vozn gosp 0011002

Тропарь, глас 4

Возне́слся еси́ во сла́ве, Христе́ Бо́же наш, ра́дость сотвори́вый ученико́м обетова́нием Свята́го Ду́ха, извеще́нным им бы́вшим благослове́нием, а́ко Ты еси́ Сын Бо́жий, Изба́витель мира.

vozn gosp 0011033

Кондак, глас 6

Е́же о нас испо́лнив смотре́ние и я́же на земли́ соедини́в небе́сным, возне́слся еси во сла́ве, Христе́ Бо́же наш, ника́коже отлуча́яся, но пребыва́я неотсту́пный, и вопия́ лю́бящим Тя: Аз есмь с ва́ми, и никто́же на вы.

vozn gosp 0011044

Мк. 16, 15–20;

Лк. 24,42–53;

Деян. 1, 4‑12

Наступил сороковой день по воскресении Господа. Апостолы опять собрались в Иерусалим. Приближалось время исполнения обетований, данных ученикам Господом накануне дня страданий и смерти Его (см.: Ин. 14, 16, 17, 26; 15, 26). Апостолы, прежде исшествия на всемирную проповедь, должны были принять совершительное действие Святого Духа‑Утешителя. В явлении этого Божественного Утешителя они могли найти для себя замену своего Учителя (см.: Ин. 14, 26), утешение в разлуке с Ним (см.: Ин. 16, 7), освящение на великое служение Церкви (см.: Еф. 4, 11–13), окончательное просвещение Богооткровенною истиною (см.: Ин. 15, 26) и, наконец, ту силу свыше (Лк. 24, 49), которая была необходима для преодоления всех трудностей и препятствий, предстоявших им в деле проповеди. Господь сказал им от Иерусалима не отлучатися, но ждати обетования Отча, еже слышат от Мене. И се Аз послю обетование Отца Моего на вы, вы же седите во граде Иерусалимсте, дондеже облечетеся силою свыше, – яко Иоанн убо крестил есть водою, вы же имате креститися Духом Святым не по мнозех сих днех.

Но эти торжественные слова Господа о сошествии Святого Духа чрез несколько дней и повеление не отлучаться из Иерусалима до облечения силою свыше возбудили прежние чаяния и надежды, так что даже в эти последние часы видимого пребывания на земле Спасителя ученики Его не могли освободиться от тех честолюбивых рассчетов, которые, составляя отголосок общих народных ожиданий чувственного царства Мессии, проявлялись иногда в избраннейших учениках (см.: Мк. 10, 37). Господи, аще в лето сие, – спрашивали они, – устрояеши царствие Израилево? Оставляя просветительному действию Святого Духа очистить и возвысить умы и сердца, еще тяготевшие к земле, Господь заповедал апостолам, всецело предавшись воле Отца Небесного, исполнить при помощи благодати Святого Духа, дело Евангельской проповеди, не только в Иудее и Самарии, но даже до края земли. Вводя мечтательные мысли в пределы, поставленные высшею, Божественною волею, Господь отвечал им: Несть ваше разумение времена и лета, яже Отец положи во Своей власти, но приимет силу, нашедшу Святому Духу на вы, и будете Ми свидетели во Иерусалиме же, и во всей Иудеи и Самарии, и даже до последних земли. Изрекая заключительные наставления, Господь опять дал апостолам полномочие на великое дело всемирной проповеди и в ободрение и утешение будущих проповедников указал на чудную, присущую вере силу, которая будет содействовать распространению и утверждению Евангелия. Шедшее в мир весь, проповедите Евангелие всей твари: иже веру имет и крестится, спасен будет, а иже не иметь веры, осужден будет. Знамения же веровавшим сия последуют: именем Моим бесы ижденут, языки возглаголют новы, змия возмут, аще и что смертно испиют, не вредит их, на недужныя руки возложат и здрави будут.

