство становится могущественнейшею силою; выше его и равного ему нет никого: пред ним склоняется сама церковь. Естественно, при этом монастырь – должен был потерять первоначальное значение учреждения священно-неприкосновенного. По отношению к идее государства монастырь является теперь равным другим учреждениям, которых услугами хочет пользоваться государь, оценивая их значение в государственном смысле'. Не высота идеи, а польза, необходимость, нужда для государства – вот мерка, которой государь измерял годность, важность учреждения. Мерка, очевидно, слишком ограниченная и ограничивающая идеальное представление древней Руси о монастырях и социально политическое положение их! Тем не менее, эта мерка приложена к ним. Руководясь ею, конечно, Петр Великий ратует против тех, которые „звание свое ни во что же ставят... работают Царю небесному..., по вся дни всю службу церковную слушают или по две или по три обедни на день“.10 Руководясь этой мерою, Петр плохо ценит, монашеское духовное служение, не признает преимущественного значения его сравнительно с молитвою мирян, положительно не ведает того, что „ведал известно“ отец его „благочестивейший“ государь: „яко теплая преподобных отец молитва много поспешествует всяческим нуждам человеческим”11; – смело, вызывающим тоном спрашивает: „А что говорят: молятся... Что же прибыль обществу от сего“?

Практически-государственная точка зрения развенчивала монастыри в их идеальном значении; она влекла за собою принижение их в действительности, принижение, необходимо сопровождающееся количественным сокращением монастырей. Частные явления в различных сторонах государственной жизни вели к тому же.

При Петре Великом внутри государства происходили капитальные перестройки. Он вызвали напряжение нации, легли тяжелым бременем на все классы общества. Между тем успехи не соответствовали цели: не находилось средств для выполнения её. „Людей нет, денег нет“, не раз слышалось со всех сторон в государства12. Не было служилых, не было тяглых людей, не было денег на войска, флот, заводы, школы и проч. Чтобы выпутаться из затруднений, правительство прибегало к чрезвычайным мерам13. Но меры, вызванные крайностью, нередко вели к противоположным к результатам, лишь ухудшали положение дел. Так старались избыть службы дворяне, бегали из полков солдаты, не получая жалованья; бежали со своих земель, даже добровольно просились в галерную работу крестьяне, обремененные налогами; все глухо роптали на государя; “ мироед! весь мир переел”, поднимались по временам резкие крики.14

Казалось, государство изнемогало от собственных усилий; как будто бы общественной деятельности недоставало для служения обществу! При таких обстоятельствах невозможно стало монастырям сохранить за собою прежнюю привилегированность или отбыть от общих постоянных повинностей единовременными взносами на пользу государства, хотя бы даже весьма значительными. До 2600 монашествующих15 ютились за монастырскими стенами: они являлись единственно потребителями, а никак не производителями применительно даже к тогдашним политико-экономическим понятиям16. Около 800000 крестьянских душ17 считалось на монастырских землях: они не принадлежали государству, как податные единицы и рабочие силы. Мильоны доходов18, собираемые с них деньгами и натурой, шли, неведомо на какие расходы», но выражению царя19, „погибали по прихотям владельцев“, по известию царского „прибыльщика “.20 Эта „масса сокровищ, громадность капитала и многочисленности, рабочих рук рано обратили на себя внимание царя; он решился воспользоваться ими для государственных нужд и воспользовался скоро и во всей полноте. 4 ноября 1856 г. у великого государя было в преображенском сиденье с боярами о делах. В нем приговорено: «св. патриарху и властям и монастырям с 800 крестьянских дворов, делать корабль».21 В 1699 г. велено «имать печатные пошлины» с монастырей, которые доселе пользовались свободою от них22. В 1700 г. всякие тарханы отставлены“. В 1701 г. духовная власть удалена от управления своими вотчинами; восстановлен монастырский приказ, и ему указано ведать дом, св. патриарха, домы архиерейские и монастырские дела23“; монахам на „прокормленье“, монастырям на ремонт назначено определенное „даянье”24. Так уничтожены Финансовые привилегии монастырей и обращены в» пользу государства их вотчины. С уничтожением привилегий и обращением монастырских доходов в пользу государства правительство сделало первый решительный шаг к секуляризаций церковных имений; этим вместе оно нанесло первый решительный удар по существованию монастырей. В их прежнем количестве. Лишенные царской милости, великого государева жалованья, лишенные значительной части собственного достояния богатые из них подверглись опасности постепенного обеднения25, а менее состоятельные прямо постановлены в своем существовании в зависимость от мирского подаяния, кто что пожалует26“, средства всегда неверного, скудного, особенно если принять в расчет тогдашнюю нищету населения и частые столкновения его с монастырями из-за пашен, сенных покосов, рыбных ловель“27. Неумолимая политика правительства, действовавшего с удивительною настойчивостью в одном и том же направлении, увеличивала эту опасность для одних, приближала к другим монастырям. Раз усвоив себе мысль о безусловном пользовании монастырскими богатствами, правительство обращалось к ним при всех государственных нуждах, для удовлетворения которых оно затруднялось изысканием способов. С этою целью оно старалось как можно больше сэкономить из валового дохода монастырей при смете отпускной суммы на содержание их, чтобы таким образом как можно больше остатков сберечь для государственных расходов. В 1705 г, обложены пошлиной мельницы, рыбные ловли, постоялые дворы. 28 Тогда же монастырским определено “даянье“ в половину против “даянья“ 1701 г. 29 По указу 1701 г. „малым“ монастырям выдавалась руга, но позже правительство как будто забыло эти монастыри; по крайней меры, органы его отправлений не выдавали им указанной пропорции хлеба и денег или выдавали весьма неисправно30. У богатых монастырей отнимались села, деревни, целые вотчины; отписывались на верфи, заводы, госпитали или приписывались во владение к частным лицам из служилого сословия 31. Вследствие таких отношений правительства участь монастырей становилась самою жалкою. Получая оклад, с великим против надлежащих годовых расходов окладоуменьшением, они мало помалу приходили в упадок. „Церкви божии гнили, ограды падали, кельи разваливались, братии кормиться нечем было. Монахи, монахини писали слезные челобитные, но не внимал им благочестивейший государь, не удовлетворял их свят. синод 32. Тогда поднялся нищенский голос из-за сеин монастырских. „Сирые бомольцы” молили, „благородие и любовь всяких чиннов людей пожалеть их, не оставить, заставить за себя вечно Бога молить и родителей своих поминать“. Как слабо действовали на сердце народа их просьбы, это всего лучшие показывают пробелы во „Вкладных книгах“ и „синодиках“ монастырских 33 и год от года увеличивающееся „ бедственное положение“ монастырей за первые два десятилетия XVIII в. и последующее время. Беспомощность монастырей так. образ. была полная; она оставляла за собою монашествующим лишь один исход – вон из монастыря. Это мы и видим на самом деле. От поборов и платежей в государеву казну, от содержания государевых людей, также убогих и увечных, монастыри разорялись и безлюдели, пустели. И недаром свят. синод впоследствии жаловался Анне Иоанновне на прежние порядки, что „ монастыри и находились тогда (при Петре Великом в великих скудостях»34. Из дел синодального архива, видно, что монастырский приказ некоторые монастыри уничтожал, другие переименовал в приходские церкви35 . Конечно, подобные распоряжения приказа относились прежде всего к разорившимся, опустевшим монастырям. В „Истории иерархии“ и отдельных современных изданиях немало также примеров упразднения монастырей до установления штатов единственно вследствие того, что монашествующие сами по себе, без всякого царского указа, „разбродились розно“ 36.

Это впервые мы встречаемся лицом к лицу с фактом закрытия, правильнее сказать, самозакрытия, самоуничтожения монастырей, нет никакой возможности по современным документам, определить число их, тем не менее факт сам по себе остается бесспорным, и нужно допустить, что пространственные размеры проявления его со временем, увеличивались бы больше и больше, если бы закон 1721 т. не сообщил ему официального характера. Грешно видеть, в так называемом противниками петровскими „разорении“ монастырей действие „неправд“ или тщеславной страсти государя к завоеваниям 37, хотя отдельные слуги государевы, не свободны от упрека в „разорении“ монастырей ради собственной поживы, в притеснениях монашествующих и непростительной опрометчивости при выполнении буквы закона 38.

Идея народного блага могла бы быть признана пустым предлогом в устах деспота, если в жертву ей принесено доброе, нравственно-полезное учреждение. Но в настоящем случае, – можно сказать без оскорбления истины, – темные стороны монастырской жизни столько же требовали суровых, радикальных мер правительства, сколько и неотложные потребности общественной жизни.

„Древняя Россия передала новой монашество в самом неудовлетворительном положении“ 39. В монастырях общим, является уже уклонение от главного монашеского обета – отречения от мира. Монахи и монахини слишком занимались мирскими делами, материальные интересы поглощали их внимание и заботы. Им они жертвовали правдою совести, „напрасно жалуясь на свое убожество“, – спокойствием уединения служением при храме, волочась в Москву с челобитьями о „ вершении земляного монастырского дела.... и между двор скитаясь многие годы, отчего монастырь опустел» 40. Руководимые ими, они вели борьбу с помещиками, воеводами, горожанами, крестьянами и казаками 41, – вели борьбу из-за людей, из-за земли, из-за клочка земли в 10–20 десят., из-за монастыря 42; случалось, что два монастыря поднимали тяжбу один против другого за право владения третьим монастырем 43. Понятно, такое направление способствовало большие развитию среди монашествующих типа „усердных ходатаев о землях монастырских“ 44, чем осуществлению высоких идеалов монашества 45. Деморализация и дезорганизация монастырской жизни потрясали крайностью своей наблюдательных людей 16–17 вв. Но господствовавшие тогда идеальные представления о монашестве заслоняли собой, или заставляли вовсе забывать темные черты действительности из мира монашеского. (Отсюда объясняется то обстоятельство, что даже сатирический тон в обличениях монахов со стороны высших лиц, оканчивалея панегиризмом и вековые тяжбы крестьян с братиею шли на ряду с „даяньем“ со стороны их вкладов в „ дом всемилостивого Спаса, Николы Чудотворца“, той же братии. При Петре Великом положительный взгляд на монашество заменил идеальный. Правда, идея монашества не опущена из вида при этом, наоборот, даже восстановлено первоначальное значение ее. Но ее свет, не поглощал теперь сего внимания наблюдателя, не отвлекал его критической мысли от живой действительности, напротив, еще содействовал точному исследованию предмета in concreto; при свете идеи чистой, возвышенной, заметнее стали уклонения от неё на практике. Резкость темных красок монастырской жизни вызвала и резкость тона в правительственном приговоре. Размножившиесят монастыри признаны не соответствующими назначению, требуемому пользою государства; монастырские имущества объявлены всенародно „тунегиблемыми“, монахи в большей части своей „тунеядцами“, дрождями народа, дешевыми душами“, все монашество названо гангреною 46. Смелые, желчно-саркастические слова обличения сопровождались столько же смелыми, решительными и суровыми действиями с целью „исправления монашеского чина“. Отнятие вотчин у монастырей, сокращение расходов на содержание их и монахов до minimum'а, обучение монахов

<…>47

зараженным заморскою немецкою верою“48. В „объявлении“ 1724 г. государь сам ссылается на „понос монашеству от иных законов“, как на одну из побудительных причин к исправлению его. Верного сподвижника государева – Феофана Прокоповича также уличали в еретичестве“49, – и еще в Киеве он явно обнаружил свое нерасположение к монахам50.

Со своими реформаторскими тенденциями Петр Великий стоял не одинок на высоте либерально-религиозного взгляда; он был и не сам – друг с Феофаном Прокоповичем. История говорить нам о „птенцах Петровых“. Это были люди, сердечно принимавшие планы преобразователя, служившие новым задачам, новым порядкам не по цареугодничеству, а по собственному убеждению, и защищавшие их до конца своей жизни. В лице лучших из них юная русская литература, наука, церковное проповедничество и простой здравый смысл сочувственно отозвались „ исправителю монашеского чина“, вторили его взгляду и сатирам, на монашество, прославляли его распоряжения по монастырскому вопросу.51 Рассматриваемое движение было гораздо шире, чем можно думать с первого раза. Дело o Тверитинове знакомит нас с целым городом наполненном людьми, жившими в довольстве и привернувшимися к люторской и кальвинской вере“52. Торговец овощного ряда, цирюльник, жена присяжного ,ходока“ и пр. – вот герои настоящего дела. Они – дети народа, так называемого простого народа. Положим, протестантизм Тверитинова и его учеников дошел до крайности: они уничтожили монашество“ в самом принципе. Были люди в крестьянстве же и умеренной партии. Они не отдались всецело обаянию новизны; неустроения церковного“, „позор монашеского чина“ не привели их к „противностям церковным“, к уничтожению монашества“; при столкновении в их сознании суеверия с неверием (т. е. с протестантизмом, отрицавшим монашество), они сумели удержаться на почве истинного православия в решении вопроса о таком важном пункте христианской морали, как монашество. Между такими лицами известен крестьянин Иван Посошков. Рассудительный, светлый, благородный, Посошков требует преобразования монашества, – во имя блага монашества. „Все монашество“, говорить он 53, требует исправления.... понеже истинного монашества.... едва след ныне обретается“. Посошков не проектирует в подробностях устава преобразованного монашества, но высказывает, немую общую мысль. „Изрядно бы... тако содержать их (монашествующих), яко же древле содержаны были самые пустынно жители, и правила их дабы всеконечно возобновлены были же“. Вот смысл программы подданного; он тождествен с идеями государя о монашеском чине и с целым планом его исправления путем законодательства.

