dfhgdfhhrthrjtukyklktyjtyjrghfhfghfghfgh36706На 27 ноября, день празднования Знамения Пресвятой Богородицы в Новгороде Великом[1], иером. Пахомием Логофетом составлена была служба. Священник В. Яблонский[2] приводит многие рукописи с надписанием канонов именем иером. Пахомия. Преосвященный Филарет[3] указывает, вопреки Яблонскому, что каноны писаны были в 1460 г. В нашей Минее надписание сохраняет только один первый канон: «Творение священномонаха Пахомиа Логофета, егоже краегранесие: Даждь ми слово, Слове Божий, восхвалити Рождшую Тя». И этот акростих не выдержан: во фразе 40 знаков, а тропарей всего 24. Конечно, по приведенному нами методу словесного акростиха число букв не должно соответствовать количеству тропарей. Но здесь ни один, ни второй род краегранесий не соблюден. Здесь пред нами случай простого надписания вводного стиха, не обязательного к исполнению акростиха. Начала канонов, приведенных по рукописям у свящ. В. Яблонского, соответствуют нашим. Первый канон с надписанием имени и стиха полностью помещен в Супрасльском каноннике. По свящ. В. Яблонскому, некоторые рукописи отмечают: «стихиры и канон Пахомиевы».

Служба отличается всеми признаками великих праздников. Стихиры ее оригинальны, без заимствований, которых иером. Пахомию неоткуда было взять. Иеромонах Пахомий дает в службе по части Устава особые указания, как даны они еще в службе Покрову; в службах иконам Божией Матери Казанской, Владимирской и Смоленской этого нет.

Для «Господи, воззвах» малой вечерни иером. Пахомий берет Богородичен подобен «Небесных чинов» и для стиховны — «Доме Евфрафов». Стихира 3 на стиховне [великой вечерни], повторяющая «[Славу, и] ныне» на стиховне малой вечерни, приводит рассказ Лаврентьевской и Ипат[ьев]ской ([последняя] под 1173 г.) летописей о нападении суздальцев на Новгород и о плаче иконы Богоматери[4]. Иеромонах Пахомий не щадит похвал Великому Новгороду, граду Богородицы, призывает «православнии собери» [вел. веч.: Слава: на Е В.], «лицы» [сед. по 1 стихосл.] и народы к торжеству. К свойству языка иером. Пахомия относится злоупотребление определительными прилагательными, постоянно составляемыми из ряда слов: «суемудренных многочисленное воинство» [кан. 2, п. 1, тр. 4]; «Свещник многосветлый» [сед. по п. 3]; «многобогатный дар» [кан. 2, п. 4, тр. 2]; «одр всезлатый» [Владимирской иконе, 26 августа, стихира 1 на Е В.] и т. п. Многие фразы построены не совсем удачно[5]: определительные предложения ставятся далеко от определяемого слова, как например: «Честнаго образа Твоего Знамение празднующе людие Твои, Богородительнице, имже дивную победу на сопротивныя граду Твоему даровала еси. Темже Тебе верою взываем: радуйся, Дево, христиан похвало» (кондак), или: «Девства Твоего знамения невредимо сохранив Слово Божие из Тебе прошед, сохрани град Твой <невредимь>, Дево всепетая» (кан. 2, п. 9, тр. 4). Весьма запутанно и неудачно синтаксически построена стихира 1 на хвалитех: «Непокорством разума и гордостию разжегшеся, ненаказаннии на стадо Твое, Пречистая, еже искоренити град, в немже пречестный Твой образ водворяется. Но убо показала еси, яко<же> иногда Сын Твой евреем, достойно в пустыни телесы падшим». Для первого канона иером. Пахомий по сербской манере берет ирмосы канона Великой Субботы [пп. 1, 6-8] и Четвертка [пп. 5,9]. Эта манера у нас не привилась.

Эти первые новгородские службы являются слабым отражением того, что можно назвать полным расцветом Пахомиева творчества, в сильнейшей степени отпечатавшегося как в собственных позднейших творениях иером. Пахомия, так и во всех почти творениях русских творцов служб. Этот образец есть служба прп. Сергию Радонежскому на 25 сентября. Служба эта весьма показательна в смысле определения влияний на самого иером. Пахомия: в ней проявляются источники его вдохновений, образцы, по которым он сам учился, чтобы стать учителем и наставником нашей отечественной литургической письменности, заполоненной им.

Спасский Ф. Г. Русское литургическое творчество.


[1] Булгаков. Настольная книга [I]. С. [477—]478 и примеч. 1: в честь избавления Новгорода от врагов 25 февраля 1170 г. На 27 ноября перенесено [установление праздника] по дню ангела (св. Иакова) тогдашнего новгородского посадника Якуна; Голубинский. История, 1(2). С. 407: пока дело составляет вопрос: Новгородская летопись называет архиерея Иоанном, в то время как имя это принял только перед смертью, в действительности же именовался Илиею; по списку свящ. С. Булгакова (Настольная книга [I]. С. 1406), свт. Иоанн: 1165-1186 гг.; Голубинский. История, 1(2). С. 408 [С. 407]: праздник в Месяцеслове [2-й пол.] XIII в.; Леонид. Рукописи Уварова. [№] 794[. С. 125]: Минея служебная XIV в.: 27 ноября, мч. Иакова Персянина. «<Над строками> киноварью написано: “в сей день празднуем Знамение Пресвятыя <владычицы нашея Богородица Марии>, а тропарь в конце книги сиа от дьски и кондак же”». Книга после того была переплетена вновь [в источнике: «В рукописи вновь переплетенной оных нет», т. е. тропаря и кондака]. Возможно, что иером. Пахомий воспользовался бывшими до него творениями.
[2] Пахомий Серб. С. 151—154
[3] Жития святых, XI. 27 ноября.
[4] Голубинский. История, 1(2). С. [407, примеч. 2; С.] 417; Соболев. Спутник но Новгороду: храм Знамения (собор) «построен в 1355 г.» (с. 5 [с. 59]). Почти век не было полной службы для прославления Знамения.
[5] Первые службы иером. Пахомия должны были отражать его недостаточное знакомство с языком, употреблявшимся в Русской Церкви при богослужении.