Господь сказал все, что было нужно для утешения учеников в предстоящей разлуке с ними. Но к утешительным словам Он присоединил не менее утешительное действие, наглядно, ощутительно для очей их показавшее, что отшествие Его от них есть славное восхождение к Отцу Небесному, возвещенное апостолам еще в самый день воскресения (см.: Ин. 20, 17). Без сомнения, по выражению святого Иоанна Златоустого, «Он мог вознестись невидимо, но как свидетелями Своего воскресения Он имел очевидцев апостолов, то сделал их же очевидцами и Своего вознесения»[1], для того, чтобы еще более утвердить их веру.

После беседы с учениками Господь вывел апостолов из Иерусалима на гору Елеонскую, до Вифании, и, подняв руки Свои, благословил их тем благословением, которое мог преподать Сам Искупитель: оно почило не на одних апостолах, но перешло на преемников их, действовало и будет действовать и во всех верующих – в роды родов, до скончания века. И когда благословлял их, поднялся в глазах их, стал отдаляться от них и возноситься на небо, не при помощи кого‑нибудь, ведшего Его, но, по замечанию святого отца, Сам шел этим путем[2]. Он восходил выше и выше, и облако скрыло Его из вида их. Этот новый образ отшествия, когда Господь не просто удалился или сделался невидимым, а восходя превыше облаков, перестал быть видим по причине безмерной высоты, показался свидетелям вознесения необычайным. Они поклонились возносившемуся Господу – и не могли отвести очей от чудного зрелища. Здесь же присутствовала и Пресвятая Дева‑Богоматерь, Которую церковные песнопения представляют свидетельницею вознесения Господня: как Мать, Она во время страданий Сына болезновала более всех, а теперь Ей более всех «подобало, при виде славы плоти Его, насладиться преимущественною радостию»[3]. Взирая вместе с апостолами на восходящего на небо Сына и Господа Своего и постигая совершение всего чудного, что хранилось в сердце Ее о Сыне Ее (см.: Лк. 2, 19, 51), Она «возвеличила» Его[4] не только любовию, но и верою в Божество Его.

Это отшествие Господа на небо было, само по себе, вожделенным и радостным окончанием земного дела Его. Но – какое лишение должно было ощутить святое общество присных Христу, и в себе, и вокруг себя, по удалении на небо Учителя! В утешение их Господь послал к ним Своих небесных вестников с новою вестию. Когда они смотрели на небо, вдруг предстали им два мужа в белой одежде, которые, пробудив их от бездейственного изумления, изъяснили, что отшествие Господа есть видимое сокрытие Его до предопределенного дня и часа (см.: Мф. 24, 36): Мужие галилейстии, что стоит зряще на небо? Сей Иисус, вознесыйся от вас на небо, такожде приидет, имже образом видесте Его идуща на небо, – приидет так же «неожиданно и непредвиденно», так же «явно и торжественно»[5], так же «на облаке и с телом»[6].

Божественный Искупитель, совершив наше искупление в состоянии крайнего самоуничижения (см.: Флп. 2, 7, 8), восшел в превечную славу Свою с прославленным человечеством (Ин. 17, 5; Лк. 24, 26), восшел превыше всех небес (Еф. 4, 10), превыше всякаго Начальства и Власти и Силы и Господства, и всякаго имене именуемаго не точию в веце сем, но и во грядущем (Еф. 1, 21), и вместе с тем, по выражению церковных песнопений, «падшее естество наше, взяв на рамо, таинственно вознес превыше Ангелов, всякаго начала и власти, привел к Отцу Своему и почтил соседением с Ним»[7]. Святой евангелист Марк, как бы проникая взором в самое небо вслед за восходящим Господом, говорит, что Он, по вознесении, седе одесную Бога (Мк. 16, 19). Это седение одесную Бога Отца, по согласному толкованию святых отцов, означает «равночестность с Отцем», которую «Сын Божий, как Бог и Единосущный Отцу, имеет прежде веков и в которой, воплотившись в последние времена, восседит и телесно, по прославлении плоти Его»[8]. Таково славное, недомыслимое для самих небесных сил (см.: 1 Пет. 1, 12), заключение спасительной жизни на земле Господа нашего Иисуса Христа. Исполнив дело искупления рода человеческого, Он, по словам святого Иоанна Златоустого, принес Отцу начатки естества нашего, а Отец столько был доволен даром, как по достоинству Принесшего, так и по чистоте принесенного, что принял дар собственными руками, положил его подле Себя и сказал: Седи одесную Мене (Пс. 109, 1). Какой природе Бог сказал: Седи одесную Мене? Той самой, которая некогда слышала: Земля еси и в землю отыдеши (Быт. 3, 19). Недовольно было ей возвыситься над небесами, недовольно было стать в ряду с Ангелами, не была ли бы и сия честь чрезвычайна? Но она превзошла Ангелов, превысила Архангелов, оставила за собою Херувимов, вознеслась выше Серафимов, миновала Начальства, и не прежде остановилась, как достигши престола Господня. Превыше всей той высоты Христос вознес нашу природу»[9]. «Удивишася, – по изображению Святой Церкви, – чини Ангельстии, зряще на престоле посаждено Отчи отпадшее естество человеческое, затвореное в преисподних земли»[10].