Антимонашеское движение выходило из рационалистическо-богословских оснований и соединялось с отрицанием поста, почитаниях икон, мощей и пр. чего не находили в книгах в. и н. завета „Тверитинов, его единомышленники и подобные им. На ряду с этим движением, отчасти в зависимости от него, пробивало себе дорогу другое антимонашеское направление, материально-практическое. Тихо, незаметно, зато гораздо ближе и сильнее влияло оно на массу. Оно не увлекало массы в недоступную для неё сферу теологической полемики, не лишало ее разом заветных верований и преданий, оно только увеличивало сумму наличных воззрений и понятий новыми интересами, новыми потребностями, привносило в жизнь и деятельность массы заботы и занятия, дотоле чуждые ей, таким образом развлекало народ, отвлекало его от прежней сосредоточенности на аскетическом идеале, оттеняя этот идеал в даль, или выставляло рядом с ними другие задачи, другие цели, – цели земного благосостояния. В дальнейшем выводе отсюда само собою выходило, что монастыри со временем должны были лишаться лучших делателей. Таланты и силы находили себе, достаточно простора в исполнении широкой программы, начертанной Петром Великим на земле.., на море.., в государстве и народе.. 54; на долю же монастырей оставались, большей частью, нравственное и физическое убожество, бесприютность и нищета. Петр Великий словом и делом, наставлениями, постановлениями и принуждением старался сообщить жизни русского человека, практическое направление55.

Влияние общественного элемента на решение нашего вопроса вместе с влиянием политико-экономических условий придает монастырской реформе величественный характер. Она является не результатом капризной воли самодержца, не средством только наполнить опустевшую казну из доходов богатого учреждения; нет, основы её лежат глубже в жизни народа, равно как в жизни самого монастыря, и находятся в неразрывной связи с целым переустройством государства. Среди общей ломки старого и усердного введения нового, и монастырь также не мог долее оставаться в прежнем своем значении, в прежнем виде и количестве. В новой России под ним исчезала самая почва, на которой он возник, широко развился, высоко поднялся и твердо стоял в древней Руси. Отсюда падение монастырей, закрытие многих из них становилось неизбежным и безвозвратным; оно определялось уже не случайными какими либо обстоятельствами, а историческим ходом вещей. 26-го янв. 1721 г. состоялось решительное постановление о закрытии монастырей. Немедленно приступлено и к исполнению его. Малобратственные монастыри сливались, или церкви их “верстались“ в приходские. Известны десятки таких монастырей, упраздненных „по издании“ или „на основании дух. регл.“ в 1721–1725 гг. Неизвестно точное число их; оно недоступно для определения даже местному специальному историко-статистическому исследованию в наше время56, тем не менее несомненно, что значительнейшее большинство монастырей. существовавших в начале XVIII в., имело быть закрыто при Петре Великом. Весьма ограниченная цель монашества и обязанности монахов, изложенные государем в „объявлении“ 1724 г.57 , не требовали поддержки многих монастырей; они скорее делали выведенные“ монастыри угодными“ для других целей „д. регламент“ (465 п. о мон.) постановляет прямо: „...во единой обители да менее 30 братий будет“... В „мон. прик. “ о. Горчакова (см. прил. 43–44) напечатана, ведомость о числе монахов в разных монастырях, определенном монастырским приказом “. Судя по ней58 и по регламенту можно предполагать, что при Петре Великом штат монахов в каждом монастыре установлен был бы гораздо более, наоборот, след., количество монастырей – в равной пропорций меньше сравнительно со штатами, впоследствии установленными Екатериною II. Но смерть преобразователя остановила реформу в важнейший её момент. Государь умер, и с ним надолго прекратилась дальнейшая инициатива правительства по монастырскому вопросу. После него обнаружилась реакция, церковно-государственный вопрос сделался игрою партий, придворных интриг; даже во время лучшего и более спокойного царствования Елизаветы Петровны не видно серьезного отношения к нему. Заглянем, хотя бегло, в эту послепетровскую историю монастырской реформы, а так как преимущественное содержание её, по крайней мере, на её первых страницах, составляют оппозиционные элементы, то предварительно скажем несколько слов о брожении их при Петре Великом.

* * *

Всякая реформа Петра Великого была встречаема народом с неудовольствием, с глухим или громким, протестом. Монастырская реформа представляет исключение в этом отношении. Правительство „разоряет“ монастыри, монахи жалуются на разоренье, но общество не сочувствует их жалобам. – Понятно, почему? во 1-х, потому, что все терпели от платежей, терпеть для общего народного блага; в 2-х все знали, что с возложением земской тяготы на монастыри спадала некоторая доля тяготы с земства; в 3-х разорительные для монастырей меры правительства совпадали с характером практико-юридического отношения самого земства к монахам, (тяжбы мирян с братиею из – за земли и воды). И закрытие отдельных монастырей в 1701–1720 гг. не могло встревожить набожного чувства, по самой незначительности своего объема. Не больше пищи ее ревности давали также 45 п. „Д. регл“ о мон. Строгий приговор первого предложения пункта смягчался последним („оставшиеся монастырские церкви в приходские поверстати“), и так. образ. предотвращалось народное негодование. „Вера не разрушалась“, потому что не разрушали, „не разоряли без остатку, до основания“ монастырей. Церковь и церковная святыня – вот предметы, которых лишиться всего больше боялись горожане и крестьяне“. Они оставались по „Дух. регл.“ в целости, разумеется, если только церковь сама собою не разваливалась, или монастырь не стоял в безлюдной местности59. Но если общество не волновалось, не бунтовало вследствие закрытия монастырей, то монахи горячо стояли за свои интересы, за льготные права своего существования. Много было причин, возбуждавших в них, неудовольствие против правительства. Различны и проявления этого неудовольствия. То слышится тихий, затаенный ропот бессильной злобы, то – резкий, открытый протест, смелого духа. „Противные“ голоса повторяются то одиночно, то в хоре с криками мутной толпы“.60 „Разоренье монашеское“, вот общий мотив протеста, как справедливо заключать на основании указа 1701 г. и позднейшего оправдания Феофана Прокоповича. Он видоизменялся в приложении к частным случаям иногда прикрывался личиною радения о церковном благе, государственном спокойствии, как будто даже личной государевой пользе и т. под., иногда являлся в комбинации с другими побуждениями, с другими мотивами религиозной и политической розни между государем и подданными, между „публикою“ и „народом, открыто, в непосредственной форм: он выразился в упреке государя, в ропоте и „лаях“61 на него за „отнятие власти“, за „отобрание монастырских доходов и имений, за назначение излишков монастырской казны на учреждение школ и больниц“, за „приписку малых монастырей к большим“, за „посяжку на монашеский чин, который государь хотел истребить»62. Недовольство не ограничивалось одними словесными заявлениями. Недовольные бежали из монастырей в леса, на рубежи, приставали к масс сам раскольников, становились в ряды политических консерваторов и заговорщиков63. Есть указание о попытке монахов в своих интересах вести отдельную самостоятельную агитацию против правительства среди мирного населения64. Я говорю: „указание о попытке “... Действительно, дальше её оппозиция не подвинулась при Петре великом. Могучая рука императора сдерживала сильные взрывы негодования, которые могли бы иметь серьезные последствия для правильного хода реформы. Этой же цели помогла вся строго-систематичная тактика правительства в ведении церковных преобразований вообще. В лице патриарха лишив духовенство его главы и выдвинув на передовые посты в церковной администрации малороссов большие симпатизировавших реформам, правительство тем самым парализовало оппозиционные стремления монахов в значительной степени.

Так было при Петре Великом. Иначе стало после него. Слабая по характеру, чувствовавшая себя непрочно на престоле, Екатерина не могла быть достойною преемницею мужа, не могла с его последовательностью и энергией продолжать реформы. Этого мало: она хотела „смягчить раздражение враждебных церковным преобразованиям людей более православным поведением“65. И Меньшиков, тогда временщик, птенец Петров, не поддерживал своих и открыл противникам свободную дорогу для их действий. Так началась реакция реформе. Она развернулась во всей силе в царствование Петра II, когда наверху государства стояли Долгорукие, „старинные бояре“. Партия духовных – консерваторов получила перевес. В лице некоторых из своих членов (О. Лопатинского, Г. Дашкова, Л. Юрлова) ближе к престолу подошла она, стала разнузданнее в своих протестах66, смелее, решительнее в своих действиях. В 1726 г. Дашков подал императрице доклад, в котором ратовал против сборов с монастырей для государственной славы»67. В 1729 г. синод коллективно подал доношение в верховный совет, чтобы в отмену прежних указов дозволено было всякого чина людей, по их желанию,... постригать в монашество“68. По следам высшей власти, иногда как орудие её (Родышевский и Дашков), выступает целая толпа подчиненных и соподчиненных монахов. Они ласкают духовный чин, наипаче же монахов, всем почитай, и мирским чинам приласкиваются, чинят хуления и противности государеву указу о монашестве“69. Энергичнейшие из них рассуждают, шепчутся между собою даже о том, как бы возвратить церкви патриарха, определить при церквах (приходских) по нескольку человек из иеромонахов; с проектами они спешат к их императорским величествам, а со своими письмами“ бросают „готовый и нарочитый факел к зажжению смуты“ в народе70. Правительство преследовало оскорбление величества со стороны монахов, но в то же время удовлетворяло их просьбам и жалобам, явно клонившимся к ниспровержению нового порядка. Так в мае 1727 г. Дашков получил милостивый указ в ответ на свой доклад об оскудений монастырских доходов71; в июне 1729 г. синод получил указ, дозволяющий „беспрепятственно постригать в монахи“ всех желающих, лишь за небольшим исключением72. Еще раньше. именно 6 Февр. 1727 г. состоялся указ, совершенно уничтожающий 45 п.„ Д. регл.“ о мон.; по смыслу его, все маловотчинные монастыри, закрытые при Петре Ⅰ, восстановляются73. Казалось, дело великого преобразователя погибало. Сбывались зловещие слова „Феодоса, “ – выражение его злорадостного чувства при вести о смерти государя: „государь утеснял нас штатом, а теперь смотрите: мы все живы, а он умер, его нет“74. Монастыри, монахи, действительно жили, оживали на земле, в то время как император лежал в земле. „Сего (1727) года св. обители от утеснения освобождаются“, восклицает восторженный летописец боголюбова монастыря, и паки в свое благолепие и благочиние облекаются, монашествующие же братия каждый с радостию свои монастыри восприяша, и упраздненные – было вовсе все паки исправишася“…75

Немецкое господство при Анне Ивановне положило конец реакции, но оно было слишком деспотично, чтобы сообщить реформе правильное дальнейшее движение. Имя бироновщины, усвоенное ему историей, представление о „царстве дьяволов“, пущенное в ход елисаветинскими архиереями 6) уже сами по себе, вызывают в нашем уме страшную картину гонения на монашество, истребления его, а не „исправления“.

К описываемому темному времени нашей жизни относится также ужасающая деятельности Феофана Прокоповича которая в своих последствиях совпадает с деятельностью Бирона. Это, конечно, на делает чести члену св. синода, но, оставляя в стороне нравственную оценку личностей, мы должны признать, что именно совокупными силами Феофана и Бирона реакция остановлена была на всем ее ходу и навсегда поражена в самом центре своем, в среде высшей иерархии. Вследствие сего отныне стало немыслимо более дружное, общинное восстание кружков, целого сословия (монашеского) против правительства; остались возможными разве только отдельные попытки сопротивления76.

Указанные ближайшие последствия бироновского правления обнаружились уже в царствование Елизаветы Петровны. Набожная в старинном русском вкусе, окруженная русскими православными людьми, приблизившая к себе малоросса, восхищавшегося архиерейским служением и голосистыми дьяконами, Елизавета благоволила к духовенству, особенно к монахам. „Есть предание, что она хотела со временем постричься“ 77. Духовенство, особенно монашествующее, – ожидало себе много милостей от нее, потому оно и приветствовало ее восшествие на престол, как радость земли, радость самого Христа и небожителей“. При всем том, императрица умела в теории сохранить и провести на практике, различие между христианскою благотворительностью (благодеяния монастырям), справедливостью к опальным (возвышение их в должностях, возвращение вотчин монастырям), умеренностью. Официального вмешательства в дела совести (позволение постригать желающих из всех сословий) и между требованиям государственной пользы (оклады с монастырей), между достоинством, царской власти (вопрос о патриархе), и правами светских начал в общественной жизни. В последнем отношении замечательна судьба Аврамова. Возвращенный при Елизавете из охотской ссылки, старик поспешил поделиться с нею, как прежде с государями и государынями, своими задушевными мыслями о “блаженнейшем пути монашеского спасения“. Между прочим, они советовал императрице судей воспитывать в монастырях и определить при каждой церкви по нескольку человек из иеромонахов 78. Но проект его не имел желаемого действия и только подверг составителя новому судебному преследованию. И под конец царствования Елизаветы поднялся – было грозный вопрос о секуляризации церковно-монастырских имуществ, с которым неразрывно связан вопрос о закрытии монастырей. Пo тексту указа 1757 г. (ц. с. 3. XVI, X: 11844), мысль о новых распорядках в управлении вотчин является результатом попечения“ государыни о монастырях. Это „попечение“ Впрочем, и продолжалось до самой ее блаженный кончины без исполнения ее намерения“. Намерение Елизаветы исполнено достойной преемницей Петра великого – Екатериной великой. 28 июня 1762 г. Екатерина вступила на престол; 29 ноября того же года – она учредила комиссию о церковных имениях, и 1764 г. подписью своей на манифесте 21 февр. (п. с. з. XVI, 12016) уничтожила 517 монастырей в одной Великороссии79.

Здесь оканчивается политическая история вопроса о закрытии монастырей, полная колебаний, запутанностей, переворотов. Интересно видеть, что последним завершительным действием своим она представляет не что иное, как совершеннейшее осуществление установившихся при Петре I взглядов на монастыри и церковно-монастырские имущества, на монахов, их служение и содержание. Сама законодательница 1764 г. ясно выражает это в манифесте 26 Февр.; с благоговением воспомянув об Алексее Михайловиче, ”который помышлять начал об обращении церковных имений на действительные дела Церкви Христовой“, и о Петре Великом,” который то самое делом произвел“, Екатерина продолжает:” но не судил Бог сего столь богоугодного дела довершить великого духа монарху, а с кончиною его все осталось без исполнения“... и дальше говорит о себе: „нам судьбами божиими осталось утвердить в народе те дела спасительные“... Таким образом конец реформы и в сознании верховной власти, и в историческом ходе её развития является органически связанным с её началом.

