dmitrievskij tipikon velikoj tserkvi

Приходские церкви Константинополя, Афона и других городов православного востока регулируются, при отправлении богослужения, Уставом, который весьма значительно отличается от Устава святогорского и даже Устава Саввы Освященнаго. Устав этот называется Τυπικὀν ἐκκλησιαστικὀν κατἀ τἠν τάξιν τῆς τοῦ Χριστοῦ μεγάλης ἀκκληδίας, т. е. Церковный Типикон по чину Великой Христовой Церкви. В своем настоящем виде этот Типикон недавнего происхождения. Его первое издание явилось в свет лишь только в 1838 году. Но начало существования Типикона Великой Церкви почти одновременно с началом появления в Константинополе „Великой Церкви“, или известного Софийского храма, построенного императором Юстинианом. Воздвигнув храм, удививший современников своим величием и красотою, беспредельностью его как бы висящего на воздухе купола, храм, сделавшись предметом подражания до наших дней в области христианского строительного искусства, император Юстиниан наделил его богатою утварью, блестящею ризницею, многочисленным штатом духовенства, клириков и певчих. Храм сделался кафедральным; в нём постоянно отправлялось богослужение архиерейское в присутствии патриарха или даже лично самим патриархом. В силу этого вскоре же и круг богослужения годичного осложнился многими обрядами и обычаями, только благодаря тому положению, в которое был поставлен храм св. Софии, и явился Устав с особенностями богослужебных порядков этого храма. Ясные и иногда довольно обстоятельные указания на этот Устав можно видеть в книге Константина Порфирородного „De ceremoniis avlae Bysantinae“, которая знакомит нас с обрядами патриаршей службы, с обстановкой царских выходов, с некоторыми данными касательно тогдашнего церковного года, праздничной службы, с особенностями соборной службы в больших городах и т. п.

Книга Кодина"De offciis curiae et ecclesiae Constautinopolitanae” дополняет эти сведения о порядках и обычаях Софийского храма. Ссылки на этот же Устав мы находим в Τποτνποσιζ Феодора Студита1, в сочинениях Никона Черногорца2, в древнейших греческих иерусалимских типиконах3, в славянском Уставе патриарха константинопольского (с 1025–1049) Алексея4 и в толкованиях соборных правил Вальсамона5. Непосредственное знакомство с некоторыми особенностями служб, с Месяцесловом константинопольской Церкви мы можем сделать в настоящее время на основании рукописных евангелий и апостолов, описанных Мансветовым6, Ивановым7 и др. Конечно, полного обзора служб по Уставу Великой Церкви мы не можем сделать теперь, потому что не имеем цельных списков этого Устава, но со временем может быть восполнен и этот пробел в литургической литературе. Наша уверенность коренится на убеждении, что со временем могут быть найдены полные списки этого Устава или в греческом оригинале, или же в славянском переводе. Примером в этом случае может быть отрывок из этого Устава, найденный покойным А. Поповым в рукописях библиотеки А. И. Хлудова 8 . Заглавие этого отрывка читается так: «Устав Великой Церкви святой Софии списан боголюбивым архиепископом новгородским Климентом9. К упомянутым нами материалам для установления того положения, что Устав Великой Церкви древнейшего времени представлял из себя настоящий полный список Типикона применительно к богослужебным порядкам Юстинанова храма, может быть отнесён следующий греческий отрывок: Τάξις (μεγάλης ἐκκλησίας), γινόμενη ἐπί τε τῷ ἑαπερίνῷ, τῷ ὄρθρω, τῇ θεία καὶ ίερά λειτουργία καὶ επί τῇ χειροτονία τοῦ ἐπισκόπου. Этот отрывок открыт нами в канонической рукописи ХV века русско-афонского Андреевского скита. Всех перечисленных нами указаний, заметок и отрывков достаточно для того, чтобы мы смело могли присту¬пить к знакомству с богослужебными особенностями древнейшего Устава Великой Церкви и к его краткой характеристике. Открытый нами отрывок суточной службы даёт нам весьма любопытные особенности состава этой службы, который доселе оставался неизвестен по отсутствие положительных данных, а посему с него мы и начнём свое знакомство.

В субботу вечером, по собрании клира, приходит в келью митрополита остхарий10 (οστιάριος) или один, или же с кем-нибудь из церковников, берет моновамвино (μονοβάμβουλον)11 и зажигает свечу. В предшествии клира и народа впереди архиерея, входить архиерей в церковь, делает поклон по средине храма, потом целует по средине храма стоящую св. икону и входить в свою стасидию, клирики поют трижды, по вшествии его туда, Τον δεσπότην καί αρχιερέα ημῶν, Кύριе φύλαττε. По исполнении ими этого, архиерей трижды благословляет их, при возглашении ему Εις πολλά έτη δέσποτα. Потом бывает начало последования, после того как диакон возгласит: Благослови, владыко, а священник „Благословен Бог"или „Благословенно царство"и по порядку обычно совершается последование. На «слава» священники облачаются внутри алтаря в фелони свои (φαινόλια), а также и диаконы, выходят со стороны предложения (άπο τοῦ μέρους προθέσεως) и приходят к самым красным вратам храма (πλησίοντῷν ώραιων πολών τού ναού). По установлении рядами иереев и диаконов там по чину, приходит иподиакон, одетый в короткий стихарь (χαμίσιον), держа кадило и подсвечник. Подсвечник ставить впереди их, на середине, кадило отдаёт второму из диаконов, а сам приходит и становится сзади между первым священником и вторым диаконом. Когда окончена будет стихира, второй диакон, немного выступивши вперёд, возглашает: „Премудрость прости“, делая крест кадилом. Тогда последние диакона приходят, берут подсвечники и предшествуют входу. Вход направляется внутрь святого алтаря. Иподиакон же возвращается в ту сторону, откуда вышел вход и оттуда входить во святой алтарь, куда направляется и самый вход. Второй диакон с кадилом предшествует входу, останавливается пред стасидею архиерея и кадит его, потом отходить, при пении священников, и первый входить на солею. Таким образом совершается вход. Во время пения после сего прокимна доместиком12 (δομέστιχος) или лаосинактом13 (λαοσύναχτος) на амвоне, при соучастии сошедшихся к нему певцов, архиерей садится и все находящиеся здесь епископы, также садятся и ексокатакилы14 (έςωκατάχηλοι). После же окончания последования поют все вместе: „Утверди, Боже, царей наших“, „Ей Господи на многие лета сохрани святое царство их“ и еще Τὸν δεσπότην και αρχιερέα ήμὼν, Κύριε φόλαττε. По исполнении сего, славословит архиерей и бывает отпуст от священника. Поют по обычаю клирики громогласно «Многодетно сотвори, Боже, святое царство их на многие лета» и Τον δεσπότην καί α’ρχιερέα ημων, Κύριε φόλαττε. После этого благословляет их трижды архиерей, при пении внизу стоящих Εις πολλά έτη δέσποτα, выходит из своей стасидии и, в предшествии клириков с подсвечником, как и в начале, доходит до келии своей. Здесь по обычаю, при восклицании народа Εις πολλά ετη δέσποτα, архиерей благословляет их однажды и отпускает. Это таким же образом делает архиерей всегда, когда выходит из келии своей с тем, чтобы идти в церковь, т. е. в субботу вечером, в воскресенье утром и в дни чтимых праздников.