Свидетели вознесения Господня, утешенные обетованием скорого сошествия Святого Духа и видением Божественной славы своего Учителя, возвратились в Иерусалим с великою радостию.

В воспоминание преславного Вознесения Господня установлен двунадесятый праздник, которого начало, по свидетельству блаженного Августина, восходит ко временам апостольским. В IV, V и следующих веках этот праздник был уже всеобщим в христианской Церкви, что видно из поучений, произнесенных святым Григорием Нисским^ 396 г.), святым Епифанием Кипрским († 403 г.), святым Иоанном Златоустым († 404 г.), святым Львом Великим († 461 г.), святым Григорием Двоесловом († 604 г.). С течением времени была составлена праздничная служба, в которой древними песнописцами прославлено священное событие. В паремиях говорится – в первой (Ис. 2, 2–3) – о горе Господней, возвышающейся превыше других гор, во второй (Ис. 62, 10–12; 63, 1–3, 7–9) – о спасении людей, совершенном Господом, и в третьей (Зах. 14, 4, 8‑11) – о прославлении Господа в Иерусалиме и на горе Елеонской. Евангельское чтение на утрене (Мк. 16, 9‑20) и на Литургии (Лк. 24, 36–53) и чтение из Деяний Апостольских (Деян. 1, 1‑11) излагают историю священного события. Каноны составлены древними святыми песнописцами – Иоанном Дамаскином и Иосифом.

Праздник Вознесения Господня продолжается с попразднством 9 дней и служит вместе с тем приготовлением к празднику Сошествия Святого Духа.

Протоиерей Павел Матвеевский. Двунадесятые праздники и


[1] Свт. Иоанн Златоуст. Беседа на Вознесение Господа нашего Иисуса Христа, 15.

[2] См.: Свт. Иоанн Златоуст. Толкование на псалмы. Беседа 15, 4.

[3] Стихиры на литии, поемые в день праздника Вознесения Господня (стихира на «Слава»).

[4] Канон, поемый в день праздника Вознесения на утрене (тропарь на «Слава» 9‑й песни), а также вторая стиховная стихира праздника.

[5] Свт. Филарет Московский. Слово в день Вознесения Господня (1824 г.).

[6] Свт. Иоанн Златоуст. Беседы на Деяния Апостольские. Беседа 2, 2.

[7] Стихиры, поемые на великой вечерне в праздник Вознесения Господня: стихиры на «Господи, воззвах» (стихира на «Слава»), пятая стихира на литии; на утрене: седален по полиелее и первый канон праздника (второй и четвертый тропари 7‑й песни, третий тропарь 8‑й и и 9‑й песен).

[8] Прп. Иоанн Дамаскин. Точное изложение Православной веры. Кн. 4, гл. 2.

[9] Свт. Иоанн Златоуст. Беседа на Вознесение Господа нашего Иисуса Христа, 3.

[10] Служба в неделю 8‑го гласа, второй воскресный канон на утрене (первый тропарь 1‑й песни).