* * *

С окончанием истории переменчивой судьбы вопроса, наступает строго-последовательное, практическое применение исторически выработавшихся начал касательно этого вопроса. Оно совершается не разом, а постепенно, по мере внутреннего устройства отдельных частей империи и внешнего территориального расширения её, также по требованию частных обстоятельств в жизни того или другого монастыря. Отсюда два вида закрытия монастырей: общее, валовое (собственно учреждение монастырских штатов), и единичное, закрытое отдельных монастырей. Закрытие целых групп монастырей впервые имело приложение в Великороссии 1764 г. В 1786 г. „надлежащее однообразие относительно монастырей“ введено в Малороссии (в Киевской, Черниговской и Новгородсеверской епархиях. П. с. з. XXII, No 16375). „Сходственно тому“ в 1788 г. сделано распоряжение касательно монастырей Харьковской, Екатеринославской, Курской и Воронежской губерний (п. с. 3. XXII, N 16649). После возвращения России её западного, края в конце 18 в. и после присоединения к ней Грузии и иных областей, составивших впоследствии грузинский экзархат, монастырские штаты учреждены в этих странах. Введение их здесь по местным особым обстоятельствам тянулось долее, чем полстолетия. Так первые монастыри белорусские закрыты 1796–1797, а последние – 1855 и 1860 гг.80. В собственной Грузи штат архимандрий установлен в 1811 г., когда из 9, существовавших в ней доселе, упразднены были (п. с. з. XXXI, № 24696.). В 1818 г. приведены только в известность монастыри Карталинской, Осетинской и Сигнахской епархий. Тогда же относительно монастырей в Имеретии, Мингрелии и Гурии св. Синодом только постановлено, что „первоначальных экзарха занятия будут состоять“ между прочим «в приведении в известность числа» их (п. с. 3. XXXV, № 27605). Штат монастырей грузинского экзархата окончательно состоялся позже.

Дело, однако, не ограничилось введением штатов в империи. Если не наряду с общим закрытием, то, по крайней мере, вслед за ним мы встречаем монастыри, „упраздняемые“, по терминологии екатерининского указа от 6 мая 1788 г. (№ 16658), „силою» частных „указов“ правительства. Цифра их сравнительно довольно высока (особенно в Великороссии, где и после учреждения штатов все-таки оставалось значительное число монастырей. Неудобство местоположения, пожары, особенно же крайний упадок, недостаток способов содержания настоящем и безнадежность обеспечения в будущем – вот ближайшие причины частного закрытия монастырей после учреждения штатов, как видно из примеров и объяснений официальных лиц или посторонних, но компетентных судей81. В иных случаях ходатайство высокопоставленных лиц или целого общества (городского, сельского) перед державною властью, оставить известный монастырь на собственном содержании“, сопротивление монашествующих к немедленному выходу из „упраздненного силою указа“ монастыря, в надежде просьбою своею отстоять перед правительством существование „родной обители“, наконец, назначение самим правительством некоторых монастырей для временного прожития там заштатных монахов и монахинь отдаляли закрытие их до позднейшего срока82. Заметно также закрытие монастырей после учреждения штатов – параллельное с открытием новых или восстановлением упраздненных монастырей. Так в 1775 г. после пожара 1773 г. упразднен штатный спасокаменный монастырь, и штат его переведен в заштатный святодухов монастырь. В 1801 г., по ходатайству вологодских граждан, спасокаменный монастырь восстановлен; вместо его упразднена белавинская пустынь.83 В 1660 г. открыт Троицко-Стефановский ульяновский монастырь и в том же году закрыт Мальский монастырь 84. Не нужно представить себе будто одни монастыри упразднены за ветхостью“ и подобными причинами, а другие, взамен их открыты85. Нет, в приведенных случаях одни монастыри упразднены были именно потому, что другое открыты были. В этом действии правительства ясно высказывается стремление экономить казенную сумму, не делать напрасных или излишних расходов ее там, где не чувствуется особой нужды, чтобы. при помощи сбережений, тем легче удовлетворять прямой, потребности христианина в тихом пристанище для спасения души“, – потребности там, где на протяжении сотен верст нет ни одной обители. Такой смысл правительственных распоряжений в отношении к занимающему нас теперь пункту усматривается из письменных официальных документов86. В наше время он служит точкой опоры для духовенства и жителей Зырянского края в их ходатайстве о восстановлении Троицко-Стефановского Ульяновского монастыря87.

История закрытия монастырей в силу – и после учреждения штатов обнимает собою 100 лет 6). Полный период ее увеличивается предшествовавшим пол столетием, след. заключает в себе слишком полтораста лет. Mне предстоит теперь на пространстве этого периода статистически определить деятельность различных государей, относящуюся к закрытию монастырей. Считаю нужным предварительно оговориться касательно времени. Закрытие монастырей, начавшееся при Петре I, не прекратилось вовсе с его смертью. Оно продолжалось и после. Реакция времен Екатерины I и Петра II объявила монастырям политическую возможность жизни, но не сообщила им достаточных сил и средств к поддержанию жизни. Она сполна не возвратила восстановленным монастырям даже „образов, св. ворот, котлов, лошадей, пчел, денег привесных и прочего, взятого монастырского“ от „благословения“ настоятелей тех монастырей, куда переправлено было имущество и переведена была братия упраздненных обителей88. Тем меньше она могла возвратить им, как и всем монастырям, общественное уважение, царские милости и щедрые подаяния „всякого чина людей“, что составляло жизненную основу древнего монастыря. Отсюда то явление, что восстановленные при Екатерине I и Петре II монастыри скоро снова приписывались в другим монастырям, сливались с ними, или вовсе упразднялись89. Конечно не всем им выпала доля вторичного уничтожения. За то другое, уцелевшие при Петре Великом, пали теперь сами собою, без царского указа и ведома. Десятки их легко насчитать. В одной Вологодской губ. , упразднено до штатов“ 20 муж. монастырей90; в Псковской – до 10 мужских и девичьих вместе91. „История иерархии“ – обыкновенно описывает их так: „N монастырь упразднен, упразднился, запустел, был в запустении еще до штатов 1764 г.“ или „в N году (до штатов) писан приходскою церковию“92.

Сказанное касается монастырей, закрытых до учреждения штатов. При чтении „Истории иер.“ возникает недоразумение относительно и монастырей, упраздненных в силу учреждения штатов. Не решаясь утомлять читателей крайне сложным, дробным, мелочным и опирающимся на шаткие данные процессом нашей работы над статистикой упраздненных монастырей, мы представляем в приложениях итоги нашей работы: ведомость о числе монастырей закрытых в XVIII и XIX в. и список таковых монастырей по губерниям. Здесь же ограничимся только некоторыми общими замечаниями.

Наибольшее число монастырей в 18 в. надобно относить к 1700–1701 г., потому что после этого года следовало окончательное закрытие многих из них, не уравновишиваемое открытием новых за тоже время. Общее число монастырей – и мужских и девичьих – по нашему счету простиралось тогда до 1201; из них было муж. 965 и див. 23693. Тогдашнее население России, приблизительно к первой ревизий, можно определить в 5500000 податных муж. душ. Стало быть, 1 монастырь приходится почти на 4580 муж. податных душ. Разумеется, эта пропорция будет различная применительно к различным местностям империи и отдельным пунктам известных местностей. Наши города: Киев, Псков, Москва, Новгород наполнены были монастырями. Наши центральные, особенно северные губернии, – Новгородская и Вологодская усажены были ими. В Вологодской губернии, в трех уездах, Вологодском, Грязовецком и Кадниковском находилось в начале 18 в. 4 монастыря. Площадь уездов занимает около 370 кв. м.; следов., один монастырь приходится здесь в начале 18 в. на каждые 9 кв. м. В Новгородской губернии, в Белозерском уезде было 19 монастырей94, а в самом Новгородском уезде на пространстве нынешних пределов его было до 2295. Даже в незначительных нынешних городах северной России, какими напр., справедливо считать уездные города Костромской губ. Лух, Кинешму и подобные им, мы встречаем 2–4 монастыря. Есть села, где некогда стояло столько же монастырей. Недаром современные путешественники указывают нам там со „взгорья“ упраздненного или существующего монастыря ряд других упраздненных монастырей 96. Недаром писателю, когда он говорит о близости известного монастыря к другому. приходится упоминать и о третьем, стоящем недалеко от обоих первых.97 Так на севере, в „русской Фиваиде“. Не так на юге. Здесь нет таких ландшафтов, не было такого скучения монастырей, как у нас. На всем юге, если ограничить его полосу с севера градусом северной части киевской губернии, мы видим иногда существование 4-х монастырей невдалеке друг от друга, но только в одном округе поселений98, а никак не в одном селении, селе (разумеется, за исключением древнейших городов).

Многочисленности существовавших монастырей соответствует и многочисленность закрытых из них. В период от начала 18 в. до учреждения екатерининских штатов из 1201 монастыря закрыто 175: 141 муж. и 34 дев. В течение 1702–1744 гг., по „Ист. иер. “ (VI, 1114–1147 с.), открыто 33 монастыря 99 муж. и 4 дев.; по „И. с. св. о мон“. Ратшина (19, 130–133.), во второй половине 18 в. еще открыто в Киевской и Астраханской губ. 6 муж. и 3 дев.; всего: 39 муж. и 7 дев. Из них 2 муж. монастыря закрыты также до учреждения штатов. Таким образом ко времени учреждения штатов в Великороссии и Малороссии оставалось монастырей 803 муж. и 209 дев., об. п. 1072. При учреждении штатов закрыто 471 муж., 118 дев., и тех и других вместе 569 монастырей. Сложенные с закрытыми до учреждения штатов они дают сумму 704 монастыря, именно 612 муж.. и 152 дев. Поименный перечень их, хотя в разбросанном виде (в азбучном порядке) и не всегда с прямым указанием года закрытая 100 некоторых монастырей, содержит „История иер.” Не все они однако ж упомянуты в ней, иные вовсе опущены, как будто никогда не существовали.

К сумме 764 нужно прибавить 35 муж. и 8 дев. монастырей, закрытых в разные времена после учреждения штатов: тогда мы получим цифру всех монастырей, закрытых в течение целого 18 в.: она простирается до 807. Из них муж. монастырей 647, дев. 160. К ним нужно еще прибавить 2 муж. и 1 дев. м. Минской губернии; 1 муж. и 1 дев. Терской области и 1 дев. монастырь Волынской губ., – закрытые 1792–1799 гг. Итого монастырей, закрытых в 18 в. 650 муж. и 163 д., об. п. 813. В наше время впрочем это число монастырей, закрытых в 18 в., должно быть уменьшено несколько. Именно 33 монастыря муж. и 6 дев. из закрытых при учреждении штатов или ранее, – впоследствии, частию в 18 же в., частию в 19 в., восстановлены. Все количество закрытых монастырей (813) распределяется в 37 нынешних нижепоименованных епархиях весьма неравномерно. Средним числом приходится на каждую епархию по 22 монастыря. Действительное же число закрытых монастырей в каждой епархии покажет ведомость, сообщаемая в приложении.

Монастыри, закрытые в 19 веке

В 19 в. закрыты монастыри западного, закавказского края и небольшая часть великорусских и малороссийских. По количеству первое место между ними принадлежит все-таки монастырям великорусским и малороссийским. Их закрыто 15: 13 муж:. и 2 див. Дальше следуют монастыри закавказского края. „История иер.“ (VI, 859) знает 9 архимандрий Грузии; о них же говорится в ХХХI томе “п. с. 3“ (No 24696). В XXXV т. п. с. з.“ (№ 27605), в карталинской, осетинской и сигнахской епархиях показано 25 монастырей101: число во всяком случае не полное, по букве самого же официального документа (см. ib.). В актах, собранных кавказской археографической комиссией “ (1 т. 530. 481 с.), называется 31 муж. православный монастырь; здесь, конечно, нужно подразумевать и 25 монастырей «п. с. 3.» В книге г. Ратшина перечислены „православные монастыри, находящиеся в Грузии“: их 18. (см. 563–504 с.). Вот источники, которыми я пользовался для статистики кавказских монастырей. На основании их, посредством вычитания 18 Ратшиновых монастырей из 31, актов кавказ. арх. комиссии“, я определяю число закрытых из них – 13.

В западном крае, после присоединения его к России, закрыто 11 монастырей: 7 муж. 2 дев. Минской губ. и 2 муж. Волынской губ. Такой процент их, ничтожный сравнительно с многочисленностью закрытых великорусских монастырей, соответствует общей малочисленности монастырей, существовавших здесь в кон. 18 в. (в период присоединения края к России). Последнее же явление, в свою очередь, объясняется печальною историею унии и полонизации края, когда большая часть православных монастырей102 были разорены, уничтожены, обращены в униатские или католические монастыри и приходы, а один из православных монастырей, по „истор. иер.“, обращен был даже в питейный дом (V, 1021).

Итого, стало быть, закрыто в 19 веке 35 мужских и 4 девичьих монастыря.

Всего же в 18 и 19 вв. закрыто 385 муж., 167 дев., и тех и других месте 552 монастыря, а за вычетом упомянутых восстановленных монастырей – 813. Число довольно значительное. Количество великорусских и малороссийских монастырей 103, заключающееся в нем, равно 808 монастырям, 648 муж. и 160 дев., следов, составляет 2/3 всех монастырей, существовавших в начале 18 в. – Любопытно сопоставить число наших закрытых монастырей с числом закрытых монастырей в других государствах. С этою целью я укажу на два отдельные примера из истории монашества на западе и на востоке. В 80-х годах прошлого столетия, след. почти в одно время с учреждением штатов у нас, при Иосифе II, последовало уничтожение нищенствующих монашеских орденов в Австрии. Но и после того там оставалось еще до 1327 монастырей с 35–36 т. монахов. – В наше время, именно 1833–1835 гг. решен был вопрос о монастырском переустройстве в единоверном с нами греческом королевстве. По официальным сведениям 104 тогда оказалось, что в королевстве существовало 440 монастырей, 400 муж. и 40 дев. из них закрыто муж. монастырей 318, дев. 37, след. из мужских монастырей оставлена только почти 1/5 часть, а девичьих – 1/13. Заслуживает внимания отношение общего числа прежде бывших монастырей к населению. В 1834 г. в Греции считалось жителей об. п. несколько более 61000 душ. Стало быть, один монастырь приходился на каждые 1386 человек об. п.; пропорция поразительная! По сравнению с нею, многозначное число наших существовавших и закрытых монастырей прошлого столетия кажется еще незначительным. Дух монашества, как ни силен был в древней „св. Руси“, не достиг однакож тех крайних пределов, до которых он развился на востоке и на западе, где односторонность его сказалась во всей силе и подавляющим образом влияла на всю область нравственно человеческой, гражданской и политической жизни.... Недаром „великого духа монарх“, глубоко чувствовавший высокость своего призвания к „исправлению монашеского чина“, торжественно пред всеми подданными исповедал в своем , объявлении“ (ук. 1724 г., по Чист., „О. Прок.“ 713 с.) милость Господа Бога к „прежним владетелям“ нашим за то, что их так, благодати своей не лишил, как греческих в нерассмотрении сего излишества“ (т. е. излишества монашества).