На утро же берут люди архиерейские моновамвул, зажигают на нём свечу и идут с архиереем в храм. Когда соберутся находящееся там клирики и остальной народ, то выходят на встречу ему и говорят: Εις πολλά ετη δέσποτα. Архиерей благословляет однажды, входит в свою стасидию и совершается последование по обычаю15.

На великом славословии совершается снова выход, как описано в чине вечерни. При пении священников „Преблагословенна еси Богородице Дево “до конца на такой выход, впереди подсвечников в промежутке идёт чтец в фелони, с большим крестом в руках. Чтец с крестом становится посредине подсвечников. Когда возвращаются в алтарь, то он предшествует, идет даже до солеи и здесь останавливается. После входа священников в алтарь, чтец входит на две ступени амвона и читает мелодично (λέγει μετά μέλους) „Слава в вышних Богу “. По исполнении великого славословия внутри алтаря священниками и диаконами, входит снова чтец и поёт мелодично (ψάλλει μετά μέλους) псалом Давида, потом «Воскресни Господи» и остальные стихи. Этот чтец сходит и входит доместик или лаосинакт на третью ступень амвона и поёт вместе с остальными чтецами прокимен. На концах доместик поёт громко (ήχισμα). В то время, когда поет этот прокимен доместик, выходят два чтеца с лампадами и два диакона, позади же их идёт священник с святым Евангелием в руках, одетый во всю священническую одежду (έν δεδυμένος την ίερατικήν απασαν στολήν), входит на амвон с задней стороны и сидит16 с диаконами до тех пор, пока чтецы с доместиком пропоют прокимен, и „Многолетно сотвори святое царство их“ и Τον δεσπότην καί αρχιερέα. Когда говорят „Многолетно сотвори“ и т. д., встаёт священник и диакона; диакона спекаются до третьей ступени амвона, чтецы с подсвечниками становятся на второй ступени амвона, а на верху амвона полагается святое Евангелие священником. Второй диакон из святого алтаря говорить: „Премудрость прости, услышим святаго Евангелия“. Священник имя святого Евангелия и по порядку читает святое Евангелие. По прочтении его, один из диаконов берет святое Евангелие, относить к архиерею, который целует святое Евангелие, и благословляет его. Священник становится на последней ступени амвона и ожидает возвращения диакона. Затем входят в святой алтарь: сначала идёт чтец с крестом, а затем чтецы с святым Евангелием, диакон и священник.

Во время произнесения вторым диаконом утренних прошений, священники, а диаконы, находящееся в алтаре, снимают облачения свои и выходят, остается один только священник, читавший святое Евангелие, и совершает отпуст. По отпусте снова бывает многолетствование святых царей, по обычаю вышеуказанному на вечерни, архиерей трижды благословляет тогда и остальное последование совершается, как описано на отпусте малой вечерни (μιχροῦ έσπερινοῦ).

На литургию архиерей является с теми, которые случатся на лицо, становится в стасидию свою, и совершается последование по обычаю. После возвышения святых даров, архиерей выходить из своей стасидии, становится перед нею и раздаёт народу антидор. По окончании литургии, бывает многолетствование святых царей по обычаю и благословенье народа архиереем.

Когда архиерей намеревается литургисать, то собираются ексокатакилы и прочие начальники диаконов и все желающее литургисать внутри стасидии его и одеваются в стихари свои, равным образом одеваются канстрисий (χανστρίσινος )17) и иеромнимон (ίερομνήμων)18). Облачается архиерей в одежду свою двумя вышеуказанными начальниками т. е. канстрисием и иеромнимоном и вручает архиерей канстрисию канстрисий19, который при этом целует ему руку, а иеромнимону кондакий20, подобным же образом целует руку владыки. Потом выходит оттуда архиерей и приходить на правую сторону красных врат, поддерживаемый с двух сторон двумя первенствующими из ексокатакилов, если же их нет, то канстриием и иеромнимоном. По выходе архиерея из своей стасидии, певцы поют громогласно Εις πολλά έτη δέσποτα, а он благословляет их однажды. Прежде архиерея на определённое место, как сказано, приходит подстилающий установленное подножие (ύφαπλοίων τήν τεταγμένην ποδαίαν τής αλλαγῆς)21, становит обычное седалище (σέλλιον). Архиерей садится, а его окружают со всех сторон намеревающиеся священнодействовать диаконы. Здесь он, если пожелает, поставляет чтецов, иподиаконов и официалов, а потом и делает начало литургии.

Во время последования приходят из святого алтаря одни только священники без священника, совершившего начало, и становятся по обычаю остальных близь красных ворот. Пред входом приходит хартофилакс22 или другой из ексокатакилов вместе с канстриием и иеромнимоном, или же кто-нибудь иной из находящихся на лицо и имеющих право первенства диаконов с двумя другими диаконами, призывает епископов и, приводя их, ставить на место выше, потом священники становятся там же, архиерей восходит на определенное место входа и становится с епископами и священниками. Когда они станут там приходит священник, делавший начало вместе с диаконом. Диакон несёт перед грудью святое Евангелие, священник таким образом следует за ним, предшествуют же им впереди чтецы с лампадами. Чтецы становят подсвечники на определённом месте и уходят, а диакон передаёт святое Евангелие второму диакону и целует его архиерей на руках его и, по целовании его, благословляет священника, совершившего начало литургии, и читает архиерей молитву входа. По молитве второй диакон говорит к архиерею: „Благослови, владыко, святый вход». Архиерей благословляет по средине и говорит: „Благословен вход святых твоих всегда ныне“. Тогда, несколько отступивши от места входа, второй диакон или, в его отсутствие, другой из диаконов произносить громогласно, начертывая крест святым Евангелием: „Премудрость прости“, тогда удаляются крайние диаконы, взявши подсвечники и совершается вход по два в ряд. Когда двинется архиерей, стоящие по обеим его сторонам чтецы говорят ΕΙς πολλά έτη δέσποτα и поют это трижды до тех пор, пока он войдёт на солею. Когда он намеревается войти во святой алтарь, запирают святые врата его и целует архиерей святые иконы, какие находятся на них. Тогда певцы часто и громогласно поют Εις πολλά ετη δέσποτα. Отворяют двери, входит архиерей, при пении отпустительного тропаря дня святого, архиерей кадит кругом святую трапезу, потом берет у иподиакона дикирий, делает крест им впереди его и поклоняется и совершает это трижды, потом отдаёт его иподиакону. После этого совершается благожелание святым царям и находящемуся тогда архиерею. Доместик на одной из указанных ступеней амвона произносить: „Господи, спаси царей “, а лаосинакт „И услыши ны“, другой из чтецов „Слава“, потом произносят кондак. Второй диакон, обращаясь к архиерею, говорит: „Благослови, владыко, трисвятую песнь “, показывая правою рукою конец ораря. Архиерей отвечает: „Яко свят еси Боже наш и Тебе славу возсылаем“ и показывает второй диакон ко вне стоящим орарь. Певцы вне алтаря поют трисвятую песнь трижды, а архиерей произносит молитву трисвятой песни. Поют однажды и внутри алтаря священнослужители. Певец вне: „Благословите возвестить славу “, певцы поют „Славу“мелодично и медленно. Тогда, архиерей берет трикирий у иподиакона, делает впереди святого Евангелия, лежащего на святой трапезе, три креста, поклоняется и на каждое поклонение говорит: „Господи, Господи, посети виноград сей и утверди, егоже насади десница Твоя “. Снова поется трисвятая песнь внутри алтаря, стоящими кругом святой трапезы священнослужителями, а певцы вне поют το σύναμεζ23 и произносят мелодично и медленно трисвятую песнь, чтобы архиерей дошёл и стал на сопрестолие; тогда снова поют находящееся в алтаре священнослужители все вместе трисвятую песнь медленно. И когда говорят „Святый Боже “, архиерей благословляет, также он благословляет на „Святый крепкий“и на „Святый безсмертный помилуй нас“. По исполнении этого, архиерей садится на сопрестолие, епископы и священники разделяются по ту и другую сторону предстоящих епископов.

