p1aj3o5k781k641s8d145g1gkc13l45

Во второй половине XV — начале XVI в. в рамках русской православной церкви сформировалось такое идеологическое течение - «нестяжательство». В качестве главных проводников выступили монахи Заволжья, именно поэтому в различных источниках оно часто именуется учением или движением «заволжских старцев».

«Нестяжателями» их нарекли за проповедование бескорыстия, иными словами агитировали церкви отказаться от пользования каким-либо имуществом, в том числе и земельными угодьями, сёлами, и превратиться, тем самым, в школы чисто духовной жизни. Не смотря на всё это, только призывами к освобождению церковной жизни от мирской суеты учение нестяжателей не заканчивались. Проповедь нестяжательсва, хоть и была одной из главных в данном учении, но не выражала его глубокого смысла. Идея бескорыстной жизни, т. е. жизни, освобождённой от стремления к материальным благам, брала начало в иной идеологии, которая как раз и являлась ключевой в их мировоззрении. Её суть заключалась в том, что главное в человеческой жизни совершается внутри самого человека, а не во внешнем от человека мире.

Настоящая жизнь, по мнению сторонников нестяжательства - это жизнь человеческого духа. В первую очередь необходимо настроить свою внутреннюю, духовную жизнь, а также достичь определённой степени свободы от внешнего мира, в том числе и от различных мирских благ. При всём этом нет необходимости стремиться к полному освобождению от внешнего мира — отшельничество по мнению заволжских старцев представляет собой такую же крайность, как и жизнь в материальной роскоши. Очень важно, чтобы внешний мир со всеми своими благами не мешал внутреннему духовному миру человека. Это и послужило началом проповеди нестяжательства. Данное наставление хоть и не являлось главным в учении заволжских старцев, но тем не менее в наибольшей мере затрагивала интересы иерархов русской православной церкви, так как выливалась в призыв отказа от владения огромными материальными богатствами. В связи с этим проповедь нестяжательства оказалась самой заметной среди идейных лозунгов движения заволжских старцев.

Необходимо так же отметить, что политическая сторона такого течение как нестяжательство заключалась не только в выступлении его сторонников против монастырского землевла­дения. Определяя своё отношение к внешнему миру, нестяжатели неизбежно должны были выражать собственное отношение и к государству, и к царской власти, и к закону.

Одним из родоначальников нестяжательства был преподобный Нил Сорский (1433—1508). О нём, как и о его жизни, мало известно. Свою юность Нил посвятил переписыванию богослужебных книг, в дальнейшем принял постриг и много странствовал по местам, связанным с Иисусом Христом. Долго жил среди монахов русского скита на Святой Горе Афонской. Затем, устав от мирской суеты Нил ушел в лесные дебри за 15 верст от монастыря и там на берегу речки

Сорки (отсюда и пошло его прозвище - Сорский) построил себе хижину и стал жить так, как хотел.

В дальнейшем не далеко от хижины Нила Сорского построил себе дом его ученик Иннокентий. Потом стали приходить на поселение в это место и другие монахи. Так возник первый на Руси скит, или, по-другому, пустынь — сообщество монахов, живущих в отдельных кельях, устроенных в лесных дебрях. Впоследствии Нил Сорский разработал для своего скита целый устав, в котором выразил многое из своего мировоззрения.

Эта Нилова пустынь, расположившаяся на Вологодчине, стала обителью движения нестяжателей.

К числу видных сторонников идеологии нестяжательства следует так же отнести Максима Грека и Вассиана Косого, взгляды которых на принципы русской идеологии нестяжательства были схожи. Более того, они становятся активными проповедниками данных принципов. Они открыто заявляют, что неприлично монастырям владеть каким- либо недвижимым имуществом. Такие заявления не могли не иметь последствий. И в 1525 г. церковный Собор обвиняет Максима Грека в деяниях против православной церкви и осуждает его к монастырскому заточению. Более двадцати лет Максим Грек проводит в монастырях пока в 1551 г. царь Иван IV, послушав игумена Троице-Сергиевой лавры Артемия, разрешил уже дряхлому и больному старику выйти из заточения и провести остаток дней в этой знаменитой обители [4].

Церковные и светские власти Москвы видели в движении нестяжателей опасную для себя духовную силу, сокрушить которую можно было только путём жестоких репрессий, именно об этом и свидетельствуют биографии основоположников движения. Необходимо отметить, что нестяжатели представляли собой тот редкий пример, когда люди, проповедуя какие-либо идеи, сами стремятся жить в полном соответствии с ними.

В течение XIX в. появилось мнение о том, что именно это движение является истинно русской и истинно православной идеологией - это ещё больше обозначило победу нестяжательства.