* * *

852 ( – 39 восстановленных) монастыря закрыты, уничтожены. Что же дано правительством вместо них и что осталось после них? Другими словами: какая цель разрушения в её ближайших последствиях для нашего времени, и есть ли какие-нибудь памятники разрушенного? 100 –150 лет назад тому, как закрыта бывшая часть монастырей: но они не исчезли из народной памяти: предания, воспоминания о них доселе живут в народе и священные остатки их служат предметом благоговейного чествования. В этих преданиях и верованиях народ увековечил то имя монастыря, то просто факты существования его – один или в связи с причиною его уничтожения, то отдельный эпизод из жизни монастыря, выдающийся особенными чертами богоугождения известного подвижника монастырского. Есть примеры, показывающие, что народ отметил для памяти особым термином своей речи место монастыря, запустевшее, заросшее лесом. Так старожилы помнят Загорицкую пустынь 105. В другом месте старики говорят: „здесь был прежде монастырь; когда же нечем было содержаться, то монашествующие разошлись, а церковь сделана кладбищенскою106. В Марконичах местность прежнего монастыря называется „жальником“107, в Московской губернии „монастырищем“108, – в Смоленской – „духовским церковищем“109; во многих губерниях названия приходов удержали имена когда-то стоявших на их месте „пустыней“. – В Ферапонтовском приходе, некогда Ферапонтовском монастыре, ходить предание, занесенное в рукопись, о погребении там преподобного Галактиона юродивого, „инока“ 110. И подобных примеров не один: книга г. Ратшина представляет их довольно...

Одним устным преданием не ограничиваются свидетельства народной памяти о закрытых монастырях. Есть внешние монументальные знаки её. Незатейливы и не роскошны они, не громадно-величественны до наружности, не замечательны по архитектуре своей; напротив, просты, слишком просты, без искусственны: дешев материал, из которого построены памятники. Кирпичная тумба с железным крестом и луною в подножии, часовня – деревянная или каменная, возобновленный колодезь, деревянный покров над престолом бывшей монастырской церкви, – вот что обыкновенно встречается нам в „пустынях монастырских“111. Но если внешняя сторона рассматриваемых памятников убога, бедна, то нельзя отозваться так об их внутренней стороне, об их идее и о мотиве, послужившем началом их. В груде камней, представляющих собою в миниатюре купол церковный, в кусках железа, крестообразно сложенных, наглядно выражается верующее чувство нашего народа, его благочестивое стремление сохранить для потомства, при помощи какого-нибудь видимого вещественного знака, имена монастырей, из которых многие в жизни своей успели приобрести себе только печальную славу своим жалким положением. Как бы то ни было, это чувство веры заслуживает внимания; оно почтенно, дорого само в себе. – Но мы видим его и на высшей степени его проявления. В разные времена года мы видим в часовне и подле часовни, воздвигнутой на месте монастыря, толпы богомольцев.112 Они собираются сюда из разных мест для молитвы, для воспоминания о прежних благодеяниях Божиих, для поминовения усопших, служивших инокам, и, конечно, самих иноков. Таким образом, благодаря усердию православных, хотя иногда, оглашается молитвенными звуками та пустыня, где некогда, по монастырскому уставу, каждый день приносилась христианская жертва Богу.

Целая картина русского богомолья с бродячими, передвижными массами „усердствующих к святыне разночинцев“ рисуется в нашем представлении, когда мы от памятников или воспоминаний, устрояемых и совершаемых благочестием на местах упраздненных монастырей, обратимся к их священным останкам. Здесь на первом плане виднеются нам могилы преподобных основателей монастырей, или иноков, при жизни своей прославившихся святостью, чудотворные иконы и разные священные предметы 113, до сих пор благоговейно чествуемые народом. Они привлекают к себе „не малое число молящихся из разных мест и в разное время года“ 114. Замечательно число закрытых монастырей, основанных преподобными, или имевших своего местного патрона в лице древнего подвижника. Оно довольно значительно и тем ясно показывает что правительство 18 в. при учреждении штатов не стеснялось много церковно-историческими соображениями. Именно, по „Истории иер.“ и „Полн. собр. свед. о мон.“, число закрытых монастырей, основанных преподобными канонизованными или неканонизованными, местно чтимыми115, и имевших мощи Святых “в телеси“ почивающие116, простирается до ста муж. и девичьих. Пo губерниям они распределяются так: в Архангельской 4, Владимирской 4 муж. и 1 дев., Вологодской 23 муж. и 1 д., Костромской 6, Московской 1, Новгородской 25 муж. и 1 дев., Олонецкой 9, Орловской 3, Полтавской 1, Псковской 4 м. и 1 д. С.-Петербургской 1, Смоленской 1, Тверской 4, Ярославской 6.

После священных останков, с которыми предание веры соединяет явления чудесной силы Божией, обращают на себя внимание места обыкновенных христианских собраний, оставшиеся от упраздненных монастырей, так называемые помонастырские церкви. Пo букв. „Духовного регламента“, оставшиеся монастырские церкви „верстались“ в приходские. Таков же смысл правительственных распоряжений 1764 и 1788 гг. о церквах упраздненных монастырей. По уложению 1764 г.117, даже в том случай, и если, по упразднении какого монастыря и по выходе монашествующих, приходу к их церквам приписать будет не откуда, надлежало определить их оные по 1 священнику и по 2 церковника“.... Исполнение этого закона мы видим на деле. Очень многие из нынешних приходских церквей образовались в 18 в. из прежних монастырских. На севере, где было чрезвычайно много монастырей, мы видим и чрезвычайное дробление приходов при учреждении штатов: там встречаются приходы в 50, 30, 17, даже в 2 двора118; встречаются и бесприходные помонастырские церкви с одними лишь священно-церковно-служителями119. Так точно выполнен закон о церквах, упраздненных монастырей. Но не везде оказалась возможность полного применения его на практике. Довольно значительный излишек приходских церквей, имеющий образоваться, особенно на севере, вследствие закрытия там многих монастырей, с одной стороны, – „ склонность монастырских церквей к падению“, крайняя ветхость их и неспособность к починке“ или недостаток средство для починки, с другой стороны, – позволяли делать уклонения от буквы закона. Многие монастыри вовсе упразднены, и церкви их оставлены „без всякого призора“: они приписаны к ближайшему монастырю или приходу и стоят „впусте“, без священника, без служения, инде „одиноко вдали от всякого селения“, в соседстве лишь со „сторожевою избою“. Другие монастырские церкви разобраны и перенесены на новые места в селения. Иные разобраны и проданы от казны; некоторые разобраны и отданы в окрестные монастыри или села на возобновление монастыря или приходской церкви, на возобновление колокольни или ограды. Документы выставляют более жалкую участь двух монастырей: деревянная церковь одного из них, наравне с колокольнею и бывшею монастырскою мельницею, с архиерейского разрешения, перевезена в „большой“ монастырь для топки печей; церкви другого монастыря уступлены городу под магазин120. Отсюда то явление, что число помонастырских церквей далеко не соответствует числу закрытых монастырей, и в наши дни путешественники нередко указывают на местах прежних монастырей лишь одни развалины, „пустыни“ в собственном смысле слова. „Следы бывшего Лисицкого монастыря, равно и многих других, очень заметны по оставшемуся от него курганy“, пишет арх. Макарий121. „После упраздненной в 1704 г. спасской пустыни строение распродано, церковь перевезена в село... и 1766 г. на месте её уже оказались кучи щебня, глины да знаки бывшего монастырского строения“, пишет исследователь Орловского края122. В „Истории иер.“ также не раз встречаются фразы: „N монастырь (пустыня) вовсе упразднен, уничтожен“; или: „ныне и следов N монастыря не приметно“; или; после N монастыря остались только одни ямы и следы строения123“. Конечно, все подобные фразы выражает одну и ту же мысль о совершенному запустении многих местностей монастырей, закрытых при учреждении и до учреждениях штатов 124. Вот число монастырей, церкви которых обращены в приходские125: в Астраханской губернии 1, в Архангельской 17, Владимирской 22, Вологодской 41, Воронежской 8, Вятской 5, Казанской 11, Калужской 10, Киевской 7, Костромской 28, Курской 5, Московской 24, Нижегородской 15, Новгородской 75, Олонецкой 20, Орловской 12, Пензенской 13, Пермской 8, Полтавской 8, Псковской 32, Рязанской 8, С-Петербургской 8, Смоленской 4, Тамбовской 10, Тверской 15, Тульской 6, Харьковской 45, Черниговской 14, Ярославской 20, Эстляндской 1 (после Якобштадского монастыря) и в Сибири 7. Итого 461. Довольно так же монастырей, церкви которых оставлены были приписными (к монастырю или приходу); несколько по-монастырских церквей состоит ныне; при учебных и богоугодных заведениях (семинариях, больницах...). Общая цифра их, по „Истории иер.“ и книге Ратшина, простирается до 70. В частности, в архангельской губернии их 6, во Владимирской 6, Вологодской 6; Воронежской 1, Калужской 3, Киевской 4, Костромской 1, Нижегородской 5, Новгородской 16, Олонецкой 4, С.-Петербургской 3, Харьковской 1, Орловской 1, Пензенской 1, Псковской 7, Черниговской 2, Ярославской 2, и в Сибири 1 (в Якутской области, еп. ст. Р549). Всего монастырей, церкви которых обращены в приходские или остались бесприходными, 531. Недостающее против этой цифры чисто падает, по „Истор. иер.“ и „Полн. собр. свед. о монаст.“.. очевидно, на монастыри, уничтоженные вовсе, если только справедливо считать молчание обоих источников о церквах известных монастырей признаком их совершенного уничтожения.

Указанные памятники благочестия 126, украшающие местности закрытых монастырей, составляют те ясные следы их существования, которые сохранились в приходе и сердцах верующих. Но больше и величественнее их по своему значению, шире и глубже по своему влиянию представляются следы закрытия монастырей, отпечатлевшиеся в истории, в ходе духовно-гражданского развития народа. Увеличение государственного бюджета чрез возвращение монастырских имений в казну, освобождение части крестьян от крепостной зависимости, освобождение от несвойственного им бремени (по терминологии указа 1757 г.) владения поместьями и крестьянами, предоставление оставленным (на штатном и собственном достаточном содержании) монастырям наибольшей возможности развивать богатство внутреннего морального содержания своего и установление между ними и мирянами правильного отношения, основанного на принципе истинно-христианских потребностей, а не внешней обязательности: вот главные Факты, которые стоят в тесной связи с упразднением монастырей, и влияние которых на социально-политико-экономическое и нравственно-религиозное состояние нации не подлежит сомнению. Нельзя также совершенно отделять от рассматриваемого явления наиблагодетельнейших для церкви и всего общества усиленных стараний правительства о распространении образования. В эпоху чрезвычайного множества монастырей Россия коснела в невежестве; в эпоху падения, закрытия многих из них она стремится к просвещению, никто не станет отрицать, что наши первоначальные школы в 18 в. возникли отчасти именно на счет жизни (жизненных средств) и в подрыв жизни монастырей? Что касается быта самих уцелевших монастырей, то учреждение штатов благотворно подействовало на них в том отношении, что дало им средства для восстановления внешне-материального благосостояния своего и внутренне-нравственного усовершенствования. Уже к концу 18 в., особенно в начале 19 в. мы видим монастыри довольно – благоустроенными“ или благоустраиваемыми. Царствование Павла I является для них зарею счастливого будущего127; современные монахи без восторга не могут отзываться об этом императоре благодетеле обителей. Но, конечно, обители не дождались бы милостей от Павла I, если бы они раньше не по терпели „разорений“ от Петра I и Екатерины II. В нравственном отношении закрытие монастырей принесло остальным монастырям ту непосредственную пользу, что на последующее время избавляло монастыри от наплыва лиц, которым приличнее было жить “на свободе в светской команде“, а духовную власть избавляло от необходимости ослаблять правила для приема в монастыри излишних монахов, коим быть не надлежит“128. В дальнейшем значении своем, как последний завершительный акт в целом ряде правительственных мер, простирающихся преимущественно на внешнее положение монастырей, закрытие многих из них пролагало путь к коренными внутренним монастырским реформам и обеспечивало их правильность и успех. С этой точки зрения не выдерживает критики мнение некоторых, считающих монастырские штаты печальными для иночества“129. Уничтожение одной части монастырей существенно обусловливало начало обновления другой их части.

Приложение. Список монастырей упраздненных в XVIII и XIX веках130

Архангельской губернии: мужеск. Монастыри – 1) богословский, 2) верхомеренской, 3) кандалажский, 4) клоновский, 5) кодемский, 6) козьеручьевский, он же новоприлуцкий спасский, 7) кольский или кольскопечянский, 8) ламбасский, 9) лавренский или лявленский, 10) макарьевский, 11) моржегорский, 12) шенкурский, 13) яковлевский воздвиженский, 14) ямецкий, 15) яренский, 16) анзерский скит, 17) распятский скит, 18) сестренский красноборский, 19) узуринский, 20) успенский верхотоемский, 21) усть-мерженский николаевский, 22) кожеозерский, 23) вашеозерский, 24) вашеостровский, 25) кенский, и 26) муезерский131. Женские монастыри – 1) верхопаденский и 2) покровский.