Апостол читается на амвоне. Архиерей благословляет первого епископа или священника и, по прочтении Апостола, епископ или священник, получивший благословение, говорить к чтецу Апостола „Мир ти“. Певцы поют «Аллилуйяй». В то время, когда поют это, второй диакон кадит кругом святую трапезу, архиерея и всех священнослужителей. Тогда хартофилакс или другой кто-нибудь из имеющих первенство оффициалов, долженствующий читать Евангелие, удаляется от архиерея с двумя диаконами, становится пред святою трапезою, трижды покланяется и берет святое Евангелие. После того как он возьмёт его, говорить архиерею: „Благослови, владыко, евангелиста Матвея, или Марка, или Луки, или Иоанна“. Архиерей отвечает: „Бог молитвами святаго славнаго и всехвальнаго евангелиста Матвея, или Марка, или Луки, или Иоанна да даст тебе глагол благовествующих силою многою царь сил “. При выходе его из алтаря, предшествуют два чтеца с подсвечниками, за ними два диакона, потом чтец, имеющейся на лицо, выходят с правой стороны солеи, восходят с задней стороны на амвон и становятся каждый на установленном их месте. При пении же чтецами последнего „Аллилуйя“мелодично и медленно, архиерей встает с сопростолия, снимает омофор свой, и обращается на восток и, стоя там, читает псалом: „Приклони, Господи, ухо Твое“ до конца. И когда скажет второй диакон „Премудрость прости, услышим святаго Евангелия, тогда архиерей обращается к Евангелию. По прочтении святаго Евангелия, архиерей произносит к читавшему св. Евангелие „Мир ти “. Потом сходить архиерей и остальные, архиерей приходит и становится пред святою трапезою, а прочие на установленном их месте. Благовеститель приносить святое Евангелие, архиерей целует Евангелие и благословляет чтеца. Потом совершается по обычаю последование, при чем иеромнимон держит свиток (χονταχιον) архиерея и прислуживает ему во всем с полною аккуратностью и вниманием к исполнению священных и божественных молитв.

На вход святых даров приходит иподиакон, подаёт архиерею воду, и умывает он руки свои. Затем удаляются все, кроме только архиерея и епископов, в предложение и берет каждый из них: один священный сосуд святых даров, другой же, чтец Евангелия, держит св. дискос, имеющий в себе Тело Господне. При выходе оттуда святаго входа, предшествует второй диакон, который несёт в правой своей руке святую кадильницу, в левой же посредине локтя-омофор архиерея. Сзади всех святых иереев диакон на плечах своих несёт воздух. Впереди этого-иподиакон, неся в руках рукомойник и на плечах своих утиральник.

Во время совершения по обычаю последования, во время тайных молитв, выходит иподиакон с правой стороны святаго алтаря и становится сзади амвона. И когда возгласит архиерей „Победную песнь», этот иподиакон поет мелодично „Елицы вернии“24. И снова, когда apхиерей возглашает „Приимите, ядите“, иподиакон снова поет мелодично „Елицы вернии“ трижды и опять когда архиерей возглашает: „Изрядно о Пресвятей, Пречистей“, этот инодиакон трижды говорить „Елицы вернии“. Потом возвращается в святой алтарь через левую сторону, и тогда совершается обычное последование божественной литургии.

По причащении святых даров, иподиакон подаёт умывать руки apxиерею и эти ополоски относить потом и выливает в определенное место, где умывают руки и священники. Заамвонную молитву „Благословляя благословляющия Тя“ читает совершитель проскомидии25 и начинавший божественную литургию. По прочтении этой молитвы, архиерей возлагает орарь, раздаёт народу антидор и совершается обычный отпуст литургии священником, читавшим заамвонную молитву. После отпуста бывает многолетствование святых царей и остальной чин, как сказано на вечерни и утрени. Потом входит в диаконник, снимает облачение при помощи двух начальников, канстрисия и иеромнимона, и надевает свою обычную мантию там в диаконнике, делает небольшое наставление священнослужащим и удаляется в свою келию26.

Лития с благословением хлебов по древнейшему Уставу Великой Церкви не совершалась на вечерни, но за то в дни великих праздников лития совершалась после утрени на городской площади. Подобные литии имели место в практике византийской Церкви очень часто и отличались иногда необыкновенною торжественностью27. Для примера сделаем описание литии в первый день месяца сентября в начало индикта. После утрени архиерей сходил с своего места и шел в алтарь, причем читалась молитва схождения. Начало не бывает, но диакон произносит „Господу помолимся». После возгласа архиерей „Мир всем», архидиакон „Главы наша“. Чтецы поют трисвятое, и все шли на площадь. После чтецов пел то же самое народ на площади и, диакон произносил молитву антифонов без возгласа „Благослови владыко“, но прямо „Миром Господу помолимся“. Поются антифоны: „Блажен муж“ с припевом: „Заступи мя Господи“, „Вскую шаташася языци“ с тройным „Аллилуйя“ и „Тебе подобает песнь Боже в Сионе“ с тропарем „Прибежище и сила“. За антифонами следовал тропарь: „Яко сущая во истину Богородица“и ектенья, произносимая архиереем: „О благосостоянии всего мира“, „О благочестивых наших царях“, „О еже неколеблему и несожигаему и необагряему“. По ектеньи архиерей благословляет народ трижды, садится на седалище и читается Апостол, после которого читает архиерей Евангелие. Диакон повторяет за архиереем читаемое: „Во время оно вниде Иисус в Назарет “. Во время сугубой ектеньи, архиерей благословлял народ и возглашал „Яко милостив“ и „Мир всем“, архидиакон „Главы наша“, архиерей читал молитву на главопреклонение и произносил возглас „Твое бо есть еже миловати“. При пении тропаря „Всея твари Содетелю“ процессия возвращалась в халкопратию и совершалась литургия с антифонами по обычаю28.

* * *

При обозрении богослужебных особенностей круга годичного по Уставу Великой Церкви древнейшего времени, мы не будем перечислять их всех подробно, а остановимся для своей цели лишь на более или менее выдающихся. „Поклонение честному древу стваряется в Велицей Церкви“ с 10 сентября. 11 сентября пели тропарь „Спаси Господи“и вместо трисвятого -„Кресту Твоему“. Чтения из Апостола и Евангелия положены применительно к воспоминаемому событию. По поводу предпразднества вообще в Устава замечено: „Подобает ведати29 яко 4 дни поклонение честнаго древа преже стваряется в сборней церкви от заутреняго часа до воздвижения честнаго и Божественнаго древа. На литургии, мужем и жёнам сходящемся, по обычаю, глаголються антифоны, а в трисвятаго место „Кресту Твоему“. Преж празнуем Кресту 4 дня, по четвёртом же 10 дни месяца не поется“.