Изучив письменое наследие нестяжателей можно заметить, что полного единомыслия среди них не было. Каждый из основоположников нестяжательства, будучи личностью незаурядной, самостоятельно мыслящей, вносил в это учение что-то своё, лишь ему присущее.

Как уже говорилось, для идеологов нестяжательства — и, в первую очередь, для Нила Сорского, бескорыстие было лишь одним из необходимых условий праведной жизни, т. е. жизни «по закону Божьему и преданию отеческому, но по своей воле и человеческому помыслу» [5]. Подобная жизнь с их точки зрения может быть устроена человеком только внутри себя, в сфере своего духа. Внешний по отношению к человеку мир, будь то общество, государство, церковь или монастырь, организован таким образом, что праведно жить в нем невозможно.

По мнению Нила Сорского, чтобы устроить себе праведную жизнь, необходимо стать как можно более независимым от внешнего мира. Для этого следует прежде всего научиться приобретать «дневную пищу и прочие нужные потребы» плодами «своего рукоделия и работы». Призыв «полагаться на свои силы» относится не только к добыванию средств существования, но также к совершенствованию собственного духа. Нестяжатели считали, что духовное развитие человека — это главным образом дело его самого [2].

Характерным для идеологов нестяжательства было критическое отношение и к церковной литературе. Максим Грек, к примеру, неодно -кратно заявлял, что в таких книгах много ошибок, и по-своему исправлял многие их тексты. Вассиан Косой, в свою очередь, довольно резко выражался по этому счёту: «Здешние книги все лживы, а здешние правила — кривила, а не правила; до Максима мы по тем книгам Бога хулили, а не славили, ныне же мы познали Бога Максимом и его учением» [3].

Необходимо отметить, что данная критика не являлась безосновательной: русские переписчики богословских книг действительно часто допускали ошибки, а, бывало, и сознательно пропускали или изменяли какие-то слова в текстах в угоду политической конъюнктуре.

Знакомство с мировоззренческими корнями такого движения как «нестяжательство» не оставляет сомнений в том, что они строили церковь, принципиально отличавшуюся от той, что официально существовала в Москве. Эта церковь должна была объединять людей, которые видели в служении Богу не только средство достижения для себя материального богатства и высокого социального статуса, но путь праведной жизни, т. е. жизни по заповедям, провозглашенным Христом, по нрав ственным началам, соответствующим природе человека.

Следует отметить, что отношение Московских государей к нестяжательству было не столь однозначно враждебным, каким оно являлось со стороны церкви. Интересам государствен ной власти вполне соответствовало стремление нестяжателей освободить монастыри от роскоши, владения земельными угодьями и селами.

Признавая земных властителей порочными, нестяжатели отказывались им подчиняться и объявляли, что их царь — это Царь Небесный, т. е. Иисус Христос, и государство их — на небесах.

Приверженники нестяжательства стремились к созданию в обществе независимой от государства, предельно авторитетной среди населения духовной власти. Это их стремле ние в полной мере соответствовало предначертаниям Святого Евангелия. Именно поэтому нестяжательство можно с полным правом назвать истинно православной политической доктриной.

Разгром данного движения властями в своё время совсем не означал, что данная идеология не была признана [1].

Политическая доктрина нестяжательства — это в сущности своей, учение о том, как остаться человеком тому, кто берёт на себя высшую государственную власть.

Список литературы

1. Алексеев Ю. Г. Под знаменем Москвы. Борьба за единство Руси / Ю.Г. Алексеев. - М.: Дашков и КО. - 2010. - 162 с.

2. Белякова Е. В. Устав пустыни Нила Сорского / Е.В. Белякова // Литература Древней Руси. - №6. - 2013. - С. 41-54.

3. Карсавин Л. П. Святые отцы и учители Церкви / Л.П. Карсавин. - М.: Юкос, 2013. - 184 с.

4. Лурье Я. С. К вопросу об идеологии Нила Сорского / Я.С. Лурье // История России. - №4. - 2015. - С. 12-18.

5. Палама Г. Триады в защиту священно-безмолвствующих / Г. Палама. - М.: Юрайт. - 2014. - 64 с.

Аннотация: В статье рассматривается понятие нестяжательство, как идеологическое течение русской православной церкви, причины предпосылки его возниконовения. Говорится о различных подходах нестяжательства. Описываются главные идеологи и сторонники, внёсшие выдающийся вклад в развитие данного направления.

Ключевые слова: нестяжательство, православная церковь, сторонники, идеология, государственное управление

Е.О. Леденёва, студентка юридического факультета

А.В. Биряева, старший преподаватель кафедры Теории и истории государства и права, ФГБОУ ВО «Национальный исследовательский Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарёва», г. Саранск