Астраханской губернии: муж. монастыри – 1) троицкий сергиев и 2) покровский.

Владимирской губернии: муж. монастыри – 1) борисолебский муромский, 2) борисоглебский переяславский, 3) борисоглебский песоцкий переяславский, 4) волосов, 5) георгиевский стародубовые церкви, 6) горицкий переяславский, 7) дуниловский воробьевский, 8) златовратский владимирский спасский, 9) ивановский покровский, 10) князьандреевский, 11) любецкий владимирский, 12) махрищский, 13) мстерский богоявленский. 14) васильевский суздальский, 15) на Надоге рождественская пустынь, 16) переминский покровский, 17) осипова п., 18) пережиловская пустынь, 19) перемышльский троицкий, 20) переяславльский сретенский, 21) петропавловский суздальский, 22) пустынный, 23) святозерский, 24) сновицкий владимирский, 26) царево-константиновский, 27) Шуйский троицкий, 28) антониев-покровский, 29) николаевский переяславский, 30) сахтошский петропавловский, 31) суздальский борисоглебский, 32) феодоровский при почайне 132, 33) боголюбский покровский, 34) кидякшский борисоглебский133, 35) лисицкая пустынь, 36) киржачский введенский, 37) xoлуйский и 38) введенская островская п. Женские монастыри – 1) богородицкий владимирский, 2) богородицкий владимирский княгинин или новодевичий, 3) богородицкий переяславский, 4) варварский Дмитровский, 5) введенский переяславский, 6) вознесенский переяславский, 7) воскресенский муромский, 8) воскресенский при Тетрахе, 9) вязниковский введенский, 10) гороховский знаменский, 11) дуниловский благовещенский, 12) ивановский воздвиженский, 13) лесневский, 14) мстерский ивановский, 15) суздальский николаевский, 16) Шуйский спасский, 17) суздальский александровский, 18) суздальский троицкий и 19) якиманский.

Вологодской губернии: муж, монастыри: – 1) авнежский троицкий, 2) антониевская п., 3) арсеньева масленская, 4) архангельская под болотом или подболотная, 5) бабозерская николаевская 6) борисоглъбская пуст., 7) белявинская богоявленская или маркова введенская 134, 8) верхомоломская спасониколаевская, 9) верхопежемская пуст., 10) верхосицкая, 11) верхотерменский, 12) воломская симонова пуст., 13) вондожская пуст., 14) голубинская рождественская пуст., 15) дружининский зосимо-саватиевский м. 16) дунилова богородицкая, 17) дюдикова предтеченская п., 18) евфимиев, 19) заозерский введенский, 20) зосимосавватиевская великоустюжская, 21) зубовская николаевская пуст., 24) ильинский вологодский, 23) инноке́нтиев спасопреображенский, 24.) кайсаровский троицкий герасимов, 25) спасокаменный, 26) дедова троицкая, 27) катарминский или катромский николаевский, 28) коптева сретенская пуст., 29) кохтынский иоаннобогословский, 30) крестогорский тиханов, 31) коряжемский, 32) куштинский или куштский александровский 33) дальский архангельский, 34) маркушевский николаевский, 35) мокрая николаевская пустынь, 37) александро-коровенская пуст., 38) нуромский спасопреображенский, 39) озерский николаевский-комельский, 40) перевисьевский покровский, 41) перцова троицкая пуст., 42) песочный успенский, 43) печенский спасский, 44) печенский грязовецкий спасопреображенский, 45) печорская троицкая пуст., 46) подольный успенский, 47) покровский глушицкий, 48) преображенская кубеницкая или кубенская, 49) рабанский спасопреображенский монастырь или спасская на Шухе. п., 51) репная спасская, 52) рябинина п., 53) святолуцкий, 54) соезерская троицкая пуст., 55) сойгинский преображенский, 56) спасская капитоновская пуст., 57) стефановская вотчинская пуст., 58) темгов троицкий, 59) теплогогорская богогодицкая пуст., 60) тикененская спаса нерукотворного пуст., 61) ульяновская пуст., 62) усть-недумский, 63) Устюжский троицкий, 64) устьвимский архангельский, 65) христофорова богородицкая цуст., 66) цилибинская арганиельская, 67) цывенскаях николаевская пуст., 68) троицкий гледеной, 69) борисоглебская на глебове пустынь135, 70) троицкая что на чевце пуст.136, 71) троицкий крестовоздвиженский137, 72) спасогорский белоезерский и 73) воздвиженский вологодский. Женские монастыри – 1) сольвычегодский сретенский, 2) тотемский богородицкий, 3) никольский138, и 4) устюжский преображенский.

Воронежской губернии: муж. монастыри – 1, акатовская пустынь139 2) битюгский троицкий, 3) дивногорский острогожский, 4) донщинская пуст., 5) карачунский богородицкий, 6) коротояцкий вознесенский, 7) лысогорский троицкий, 8) острогожский преображенский и 9) боршемский троицкий. Женские монастыри – 1) коротояцкий казанский и 2) острогожский пятницкий.

Вятской губернии: муж. монастыри – 1) богоявленский слободский, 2) верхочепецкий воздвиженский, 3) екатерининский, 4) кукарский покровский, 5) истобенский троицкий, 6) холуницкий богословский, 7) чепочкин спасский уржумский и 8) яранский вознесенский. Девичьи монастыри – 1) кукарский успенский, 2) слободский спасский и 3) яранский казанский новодевичий.

Земли войска Донского: муж. монастыри – 1) кременский вознесенский и 2) мигулинский троицкий. Девичий монастырь – устьмедведицкий преображенский.

Екатеринославской губернии: муж. монастыри – 1) булановская пустынь, 2) ольшанская пуст., 3) – сергиев самарский, 4) – самарский новомосковской и 5) – самарский пустыннониколаевский.

Казанской губернии. муж. монастыри – 1) жадовская богородицкая пуст., 2) болгарский успенский, 3) козмодемьяновский юнгинский, 4) старцовский или концев, 5) чебоксарский сретенский, 6) ядринский архангельский и 7) воронинская пустынь. Девичьи монастыри:-1) казанский никольский, 2) казанский успенский, 3) чебоксарский никольский и 4) ядринский казанский.

Калужской губернии: муж. монастыри-1) благовещенский медынский, 2) боровинский успенский масальский, 3) городеченский, 4) гремячев лихвинский успенский, 5) жиздринский троицкий, 6) – воротынский архангельский140, 7) – воротынский спасский141, 8) дорогошанский троицкий, 9) настасов лихвинский рождественский 142, 10) николаевский перемышльский, 11) перемышльский шаровкин, 12) черноострожский николаевский и 13) покровский боровский высоцкий. Девичьи монастыри;–1) афанасиевский лихвинский143, 2) – боровский успенский144, 3) боровинский рождественский, 4) петровский мещовский, 5) перемышльский рождественский и 6) козельский вознесенский.

Киевской губернии: муж. монастыри: – 1) кириловский троицкий, 2) петропавловский киевский, 3) софийский киевский, 4) трехсвятительский киевский, 5) липлянский онуфриевский, 6) межигорский киевский, 7) ржищевский преображенский, 8) лебединский георгиевский. Девичьи монастыри – 1) богословский киевский, – 2) вознесенский киевский и 3) иорданский киевский.

Костромской губернии: муж. монастыри: – 1) аврамиева ризположенская пуст., 2) авраамиева великая собора пресв. богородицы пуст, 3) авраамиев ново-заозерский, 4) костромской запрудянский спасский, 5) костромский симеоновский, 6) костромской Богоявенский, 7) кинешемский рождественский, 8) – успенская дорофеева пуст., 9) княжая успенская пуст., 10) кожирова николаевская пуст., 11) кусская николаевская надеевская пуст.145,12) лухская красногорская булдыре ва пуст., 13) варнавинская пуст.146, 14) новословинский кадыевский, 15) над плесом преображенский, 15) положения пояса пресв. Богородицы чухломская пуст., 17) солдоская жукова пуст., 18) сендерский судиславский николаевский, 19) спасо-александровский на Воте, 20) сунорожский или унерожский, 21) троицкий сыпанов, 22) ферапонтов благовщенский на Монзе, 23) пушавинский воскресенский, 24) успенский белбажский, 25) мячева пуст., 26) – брыльлевская пуст., 27) – трудний, 28) Флоровская пустынь и 29) усольский воскресенский. Дивичьи монастыри – 1) анастасиин, костромской, 2) богоявленская богадельня или убогий дом, 3) – аличский зачатиевский, 4) вознесенский кинешемский, 5) луховский, 6) нерехтский владимирский, 7) повольский юрьевецкий сретенский, 8) солигаличский рождественский и 9) костромской крестовоздвиженской.

Курской губернии: муж. монастыри – 1) вармонский николаевский, 2) коренная николаевская, 3) – курский троицкий, 4) льговский, 5) – миропольский белгородской или горнали, 6) михайловская предтечева пуст., 7) новооскольский спасский, 8) – старооскольский троицкий, 9) – духов путивльский, 10) судженская предтечева пуст., 11) – карпова пуст. и 12) ильниновская пустынь. Дивичьи монастыри – 1) карповский соловецкий, 2) пречистенский рыльский и 3) – старооскольский успенский.

Московской губернии: муж. монастыри-1) андреевский в пленицах, 2) берендеев пятницкий, 3) боголепова клинская пуст., 4) – богословская куньявская пуст., 5) борщевская николаевская, 6) воздвиженский божедомский московский, 7) воскресенский московский на высоком, 8) бобренов рождественский, 9) Ивановский на ку лишах, 10) воздвиженский на воздвиженке, 11) – больничный федоровский у никитинских ворот, 12) крутицкий, 13) новинский введенский за земляным валом, 14) симонов, 15) возмицкий волоколамский, 16) гнилушская николаевская пуст., 17) голутвин богоявленский старый, 18) зосимова пуст., 19) коломенский спасский, 20) левкиев волоколамский, 21) медведева пуст., 22) соловецкий в морчуках, 23) онуфриева Звенигородская пуст., 24) стромынский троицкий, 25) рузский иосифов, 26) сестренский можайский и 27) пешношский николаевский. Девичьи монастыри-1) варварская волоколамская, 2) георгиевский на Дмитровке, 3). Варсонофьевский московский, 4) моисеевский, московский у житной решетки, 5) власьевский волоколамский, 6) дмитровский пятницкий, 7) можайский петровский и 8) распятский серпуховский.

Нижегородской губернии: муж, монастыри-1) балахнинский покровский, 2) васильево-слободский покровский, 3) великовражская, 4) – городищенская николаевская пуст. 5) дерновский спасский, 6) дудин николаевский амвросиев, 7) зеленогородский, 8) косогорская вознесенская пустынь, 9) ивановский покровский, 10) кезинский или кезовский, 11) княгининский троицкий, 12) – крестомаровская пуст., 13) Лысковской казанский, 14) муромкинский спасский, 15) – пичевская казанская пуст., 10) семеновский троицкий, 17) толоконцева спасская, 18) кержебельмашский и 19) чернораменский николаевский. Девичьи монастыри – 1) Васильево-слободской рождественский, 2) – арзамасская алексеевская, 3) васильевская ниженовгородская, 4) владыцкий гороховский, 5) зачатейский нижегородский, 6) княгининский, 7) лысковский богородичный, 8) мурошкинский троицкий, 9) павловский покровский и 10) происхожденский нижегородский.

Новгородской губернии: муж. – монастыри – 1) аркажский близ Новгорода, 2) арсеньева новгородская, 3) благовещенский близ Новгорода, 4) богоявленский новгородский, 5) боровенский архангельский, 6) боровинская николаевская, 7) белоникский, 8) важбахтская пятницкая пуст. 9) варваринская новгородская, 10, – варлаамский николаевский, 11, – видогдский общий, 12) вишерский саввин, 13) волотов близь Новгорода, 14) – воскресенский близ Новгорода, 15) воскресенский устюженский, 16) воскресенский череповецкий, 17) – дымский антпопиев, 18) чабановская пуст., 19) гамнойская троицкая, 20) геннадиева преображенская пуст., 21) устьвозомский богословский николаевский, 22) – городьева пуст., 23) – горнецкий, 24) – горский троицкий, 25) гурьева железопольская, 26) досифеева пуст., 27) вербозомский благовещенский, 28) забережский спасский, 29) загорицкая пуст. в броницком яму, 30) зарецкий спасский, 31) – звадский спасский, 32) – зверинский троицкий, 33) илоезерская иродионова озадская, 34) касин николаевский, 35) кленовский, 36) ковалев спасский близ новгорода, 37) – ковженский николаевский, 38) менюжский троицкий, 39) козмодемьяновский новгородский, 40) козмодемьяновской спасский старорусский. 41) колмов успенский близ Новгорода, 42) – на коровье ручью пустынь, 43) короцкий покровский, 44) косинский николаевский близ Старой Русы, 45) – кречев николаевский близ Старой Русы 46) крупецкий николаевский, 47) ксенофонтов, 48) – колповкая п., 49) леохнов антониевский, 50) депруцкий, 51) липецкий никольский, 52) – лисицкий близ Новгорода, 53) лятский николаевский, 54) макарьева лезненская п., 55) спасомашкозерский, 56) милогорский или миголощский, 57) – пречистенский молвотецкий, 58) в Моркиничах николаевский близ Новгорода, 59) пятницкая сишенская, 60) настецкий, 61) нилосорский скит, 62) – невская пуст., 63) нередицкий спасский, 64) никандрова городноезерская пуст., 65) ноженский одигитриевский, 66) никитский белозерский, 67) – образовский с поля близ Новгорода, 68) озадский николаевский, 69) осиновской николаевский, 70) остуйский спасский, 71) островский николаевский, 72) пантелеимонов близ Новгорода, 73) папороцкий николаевский, 74) перекомский николаевский, 75) перестинский рождественский, 76) перынский близ Новгорода, 77) подлютовский воскресенский, 78) – полистский николаевский, 79) понедельский николаевский, 80) – преображенский у крутого ручья, 81) –пустошский покровский, 82) рабежская троицкая пуст., 83) рекомский троицкий, 84) христорождественский новгородский, 85) новгородский николаевский розважский, 86) – росткин новородский, 87) ругойский троицкий, 88) сарожский троицкий, 89) – сергиев старорусский, 90) синозерский троицкий устю женский, 91) ситецкий андреевский близ Новгорода, 92) спасогорский белоезерский, 93) николаевский становицкий, 94) сутоцкий николаевский, 95) – сытинский близ Новгорода 96) – устьшехонский троицкий, 97) Филиппоираинская пуст., 98) малицкая гурьева пуст., 99) – покровский шилов близ новгорода, 100) данилов мужгорский, 101) белоезерский ферапонтов, 102) воронина успенская, 103) Успенская андогская пуст., 104) ковалев спасский, 105) на гзени борисоглбеский близ Новгорода, 106) медведский николаевский и 107) передковский. Девичьи монастыри – 1) – благовещенский новгородский, 2) богословский новгородский, 3) – сарецкий павловский 4) выксенский николаевский 5) воскресенский близ Новгорода, 6) евфимиев повгородский 7) Ильинский мокрый близ Новгорода, 8) лазарев новгородский, 9) – медведский успенский, 10) михасищский молошковский, 11) петропавловский близ Новгорода, 12) радоговицкая успенская новгородская пуст., 13) росткин новгородский предтечев, 14) сокольницкий николаевский близ Новгорода и 15) старорусский.