Канун праздника Воздвижения описывается так: „По литургии, по вознесении Честнаго Креста катихуми (в катпхумен?) хартофилареве помыют с судохранильнице теплою водою и обяжити и багряными гоитаны и поясом, посем изидет епископ в фелони и в омофоре посреде катихумен, выше церковных дверии и перекрестив 3-жды, видящем доле людем и славящем Бога, и положить паки в крестильницы и по сем вносит в претворы. По отворении же церковнем и по всем пении и по конечнем «Господи помилуй» бывает вход святителеви и абие прокимен „Господь воцарися“ и по 3-м антифоне и по малых дьяконьницех бывает паремья, чтение 1 от Исхода „Поят Моисей“, конец „Исцеляя“, чтение 2 от При- точ „Сыну не изнемогай“, конец „Яко на Господа тверда“, чтенье 3 от Пророчеств „Тако глаголет Господь отверъста будут“, конец «Бог израилев» писана на ряду и абие поют певцы тропарь глас 1 „Спаси Господи люди Своя“, стих 1 „Господь воцарися да гневаются людие“, стих 2 „Возносите Господа Бога нашего“. И по скончаши панухиди идут с кресты на торговище, поюще кондак „Вознесыйся“ и бывает иктения, 40 „Господи помилуй“ и молитва, посемь глав покло¬нение и отпустить людие“30.

22 декабря праздновалось воспоминание отверзения Великой Церкви, при освящении ея, после возобновления в 362 г. В этот день пред началом литургии совершалась лития на пло¬щади. На пути пела тропарь гл. 4 „Град твой, Богородице, в тебе царствующим “, а при возвращении в храм-тропарь „Град наш, Господи, яко вселенныя око от всякого Твоего праведного прещения свободи“. По возвращении оттуда, когда подойдут к великой иконе Спасителя, то поют „Слава Тебе, Христе Боже, апостолов похвала “, а когда станут у серебряных врат Великой Церкви, то говорят „Возьмите врата “и входят в церковь. По входе пели кондак 4 гласа „Яко высшую тверди “, затем следовало трисвятое, прокимен глас 3 «Велий Господь наш», Апостол и по порядку литургия.

Если этот день приходится в неделю св. отец, то лит совершалась по окончании утрени. Патриарх входил в алтарь боковою дверью, облачался и выходил на амвон, где делал начало. Спустившись на третью ступень, кандиловозжигатели зажигали светильники патриарха, так как, по окончании утрени, свечи тушились. Процессия направлялась из храма на площадь, а оттуда возвращалась с теми же церемониями, которые опи¬саны выше31.

23 декабря праздновалось освящение св. Божьей Великой Церкви. Тропарь пели „Возьмите врата князи ваша “, а вместо Херувимской «Да молчит всякая плоть»32.

На кануне Рождества Христова и Богоявления совершаются так называемые царские часы, за которыми присутствовал царь и произносилось многолетие ему. Многолетие это имело такую форму: „Многолетно сотвори Бог святое царство их на многа лета “. Немного помедлив диакон произносил: „Многолетно сотвори Бог державное и святое царство их на многа лета “и „Многолетно сотвори Бог боговенчанное, богонареченное, богособлюдаемое державное царство их на многа лета “. Многолетие произносилось на девятом часе, после пения стихир).

Накануне Богоявления совершалось водоосвящение в самой церкви в сосуде пред престолом33.

Если праздник Сретения приходился в понедельник пер¬вой недели поста, то служили полную литургию с часами34.

В какой бы день поста не приходился праздник Благовещения, даже если бы случился на Страстной неделе в пятницу, совершалась полная литургия35.

1 августа совершался вынос креста и поклонение ему. В ближайшее воскресение к этому дню крест выносился из дворца и с ним, при пении стихир кресту, обходили в се дворцовые помещения. Затем каждый день с ним ходили по городу и городским стенам, а 13 числа переносили в обычное место его хранения, т. е. во дворец36.

В среду и пятницу Сырной недели служили литургию преждеосвящённых даров37.

Накануне первого воскресения поста или недели Православия патриарх со всеми епископами и софийским клиром служил всенощное бдение во Влахернском храме. Утром крестный ход шёл сначала на площадь из этого храма для совершения литии, а потом в Великую Церковь, где распорядитель читал исповедание истинных догматов38.

В первые три дня Страстной седмицы положены панихиды с прокимнами и чтениями Евангелия. Кроме этого на „Да исправится молитва моя “читали 4 псалом и Евангелие39.

В Великий четверг обряд умовения ног совершался пред литургиею в притворе. После третьего и шестого часов совершалось омовенье святой трапезы. В этот же день освящали миро. На вечерне пели тропарь „Покланяемся копию “, по случаю поклонения копию, которым был пробожден Спаситель на кресте. После входа не было трисвятого и ектеньи, но тотчас патриарх входил на горнее место40.

В Великую пятницу совершалась литургия преждеосвящённых даров.

На утрени в Великую субботу „Блажени непорочни“ и с припевами пелись „народа ради“, т. е. чтобы народ собрался в храм, не прежде канона, но после девятой песни его и светильня. Самое пенье этих непорочных совершалось с теми же особенностями, которые не чужды и современной нам практике. Пелись непорочны пред иконою „Унынье Господа нашего Иисуса Христа “. Пред великим славословием совершался выход. Впереди шел дьякон с Евангелием, прочие дьяконы с кадилом, а священники-со свечами. Певцы пели в это время „Днешный тайно “. После «слава» святитель с архидьяконом возглашали „Премудрость “, а священники пели стихиру „Преблагословенна еси, Богородице “и затем великое славословие. Священники и дьяконы, по окончании великого славословия, поднимали плащаницу над головою святителя, который держал в руках малое Евангелие. Впереди святителя шел архидиакон, имея в руках большое Евангелие. Святитель пел три раза „Святый Боже “, священники и народ повторяли то же, трижды. На средине храма пение возобновлялось, а затем шли в алтарь, где Евангелие и плащаница полагались на престоле. Клир пел „Благообразный Иосиф“и ныне „Мироносицам женам“ и читали тропарь пророчества и паремии41.