Олонецкой губернии: муж. монастыри – 1) – ангеменозерская архангельская пуст., 2) андрусова николаевская пуст., 3) – покровская чеменская или челмогорская, 4) – вознесенская пуст., 5) задненикифоровская введенская пуст., 6) свирский Ильинский монаст., 7) высокоезерская пуст., 8) габановская пуст., 9) елгомская пуст., 20) кожеозерский неопалимой купины монаст., 11) – лебяжский, 12) лужандрозерский, 13) мурманский онежский, 14) на тридевяти носах петропавловский, 15) пятницкий кедринский, 16) клименцы олонецкий, 17) кодлозерскаях пуст., 18) машина или машеозерская пуст., 19) рубежский троицкий, 20) старый троицкий александросвирский, 21) паданская п., 22) троицкий синорецкий, 23 ) coлoлянская пуст., 24) – сторожевский николаевскиий, 25 ) сильинская или сыринская п., 26) сяндебская успенская п., 27) хергозерская пуст., 28) юрьегорский пли юрьевский монастырь, 29) – шуезерская пуст., 30) яблонская пуст., 31) яшезерская благовещенская пуст. Девичьи монастыри – 1) брусенский николаевский и 2) вертьевская благовещенскаях пуст.

Орловской губерни: муж. Монастыри – 1) болховская рождественская пуст., 2) – брянский предтечев песоцкий, 3) брянская белоберезская пуст., 4) елецкий троицкий, 5)ливенский сергиев, 6) на козье степи бродянский поликарпов, 7) пятницкий брянский спасский, 8) радогоцкая спасская пуст., 9) столбовский николаевский, 10) зменская предтечева пуст. Девичьи монастыри: 1) брянский вознесенский, 2) елецкий богородицкий, 3) карачевский введенский, 4) мазенский вознесенский и 5) Ильинский трубчевский.

Пензенской губернии: мужск. монастыри – 1) ильинский саранский, 2) казанский мокшанский, 3) пензенский предтечев, 4) саранский и умовский, 5) пивогородищенский николаевский, 6) рябинина краснослободскаях пуст., 7) сарапский богородичный, 8) соленейская или самолчевскаях пуст., 9) ямский владимирский и 10) преображенский паровчатский. Дивичьи монастыри – 1) инсарский одигитриев, 2) казанский ломовский, 3) казанский мокшанский, 4) покровский нижнеломовский ни аграфенин, 5) покровский краснослободский, 6) тихвинский керенский, 7) рождественская богадельня. 8) саранский богородичный, 9) аграфенина нижнеломовская и 10) воздвиженская пустынь.

Пермской губернии: муж. монастырии – 1) оханский зосимосаватиевский, 2) верхъязвенская успенска пуст., 3) Чердынский богословский; 4) невьянский Богоявленский, 5) пыскорский преображенский, 6) соликамский вознесенский, 7) сильвенская воздвиженская пуст., 8) Чусовский успенский и 9) шеринская богородицкаях. Двичий монастыри – 1) далматов введенский, 2) оханскаях богородицкая пуст., 3) верхотурский покровский, 4) соликамский преображенский 5) чердынский успенский.

Полтавской губернии: муж. монастыри – 1) великобудинский преображенский, 2) густинский святотроицкий, 3) болемовский, 4) гадячский красногорский, 5) деймановский, 6) красногорский, черпусский, 7) красногорский золотоношский, 8) михайловский переяславский, 9) нехворощанский успенский, 10) преображенский в скитку, 11) скельекий преображенский, 12) слепородской скиток или юсновская пуст., 13) сокольский преображенски й и 14) покровский лаврентиевский. Девичьи монастыри –1) буктринский или быстрацкий, 2) новомлинский успенский, 3) михайловский сорочинский и 4) пушкаревский вознесенский.

Псковской губернии: муж. монастыри – 1) николаевский с ватку или в валку в IIскове, 2) великопустынский спасский, 3) верхнеостровский петропавловский, 4) гремяческий близ Пскова, 5) дворецкий холмский, 6) за великими воротами псковский алексеевский, 7) демянский рождественский, 8) завеличьский кожанов близ Пскова, 9) златоустовский псковский медведев, 10) климентовский близ Пскова, 11) княжицкий николаевский, 12) краснодворский пантелеимонов псковский, 13) кудин торопецкий, 14) на Малах рождественский изборский, 15), медовский, 16) молочков порховский, 17) немчинов успенский, 18) никитский псковский с поля, 19) пантелеимонов псковский в бору, 20) петропавловский псковский сироткин или серектин, 21) плесский николаевский, 22) порховский спасский, 23) путятинский псковский, 24) ирденская или рдейская пуст., 25) покровский псковский в yглy, 26) ростков, 27) серебряницкий, 28) шкнятин или скнятин введенский. 29) с лугу стефановский, 30) устейский троицкий, 31) хвоинский новоржевский, 32) хлавицкий троицкий, 33) феофилова успенская пуст. 34) успенский кулебацкий, 35) образовский с поля, 36) кательников богословский, 37) заборовский николаевский, 38) с поля николаевский, 39) введенский за петровскими воротами, 40) введенский шолвицкий, 41) борисоглебский черехский, 42) азаревский, 43) святоотецкий, 44) успенский кебский, 45) флоролаврский, 46) николаевский опоческий, 47) николаевский каменоградский 48) спасский надолбин, 49) любятовский, 50) николаевский перынский, 51) якобштадтский эстляндской губ. Девичьи монастыри – 1) варварский с за петровских ворот, 2) воскресенский со стадища во Пскове, 3) домантовский с усохи близ Пскова, 5) екиманский полонищский близ Пскова, 6) завелический ильинский близ Пскова, 7) запсковский ильинский, 8) зачатиевский псковский, что в торгу, 9) изборгский рождественский, 10) медовский, 11) нововознесенский с полонища псковский, 12) опоцкий успенский, 13) с песков архангельский псковский, 14) порховский успенский, 15) с болота трехсвятительский близ Пскова, 16) с болота васильевский, 17) знаменский и 18) торопецкий предтечев.

Рязанской губернии: муж. монастыри – 1) вознесенская сарайская, 2) жерновский, 3) касимов николаевский, 4) нищевский, 5) михайловский новорождественский, 6) павловский троицкий, 7) ряжский троицкий, 3) симеоновский ряжский, 9) перевицкий, 10) сосновская пуст., 11) старорязанский спасский, 12) терехов воскресенский, 13) спасский зарецкий и 14) знаменская добринская пуст. Девичьи монастыри-1) входоиерусалимская пуст. и 2) пронский воскресенский монастырь.

С.-Петербургской губернии: муж. монастыри – 1) васильевский староладожский, 2) гдовский николаевский, 3) гостинопольский николаевский, 4) застенный георгиевский староладожский, 5) николаевский староладожский, 6) медведецкий николаевский староладожский 7) малышевский ивановский староладожский 8) передольтный покровский, 9) посолотин, 10) сяберский спасский, 11) щирский и черноезерский николаевский, 12) озерский покровский и 13) городецкий георгиевский. Девичий монастырь – воскресенский Смольный.

Симбирской губернии; муж. монастырь, курмыжский рождественский.

Смоленской губерни: муж. монастыри 1)бизюков, 2) apкадиевский вяземский 147, 3) ярославский спасский, 4) свирколуцкий рождественский и 5) пустоподлесский николаевский. Девичий монастырь – Вяземский ильинский.

Тверской губернии: мужск. монастыри – 1) бежецкий введенский, 2) выдогожский, 3) воротиловская богородицикая пуст., 4) вселуцкий новосоловецкий, 5) заринский, 6) иваницкий успенский, 7) городолюбский, 8) ламская успенская пуст., 9) кашин знаменский, 10) красногорский николаевский, 11) крестовоздвиженский тверской, 12) маевский троицкий, 13) многозерская пуст., 14) мохнецкий николаевский, 15) новоторовский никитский 16) новоторжский школаевский 17) масорейская пуст., 18) ракова пуст., 19) рябов троицкий, 20) савватиев, 21) ширинский благовещенский. 22) Божие дело, 23) могилевская пуст., 24) удомельский богословский. Девичьи монастыри-1) афасиевский тверской, 2) бежецкий воздвиженский, 3) васильевский новоторжский, 4) вознесенский старицкий, 5) пелагеина ржевская п., 6) успенский благовещенский, 7) удомельский пятницкий.

Тамбовской губернии: муж. монастыри – 1) парианова пуст., 2) белоколодский преображенский, 3) вознесенский в Добром 4) елатомский богородицко-рождественский, 5) ильинский козловский, 6) воронежская казанская пуст., 7) Липецкая пуст., 8) мамонтова николаевская пуст., 9) курмышевская пут.. 49) курмышевский рождественский, 10) троицкий дубровский, 11) рамзенский кирсановский и 12) старокадомская пуст. Девичьи монастыри 1) лебедянский, 2) тихвинский в Добом. 3) усманский успенский.

Тульской губернии: муж. монастыри – 1) венев николаевский, 2) ефремовская преображенская пуст., 3) ильинский плесский, 4) крапивенская троицкая пуст., 5)коширский соколовский, 6) жабынская введенская п. Девичьи монастыри 1) епифанский успенский и 2) ильинский новосильский.

Харьковской губернии: муж. Монастыри – 1) аркадиева богородицкая пуст., 2) озерянская пуст., 3) сумский успенский, 4) чугуевский владимирский, 5) вольновский троицкий, 3) михайловскаях предтечева пуст., 7) змиевский николаевский, 8) краснокутский, 9) сениямский покровский, 10), гороховатская пуст., 11) – чугуевский успенский, 12) куряжекий преображенский. 13) святогорский успенский и 14) троицкий ахтырский. Девичий монастырь сумский предтечев.

Черниговской губернии: муж. монастыри – 1) андроников троицкий, 2) – ветхорождественский или красноостровский рождественский, 3) зазимский иколаевский скиток, 4) клюсовский спасский, 5) козелецкий троицкий, 6) троицкий монастырек, 7) костянский почеповский, 8) коташинский николаевский, 9) любецкий антониев, 10) максаковский преображенский, 11) обмышский, 12) печеницкий стародубский, 13) – николаевский, глуховский приписной, 14) рувимовский спасский, 15) рабцевский успенский, 16) суражицкий благовещенский, 17) – старожитный скиток, 18) харлампиев гамалевский и 19) черниговский борисоглебский. Девичьи монастыри – 1) богословский козелецкий, 2) моровский скит, 3) мутанский златоустовский, 4) пятницкий черниговский и 5) шуморовский покровский.

Уфимской губернии: муж. монастырь – уфимский успенский. Девичий монастырь уфимский воздвиженский.

Ярославской губернии: муж, монастыри – 1) александрова пуст., 2) воскресенский в караше, 3) вознесенский обнорский, 4) воскресенский обнорский, 5) воскресенский угличский, 6) андриевский, 7) на бою никольский, 8) вепрева пуст., 9) акаяниева п., 10) афанасьева любимская пуст., 11) морозова пуст., 12) шеренский успенский, 13) троицкая колесникова, 14) дивногорский, 15) касьянов ученский, 160) водожский богородицкий или спасоломовский, 17) носковский рождественский, 18) островский богоявленский, 19), – рождественская новая пуст., 20) райский златоустовский, 21) репьевский успенский, 22) рябова пуст., 23) сохотская спасская пуст., 24) спасоростовский, 25) княжиино или на песках спасский и 26) тихвинский пошехонский. Девичьи монастыри – 1) троицкий ростовский, что́ на бору. 2) петровский покровский, 3) троицкий николаевской пошехонский и 4) югская Дмитровская.

Сибирских губерний: муж. монастыри – 1) красноярский Введенский, 2) енисейский лосиноборский преображенский, 3) нерчинский успенский, 4) – нижнеудинский спасский, 5) спасский подлемный, 6) иркутская братская пуст., 7) иркутский мугальский, 8) томский кашиношиверский, 9) томский кузнецкий, 10) – тобольский спасский тарский и 11) – якутский покровский. Девичьи монастыри – 1) тобольский рождественский и 2) томский рождественский.

Югозападного края: а) Волынской губерний муж. монастыри – 1) островский преображенский, 2) дубенский Крестовоздвиженский, приписанный и почаевской лавре. Девичий монастырь – ясногородский троицкий.

б) Минской губернии муж. – монастыри – 1) минский петропавловский (1799 г.). 2) слуцкий братский спасский (1797 г.), 3) угозовский николаевский (1810 г.), 4), старчицкий петропавловский (1817 г.), 5) деревский троицкий (1828 г.), 6) пинский купятицкий (1817 г.), пинский новодворcкий (1817 г.), 8) мороцкий успенский (1847 г.) и 9) приписной грозовский богословский (1860 г.). Девичьи монастыри – 1) минский петропавловский (1796 г.), 2) слуцкий ильиницкий (1855 г.) и 3) дятловицкий спасский (1855 г.).