На литургии пели два антифона: первый и последний, „Господи воззвах “со стихирою „Живоначальное Твое возстание славим “и другой 3 гл. „Живоносное Твое возстание славим “. После произнесения „слава “восходит патриарх на сопрестолие и преподает мир. Тотчас говорится прокимен «Вся земля да поклонится Тебе» с стихами „Воскликнете Господеви“и „Рцыте Богу коль страшна дела“ и читаются паремии. На втором чтении „Светися, светися “патриарх сходит с сопрестолие, идет в великую крестильницу и совершает крещение. На его месте и на сопрестолии полагается Евангелие до второго входа. Чтения прерывались пением стихов: „Поим Господеви “и „Благословите вся дела “. Во время последней песни священники и диаконы облачаются в белые одежды. Возвращаются ново- крещенные из крестильницы. Им предшествует певец с пением „Блажени ихъже оставишася“. Второй стих произносился в серебряных вратах, а третий-на амвоне, когда певец переменить свой стихарь на белый и заменить поющего „Благословите“. Совершается второй вход в молчании (ὴσυχῆ), поется „Елицы во Христа“и читается без прокимна Апостол42. Вместо аллилуйя пели „Воскрени Боже“ до конца весь псалом. На 3 стихе садились и „сидели до конца псалма “. При пении снова „Воскресни Боже “, встают и стоят до конца Евангелия „на восток зрящем“43. Звон к заутрене на Пасху начинался в 9 часу ночи „како есть Великая Церковь узаконена “. Патриарх и священники, облачившись, начинали „агринию“, по окончании которой пели кондак и икос и совершали отпуст. Начиналось чтение „в ад сошествие “. Затем патриарх, священники и народ выходили в притвор, становились пред вратами церковными и делали крест „на вратах “. В церкви для ответов оставался один из священников. Патриарх кадил церковь и народ, громко произносил „Слава святей“и трижды пели на 5 глас „Христос воскресе“. Патриарх произносил стихи: 1) „Да воскреснет Бог “, 2) „Яко исчезает дым “, 3) „Яко тает воск “, 4) „Исповедайтеся Господеви“, 5) „Да речетъ ныне дом израилев“, 6) „Да рекут ныне вси боящиеся“ и 7) „Сей день иже сотвори Господи“. При пении „Христос воскресе “, все входили в церковь. Патриарх останавливался пред царскими дверями и произносил „Составите праздники “, ,,слава“ и „и ныне“, на что клир отвечал пением „Христос воскресе“. Все становились на свои места и начинали петь канон: ирмос по дважды, а тропари по 4 раза. После канона пели стиховны, во время которых выносили Евангелие и полагали на средине церкви. Евангелие целовали патриарх и священники, которые затем христосовались друг с другом и расходились по своим местам. При целовании Евангелия народом, пели „слава и ныне “, „Воскресения день “. Пением тропаря „Веселитеся небеса и радуйся земле “, следовавшим за стиховнами непосредственно, ектениею и отпустом Чин пасхальной утрени оканчивался44.

Таким образом с несомненностью можно констатировать на основании настоящих данных, что Месяцеслов и Триоди отличались по Уставу Великой Церкви полнотою хотя и не в такой степени, как это было присуще преемникам настоящего Устава-студийскому и иерусалимскому. Службы были обставлены необыкновенною церемониальностью, торжественностью, благодаря многочисленному штату духовенства Софийского храма и множества оффициалов, исправлявших те или другие обязанности при патриархе, а также преобладанием пения, благодаря большому количеству прекрасных певцов, состоявших в штате при соборе. Во множестве богослужебных обрядов и церемоний видна живая связь богослужебной практики с первохристианской практикой. Всенощные бдения не составляют неотъемлемой принадлежности Устава Великой Церкви, как в Уставе иерусалимском св. Саввы Освященного, но они и не отсутствуют совершенно, как в Уставе Феодора Студита. Всенощные бденья, которые в Уставе Великой Церкви называются иногда панихидами, совершались торжественно накануне великих праздников и местных! констатинопольских торжеств по поводу каких-нибудь знаменательных событий в истории политической или религиозной. Количество стихир на „Господи воззвах “не превышает шести, даже и для великих! праздников. В службах вечерних и утренних особенною торжественностью обставляются выходы. Великое славословие читалось. Евангелие утреннее произносилось в конце утрени после великого славословия.

Устав Великой Церкви, образовавшийся по потребностям лиц не монашеского чина, благодаря тому положению какое занимала церковь св. Софьи, как храм кафедральный, в котором часто происходили богослужения патриарха и епископов и притом в присутствии царя и синклита, по своей применимости и удобству пользования был принят и в других кафедральных храмах разных провинций византийской империи. Это тем более легко было сделать, что „из этого божественного храма (т. е. св. Софии), говорит Симеон Солунский, как потоки, потекли по всей земле иерархи, орошая и оживляя церкви и души верующих “, которые в своем течении увлекали и заносили обряды и обычаи константинопольской Церкви в подражание этой последней45. Само собою понятно тем же подражанием, но уже местным соборным церквам, объясняется распространение Устава Великой Церкви по церквам приходским, городским и даже сельским46. Вообще принятие этого Устава в других церквах не было никогда делом обязательным, хотя попытки подобного рода со стороны единичных личностей и существовали47, а потому на ряду с этим Уставом продолжали существовать Уставы местные – ктиторские48.

Появление уставов иерусалимского и студийского в практике византийской Церкви вытеснило многие порядки и обычая Великой Церкви, при чем некоторые из этих обрядов вошли прямо целиком в уставы эти и главным образом в Устав Феодора Студита. Симеон Солунский, сообшивший весьма немало сведений о первоначальном Уставе Великой Церкви, указывает причину упадка литургического значения этого Устава между прочим в стесненных политических обстоятельствах Византии, которые наступили в XIII столетии со времени нашествия крестоносцев. Частным же образом эти обычаи продолжали еще держаться в Солуни и во время Симеона Солунскаго и не прекращались даже совершенно после взятия Константинополя турками 1453 года. Хранительницею этих преданий была патриаршая константинопольская церковь, хотя обычаи и порядки этой церкви в это время не отличались уже ни тем блеском, ни той торжественностью, какие мы видели в храме св. Софии. Тяжкие времена для греческой Церкви заставили от многого отказаться из прежней своей практики и ютиться исключительно в стенах своих полутёмных базилик. Предания и обычаи древнейшего времени держались отчасти в практике, отчасти перешли в патрхарший евхологий, а отчасти, наконец, в рукописные записи, существование которых едва ли может подлежать какому-нибудь сомнению. Что касается приходских церквей провинции, то там был принять печатный венецианский Типикон, вышедший в свет в 1545 году, конечно, с соблюдением прежних богослужебных порядков. Однако венецианский Типикон не мог удовлетворить приходское духовенство, так как он имел в виду главным образом монастырскую практику. Стесненное положение греческой Церкви среди иноверного мусульманского царства, мирские хлопоты и заботы не дают возможности выполнить с точностью все предписания печатного Типикона и лишь напрасно отягощают приходское духовенство, которое всячески старалось освободиться от Типикона, приходскими церквами трудно выполнимого. Этого оно и достигло лишь только наступили для греческой Церкви несколько благоприятные времена. В 1838 году, с благословения приснопамятного патриарха константинопольского Григория VI, в Константинополе вышел в свет под редакцией Константина, протопсалта Великой Церкви первым изданием Τυπιχόν έχχλησιαστιχόν παρά τό ύφος τήςίτοΰ Χρίστοῦ μεγάλης έχχλησίας49. Этот Типикон прямо назначался издателем для пользы и для однообразия повсюду в православных церквах особенно же приходских 50. Но этого еще мало. Устав Великой Церкви этого издания открывает свои страницы для свободного наполнения новыми службами и новыми чинопоследованиями в честь новых святых и даже предполагает возможность появления новых типиконов сообразно с потребностями своего времени. «И понеже не оскудеют никогда Христу волки и избраннии угодницы, говорит тот же Типикон, никогда же убо престанет наращающи и умножающися словесная и церковная утварь, елико наращает и новое церковное мученикословие и христиан еже ко святым благоговение и благодарение соблюдается цветуще и не умаляемое. От приложения же новых последований никакоже повреждается общий сей Устав и правило уставленнаго апостоло-преданнаго последования» 51 .

Состав Типикона Великой Церкви в издании 1838 года таков: вводная часть, состоящая из порядка воскресной службы, замечаний относительно пений тропарей на раздроблении хлебов, относительно литургии св. Иоанна Златоуста, Василия Великого и преждеосвященных даров, о неприличии в пении (75 правило 6 Вселенского собора), о недозволении читать в церквах посторонним (15 прав. Лаод. соб.) и о молчании во время богослужения (из иерусал. Типик.); первая часть, излагающая порядок некоторых служб по Синаксарю; вторая часть, содержащая подробные указания для служб по Триодям Постной и Цветной; третья и последняя часть содержит в себе разные литургические замечания, как напр. о празднике Сретения, если он придется в понедельник первой недели поста, о празднике св. Константина, если он приходится в субботу Пятидесятницы, о праздниках, в которые патриарх становится на трон, объяснения некоторых церковных песнопений и κατάλογος τῶν φιλογένων συνδρομήτων.

В следующих изданиях Типикона, бывших в 1851, 1868, 1884 и 1885 годах перемен в составе Типикона мы замечаем немного. Меняются обыкновенно главным образом предисловие и статьи в конце Устава. Так напр., в изданиях 1868 и 1884 годов мы видим в последней части чин освящения храмов, чин возведения в патриаршество в первый и во второй раз, чин избрания патриарха, чин поставления правителя, о звоне в Господские праздники, правила относительно брака и чин последования об умерших. В издании 1885 года в Афинах к этим статьям прибавлены еще указания на службы в дни царские и народные празднества и изложен порядок их. Что касается Месяцеслова, то он не отличается тою полнотною, какая присуща Месяцеслову других типиконов – студийскому, иеруеалимскому или даже святогорскому. Здесь помещены службы Господских и Богородичных праздников и только более или менее известных и чтимых святых. Поэтому в первом издании Типикона количество служб синаксарных не превосходить 73, а в последующих изданиях его до издания 1885 г. это количество колеблется между 92 и 94 службами.

Типикон, изданный Константином протопсалтом в 1838 г., был переведён на славянский язык и принят для практического употребления в болгарской Церкви. Перевод этот сделан был с издания Типикона Великой Церкви 1851 года и получил также заглавие „Типикон церковный по чину Христовы Великия Церкви, собран убо от Константина протопсалта Великия Христовы Церкве, переведен же с греческого от второго его издания и приспособлен елико возможно бе, к славянским церковным книгам Неофитом, иеромонахом Рыльским, учителем славянского языка в богословском же в острове Халки училища Великия Христовы Церкве, и ныне второ издан Георгием К. протопсалтовичем, в Константинополи, в патраршей типографии 1860 года“. Когда было сделано первое издание славянского Типикона Великой Церкви мы не знаем, так как первое его издание нам не известно, а посему и не можем сказать, в каком отношении это издание стоит к своему прототипу. Что же касается второго издания 1860 года, то, имея его под руками, мы смело можем утверждать, что этот Типикон был переводом греческого оригинала с небольшими лишь изменениями применительно к славянским Минеям. Сам издатель о своем труде в этом отношении дает самую верную и точную характеристику в обращении к читателю. «Известно буди, читателю, говорит иеромонах Неофит, яко стихири, тропари, кондаки, седальны, ексапостиларии, канони и прочая некая в славянских Минеях не везде согласуют с сущими в греческих, того ради веждь яко Типик сей определяет по большей части по греческим, ты же аще хощеши последовати чину Великия Церкве придержися к славянских руководствуем от здешних определений: сей бо Типик определяет все тако, якоже в здешнее время бывает в Велицей Церкви. Многа же и приведошася зде от греческих Миней к большему согласию правила церковного. При иных убо несогласиях, зримых в Минеях, даже и в гласех никогда несогласуются“52. Указав несколько примеров подобных несогласий Миней славянских с греческими переводчик в другом месте заключает: „Сиe (т. е. разногласие) не причиняет ни какого вреда правилу церковному, зане вся суть свята, изрядна и благочинна и та и другая: ты же, читателю отнюдь не согрешиши, аще сия или оная петь будеши“53. Славянский переводчик между прочим включил в Синаксарь под 11 июля память великой княгини Ольги, хотя не изложил для этой памяти службы.

Ниже мы будем подробно излагать по этому Уставу особенности служб на тот или иной праздник или на ту или иную память святого, теперь же для краткой характеристики этого Устава познакомимся с главными его особенностями. На первом месте нужно поставить отсутствие указаний в Типиконе Великой Церкви малой вечерни и всенощного бдения54. Праздничная служба, а равно и служба воскресных дней обыкновенно начинается великой вечерней, которая служится с вечера. На „Господи воззвах “положено стихир 6 для праздничных дней и в дни памяти святых, а для воскресных служб 10 стихир. Утреня начинается полунощницей. Лития с благословением хлебов совершается утром. Евангелие читается после 8 песни канона. Окончания утрени не бывает, но после великого славословия, во время пения которого совершается проскомидия, непосредственно следует литургия. На литургии в праздничные дни и в дни чтимых святых положены особые антифоны. Немало особенностей в службах по Синаксарю и Триодям Постной и Цветной, но о них речь впереди. Здесь только заметим, что службы двунадесятых праздников, чтимых святых, а особенно службы седмиц Страстной и Пасхальной обставлены необыкновенною церемониальностью и торжественностью, благодаря тому, что в этих службах принимает участие сам патриарх вместе с своими оффициалами.

Таким образом и на основании этих данных можно заключать, что настоящей современный нам Типикон Великой Церкви, если не имеет прямой и непосредственной связи с древнейшим Типиконом того же имели, то вне всякого сомнения создался на его основе. За это говорят нам те сходные черты современного Типикона Великой Церкви с древнейшим. какие мы отметили выше. Не подлежит также ни малейшему сомнению и то, что в современный Типикон Великой Церкви вошло немало особенностей и из Устава иерусалимского Саввы Освященного, который в одно время, как мы знаем вытеснил даже всеместные Уставы греческой Церкви и сделался регулятором богослужебной ее практики. Доказательства для сего на лицо. Помимо черт сходных с Типиконом иерусалимским (пение стихир на „Господи воззвах “на 10, совершение литий с преломлением хлебов и др.), в современном Типиконе находятся прямые извлечения из иерусалимского Устава55 и ссылки на древнейшие уставы56, под которыми несомненно разумеется Устав Саввы Освященного. Все это вполне естественно в виду пережитых Великою греческой Церковью исторических перемен. В силу своего тяжелого положения среди мусульман греческая Церковь до последнего времени должна была многое оставить из своей обрядности: торжественность и церемониальность, присущая ее древнейшей практики, изменить на простоту и поспешность, роскошь и великолепие на бедность и нищету во вне, благодаря материальным недостатками. Это с одной стороны. С другой внутренняя жизнь Церкви требовала сообразно с временем тех или иных изменений и перемен в богослужебном строе и представители Церкви, „увидевше разногласие и смущение, случающееся во всех, яже во градах церквах... и к престатию мнимого стропотства, наипаче же в простого народа слусех, по глубине духовная неразумеющего“57 определяли „преложения“ и изменения сообразно с этими потребностями. Поэтому в нынешнем Типике весьма много находим хотя и авторитетных, но частных мнений, высказанных патриархами по тому или иному случаю из области богослужебной практики. Более всего встречаем решения патриархов, Констанция I-го, Византия, Григория VI и др. Отсюда-то нынешний Типикон для современного греческого духовенства получает особенный интерес и значение. Это не просто Типикон, в котором лица заинтересованные найдут указание на тот или иной случай богослужебной практики, объяснения почему так, а не иначе совершается в тот или иной день года церковная служба и кому принадлежите это мнение, но и практическое руководство, по которому пастыри греческой Церкви легко могут изучать и церковно-богослужебные порядки или Устав церковный и знакомиться прямо и непосредственно с распоряжениями относительно этого высшей церковной власти.