Терской области: моздокский преображенский муж. и девичий.

Notes

* * *

1

При составлении настоящей работы у автора были под руками следующие источники и пособия: а) история российской иерархии арх. Амвросия (изд. 1810–15)

б) Кирилова, Цветущее состояние российского государства (изд. Погодина 1831 г.) в) церковно-историческое описание епархии харьковской (изд. 1852 г.) г) минской арх. Никанора, изд. 1864 г. д) смоленской (изд. 1864 г.) е) тамбовской прот. Хитрова (изд. 1861 г.) ж) калужской (чтениях обществе и древностей российских 1863 кн. 1). 3) Исследование о древней области вятичей и сведения о рязанской епархии“ (ibid 1862 кн. II, 1863 кн. IV) и) Об упраздненных монастырях курской губернии (Временник 1857 г. XXV) й) Историческое описание воронежской губернии Е. Болховитинова (изд. 1801 г.; в) историко-статистический обзор ростовско-ярославской епархия Крылова (изд. 1860 г.) к) Новгородской сборник I–V (1865–6 гг.) л) История княжества псковского (изд. 1828 г.) н) Топографическое описание черниговского наместничества Шафонского (изд. 1786 г.) о) Костромской календарь на 1871 год. в) Описание Киево-Софийского собора (изд. 1825 г.) Р) Подробное историческое и археологическое описание Москвы Мартынова (изд. 1865 г.) с) Описание Киева Закревского (изд. 1868 г.) т) Археологическое описание церковных древностей в Новгороде арх. Макария (изд. 1860 г.) у) Памятная книжка костромской епархия на 1868 год Самарянова, ф) Статистическое описание соборов и церквей костромской епархии Беляева (изд. 1863 г.) x) Историко-статистическое описание города Старой-Руссы (изд. 1866 г.) ц) церковно историческое описание владимирских достопамятностей Иоасафа (изд. 1860 г.) ч) История о город Курск (изд. 1792 г.) ш) древности и святыни Новгорода, и Пскова, Ростова великого Ⅰ–Ⅲ. Графа М. В. Толстого и) Географическое, историческое и статистическое описание соловецкого монастыря Досифея (изд. 1836 г.) ъ) Историческое описание троицко-сергиевой лавры, ы) Саввино-сторожевского монастыря С. И. Смирнова (изд. 1876 г.) ь) Козельская оптина пустынь (изд. 1862 г. 15) Валаамский монастырь (изд. 1864 г.) э) Брянский свенский монастырь Иерофея (изд. 1866 г.) ю) Паломник киевский (изд. 1864 г.) я) Описание белевской сабынской пустыни (изд. 1865 г.) ϒ) Описание осташковского житейного монастыря (изд. 1866 г.) ά) Описание тотемского спасо-суморина монастыря (изд. 1856 г.) ß) Описание псковского печерского монастыря (изд. 1860 г.) ώ) (писание каменского успенского женского монастыря (изд. 1863 г.) Ω) Описание козелецкого георгиевского мужеского монастыря (изд. 1862 г.) ΰ) Историко-статистические очерки золотоношского женского монастыря Думираникова (1859 г.). έ) описание ымского Антониева монастыря (1861 г.), β) А. Филарета. Русские святые. ή) словарь исторический о святых росс. церкви ϱ) Семенова географический словарь России (I–III) µ) Ратшина, полное собрание исторических сведений о всех бывших в древности и ныне существующих монастырях и примечательных церквах в России, ϰ) Полное собрание законов российской Империи, ý) отдельные №№ епарх. вед. вологодских, киевских, волынских и проч. за разные годы.

2

Ср. „Дух. регл.“ о мон. 45 п. и арх. ук, в „Оп. Белевск, жаб. п. 32.

3

„Прав, соб.“ 1863 г. III, 380.

4

«Опис. псковскопеч. м.» 19....; Baл. м.“ 15, 19; «Опис. боров. м.» 24.

5

«Вал. м.» 55; P. 36

6

Амвросий IV, 288, 347; V, 141, 601; VI, 112, 113, 186, 235, 702, 829; „Оп. см. еп.“ 312; „Нижег. еп. вед.“ 1866 г. No 13, 539, 543; „Вол. еп. в.“

1868 г. 27, 193; 1870 г. N 6, 2002–203; 1871 г., 23, 110; „Археол. оп. ц. др. в Повг.“, 544–545; „Вал, м.“ 19; „ круп. батур. м. м.“, 7; „Опис. солов. м.“, 383–384; Ратш. 358.

7

Амвр. VI, 1127–1144.

8

Наприм., в Угличе из сожженных поляками 1611 года“ пять обителей не были восстановлены („ст. обз. ростовско-яр. еп.“ 43.); в новг. губ. число «упразднившихся», подобно боровинской ж., ефремовой м, пустыни (Амвр. 429–431; VI, 95), или в конец ,,повоеванных немцами» простирается, по Амвросию, до 35-ти.

9

Из Космогр. XVII в. см, Калал. ,,Архив” III, в конце книги.

10

Пекарского, „Наука при П. В.“ 1862 г. I, 552 и 553.

11

Право соб. 1863. III, 373, и в ,,объявлении» 1724 г. 31 янв. Чистовича, ,,О Прок.” 714.

12

Coл. „Ист. Р. “ XV, 96, 129; XVIII, 162.

13

Сол., XV, 92, XVII, 161. Пp. соб. 1864 г. 1. 134.

14

Сол. XIV, 314, 316; XV, 129, 130, 316, 318; XVII 173, 181–182,

15

По репорту 1724 г. оказалось во всех монастырях всех епархий монахов 145344, монахинь 10673, всего 25207. Сол., XVIII, 202. Без всякого сомнения, нужно допустить большее число их в конце XVII или в начале XVIII в., принимая в расчет последующее стеснительное для монашествующих законодательство Петра Вел.

16

В образец их можно указать на слово Вонифатия „Пр. соб. “ 1859 г, 1 кн., 68.

17

См. Горчак., „Мон. пр. “ 145, прим. 4.

18

В переводе на наш курс. Иконник., „опыт иссл. о культ. влияния Виз. в р. ист.“ 160.

19

II. с. 3. III, N 1664.

20

Сол., XV, 117

21

Сол., XIV, 237

22

П. С. З. III 1711

23

Сол., XV, 120–121.

24

п. с. зак. IV, 1686.

25

В пример сего я укажу на „ведомость о состоянии вотчин“ московского новоспасского и костромского ипатьевского монастыря в 1700–1720 гг., также на замечательнейшее свидетельство современника о состоянии юрьева монастыря, одного из знаменитейших в новгородской епархии. См. Горчак., „Мон, пр.“, прилож. 39–42, Чист., О. Пр., 584–585.

26

„Ист. оп. коз. опт. п.” 48.

27

Потому-то факт: „братия кормится христовым именем“ в челобитных монашеских еще в 17 в. служит признаком крайней бедности монастыря и выставляется, как сильнейший мотив, с целью расположить правительство к назначению рути. См. прим. в оп. Ол., м. Клименцы 160; Коз. оптина п. 36.

28

Сол., XVI, 12–13. я упоминаю об этом указе и подобных ему потому, что „не столь ощутительные для богатых монастырей, они были весьма обременительны для обителей, подобных оптиной козельской пустыни“, как замечает о последней автор её описания. 45.

29

Ib. 20–21.

30

Горчак., „мон. пр.“ 174 и пр. 1 на с. 175., частн. прим. в „Оп. см. еп.“ 339; „Ол. м. Клим. 65

31

Coл., XVI, 318;Горч., ib. 163–164 и прим.; прилож. 70–72.

32

См. выше „оп. см. еп” 339.

33

) „Оп. коз. опт. п. 47–49; 240, 246 – 247; „Ол. м. Клименцы“ 64–65; по оп. 17 калужских упраздненных, монастырей, немногое из них получают вклады в 18 в., особенно ценные.

34

„Прав. соб.“ 1864 г. 1, 152.

35

Горч., 169 и пр. 2, см. также прямое указание на то у Амвр. VI, 841.

36

Амвр. IV, 629; VI, 589; Бел., „стат. оп, церкв. костр. еп. “ 287; „Вал. мн., 55; Толст., „свят. и древ. Новг. “ III, 84

37

Сол, ХV, 129; ХVI, 21 и 31.

38

Coл.., XVI, 23 , 72, 30 x 26.

39

Сол., XVIII, 200.

40

Оп. я. Клин. 22, 37, 141; Мак., „Арх. оп. ц. др. Новг.” 609–610.

41

Амвр. VI, 481, 484–185; „Круп. бат, м.“ 26; „Оп. харьк. еп. – 205; „Оп. коз. опт. 1. “ 35.

42

Амвр. VI, 187, 188, 802, 341–345.

43

„Чт. в моск. общ. люб. дух. прос.“ 1870 г. XI, 100 с.

44

„Оп. хар. еп.“ 205; „Пермск. еп. изд.“ 1871 г. 373.

45

Как вредно такое направление отразилось на всем строе монашеской жизни, это показывают следующие поразительные примеры и свидетельства, относящиеся отчасти к концу 17 и к началу 18 века: „Времена.” 1857 г. XXV, 102; Пр. Соб. 1862 г., февр. 169; Сол., XVI, 348; XVIII, 326; Чистов., „Феоф. Прок.“ 54, 75–79, 158, 277. Из них видно, что монастыри совершенно утратили значение образовательных и благотворительных заведений, сделались приютами невежества, ханжества, лени; грубые пороки пробили себе дорогу даже к начальствующему монашеству, скрывались под мантиею архимандрита и митрою епископа.

46

„Объявл. 1724 г. см. „О. Прок. “ 713--714; Пекар., „Н. и Л.“ 1, 486. Такой в сущности взгляд правительства и в указе 1701 г.

47

В сканах отсутствуют два листа – прим. электронной редакции.

48

Сол. XV, 131.

49

См. „Чт. в имп. общ. ист. и др. р.“ 1962 г. 1, 2.

50

Пекарск., „Н. и Л.“ 1, 181, пр. 1.

51

Сн. взгляд на монашество Татищева по выдержкам из его „ Истории“ в „Пр. соб.“ 1864 г. 1 ч. 256; «Труды к. д. ав.» 1862 г. февр. 209. 210, 212, – Кантемира в его сочин., в сатире первой, написанной еще 1729 г., стр. 4 и 8, но изд. 1847 г.; интерлюдия времен П. В.; „Слово“ иером. Симона. Пекарск., „Н. и Л.“ 429, 492.

52

Сол, XVІ, 336–346

53

См. „Отеч. Зап.“ 1856 г. ⅭⅤ т., март: два проекта Посошк., 56 с. Опыт историч. исследования.

54

Coл., XVIII, 255.

55

Здесь заслуживает внимания доклад св. синода от 1740 г. В нем между прочим сказано: „в монастырях монахов весьма недостаточно..., в числе же наличных многие... ко употреблению в священнослужение и прочие монашеские послушания совершенно неспособные... Как в мужских монастырях, так и в девичьих монахинь таков же недостаток“... Из всего объяснения видно, что речь идет здесь не об одной только недостаточности монашествующих вообще, но преимущественно имеется в виду недостаток именно способных монашествующих (См. „П. С. 3. “ ХI, No 8303). Частные примеры, подтверждающие положения синода о монашествующих, можно видеть, напр., в «орл. еп. в.» № 2, 119 с.; No 11, 778; „Оп. тамб. еп“. 126127 и „Костр. Кал.“ на 1871 г., примеч. 2 на 26 с., – где выставляются типы монахов и монахинь, которым место в богадельных или, по выражению Тамбовского архиерея, „на свободе в светской команде, а не в тесноте монашеского послушания“. – спрашивается: откуда этот недостаток монашествующих (способных)? Он зависел от различных причин и прежде всего – в значительной степени от стеснительного для монашествующих законодательства. Но будет несправедливостью из ряда причин выделять общественное практическое антимонашеское настроение, когда история говорить нам даже об антирелигиозном движении того времени.

56

См. напр. чт. и. м. общ. и. и др. р.1863 г. 1,V с.

57

См. Чистовича „О. Пр. “ 715–716.

58

Из 39 патриарших монастырей только в одном определено мон. приказом 16 монахов, а во всех остальных монастырях более того числа, в некоторых более 100, между тем как по штатам 1764 г. установлен 3-й кл. монастырей с 12-ю, а 2-й класс с 17 монахами в каждом монастыре.

59

В подтверждение сказанного я укажу на замечательный пример в „оп. ост. жит. м.“ 24–31. жители Осташкова и окрестные поселяне отважились на противодействие провинциал – инквизитору, не надеясь, что „церковь житеннаго монастыря будет обращена в приходскую.“ Они успокоились, когда из московской духовной дикастерии, в ответе на свою челобитную (в которой между прочим заявлено было желание 115 человек „быть в приходе.“ помонастырской церкви) получили резолюцию: церковь эту оставить без упразднения.“

60

Сол., XVI, 21–22. 31; XV, 129, 130.

61

Чистовича. 188 пр. 1.

62

Чистов. 142, 102, 113. 482.

63

Процесс царевича Алексея; духовно-монашеское казачество на севере; на юге Чугуевский монастырь, (по „оп. X. еп, “ 225.,) в начале 18 в. закрыт был за укрывательство рскольников.

64

См. выше в прим., ,опис. ост, жит. м.“ Возбуждение граждан против провинциал – инквизитора несомненно принадлежит монахам.

65

Сол., XIX, 120.

66

Сол.,ⅩⅤⅢ, 321; XIX, 293–296.

67

Сол.,ⅩⅤⅢ, 329–330.

68

Чист., 223. пр. 1., в.

69

Чист., XIX, 301; „орл. еп. в.“ 1871 г., No 16, 1902. „оп. м. Клименцы.” 77.

70

Чист., 465, 528; Пекар., „Н. и лит. “ 503–508.