* * *

1

Τυπικὀν ркп. М. Синод, библ. № 456, л. 142 об.; ркп. Ватопед. Афонск. библ. № 323.

2

Пандект. слово 29. Ркп. Церк.-археол. муз. при Киев. дух. Акад. № 179, л. 795 об.

3

Так напр., относительно службы Благовещения в постные дни п в первые дни Пасхи типиконы замечают, что последования на этот праздник изложены между прочим и на основании Типика Великой Церкви (τῷ Τοπκιῷ τῆς μεγάλης ἐκκλησίας ἀκολουθίσαντες). Ркп. XIII в. лавры Афан. Афон. (Ганис.) и многие другие рукописи этого времени.

4

В Уставе патриарха Алексея о певцах на Воздвижение креста замечается: „старейшина над обоими сторонами и с теми от певцов, которые добрейшие горла имеют перед святыми дверьми на среде лик ставшее поют тропарь, которые в Великой Церкви обычаем поётся как „Днесь пророческое"(«№ 330 ркп. М. Синод, библ. л. 262 об.). Обряд воздвижения делается „по Уставу Великия Церкви"л. 263. Но Уставу Великой Церкви предпразднство Воздвижения начинается с 10 сентября л. 78. Чтение Евангелия на Пасху с Благовещением совершалось „по образу сноксаря Великия Церкви«л. 161. «Разделение службы Благовещения, бывающая в дни поста и в Великую неделю обычаю Великия Церкви в следующем установили» л. 162. Пение в Великую субботу стихиры «Преблагословенна еси Богородице Дево» было по обычаю «якоже и Великая Церковь поет» л. 34. Несколько выдержек из Устава № 330, указывающих на практику Устава Великой Церкви сделано г. Мансветовым в его книге „Церковный Устав."стр. 231 прим. 1 и 2.

5

Σύνταγμα κανόνων... Πότλη και Ράλλη IV, 448–449.

6

Описание рукописного Апостола XI-XII в. А. Н. Муравьева, хранящегося ныне в библиотеке М. дух. Акад., сделано проф. Мансветовым в книге „Церковный Устав.» стр. 242–249.

7

Описание рукописных греческих Евангелий и Апостола, принадлежавших когда-то Таврической духовной Семинарии, а ныне хранящихся в Церковно-археологическом музей при Киевской духовной Академии, сделано г. Ивановым в Известном Императорском Спб. археологическом. обществе. т. I (нов. сер.) и в отдельных брошюрах.

8

Первое прибавление к Описанию ркп. и кат. книг церковн. печати библ. А. И. Хлудова М. 1875 г. стр. 13.

9

Упоминаемый в настоящем списке Устава „боголюбивый архиепископ новгородский Климент“ († 1299) был поставлен в епископа в Киеве, после смерти в 1274 году новгородского владыки Долмата. Он принимал участие в усмирены мятежей новгородцев против князя Дмитрия в 1281 году и против посадника новгородского Симеона Михайловича в 1287 году, и не безуспешно, а также в неоднократном построении церквей. Его стяжанием была написана и положена в церкви св. Софт «на почитанье священником и на послушание крестьянам и себе на спасение души» Кормчая, ныне хранящаяся под № 132 в М. Синод. библ. Настоящий Устав был списан им, очевидно, для новгородского Софийского собора, чтобы клир его мог руководствоваться им, при совершены архиерейской службы.

10

О должностных лицах патриаршего византийского двора, с указанием их обязанностей, говорится в письме Мелетия ко всем вообще православным русским польской державы от 22 июля 1597 года, напечатанном в книге проф. Киев. дух. Акад. И. И. Малышевского „Александрийск. патр. Мелетий Пигас и его участие в делах русск. Церк."т. II Киев. 1872 г., стр. 55–57. В упомянутом письме патр. Мелетия эти названия должностных лиц переводятся на русский язык. „Первый остиарий, держай двери к рукоположению». „Второй остиарий держай монованвило».

11

Нечто в роде подсвечника с одною свечою.

12

Доместик первого и второго лика.

13

Народа собиратель.

14

Это были шесть первых диаконов Великой Церкви, а именно: великий эконом, великий сакелларий, великий скевифилакс, хартофилакс,сакелларий и протекдик. Ενχоλоу. Goar. pag. 240 not. 54.

15

К особенностям утренней службы по Уставу Великой Церкви нужно, между прочем, отнести обычай в двунадесятые праздники читать по одной кафизме (А. Попов, нерв, прибавл. к Описан. ркп. библ. А. И. Хлудова стр. 15, 17; Горск, и Невостр. Опис. ркп. М. Синод, библ. отд. III,ч. I, стр. 273; Toscani ad typic. graecor. Rom. 1864 an. pag. 48,60, 68), которая по своему содержанию была близка к празднуемому событию.

16

Обычай этот имел место и в практике древнерусской Церкви. По поводу этого сидения митрополит Иоанн II (1080–1089) в своих канонических ответах даёт такое разъяснение: „иже в пении „Воскресни Господи“ и „Всякое дыхание“ , „Аллилуйя“ и прокимен вечерний церковных иереем и архиереем седати бельцем или простьцем никакоже аще князь или царь будет“ . Русск. Истор. библ. т. VI,1880 г., стр. 5.

17

Констрисие над копием, и еже изменять ризы святительские. Нечто в роде нашего ризничего.

18

Иеромнимон, еже взирати молитвы на заде архиерея, держа столец и песнь поа рукоположения, иже над колены повешаай над коленьми образ святителя. Это должностное лицо во многом напоминает нам нашего архиерейского чиновника.

19

Сосуды для благовонных ароматов, употребляемых при пaтpиapшем служении.

20

Свиток пергаменный или бомбицинный, намотанный на скалку и содержаний в себе литургические молитвы, писанные с начала свитка до конца его и обратно.

21

И иже на священных подеах. Лицо, напоминающее собою нынешнего посошника, обязанного подстилать орлецы, при архиерейских выходах из алтаря. Это лицо состояло последним в числе девятой пятерицы.

22

Книгохранитель, который держит церковные книжные оправдания, судья всех прав церковных, имеющий брачевные вины, но и в прочих причётников винах отмститель, яко десна святителева рука.

23

Это вставочное слово в нотные богослужебные греческие книги, когда-то обозначавшие характер самого пения, в настоящее время утратило свое первоначальное значение и поется на ряду с текстом „Святый Боже“ , как бы его неотъемлемая принадлежность (Разумов, церк. пен. в России вып. I, М. 1867 г., стр. 109).

24

На эту обязанность иподиаконов указывает между прочим и Вальсамон в Толковании на 22 правило Лаодикийского собора (Прибавл. к Чтен. Общ. любит, духовн. просв. 1878 г. кн. 3, стр. 1134).

25

По обычаю Великой Церкви иногда Агнец для литургии вынимал диакон (Мансв. Митроп. Киприан. в его литугр. деяятельн. М. 1882 г., стр. 139).

26

Канонич. сборн. ркп. афон. Андреев. русск. скита XV века, л. 322–326.

27

Литии эти в Великой Церкви совершались по особенному обряду, который потом вошёл в общий Устав и составил „Чин бываемый в литию хотящие Великия Церкви исходите“ (Опис. ркп. М. Синод, библ. отд. III, ч. I, стр. 129).

28

Εναγγελ. ркп. Церк.-археол. муз. при Киев. дух. Акад. № 502, л. 222 об., 223 об., 224.

29

Греческий текст этого замечания можно видеть в Апостоле рукоп. Церк.-арх. муз. , но с прибавлением. „Это последование бывает в Великой Церкви, во внешних же церквах говорятся антифоны по обычаю, а на третьем антифоне говорится вышеописанный тропарь „Спаси Господи“ , слава и ныне, кондак „Вознесыйся на крест“ . Вместо трисвятого „Кресту Твоему“ .

30

Первое прибавл. к опис. ркп. бябл. А. И. Хлудов,стр. 16, 17.

31

Мансвет. Церковн. Устав, стр. 239; Иванов, греческ. ркп. Апостол,принадлеж. ц. в г. Керчи стр. 9.

32

Иванов, греческ. ркп. Апост. стр. 10.

33

Τνπικ. ркп. М. Синод, библ. № 381, л. 199; № 484, л. 138; Тάκτικ. рки. той же библ. № 279, л. 202 об., 168, 180; Устав, ркп. Солов. библ. № 1128, л. 132 об., 133; ркп. св. казанск. Варсонофия л. 263; ркп. Типограф, библ. № 288, л. 166 об., 167; № 289, л. 200 об.,201; ркп. М. Синод, библ. № 331, л. 131 об.; № 337, л. 189 об.; Пзв. Имп. археол. общ. 1863 г., т. VI, стр. 141.

34

Мансвет. стр. 240; Иванов, стр. 11

35

Мансвет. стр. 235.

36

Указание на это находим во всех рукописных типиконах греческих и славянских.

37

Мансвет. стр. 238.

38

Mign. Curs. Complet. t. 155 pag. 905.

39

Мансвет. стр. 236.

40

Ibid. Стр. 244; Иванов, стр. 5.

41

Требн. ркп. М. Синод, библ. № 310, л. 84 – 92; слич. Иванов, греческ. ркп. Апост. стр.6.

42

Мансвет. стр. 244 – 246; Иванов, стр. 6.

43

Устав. X II в. ркп. Тнпогр. библ. № 285, л. 9.

44

Сборн. апост. и еванг. чтен., болгар, ркп. афонск. русск. Пант. моп. л. 52.

45

Mign. Patrol. Curs. Complet, t. 155 pag

46

"Eτερον δε έoτι (Toπιχον) τὸ τῆς μεγάλης èχχληιασς δπερ δή και πάσαι ιχου èχχλησιαι. Mign. t. 155 pag. 908.

47

Пример в этом случае можно видеть в ответе Вальсамона патр. александрийскому Марку. „Все Церкви Б о ж i и, говорит Вальсамон, должны следовать обычаю нового Рима или Константинополя “ (Εύνταγμα χανόνων IV, 448).

48

„И сия (т. е. особенности в вечерне и Сыропустной недели) сущих ради во градах, говорится в современном греческом Уставе Великой Церкви, а иже суть в монастырях да последуют древним ктиторов их уставом (Типиком) “. Типик. Велик.Церк. I860 г., стр. 132.

49

Τυπιχ. edit. Constantinop. 1838 an. praefac. Τοἴς έντευξομένοις

50

προς ωφέλειαν χαί ὸμοφωνίαν τῶν απανταχοῦ ο’ρθοδόξων έχχλησιών, μάλιστα δε τῶν χατά πόλεις χαί χώμας εύρισχομένων), так как в силу издания новых Миней, в которых помещались между прочим и отрывки из Типикона, весьма часто содержания в себе новые чиноноследования, неизвестные в других церквях, в богослужении греческой Церкви замечалось столь великое разнообразие, что на один и тот же праздник совершались различные обычаи и обряды, и притом не только в разных местностях и городах, но и в одном и том же городе в различных лишь церквях. Это разнообразие еще более зависело от того, что ощущался большой недостаток ,,в опытных в уставе предстоятелях, екклисиархах, кононархах и уставщиках“, как объясняет предисловие Типикона 1868 года. Однако, устанавливая однообразие изданием настоящего Типикона, Великая Церковь вовсе не претендовала на то, чтобы этот Устав ее был принять повсюду, всеми церквами. Напротив, она оставляла простор уставам до сего времени господствовавшим, уставам местным и ктиторским, и по этому поводу высказала даже свое чрезвычайно интересное замечание в предисловие к изданию Устава 1851 года. „Но убо общему правилу и уставу пребывающу томужде и неизменну, говорит предисловие болгарского Типикона 1860 года, переведенное с греческого издания Типикона 1851 года, позволено есть обаче святейшим церквей председателем, имже духовное о них вверено есть строение, чинорасполагати в знати священный Устав по потребам времен и мест и по обстоятельствам в церкви на молитву собравшихся людей, определяющим места и часы, ей убо и продолжение или сокращение (никогда же обаче усечение или их оставление) священных обрядов взирающим ко управлению, еже под ними христоименитого исполнения: в иных бо обстоятельствах имут совершати молитву сущии в мире и отраде и благосостоянии, в иных сущии в весех и градех, а в иныхъ сущии в пустынях и в путешествиях и в войне, в иных в священных обителях живущии, а в иных иже в отшельничестве и молчалничестве ангельски подвизающиеся: кроме же сих суть по местом особнии праздницы поместных святых, особную изыскующия светлость, в том множае, нежели в оном граде, или обители: от сих убо мнози бы были устави (Типицы) существом убо и общим правилом тиижде, якоже речеся и неизменнии, тоюжде обложени простотою апостольския древности, кратка же и несущественна приназначающе изменения, соразмерно выше реченным обстоятельствам. Сице имеем Устав (Типик) иерусалимския церкве, иже и святаго Саввы глаголется и иныя иных святых церквей и честных монастырей святоименные же горы Афонские и божественныя горы Синайския: сицев же некий бы был и иже прежде десяти уже лет мною (т. е. Константином протопсалтом) сочиненный и от ветхих назначений (замечаний) оставленный Устав Христовы Великия Церкве и типом изданный при святейшем и славнейшем прежднем патриарсе константиноиольском Григории шестом“1

51

Ibid. стр. 4, прим. 1.

52

Типик. Велик. Церкви. Конст. 1860 г. стр. 9, прим. 1.

53

Ibid. стр. 233, прим. 1.

54

„В яже во градех убо о весех священных церквах бдению (всенощному) не бывающу, аще случится навечерие Благовещения в среду или пяток преждеосвященная литургия не бывает, но по 6 часе a6иe отпуст. В церквах же, яже во священных монастырях, различия ради высокого монашеского жития и заеже бывати бдению всенощному, бывает преждеосвященная литургия, уставом (Типиком) ктиторов из древних оных отцов непреложным пребывающим “(Типик. 1860 г. стр. 153,прим. 1).

55

Τυπιχ. edit. Const. 1884 аn. раq. 6.

56

Ibid. pag. 100, прим. pag. 118, прим. 2 в др.

57

Типик, изд. Конст. 1860 г. стр. 180, прим. 1.

Источник: Руководство для сельских пастырей. 1887 года, 8, 15 Февраля