71

Сол., XIX, 116.

72

Чист., 224, 1, в. – пр. с. 223.

73

Чт. в имп, общ. и др. р. 1863 г. III, V.

74

Сол. XVIII, 328.

75

„Чт, в и общ. ист. и др. р. “ 1863 г. И, V-VI стр. 6) См. проповеди их в „Русск. Слове“ 1859 г. 326 и сл.

76

Здесь я имею в виду „нескромный и неблаговременный протест Арсения Мацеевича“ (Филар., „Ист. р. ц. «Ⅴ пер., 12); тихое, затаенное недовольство м. Платона, который в своих письмах (см. , пр. об.“ 1869. г. май, 7 и 9) говорить о необыкновенных новостях “ тогдашнего времени и уложение штатов, для украинских монастырей помещает между „чудесами “; – безрезультатные, возмущения “ братии в 4 монастырях тамбовской епархии из-за „тяжкого затворничеәтва“ (ист. оп. тамб. еп. 125–126). и подобные явления.

77

Знам., „P. к р. ц. и.“, 407.

78

Иек., Н. и Лит. “ 509.

79

517 монастырей об. п. Сюда не вошли монастыри, упраздненные в 1786, 1788 г., и сибирское, упраздненные 1764 г.

80

см, прим. в „ист, оп. минск. еп. 93. 120. 118. 123. 15).

81

См. п. с. 3. XXII No 16434. п. 2. Амвр. III, 51, 533; IV, 83; 1, 6–7. 41–42, 142. 713; VI, 703: и „Чт. в м. общ. ист. и др. р. “ 1862 г. II, 88, прим. 162; „Оп. см. еп.“ 328; „Пам. кн. костр. ен.“ 125; „Моск. еп. вед.“ 1869 г. No 17, 5; „ж. м. н. пр.“ 1848. ⅬⅧ отд. VI, 332; „Вол. еп. вед.“ 1871 г. No 5, 135 и 137.

82

См. Амвр. IV; 173; VI 469; V, 136; IV, 75–76, ср. „Оп, тот, спасосум. м. “ 59; „В. еп. в. 1864 г. 4, 101; „Оп. м. Клим» 72; „Опис. Киева“, 203; ,,Истор. оч. Золотон. богосл. ж. м. . 14; „Орл. еп. вед.» 1871 г. No 11, 777–778.

83

Амвр. IV, 340, 341 и III, 404; „Вол. еп. в. “ 1864 г. No 4, 103; 104.

84

«В еп. вед.» 1814 г. No 6. 164. Еще см. Ратш. 535; Амвр. III, 354. 407; VI, 725.

85

Впрочем, бывали и такие примеры Амвр. III, 612; VI, 596–597.

86

См. брошюру 1866 г.: ,,Из соловецк. м.» стр. 1. Высочайшее соизволение на ходатайство зырянских жителей и сопровождалось закрытием вышеупомянутого Дальского монастыря.

87

С 1764 во 1863 г. я считаю последними упраздненными монастырями Коряземский Вологодской губ. и Грозовский Минской губ.

88

См. любопытный процесс архимандрита и строителя в , оп. опт. п.“ 55–59.

89

Амвр. Ⅴ, 660, 685, 623 ср. ,,Волог. е. в. « 1864 г. No 4, 105 стр.; „Рост. якова. м.» 38 и ,,оп, яр, еп. “ 40: Николобабаевский монастырь и пр.

90

,,Волог. еп. вед.“ 1864 г. 3–6 №.

91

,,Оп. кн. пск. « 117 и сл.

92

Амвр. III, 616. 617–618; IV, 628–659, 578–579; VI, 466, 472–473. 564. К сожалению, не всегда ясен и точен язык автора в хронологических свидетельствах настоящего периода, потому нельзя отделить все монастыри, упраздненные 1730–1764 гг., от упраздненных 1701–1725 г. я представлю счет их в общей ведомости о монастырях XVIII в. вместе в одной, а не в двух особых рубриках. Еще встречаются в „ист. иер.“ хотя не в большом количестве, монастыри, запустевшие до учреждения штатов, однако же считающиеся упраздненными при учреждении штатов. Они характеризуются резкими чертами, напр., в N монастыре при сочинении штатов строение было следующее: „церковь..., колокольня, кельи.., а монастырствующих никого не было; N монастырь, в 1764 г. упраздненный..., до штатов 1764 г. находился уже в запустении», или: „N пустыня по штатам, яко безвотчинная и не имеющая монашествующих, обращена в приходскую церковь (IV, 12; «, 105, 446; VI, 114. 831; III, 684). Очевидно они уже не существовали, когда их упраздняли. Амвросиев двусмысленный способ, выражения в настоящем случае оправдывается различием юридической и фактической точки зрения на вещи. Я также буду следовать ему в своей статистике рассматриваемых монастырей.

Я считаю в одной категорий монастыри, упраздненные при Петре В. и после него, до учреждения штатов Екатериной В. К ним я прибавляю еще третий следующий разряд монастырей. ,,История иер.“ выставляет группу монастырей с признаками существования их в конце XVII в. „Существование их к XVIII в. до ней не обставлено никакими событиями, никакими свидетельствами. При всем том, мне кажется, оно несомненно, и сама „История“ дает основание к этому предположению. Не сообщая никаких особенных подробностей о монастырях рассматриваемой группы, она то отмечает характеристический факт из их внутреннего быта– факт их приписки к большим монастырям или архиерейским домам (Амвр. III. 534, 746–747; IV, 776–777; 7, 98), то указывает на важнейший остаток после уничтожения их, „приходские деревянные церкви“ (III, 393, 498; VI, 592, 655, 1050). Оба признака столько существенны, что позволяют нам продолжать существование монастырей, оҳарактеризонанныхъ ими, по крайней мере, до начала XVII в. Современные труды по церковной археологии и статистике открывают в XVIII в. несомненные следы существования тех монастырей, которые по „Истор. иер. » были ,, в конце XVII в. Иные из них дожили даже до учреждения штатов. Ср. Амвр, III, 393; VI, 654–655 и Филарета ,,Жит. р. св.», июнь. 19 ч., 108 с.; дек. 8 г. 539–540 с. Амвр. III, 498; IV, 776; III, 746 и ,,Новг. сб.“ IV, ведом. 4; ib. „Иверск, и.“ 9 с., ib. 16 с.: Варлаамов, короцкий, горницкий м.“

93

По „Цветущеху сост. р. госуд.“ Кирилова (11, 133) около 1727 г. всех монастырей и муж. и дев. было 788, но это число далеко-далеко не. полное, что легко видеть из самой ведомости, представленной Кириловым.

94

См. „Вол. еп. в. “ 1864 г. No 3, 68–69 и № 6, 170.

95

«Новг. сб.» IV, вып. 1 и сл. В „II. сб.“ считается всех монастырей новгородского уезда 24. Но из этого числа нужно исключить монастырь св. Ирины, уничтоженный очень давно, еще до 18 в., и один из 3 воскресенских монастырей, созданный ошибкою „Ист. иер.“.

96

«Чт. в имп. общ. ис. и др. р.» 1863 г. 1, 76; ib. 1858 г. 11, смесь, 1. 31. 36.

97

См. Арх. он. п. др. в II.“ 640; „Ц. ист. о. г. Ст. Русы“ 75, 77.

98

Напр., «Оп. харьк. еп.» 203.

99

„Ист. иер.“ Ⅵ, (1144–1147) считает 40 монастырей, основанных в первой половине 18 в. Я опустил из них клокацкий, существовавший уже в 1700 г., выгорецкий, ваз раскольничий, и шкловский, как находящийся в могилевской губернии.

100

Что дополнял я на основании других источников.

101

Сюда включены и вышеупомянутые 9 архимандрий.

102

См. свидетельства о многочисленности православных монастырей на северо- и юго-западе России до унии в „пр. об.” 1870 г. янв. 126–127; „Волынск. е. в. “ 1867 г. 2. 32. 34 с.

103

Именно здесь не взяты во внимание монастыри минской губернии в количестве 9 муж. и 3 дев.,– волынской губернии в количестве 2-х муж. и 1 дев., Грузии в количестве 13 муж., Терской области в количестве 1 муж и 1 дев. в Сибири в количестве 12 мужск. и 2 девичьих. С включением же сибирских, но за исключением западных, терских и грузинских, общее число монастырей закрытых в 18 и 19 вв. равно 660 муж. и 162 дев., тем и другим вместе 822. Итог, показанный в ведомости.

104

См. „Дух Христ.“ 1863/4 г.: дек. 266–269; февр. 395–396.

105

A. Мвр. IV, 127.

106

„Новг. сб.“ 1, 12 с.

107

„Новг. сб.“ 1, 69.

108

Приб. к тв. св. 00. * 1859 г. XVIII ч. 201.

109

Ист. оп. смол. еп.“ 266.

110

Ист. иер. VI, 855–856

111

„Чт. в имп. общ. ист. и др. р.“ 1862 г. 1, 125, „Иск. оп. хар. еп.“ 220; А. 111, 298; IV, 155.

112

„Новг. сб.” 1, 70; V, 125, 222; „опис. боров, дух, мон. “ 22–28.

113

Напр. в Рязани хранится от упраздненного монастыря на престольный крест с 152 святынями, между которыми известны древо креста Господня, камень гроба Господня, камень Гефсимании, часть жезла Моисеева, – Иоанна Богослова, часть мощей прор. Даниила, Лазаря четверодневного и проч.... „Чт. в м. общ. ист. и др. р. “ 1859 г. III, 127. В новгородской губ. считают цельбоносным источник, протекающий в стороне от упраздненного монастыря, и верующие получают исцеление от глазных болезней, помыв глаза водою из источника. „Н. сб.“ 1, 70.

114

Амвро. V, 364; ист. опис. харьков. еп. “ 194 с.; Моск. еп. вед. “ 1869 г. № 10, 2 с.; «Нов. сб.» V, 222; „Олон. м. Клименцы.“ 89; „Опис. боров, дух. м. “ 20; Ратш. 280.

115

В большей части этих монастырей покоились мощи преподобных основателей под спудом. – Из девичьих закрыт. монастырей, только в одном Петропавловском новгородском почивали мощи инокини (Амвр.Ⅴ , 538). Из девичьих закрыт. монастырей, только в одном Петропавловском новгородском почивали мощи инокини (Амвр.Ⅴ , 538).

116

Амвр. VI, 849; IV, IV, 128; V, 65.

117

Амвр. II, ХСVТІI.

118

Амвр. VII, 179, 338. 361, 590, 655.

119

Амвр. V, 364. 475; IV, 840.

120

См. св. и др. Пскова, 72 с.; „Ист.-стат. оп. харьк. еп.“ 168–169. „Чт. в им. общ. ист. и др. р. 1, 91; Амвр. V, 19, 35, 154, 159, 374; 111, 395. 498; IV, 36; VI, 466, 831; „Олон. м. Клименцы“ 102.

121

„Арх. опис. церк. др. в Новг.“ 654с. пр. 557.

122

„Орд. еп. вед.“ 1871 г. No 18, 13, 25 с.

123

Амвр. IV, 55, 295; VII, 728. 835.

124

После, разумеется, произошли перемены и в этом отношении, напр. построены были приходские церкви на местах. , вовсе уничтоженных“ монастырей и пр., но история позднейшей судьбы закрытых монастырей не входит в план моего изложения.

125

Число этих монастырских, церквей выставляю по указанию „Истор. иер.“ и „Полн. собр. св. о мон.“ судьбе монастырских церквей после закрытия монастырей в некоторых епархиях оба источника не говорят ничего. Те епархии и у меня вовсе не упомянуты здесь.

126

Я говорю только именно о священных памятниках, оставшихся после монастырей, притом общественных и доступных народу. Сохранилось много других памятников от упраздненных монастырей. Они дороги для науки, и ученые знают, узнают, и исследуют их (пример такой работы Арх. oп. цер. др. в Новг. “ арх. Макария.) Но они далеко еще не все приведены в известность и опубликованы через печать: потому статистическое исчисление их пока немыслимо.

127

Валаамск. м. 81; „Чт. в ист. общ. истор. и др. р.“ 1858 г. 11, смесь 7; 1863 г. Ⅳ, 271.

128

Докл. син. 1740 г. П. С. 3. XI, No 8303.

129

Крутиц. батур. 3 – кл. м. стр. 8.

130

Различием шрифтов обозначены: монастыри закрытые 1, от начала XVIII в. до учреждения штатов II, – в силу штатов 1764 г. III , – после учреждения штатов, но в XVIII в. IV, – в XIX веке, V, – восстановленные через несколько времени после упразднения. – Монастыри, о которых умалчивает История иерархии, отмечены особыми подстрочными цитатами.

131

Опис. солов. мон. 383–4.

132

Опис. Владим, достопам. 99. 119. 114 и Ратшина 45

133

Ibid.

134

Амвр. VI, 1024 , ист. иер.“ и 21 стр. 818. „Вол. ен. в. “ за 1805 г.

135

Волог. е. вед. 1865. №№ 2 и 21, ст. Суворния.

136

Ibid

137

Волог. е. вед. 1869. No 7.

138

Волог. е. вед. 1865. No 2 и 21

139

В описании акатовской п. (32 стр.) упоминается еще спасо-константинова мужская пустынь.

140

Чтения в общ. ист. и др. 1863 I, 90 и сл.

141

Ibid.

142

Сей монастырь в ист. иер. по ошибке считается дважды v. 136 и .v 20.

143

сей монастырь в ист. иерархий по ошибке исчисляется дважды III, 336 и v 19.

144

Чтения в общ. ист. и др. 1863. И, 90 и след.

145

В аст. иер. дважды под различными именами, V, 525 и 228, III, 536 и 499, V, 434 и 14, 1V, 56 и 466; IV, 883 и V, 135.

146

В ист. иер. дважды поде различными именами.

147

Открыта женская община здесь в наше время.

Источник: Опыт исторического исследования о числе монастырей русских, закрытых в XVIII и XIX веках / Соч. Павла Чудецкого. - Киев : тип. В. Давиденко, 1877. - [2], 67 с.; 25.